Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 632 сообщений
Cообщения с меткой

игорь губерман - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Oleska2112

Утренние размышления... :-)))

Вторник, 16 Августа 2016 г. 06:30 (ссылка)














































































































Утренние размышления ... :-)))



 



1а2а (604x374, 127Kb)

























 








































 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
anna2081

Ещё «гарики» Игоря Губермана

Воскресенье, 14 Августа 2016 г. 09:00 (ссылка)

Это цитата сообщения Ada_Peters Оригинальное сообщение

Ещё «гарики» Игоря Губермана




Ещё «гарики» Игоря Губермана



Оцифрована, околдована,
C интернетом навеки повенчана,
Я сижу к монитору прикована,
А ведь вроде бы взрослая женщина...

То весёлая, то печальная,
В сеть с четвёртого раза зашедшая,
Я не то, чтоб совсем ненормальная,
Но немного уже... сумасшедшая...

67452484_1291498484_42671d66dcc0 (255x42, 1Kb)

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lipa_fv

ГАРИКИ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА...

Среда, 27 Июля 2016 г. 15:42 (ссылка)


Игорь Губерман...Бузетер, охальник, хулиган...Но безусловно, поэт, безусловно гений...





1 (700x393, 245Kb)



2 (700x700, 314Kb)



3 (700x437, 253Kb)



4 (699x390, 211Kb)

77 (216x52, 16Kb)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
angreal

Хлёсткие «Гарики» Игоря Губермана

Вторник, 26 Июля 2016 г. 23:49 (ссылка)



garik-river



Игорь Миронович Губерман, русско-израильский поэт, прославился благодаря своим афористичными и сатирическим четверостишиям, прозванных «гариками», хотя строк может быть также 2 и 6. В них он точно и метко подмечает все реалии жизни, со всеми её взлётами и падениями, радостями и горестями. Иногда он высказывается немного резко, но лишь потому, что это такая же неотъемлемая часть нашей жизни.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
komrik

ИГОРЬ ГУБЕРМАН: "МЫСЛИ ВРАСПЛОХ"

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 07:34 (ссылка)


Наша жизнь — трагедия, это знает каждый, поскольку каждому известен финал этой пьесы. Но что она еще и комедия, понимает не любой из её участников. Мне повезло: я ощущаю оба эти жанра.



***



Дед мой по матери был купцом первой гильдии — торговал то ли зерном, то ли лесом, жил в Царицыне, но в одночасье был изгнан из города и разорился. Есть две истории на этот счет. Первая о том, что он за слово «жид» ударил по лицу какого-то важного городского чиновника. А вторая, что дед, жуткий бабник, дружил с губернатором и одновременно ухлестывал за его женой, причем не без успеха. Разорившись, дед продолжал жить очень весело.



***



О своих корнях, как абсолютное большинство советских людей, я знаю крайне мало — тогда не принято было интересоваться генеалогией. Мы жили как Иваны, не помнящие родства. Хотя это сочетание — Иван, не помнящий деда Абрама — довольно странное.



guberman3.jpg



***



Папа — инженер-экономист, на всю жизнь испуганный 37-м годом, очень боялся моих гуманитарных замашек, поэтому настоял, чтобы я получил полезную профессию и стал инженером. Мама окончила консерваторию и юридический. Она всю жизнь посвятила семье и, кажется мне, прожила не свою судьбу.



***



В каждой семье должен быть один приличный и умный человек. У нас это мой старший брат Давид. Он внесен в Книгу рекордов Гиннеса за то, что пробурил самую глубокую в мире скважину на Кольском полуострове. Он отдал этому делу 35 лет жизни и все здоровье. Если к этому добавить, что все это делалось на советском оборудовании, то он совершил подлинный геологический подвиг.



***



Меня, тихого мальчика из интеллигентной еврейской семьи, все мое детство и юность часто и крепко били сверстники. И я этим людям очень признателен — благодаря этому я вырос здоровым мужиком и знаю, что побои — это не страшно. Потом, когда сел в тюрьму, когда был в лагере и в ссылке, я совершенно спокойно относился к ситуации. Запаха страха, который точно существует, от меня никогда не исходило.



***



Из стандартных вопросов, которые мне задают журналисты: почему я пишу слово «говно» через «а». Это мой вклад в русский язык.





Бабушка мне часто повторяла: «Гаринька, каждое твое слово — лишнее».





***



Приятно приплести к своей биографии звучное имя. Так, Петр Рутенберг, один из основателей государства Израиль, а до этого эсер-боевик, был моим двоюродным дедушкой. Именно он организовал исторический разговор с попом Гапоном, которого потом повесили рабочие и о котором написано в каждом учебнике по истории. Говорят, он любил повторять: только не забывайте мое прошлое. В его устах это звучало угрожающе.



***



Все мое сознательное детство пришлось на послевоенные годы. Это было чрезвычайно голодное время. Я до сих пор помню 4 тарелочки, на которых лежали 4 маленькие порции хлеба — ежедневный паек.



***



Молодость должна быть бурной. Если это не так, человека просто жаль.



***



В отношении женщин в юности я был практически всеяден. Это отчетливо видно по стишкам. Главным критерием красоты являлась худоба, а идеалом — Фанера Милосская. В те годы я напоминал себе бычка, который вырвался на свободу из загона. Мне как-то написали записку: «Игорь Миронович, у вас действительно было много женщин или это только на бумаге?» Могу сказать, это еще и воображение.



***



Первые любови у меня были все несчастные. В девятом классе влюбился в девочку с красивым именем Стэлла. А она отдала предпочтение студенту педагогического института. Как я его ненавидел! Потом я полюбил однокурсницу. Но на ней женился мой товарищ. Я страдал. Но прошло пять лет, и я понял — какое это счастье, что на ней женился он, а не я! У нас, старичков, очень плохо с памятью. Особенно когда мы не хотим вспоминать.



***



Когда я переживал личную трагедию, становился невыносим: жаловался друзьям, курил одну сигарету за другой, крепко выпивал, писал стишки. Эти способы помогают и сейчас. Когда же проверенные способы не действуют, просто терплю, как ежик, на которого наступил слон.



***



С Татой нас познакомила общая приятельница, и очень быстро все сложилось просто замечательно. Поэтому у нас между де-факто, когда это произошло, и де-юре, когда мы расписались, промежуток всего год. Жена замечательно говорит: де-факто — это твой праздник, а де-юре — мой.



guberman2.jpg



***



Всегда полагал, что женитьба — это чудовищное ограничение свободы. И не ошибся. Но мы все когда-то лезем в добровольное рабство. Когда желание сильно, мужчина слепнет.



***



Я нашел причину удачного брака: год рождения моей жены это размер моей обуви, а год рождения мой — это размер обуви Тани. 43 и 36.



***



На собственную свадьбу я опоздал на 40 минут — за три дня до этого события был в командировке, где у меня украли паспорт. Я решил попросить помощи у начальника отделения милиции, объяснил ему, в чем дело, и получил совет подарить паспортистке коробку конфет, и она сделает все, что нужно. Видимо, коробка была гораздо меньше, чем ожидания дамы, и она выразила свое недовольство вот каким образом — имя мое, фамилия и все сведения были написаны очень маленькими буковками, зато слово «еврей» — очень крупно. Паспорт этот много лет был предметом моей гордости.





Детей я не воспитывал. Я просто приходил и честно забирал их из роддома. Всем остальным занималась жена.





***



Малышка Танька была окружена невероятной любовью. Гуляла она в картонном ящике из-под радиоприемника, который мы выставляли на подоконник первого этажа. Однажды старушка-стоматолог, которая очень любила нашу семью, не выдержала и решила вмешаться: «Как же вы не боитесь так класть Таню, её ведь могут украсть!» Я её успокоил: «Вера Абрамовна, лишь бы вторую не подложили!» Старушка перестала со мной здороваться.



***



В Москве жил замечательный человек — Леонид Ефимович Пинский, он был литературовед, филолог, читал лекции в московском университете. В каком-то смысле он был моим Державиным. Однажды он увидел подборку моих стихов, стал их хвалить. Длилось это блаженство минуты 2–3. Я потерял бдительность, расслабился и решил поделиться радостью: «Леонид Ефимович, а у меня еще вчера сын родился». Он положил стишки, обнял меня и сказал: «Вот это настоящее бессмертие, а не то г...о, которое вы пишете».



***



О наших детей вдребезги разбивались самые различные педагогические приемы — Таня и Эмиль очень быстро отучили меня давать им советы.





Я не боюсь абсолютно ничего и никого, кроме слез моей жены.





***



Однажды жена поручила мне следить из окна за гуляющей во дворе Танькой, а сама пошла в музей на работу. Позвонив, она уточнила, как там дочь. Я заверил ее, что каждую минуту выглядываю в окно — Танька играет в песочнице в своем красном пальтишке. Жена воскликнула в ужасе: «Таня свое красное пальтишко износила уже год назад, она гуляет в голубом! Я срочно выезжаю!»



***



Мне повезло, что я набрел на идею четверостиший. До этого я писал длинные и печальные стихи. Однажды я их все утопил в помойном ведре, о чем не жалею.



***



Перед арестом я вел себя как полный идиот, напрочь забывший все предосторожности. Я всей своей тогдашней жизнью был обречен на тюрьму.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

"В любой мелькающей эпохе, везде стуча о стену лбами, мы были фраеры и лохи, однако не были жлобами! "

Воскресенье, 25 Июля 2016 г. 02:09 (ссылка)




Игорь Губерман:



"Умное редко приходит в мою голову – спросите у жены". Интервью



 


Эксклюзив NEWSru Israel


 





Игорь Губерман, поэт, писатель и самый яркий голос русскоязычного Израиля, которому недавно исполнилось 80 лет, живет в Иерусалиме – в квартире, полной картин, книг, скульптур и подарков, под сенью "моржового члена", который он прославил в своих "гариках". Знаменитый член оказался похож на мотыгу неандертальца, а Губерман – на свои блестящие четверостишия, которые уже сегодня называют народным творчеством.



Прослушав и прочитав огромное количество данных вами интервью, я пришла в ужас, поняв, что спрашивать нечего. У вас, если верить этим текстам, абсолютно гармоничная картина мира – все принимаете, включая тюрьму и карцер, во всем видите смысл и пользу и ни на кого не в обиде. А есть что-то, чего вы не принимаете, и кто-то, кого не прощаете? И кстати: каким вы были в детстве – хулиганом, всезнайкой, маленьким Буддой?



Начну с конца – ни хулиганом, ни Буддой я не был, потому что меня в детстве очень сильно били. За то, что я еврей. Меня брат так научил, он кстати стал академиком, при слове "жид" я сразу лез драться, а был при этом худосочный. Я учился на отлично, рос в приличной семье, вел себя тихо, но что-то было во мне раздражающее. Обычная районная школа, не элитная, не рабочая – там учились самые разные люди, некоторые стали потом докторами наук, один авиастроитель. Нормальные, хорошие ребята. И вот они меня били. А потом, когда попал в лагерь, я уже знал, что это не страшно, и я им очень за это благодарен.



Чего я не приемлю, не могу вам так с налету сказать – сейчас пороюсь в памяти. Я просто не общаюсь с такими. Меня раздражает самодовольство, чрезмерные знания и слишком ярая приверженность какой-либо идеологии.





 



Даже сионистской?



О да, особенно сионистской! Эти посредники, которые торгуют еврейской идеей и Холокостом, это страшная штука… Поэтому да, профессиональные евреи мне очень мало симпатичны. Но перечислить всех, кого не люблю, трудно, я их не вижу – я мало с кем общаюсь, живу замкнуто. А вот смешит меня многое – идиотизм российской Госдумы, наши идиоты.



Еврейский дурак – самый страшный в мире. Он полон энергии, амбиций, эрудирован и выглядит как научный сотрудник. Вы их знаете на самом деле, вы с ними общаетесь, но имен называть не буду, потому что они почти все живы, а о мертвых тем более нельзя плохо говорить. Мне недавно рассказали замечательный анекдот, можете вставить. "Приходит к раввину еврей и спрашивает: ребе, а что такое утечка мозгов? И тот отвечает: в твоем случае это насморк".



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

Игорь Губерман Из «Книги странствий»

Суббота, 10 Июля 2016 г. 00:09 (ссылка)


 





 



Игорь Губерман



Из «Книги странствий»



Недавно мы с женой, гостей не созывая, тихо выпили за тридцать пять лет нашего супружества де-юре, помянув тем самым день, когда ходили в загс.



Так вот, за несколько дней до этого праздника я ездил в Киев, а когда в доме приятеля кончилась водка, вызвался сбегать, и в очереди этой у меня украли паспорт. Я вернулся без него, и что подумала об этом моя теща, она призналась много позже.



Поменять в те годы паспорт можно было месяца за два, а в загсе нам было назначено уже через три дня, и гости позваны. Я пошел к начальнику паспортного отдела нашей районной милиции и для начала разговора подарил ему свою книжку, где уже были написаны слова благодарности. Эффект превзошел все ожидания. Начальник лично отнес мое заявление паспортистке, клятвенно меня заверил, что через три дня утром (загс был днем) получу я новый паспорт, и спросил, не может ли он быть полезен чем-нибудь еще. Спасибо, нет, вы чистый благодетель, заверил я его, в ответ на что он доверительно спросил, не с умыслом ли я потерял паспорт, потому что в этом случае он с легкостью растянет мое дело на полгода. Нет, ответил я, и мы с ним посмеялись зрелым мужским смехом. Только принесите паспортистке коробку конфет, предупредил он меня прощаясь, она у меня баба с норовом, а все теперь зависит от нее.



Надо ли говорить, что в этот день я с самого утра уже торчал в милиции? Паспортистка с лицом тюремной надзирательницы (через пятнадцать лет я видел много таких лиц) сказала сухо, что еще не все подписано, как должное взяла коробку конфет, спокойно вытащив ее из газеты, куда я трусливо спрятал свою мелочную взятку, но пообещала к часу дня успеть. Ну, словом, опоздал я в загс всего минут на сорок, и жена мне это помнит до сих пор.



Но главное я обнаружил только в загсе: видимо, коробка показалась этой бабе несколько мала на фоне сделанного мне благодеяния, поэтому все пункты в паспорте были заполнены нормально маленькими буквами, а в графе о национальности слово «еврей» – огромными и прописными. Очень я любил тот паспорт и жалею об утрате до сих пор.



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

Игорь Губерман Из «Книги странствий» О ЕВРЕЯХ И ДРУГИХ АНОМАЛИЯХ -2

Суббота, 10 Июля 2016 г. 00:07 (ссылка)


В ОГОРОДЕ СЕЛЬДЕРЕЙ



Игорь Губерман



Из «Книги странствий»



 



Он, несомненно, умный человек, поскольку таковым не будучи, никак нельзя играть того шута и агрессивного придурка, какого он давно уже играет, с бесцеремонной оживленностью суясь во все дискуссии, проблемы и отверстия. Сейчас, по счастью, спала и затихла его бурная известность, а было время – в каждом зале города любого шли записки (штук по пять, по шесть) с одним вопросом – как я отношусь к Жириновскому и что я думаю о нем. Казалось бы, все очень просто: отношусь я к нему крайне плохо, а думаю и того хуже, потому что этот фюрер для бедных – натворить такого может, что Россия, ужаснувшись и опомнившись, немедля вспомнит о его еврействе. Но я, однако, иностранец, никаких советов я давать не вправе, а предупреждать и пророчествовать – вовсе глупо и бессмысленно. Я отделывался неким давним стишком, который по счастливой случайности подходил Жириновскому с полной определенностью:





Среди болотных пузырей,



надутых газами гниения,



всегда находится еврей –



венец болотного творения.



 



И зал смеялся неизменно, а я тоскливо думал всякий раз: откуда же берутся миллионы, что голосуют за этого опасного шута?



Так повторялось много раз, и тут судьба решила поиграть со мной – подсунула мне встречу с Жириновским. Будучи в Москве однажды, пришел я в Дом литераторов на обсуждение последней книги одной замечательной негромкой писательницы. Забавно, что и книжка та была – о фашизме. Говорилось и о его перспективах в России. Будучи курильщиком отъявленным и злостным, больше часа я не утерпел и вышел покурить в фойе. Купил себе десяток книг в ларьке у двери (это существенная для дальнейшего деталь), положил их на стоявший там же столик и блаженно закурил, наблюдая краем глаза за книгами, дабы коллеги их не сперли. Кто-то подошел поговорить, и я услышал, что в соседнем (большом) зале происходит встреча российских писателей с Жириновским. Я, разумеется, остался его ждать, и сигареты через две он появился. Три телохранителя в комиссарских кожанках плотно окружали его. А он – с его лицом и в местечковом картузе – смотрелся среди них, как пожилой еврей, арестованный за сокрытие ценностей. Я подошел к нему и вежливо представился. Сказал, что я живу в Израиле, что литератор и мне жаль, но нету с собой книжки, чтобы подарить ему (а про себя подумал: и была бы – я бы тебе хер ее подарил), и что хотел бы увезти с собой его автограф. Эту речь я вовсе не готовил, мне хотелось только поглазеть, и для чего я вдруг к нему поперся – сам не понимал я, и с немалым удивлением слушал, что мелю. И для чего автограф?



Жириновский наклонился к невысокому плотному человеку средних лет – по виду явно литератору и устроителю всей встречи, и тот быстро и жарко нашептал ему на ухо что-то хвалебное в мой адрес. Ибо с обаятельной улыбкой мне Владимир Вольфович сказал:



– Конечно. Давайте мне любую книгу, я вам с удовольствием распишусь.



Таким он выглядел приветливым, наивным, кротким и простым, что я, за книжкою метнувшись, ощутить успел свое коварство, вероломство и творимую подлянку. Ибо я через секунду возвратился с только что вышедшей тогда в Москве книжкой – «Дневники Геббельса». Я даже распахнуть ее успел: на Жириновского смотрел пустой белый лист, на котором как раз и ставят автографы. Глаза мои лучились чистотой и интересом к государственному мужу.



Но Жириновский посмотрел, какую книгу я принес, мне протянул ее обратно и сказал слова, от которых душа моя облилась блаженством, ибо я мгновенно себе представил, как сегодня же на пьянке буду их рассказывать друзьям, а мне не будут верить.



Он сказал:



– Вы знаете, я тут никак вам не могу поставить подпись, меня и так о нем все время спрашивают.



Я молча метнулся за другой книгой, это оказался Розанов, и Жириновский, повертев ее в руках и сомневаясь, поставил подпись. Книгу я привез домой. А вся история стала цветком в букете моих эстрадных баек. Ибо я рассказываю только правду, а она – намного ярче вымысла.



Да, милый Саша, мы такой народ – даже способное отребье крупной масти мы поставляем яркое и энергичное.



В Израиле заметно снижен наш накал. Дух левантийской беззаботности, беспечности и всякого такого – сильно овевает нас, и кажется порой, что все-таки еврею жизненно необходимо явное и тайное сопротивление среды. Нет, оно есть и тут, но тут оно совсем иное. Я довольно скоро по приезде эту ситуацию почувствовал, но сформулировать боялся, опасаясь, что незнание языка толкает меня к неверным обобщениям, на которые я права не имею. Но однажды натолкнулся на статью раввина Адина Штейнзальца, одного из мудрейших людей нашего времени, и там я просто прочитал слова, которые не смел произнести даже во время дружеского трепа. Я сейчас большую выпишу цитату, лучше все равно я не скажу. И то, что выше я писал, тут будет лаконично и весомо.



Сперва Адин Штейнзальц отмечает нашу сложившуюся за века «поразительную способность видоизменяться, приспосабливаться, становиться похожими на тех людей, среди которых мы живем». Но, пишет он далее: «Наша адаптация – это внутреннее преображение... Мы не просто обезьянничаем, а становимся частью этого народа... Это вызывает обиду и возмущение. У других народов складывается ощущение, что евреи... изощренно похищают у них душу и таким образом становятся их национальными поэтами, драматургами, художниками, а через некоторое время – устами и мозгом их народа. Мы становимся бо€льшими англичанами, чем сами англичане, большими немцами, чем сами немцы, большими русскими, чем сами русские...»



О, как я это знаю по собственным ощущениям! А в том числе – и по любви к России, которая незыблемо во мне живет и болями сегодняшней России мучает. Теперь я очень далеко и лишь поэтому могу себе позволить вслух в своей любви признаться, там это было стыдновато, там позволяли себе вслух об этом говорить (в корыстных целях – и кричать) только рептилии различного пошиба. Но продолжу.



Зафиксировав это уже общее место, пишет далее раввин Штейнзальц: «Основатели Израиля мечтали создать здесь новый тип человека... Этот человек, унаследовав духовное величие прошлого, должен был приобрести черты, которых, по мнению евреев, ему прежде всего не хватало, – физическую силу, прямоту, умение сражаться и сражаться хорошо, способность жить оседлой жизнью в своей стране... И они преуспели. По правде говоря, даже чересчур преуспели... Появилось поколение, у которого есть масса превосходных качеств. Но до чего же оно странное! Черты, которые считались типично еврейскими, – гибкость ума, утонченность, обширные знания, самокритичность – качества, которые были частью нашей сути, исчезли».



Я разрывал пространный текст, чтоб обнажилась ярче горькая, пронзительная мысль статьи: израильский еврей – нечто иное, нежели тот образ, что сложился в нас за годы жизни в России. Удивительно емко и лаконично обо всем этом сказала дочь одной моей знакомой. Дочь сюда приехала пятнадцати лет, закончила тут школу, вольно и свободно чирикала и писала на иврите, полностью влилась в местную жизнь. И вдруг через шесть лет решительно собралась возвращаться в Питер. И на все разумные резоны матери отвечала полным с ней согласием.





– Но в чем же тогда дело? – обескураженно спросила мать.



И дочь, слегка подумав, ей ответила:



– Но, мама, где же я себе найду здесь князя Мышкина?



На мой взгляд, это сказано так точно, что любые комментарии только опошлили бы веский довод.



Из-за этого нам часто трудно здесь и часто ощутимо чужеродно. Даже несмотря на чувство дома, замечательно интимное чувство. Столь же мной владеющее до сих пор, когда я попадаю в Россию. Мне крепко повезло: душа моя, не разрываясь, ощущает родиной обе страны. Правда, российские квасные патриоты утверждают с давних пор, что евреи продали Россию, но так как я своей доли денег пока не получил, я числю эту родину своей.



А как изменится в Израиле наш облик дальше – не берусь гадать или предсказывать. Сегодня всюду множество пророков и провидцев – им и карты в руки. Я же лучше приведу слова одного своего знакомого, который держит в Иерусалиме магазин со всякой вкусной пищей, и внутри там на стене висит плакат с отменным текстом:



«Евреи были, евреи есть, евреи будут есть!»



Уже идет к концу эта глава, и вспомнился мне бедный Лев Толстой. Всю силу гения своего отдал он нравственному улучшению – всеобщему и своему в том числе. И в процессе заведомо обреченных стараний этих будто бы (за достоверность не ручаюсь, лень было искать) он записал однажды где-то в дневнике слова печальные и твердые (я прослезился, их услыша, от умиления и сострадания к душе его великой): «Трудно любить еврея, но надо!»



Это, конечно, трогательно очень, только совершенно и категорически излишне. Лично вот меня любить не надо – я не доллар и не юная девица. Имею я огромное количество различных недостатков. Среди которых (не последний) – непомерная гордыня, что принадлежу к незаурядному и ярко одаренному народу.



Поэтому время от времени я закрываю глаза и с наслаждением слушаю безостановочное шуршание плавно текущего по свету всемирного еврейского заговора.



ЛЕХАИМ - ежемесячный литературно-публицистический журнал и издательство.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

Игорь Губерман: О евреях и других аномалиях

Суббота, 10 Июля 2016 г. 00:06 (ссылка)


 В ОГОРОДЕ СЕЛЬДЕРЕЙ


Игорь Губерман



Из «Книги странствий»



 


О евреях и других аномалиях 


Честно сказать, мне связываться с этой темой вовсе не хотелось. Все, что я думаю о нас, я изложил (и продолжаю, слава Б-гу) в своих стишках. К тому же мы обидчиво чутки к любой попытке нас затронуть даже словом – это более всего похоже на чувствительность дворовых кошек: чуть напрягшись, они следят за вашим малейшим жестом, но с места не уходят. Да к тому же столько понаписано про нас – и за, и против, и негодующее против против, только ситуация по-прежнему та же, что была многие века до нас. Цивилизация то сглаживает ее, то дикий смерч опять вздымается до неба, явно Б-га не тревожа, ибо Он давно уже пустил наши дела на самотек. Ну, словом, не хотел.



Но как-то раз попались мне заметки (пышно именованные «эссе») одного российского прозаика. Что он еврей, я догадался бы легко, даже его не зная: только еврей может копаться так самозабвенно в темной русской истории отошедших веков. А в заметках (прошу прощения – в эссе) затронул автор забавную для него (не более того) тему своего еврейства. Простодушно написав, что в нем шевелится какая-то смутная нежность, когда, идя случайно мимо синагоги (из Исторической, он подчеркнул, библиотеки, где споднизу копал историю России), видит он замшелых стариков при бородах и часто даже пейсах. Это легкое чувство, овевающее вдруг его светлую душу, совершенно сродни той нежности, сообщил нам автор, что ощущает он к соболельщикам своей любимой футбольной команды. Тут я что-то разозлился, хоть, конечно, был неправ, ибо любой человек имеет право на любое чувство, честь и хвала прозаику, который их описывает честно и открыто. Хотя есть еще прекрасная возможность промолчать, но мы ею пользуемся редко. Я даже вспыхнул, чтобы написать ему что-нибудь язвительное, но быстро передумал. С какой бы стати мне ему писать? Он – известный русский прозаик, а я простой еврейский никто. Его Россия полностью впитала и переварила (ассимилировала – мечта множества евреев), а меня исторгла, как кит – Иону, и правильно сделала, поскольку переваривался я довольно плохо (хотя, видит Б-г – хотел по молодости лет). Я все это чуть позже вспомнил, когда в Москве поехал навестить родителей на еврейское кладбище в Вострякове. Хрестоматийно русские березы и осины тихо шелестели листьями на ветру, и евреи, привозимые сюда, достигли уже полной ассимиляции, словно некие подберезовики и подосиновики. Именно здесь я вдруг отчетливо сообразил, что двигали моей воздержанностью не лень и не гордыня застенчивости, а памятное мне событие (употребленное слово – не преувеличение), некая давнишняя история...



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
pmos_nmos

С днем рождения - Игорю Губерману 80 лет!

Четверг, 07 Июля 2016 г. 14:24 (ссылка)


13600096_1232099933489552_3562477973719099296_n (475x589, 164Kb)



И спросит Бог: "Никем не ставший,

Зачем ты жил? Что смех твой значит?"

"Я утешал рабов уставших" - 

Отвечу я. И Бог заплачет.



 

Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Виктор_Алёкин

Игорь Губерман

Среда, 06 Июля 2016 г. 17:20 (ссылка)

Игорь Миронович Губерман [7 июля 1936] — русский поэт.



http://www.russiangap.com/events/igor-guberman-gariki-i-bajki-4/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Sergey_Tashebsky

"Гарики на каждый день" (творческий вечер И. Губермана. видео)

Суббота, 02 Июля 2016 г. 09:42 (ссылка)




PEROOO
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Сергей_Удачин

Папочка на помойке валяется, или Евген Оныгин - свенья

Вторник, 28 Июня 2016 г. 17:12 (ссылка)


С.У. "Пожилые записки" Игоря Губермана принесли мне немало положительных эмоций. Вот некоторые из его воспоминаний. Надеюсь, что они порадуют и вас, друзья мои.


ue,4 (172x273, 6Kb)Я писал тогда разные статьи о науке, у меня их взял печатать журнал "Юность" и кошмарно я гордился, что статейки мои были с фотографией. Приезжал ко мне домой фотограф, долго всячески усаживал меня на стул, хвалясь попутно, что снимал недавно Анастаса Микояна, наклонял мне голову то вправо, то влево, а один раз в профиль повернул, и я едва успел про нос подумать, как он в ужасе мне властно закричал: "Обратно!".
Читать далее...
Метки:   Комментарии (9)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<игорь губерман - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda