Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 2294 сообщений
Cообщения с меткой

гоголь - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_nashenasledie

С ДНЁМ ТЕАТРА ВСЕХ ПРИЧАСТНЫХ!!!

Понедельник, 27 Марта 2017 г. 21:22 (ссылка)



в ролях: участники спектакля, поставленного К.С. Станиславским и В. Г. Сахновским в 1932 году,
артисты Московского Академического художественного театра Союза ССР имени М. Горького

Чичиков - В. В. Белокуров
Губернатор - В. Я. Станицын
Нодзрев - Б. Н. Ливанов
Собакевич - А. Н. Грибов
Коробочка - А. П. Зуева
Плюшкин - Б. Я. Петкер
Манилов - Ю. Л. Леонидов
М. Яншин, О. Викландт, Г. Калиновская, Л. Макарова и др.

Сценарная постановка и постановка Л. Трауберга
Гл. оператор - К. Бровин
Художник - Е. Куманьков
Композитор - В. Рубин
1960







Спектакль 1932 года в постановке К. С. Станиславского восстановлен: В. Н. БОГОМОЛОВЫМ.
Пьеса М. А. Булгакова. Режиссеры: В. Г. Сахновский, Е. С. Телешева

Действующие лица и исполнители:
Чичиков - В.Невинный
Коробочка - А. Зуева
Плюшкин - Б. Петкер
Манилов - Ю. Леонидов
Собакевич - М. Зимин
Ноздрев - Л. Золотухин
Губернатор - Г. Колчинский
Лизанька - Г. Калиновская
Мижуев - Н. Кондратьев
и другие...
Московский Художественный Академический театр СССР им. М. Горького,
1979 год.


Изредка, с бесконечными приготовлениями он приезжает в свой театр в бывшем Камергерском переулке, который давно называется Проездом Художественного театра. После его приездов спектакль, казавшийся законченным, готовым, возвращается почти к истокам, репетиции идут заново, переносятся в Леонтьевский переулок; актеры, которые были уверены в том, что премьера состоится через две недели, снова учатся ходить, садиться, вставать, возвращаются от спектакля к простейшим этюдам. Ломаются все сроки премьеры, потому что Станиславский, как всегда, добивается создания идеального спектакля.

МХАТВ этом — противоречие последних работ Станиславского, осуществленных в Художественном театре. Он либо предлагал экспозицию — воплощали же ее другие режиссеры, либо он приходил в завершающий этап, когда спектакль был подготовлен другими режиссерами; изменение режиссерской концепции, решения художника, построения актерских образов становилось процедурой достаточно сложной и болезненной.

Так случилось с "Мертвыми душами", о которых давно думал Станиславский — еще в 1910 году он набросал свой план инсценировки. В 1930 году была сделана инсценировка М. А. Булгаковым, так точно ощущающим стилистику, фантасмагорическую преувеличенность Гоголя. Над сценическим осуществлением ее работали режиссер Сахновский и художник Дмитриев. Режиссеру виделся спектакль, словно вызванный к жизни "чтецом" — человеком в дорожном костюме тридцатых годов прошлого века, который стоит у подножия огромной мраморной вазы (реминисценции Италии) и читает текст поэмы, как бы вызывает к жизни картины ее.

По воспоминаниям Василия Осиповича Топоркова, игравшего Чичикова, Сахновский вел с исполнителями увлекательные беседы о Гоголе и стиле Гоголя, о его эпохе и его мировоззрении. Актеры читали письма Гоголя и свидетельства современников, многие часы проводили в музеях — вели ту подготовительную работу, которой всегда требовал Станиславский.

Но, придя на генеральную репетицию, "Константин Сергеевич пришел от нее в полное недоумение. Он сказал режиссерам, что ничего из показанного не понял, что мы пришли в тупик, и что всю работу надо начинать сызнова или бросить вовсе. Во всяком случае, что-то в этом роде".

Работа началась снова — началась с возвращения к простейшему. Станиславский беспощадно перечеркнул всю работу художника Дмитриева, который увидел действие в окружении преувеличенных, искаженных предметов. "У каждой вещи была как бы своя уродливая рожа", — замечает Сахновский. В стилизованном Петербурге, где встречается Чичиков со старым чиновником, рекомендовавшим ему заняться покупкой мертвых душ, пели цыганки и кутили гусары, здесь появлялся капитан Копейкин в форме фельдъегеря и обезумевшие чиновники искали Чичикова в сундуках и шляпных коробках, сдвигая диваны и громоздя на них столы, лезли на потолок, потому что кто-то сказал, что Чичиков спрятался в люстре.

Эскизы и макеты Дмитриева остались в музее. Увлекательные репетиции-лекции, фантасмагорические мизансцены Сахновского остались в памяти исполнителей. После генеральной Станиславский начал все сначала. Снова шли многочасовые репетиции сцены Чичикова и Ноздрева. Заново определялось "сквозное действие" роли Чичикова, и актер заново учился находить самые разнообразные "приспособления". Возникает план покупки мертвых душ, растет, охватывает всю жизнь, все поступки кругленького господина, и к этой цели должен идти, чтобы достигнуть ее, должен действовать, актер. Станиславский задает ему неожиданный вопрос: "Вы торговать умеете?" Станиславский садится на диван — в образе губернатора, а Чичиков — Топорков должен произвести на него благоприятное впечатление. Актер не знает еще текста, по режиссеру не важен текст — партнер должен осуществлять задачу, верить в нее, как в жизненную цель. Так в каждой сцене. Декорации пишет, макеты делает Виктор Андреевич Симов в полном соответствии с гоголевскими описаниями: низкие комнаты помещичьих домов, провинциальные гостиные, пузатые колонны, солидная мебель. Гоголевская преувеличенность необходима, но она не в увеличении масштабов вещей, а в самой фактуре солиднейшего дуба, из которого сработана мебель у Собакевича, добротных материй, из которых шьются фраки и дамские туалеты, в пустоте обители Ноздрева, где попросту ничего нет, кроме какого-то случайного стола, уставленного бутылями.

Роль Коробочки репетирует Мария Петровна Лилина — в чепце, в бесформенных теплых кофтах, вытаращив глупые глаза, приоткрыв рот, смотрит она на покупателя мертвых душ. Роль Собакевича репетирует Тарханов — лицо без малейшего выражения, кажется вырезанным из того же дуба, жесты — словно руки с трудом сгибаются в суставах, цель — все прибрать к рукам, накопить, нажить — сталкивается с той же целью Чичикова. Сидят друг против друга, прощупывают друг друга словом, долгим молчанием, взглядом…

Станиславский стремится, как всегда, к полному соблюдению маленьких правд, к полной правде чувств и их выражения. Но все это должно привести к гоголевским обобщениям, к гоголевской форме. Для этого Лилиной и Топоркову предлагается сравнение их сцены-беседы с починкой старых часов. Словно Коробочка — часовой механизм, а гость — часовщик, который эти часы разбирает, чинит, но как доходит до главной пружины — все снова ломается. Наконец разъяренный часовщик швыряет часы на пол — и они идут!

Он вводит на роль Ноздрева молодого исполнителя — Ливанова, который темпераментен и правдив на репетициях, а все же "чувства Гоголя" ему не хватает. Топорков воспроизводит репетицию сцены Ноздрева:

"— Ну что ж, голубчик… все это верно… более или менее, но немножко не то, не то рассказываете, не видите. Расскажите, что вы там на ярмарке с офицерами разделывали?
Ливанов… насказал целый ворох вариантов того, что могло происходить в пьяном офицерском обществе того времени. Но Станиславский слушал его несколько рассеянно, как бы что-то соображая, и наконец сказал:
— Ну, это все чепуха, детская забава. Разве это офицеры? Какие-то институтки. А вот представьте себе, что эта компания…
И тут он нам насказал такого, что мы сначала просто рты разинули от удивления и долго не могли опомниться… а когда уж в подробностях поведал о том, что делал именно поручик Кувшинников и чем он произвел такое впечатление на Ноздрева, мы сползли со своих стульев на пол. И как могли возникнуть такие образы в мыслях столь скромного и целомудренного человека, каким был Станиславский, непонятно…
Когда мы, несколько успокоившись, начали повторять сцену, монолог у Ливанова зазвучал совсем по-иному… Весь свой темперамент он вкладывал в поиски разнообразия красок для передачи Чичикову своего великолепного впечатления от офицерского кутежа, а когда доходил до упоминания о поручике Кувшинникове и в его воображении всплывал образ, только что нарисованный Станиславским, он едва мог произнести слово „поручик“, а уж на слове „Кувшинников“ его схватила такая спазма смеха, что избавиться от нее он мог, только дав выход своим чувствам и вволю нахохотавшись…
Когда мы удачно закончили свою сцену, Константин Сергеевич обратился к нему со словами:
— Ну что ж, голубчик, вот теперь это просто замечательно… это шедевр…
— Ну да, — ответил Ливанов, — но ведь второй раз так не сыграешь…
— Ни в коем случае.
— Вот в том-то и дело. Вы говорите — шедевр, а что в нем толку? Если б, скажем, живописец, он бы уж сразу его и продал, а у нас все это „фу-фу“.
Константин Сергеевич долго, искренне смеялся…"
Между тем вся его жизнь — с тех пор как он сидел на скале тихого финского курорта и открывал "давно известные истины" — посвящена борьбе за то, чтобы шедевр, созданный на репетициях, воспроизводился, множился, бесконечно "клишировался" в каждом спектакле. Чтобы переживание всякий раз было бы радостью актера и зрителя. Стремится к этому в "Мертвых душах"; в репетициях с молодыми актерами, которые готовят "Таланты и поклонники" Островского. С Тарасовой и Зуевой, с Ершовым и Кудрявцевым, с исполнителями эпизодических ролей — кухарки и кондуктора — бессчетно повторяет он сцены в бедной комнате молодой актрисы, в театре, на вокзале, добиваясь абсолютной правды и свежести чувств, полной веры в обстоятельства пьесы.

"Мертвые души" и "Таланты и поклонники" — последние спектакли Художественного театра, в афишах которых стоит имя Станиславского как художественного руководителя.

"Мертвые души" показаны в конце 1932 года, первые спектакли совпадают с семидесятилетием Константина Сергеевича, которое так широко отмечается в январе 1933 года. "Почтительно кланяюсь Вам, красавец-человек, великий артист и могучий работник, воспитатель артистов", — пишет Горький из Сорренто, утверждая значение Станиславского и его театра — "одного из крупнейших достижений русской художественной культуры".
«Мертвые души» по Гоголю МХАТ СССР  имени Горького, 1932. Постановка Станиславского. Ноздрев — И. М. Москвин и чиновники.
Между тем премьеры новых спектаклей Станиславского встречены критикой более чем сдержанно. Рецензенты упрекают театр в отсутствии социальных (а в действительности, вульгарно-социологических) концепций. В "Мертвых душах" они усматривают "отсутствие той общественно-классовой мотивировки, которая делает всех этих Ноздревых, Маниловых, Собакевичей и др. не просто чудаками и уродами, а продуктами социального распада, классового гниения чичиковской дворянско-монархической Руси". Статья о "Талантах и поклонниках" озаглавлена "Сантиментальный роман", в ней заявлено, что театр исказил Островского, ибо в его трактовке "комедия омерзительных нравов превратилась в лирическую драму". В то же время с этими упреками соседствуют утверждения: "„Мертвые души“ возвращают к наиболее удачным работам МХАТ, когда каждый из участников входит в ансамбль, поражающий своею стройностью"; "Хлопоты Станиславского о воспитании актера не пропали даром, и в „Мертвых душах“ и в „Талантах и поклонниках“ мы вновь обрели образцы замечательного актерского мастерства".

Это мастерство актеров двух поколений МХАТ, это искусство перевоплощения, достигнутое в работе со Станиславским, определяют образ спектаклей и их сценическую судьбу. Объявленные при своем появлении иллюстративными, недостаточно яркими и острыми по форме, попросту — старомодными, они входят в репертуар на десятки лет, оказываются подлинным сценическим воплощением Гоголя и Островского. Время беспристрастно рассудило критику и театр. "Модные", самоуверенные концепции быстро умерли. А спектаклям суждена долгая жизнь: Станиславский в них не стремился следовать моде, но уверенно шел своим путем, возвращая актеров к реальным истокам жизни, убедительно воплощая в своей сценической трактовке поэмы Гоголя ее социально-историческую тему.

Метод Станиславского приводит в "Мертвых душах" не к однообразию, но к новым возможностям воплощения неповторимой стилистики автора. Персонажи спектакля составляли ансамбль в своей гоголевской гиперболичности, гоголевской логике характеров. Оттого радость зрителей на этом спектакле рождалась прежде всего узнаванием знакомых с детства эпизодов поэмы. Оно сочеталось с радостью неожиданности всех истинно театральных находок, вырастающих из Гоголя, совпадающих с ним. Совершенно как во второй главе первого тома поэмы, уступали друг другу дорогу в дверях изысканно вежливый Чичиков — Топорков и сверхвежливый, расплывшийся в медовой улыбке, облаченный в голубой фрак Манилов — Кедров: "наконец оба приятеля вошли в дверь боком и несколько притиснули друг друга". Собакевич — Тарханов, под которым словно бы прогибалось дубовое кресло, спокойно выслушивал необыкновенный вопрос гостя и "очень просто, без малейшего удивления, как бы речь шла о хлебе", спрашивал: "Вам нужно мертвых душ?.. Извольте, я готов продать".

Из этой верности Гоголю вырастает свобода постижения Гоголя. В инсценировке Булгакова нет ни одной реплики, можно сказать — ни одной буквы, "приписанной" Гоголю, взятой не из его поэмы. Великолепно произносят эти реплики актеры, также верные каждому слову Гоголя. И все же спектакль вовсе не является буквальной иллюстрацией; это театральное прочтение поэмы, обращение не к читателю — к зрителю.

Губернатор — Станицын в шелковом халате, в ермолке напевает дребезжащим "домашним" голосом, уютно примостившись за пяльцами; переменив халат на более официальную одежду, благодушно беседует с гостем, втихомолку любуясь его фраком, его столичными манерами. Ноздрев — Москвин не просто демонстрирует шарманку, как то положено по автору, — он еще и самозабвенно поет. Упившись "бургоньоном и шампаньоном", Ноздрев почти со слезами упрашивает своего зятя погостить еще; не менее пьяный зять Мижуев (Калужский) — тощий, ехидный и чрезвычайно медлительный — тоже со слезами уверяет, что должен ехать к жене. "О-она-а та-акая по-очтенная", — уныло тянет зять. Ясно, что энергии Ноздрева противостоять нельзя, что зять обречен гостить у него годами, — но вдруг резко меняется настроение хозяина, он орет, рявкает: "Поезжай бабиться с женой, фетюк!" — сует зятю картуз, поворачивает его к двери, выталкивает, выпихивает, почти несет на себе (а тот продолжает свою монотонную речь о жене). И мгновенно забыв о зяте Мижуеве, обращает свою энергию на Чичикова.

Ползет, разрастается городская сплетня о Чичикове. И вот Собакевич — Тарханов с неожиданной легкостью идет через гостиную, распахивает обе створки двери и медленно прикрывает их с другой стороны, невозмутимо и хитро глядя на чиновников и на зрителей, как бы заключает безмолвно: "Пусть расхлебывают, а я тут ни при чем". Потом чиновники, обезумевшие от страха и любопытства, допрашивают Ноздрева — не Наполеон ли Чичиков? Ответив без всякой запинки: "Наполеон!" — Ноздрев хватает черную треугольную шляпу, нахлобучивает себе на голову и снова повторяет: "Напо-лео-он!", упиваясь ужасом окружающих. Прокурор, не вынесши этого, с деревянным стуком падает на пол — умирает. Потрясенные чиновники склоняются над ним, образуют немую группу, над которой возвышается Ноздрев в треуголке.

И актеры и зрители равно наслаждаются монологами Манилова, диалогом дам — "просто приятной" и "приятной во всех отношениях", — сложностью и четкостью построения сцены губернаторского бала, где открывается то зал с собравшимися гостями, то кухня, где суетится прислуга, где дворецкий торжественно выстраивает друг за другом лакеев, держащих над головами блюда с цельными рыбами, и в последний момент, перед самым выходом, замечает вдруг, что один лакей держит рыбу хвостом вперед!

Альбом гоголевских типов по рис. худ. П. Боклевского. Увеличить изображение– СПб.: Тип. Э. Гоппе, 1895. Отдельное издание иллюстраций художника П. Боклевского, опубликованное Н.Д. Тяпкиным с предисловием В.Я.Стоюнина. Альбом составил 26 рисунков, ранее публиковавшихся в журналах. Издание имело широкую известность и популярность: альбом неоднократно переиздавали в технике ксилографии петербургские типографы С. Добродеев, Э. Гоппе и др.

Все это — реальное претворение Гоголя в спектакле Станиславского. Так же как "Таланты и поклонники" — претворение Островского. В спектакле проста и благородна Тарасова, удивительно передавшая разные грани характера Негиной, истинно романтичен Нароков — Качалов; из спектакля ни на минуту не уходит жестокая реальность жизни, где страшные в своем цинизме и самоуверенности "поклонники" определяют судьбу истинных талантов. И ни на минуту не уходит влюбленность в театр, преданность ему, жизнь в нем всех этих корифеев и статистов, премьеров и "полезностей" старой провинциальной сцены, в образы которых вводил Станиславский актеров Художественного театра.

В коллективном искусстве спектаклей Гоголя и Островского претворяется "система" Станиславского, принципы искусства переживания. В то же время в коллективном искусстве спектакля полная слаженность, абсолютность переживания недостижима. Актер блистательно репетировал, но утерял яркость решения в спектакле, оставаясь достаточно правдивым. Сохранил форму, но утерял правду переживания. Дублер не освоил рисунок роли, созданный для предшественника. У актера не ладится роль, но заменить его некому. Огромна дистанция от репетиций в Леонтьевском переулке до сцены в Проезде Художественного театра. Театр требует новых спектаклей, новых пьес современных драматургов. Между тем погоню за новыми пьесами ради самой новизны Станиславский считает неблагополучием театра. После возвращения в 1930 году из Ниццы он обеспокоен снижением требовательности Художественного театра к современной драматургии и к собственному искусству, погоней за количеством спектаклей — в ущерб их качеству.

Он пишет несколько вариантов обращения в правительство, намечает людей, которым лично хочет послать это обращение: Ворошилову, Енукидзе, Бубнову, Феликсу Кону.

Категоричен и резок в своем посыле: Художественный театр перестает быть художественным, требования его к репертуару снизились, принимаемые к работе пьесы остаются на уровне "примитивной агитации". Если театр будет выпускать предусмотренное планом количество спектаклей — их качество неминуемо ухудшится. Он просит спасти театр от катастрофы, для чего нужно "установление точных правительственных и партийных директив о месте его в современности как театра классической драмы и лучших художественно-значительных пьес современного репертуара".

Это обращение имело результаты самые радикальные. Предложения Станиславского были приняты, план работы МХАТ пересмотрен и изменен. Был упразднен художественно-политический совет при театре, о котором Станиславский отзывался категорически:

"Если художественно-политический совет нужен с целью педагогической для того, чтобы воспитывать в области искусства пролетариат, интересующийся искусством, чтобы держать его в курсе жизни искусства, чтобы театры могли завязать с ним контакт для лучшего взаимного общения и понимания, то в таком виде можно только приветствовать эти учреждения и следует сообразно с такими целями дать новые директивы как самим театрам, так и членам художественно-политических советов.

Если же эти советы должны продолжать руководить хотя бы в общих чертах художественно-сценическим делом театра, которого они не понимают и не могут понять без долгого специального изучения… такие советы не только не достигают никаких результатов, но являются вредными учреждениями, тормозящими работу театров и развивающими в невеждах нашего дела верхоглядство".

Станиславский горячо благодарит Алексея Максимовича Горького за помощь Художественному театру, за поддержку обращения в правительство:

"Мы получили то, о чем давно мечтали, вздохнули свободно и можем постепенно налаживать совершенно было разладившееся дело.
Спасибо Вам за Вашу помощь и хлопоты.
Я провел зиму очень плохо. В разное время пролежал в постели в общей сложности около четырех месяцев и теперь еще не встаю с кровати. Но надеюсь скоро это сделать и тогда — лично пожать Вам руку и еще раз искренно поблагодарить Вас".
Горький для Станиславского в тридцатые годы продолжает оставаться драматургом Художественного театра. К "лучшим художественно-значительным пьесам" современности Станиславский относит пьесу Горького "Егор Булычов и другие", — истово, почти торжественно готовится к работе над ней, пишет автору в 1933 году: "Я хочу театра мысли, а не театра протокольных фактов". Но здоровье, вернее — нездоровье, не позволяет ему взяться за эту работу — за новую пьесу Горького.

Он относит к лучшим пьесам современности "Страх" Афиногенова и коротко пишет о ней в 1931 году: "Надо включить в репертуар".

Станиславский относит к лучшим пьесам современности написанную сразу после "Турбиных" пьесу Булгакова "Бег" — в ней распределяются роли (в основном среди исполнителей "Турбиных"), ведется доработка пьесы, приступают к репетициям, — но сценическая жизнь "Бега" начинается лишь через двадцать лет после смерти Станиславского.

Он видит достойной Художественного театра следующую пьесу Булгакова — "Мольер" ("Кабала святош"). Написана она в 1931 году, бесконечно переделывается и репетируется — спектакль выходит в 1936 году. Станиславский и Горчаков проводят двести девяносто шесть репетиций. Прошел спектакль семь раз, — он снят после редакционной статьи в "Правде", где говорилось, что образ Мольера — гениального писателя остался нераскрытым на сцене, что на первый план в спектакле вышел образ Короля-Солнца, версальская пышность, придворные интриги, личные темы.

Спектакль мог в самом процессе жизни на зрителе дорабатываться, зреть, развивать важнейшие мотивы. Пресечение этой естественной жизни было достаточно драматично для театра и для автора. В то же время, отчетливо сознавая неоправданность краткого существования спектакля, нельзя не признать его дисгармоничности, того смещения акцентов, которое в нем действительно происходило.

В. Я. Станицын играл Мольера лишь измученным, больным, обманутым человеком — играл Мольера, не обладающего мольеровским гением.

По свидетельству H. М. Горчакова, режиссера спектакля, Станиславский с самого начала, как всегда, добиваясь полной правды в репетиции каждой сцены, прежде всего хотел этой правды в образе самого Мольера. Добивался ее разными путями: работой с исполнителем, Виктором Яковлевичем Станицыным, непрестанными обращениями к драматургу с просьбами — переделать сцену, дополнить монолог, изменить решение образа. Обращения были часты и растянулись надолго. Булгаков работал в Художественном театре режиссером-ассистентом, помогал выпускать чужие спектакли, надеялся на свой спектакль, а он все переделывался, все откладывался. Булгаков в это время писал "Театральный роман" о человеке, который бросился с Цепного моста вниз головой, оставив записки о Независимом театре, об Иване Васильевиче, который два раза в год ездит на репетиции.

Станиславский видел будущий спектакль о гениальном человеке, который жил театром и умер в нем. И все актеры должны были так же знать Мольера — гения театра, его жизнь, его быт, его дом. Шли месяцы, годы, а Станиславский все приглашал исполнителей в Леонтьевский, все продолжал добиваться, чтобы слуга Мольера правдиво входил в комнату с корзиной овощей, все просил автора о переделках. Он хотел ввести в пьесу тексты комедий Мольера. Но булгаковский Мольер не совпадал с образом, к которому стремился Станиславский. Пьеса была вольной вариацией на темы мольеровской судьбы, иронической и горестной притчей о тиране короле и великом писателе. Б ней было больше булгаковского, чем мольеровского. Этот Мольер не вписывался в исторически точную картину жизни Франции семнадцатого века. Этот Мольер мог произносить острые реплики Булгакова, но не тексты самого Мольера — стилистика их не совпадала и не могла совпасть. Для Станиславского Мольер был прежде всего гениальным писателем и артистом; вся любовная тема, занимающая в пьесе столь большое место, не казалась ему важной. Гений театра Станиславский ощущал гармоничность гения театра Мольера, — Булгаков мерил образ иной мерой, иными масштабами. Станиславский хотел воплотить средствами искусства переживания образ бессмертного Мольера. Булгакову важна была тема затравленности, гибели, слома. Долог, мучителен был труд, результат его — спектакль, прошедший семь раз.

Булгаков продолжает работать в театре. Он ставит чужие пьесы, следит за тем, как идет его инсценировка "Мертвых душ", поставленная Станиславским. Спектакль идет многие десятилетия все крепче, все точнее, как это всегда бывает со спектаклями Станиславского, где найдено сочетание точной "сверхзадачи" и точных "физических действий", помогающих раскрывать эту "сверхзадачу".
<..>

В студии преподают Леонидов и Лилина, Зинаида Сергеевна Соколова и актеры "второго поколения": Кедров, Грибов, Кнебель, Орлов.

Марию Осиповну Кнебель он в 1931 году снял с роли, в которой она имела большой успех, — "за гротеск". И снова вводил актрису в ту же роль, но взращенную на "истине страстей" провинциальной сплетницы и завистницы. Она преподает в Оперно-драматической студии и одновременно учится у Станиславского. С интересом замечает, что в студийную группу преподавателей "не вошел ни один из постоянных помощников Станиславского в МХАТ. Помню, Л. М. Леонидов сказал мне: „Вы чувствуете, что это за старик?! Ему мало новой молодежи, ему нужно, чтобы проводниками к этой молодежи были люди, которые еще не набили себе руку на преподавании „системы“. Если бы он мог, он самого себя сменил бы, — да не на кого!“ Станиславский мечтал о том, что с молодежью, которая, будучи оторвана от накипи закулисья, принесет в творчество только непосредственные жизненные впечатления, ему удастся добиться такой тончайшей органики и такой свободы импровизации, о которых он мечтал всю жизнь. И тогда — вот главное, чего нельзя забывать! — из этих талантливых девочек и мальчиков он построит новый театр.

Может быть, и даже наверное, он понимал, что создать новый театр он уже не успеет. Но мечта об этом театре освещала и создание студии и ее работу. Да, действительно, он спешил передать студийцам тот метод работы, который сам считал открытием и на который возлагал огромные надежды. Но он думал о новом, молодом театре, владеющем методом, а не о методе без театра…

Он в те годы как бы совершал последний круг своего творчества, и в этот круг входили новые важнейшие вопросы, возникшие в жизни и в искусстве театра. На многие из них он впервые находил ответ. А этот ответ рождал все новые и новые вопросы".

К. С. Станиславский. Одна из последних фотографий
Преподавательница студии М. О. Кнебель остро ощущает новизну в работе Станиславского над ролью и спектаклем сравнительно с его занятиями прежних лет, во время "Сказки об Иване-дураке" и постановки массовых сцен "Женитьбы Фигаро". Взамен расчленения роли на прежние бесчисленные "куски" Станиславский теперь предлагает проследить основные события всей пьесы и каждой роли, а затем перейти к этюдам, которые не просто расширяют биографию героя, предлагаемые обстоятельства пьесы, тренируют фантазию актера, — новый "этюдный метод" предполагает этюды, конкретно воплощающие сами события пьесы. Он говорит о "методе физических действий", с помощью которого можно добиться предельной правды искусства переживания, абсолютной веры актера в своего героя, которая впоследствии, в спектакле, сольется с верой зрителей. Так он репетирует бесконечный "Вишневый сад" (часто дает задания другим педагогам, которые разрабатывают их в уроках со студийцами), так он репетирует роль Гамлета с ученицей Ириной Розановой, просит сестру подобрать для студийцев старые водевили — те, которые играли они в домашнем кружке, а в 1938 году собирает в Леонтьевском нескольких режиссеров и актеров Художественного театра, чтобы предложить им поработать над классической пьесой по его методу.

Сначала к собравшимся вышла медсестра Любовь Дмитриевна Духовская, за ней — не идет Станиславский, ведут Станиславского. Только что кончился грипп с осложнением на ноги, ему трудно ходить, еще более трудно вести репетиции. Но репетиция длится, и Станиславский вдруг легко показывает, как кланяется мольеровский герой, как вбегает в дверь служанка, — глаза блестят, румянец окрасил бледные щеки. Руководитель репетиции снова "самый красивый человек на земле", как назвал его Бернард Шоу.

Он говорит о спектакле-завещании, работа над которым поможет понять основы его общего метода, необходимого для всех будущих спектаклей.

"— Режиссерские лавры меня не интересуют сейчас. Поставлю я одним спектаклем больше или меньше, это уже не имеет никакого значения. Мне важно передать вам все, что накоплено за всю мою жизнь. Я хочу научить вас играть не роль, а роли…
Искусство Художественного театра таково, что требует постоянного обновления, постоянной упорной работы над собой. Оно построено на передаче живой, органической жизни и не терпит застывших, хотя бы и прекрасных форм и традиций. Оно живое и, как все существующее, находится в непрерывном развитии и движении. Один и тот же спектакль завтра не тот, что был сегодня… Наше искусство очень хрупко, и если создающие его не находятся в постоянной заботе о нем, не двигают вперед, не развивают, не совершенствуют его, оно быстро умирает".

Юбилейное заседание, посвященное рождению К.С. Станиславского. стоят М. Кедров, Фурцева, Кира Станиславская Алексеева Музей Бахрушина.
Юбилейное заседание, посвященное рождению К.С. Станиславского. стоят М. Кедров, Фурцева, Кира Станиславская Алексеева Музей Бахрушина.

http://nashenasledie.livejournal.com/4297863.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Amymone

5 самых больших загадок Николая Гоголя

Среда, 22 Марта 2017 г. 18:49 (ссылка)

Это цитата сообщения Мари_Мэри Оригинальное сообщение

«Никто не разгадает меня совершенно»: 5 самых больших загадок Николая Гоголя










Ф. Моллер. Портрет Н. В. Гоголя, 1841. Фрагмент | Фото: gogol.lit-info.ru

Ф. Моллер. Портрет Н. В. Гоголя, 1841. Фрагмент | Фото: gogol.lit-info.ru



1 апреля исполняется 208 лет со дня рождения Николая Васильевича Гоголя – писателя, с именем которого связано чуть ли не самое большое в истории отечественной литературы количество загадок. Правда ли то, что Гоголь страдал психическими заболеваниями и фобиями, не проявлял интереса к женщинам, сжег 2-й том «Мертвых душ» и был похоронен заживо?
Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
komrik

КО ДНЮ СМЕРТИ НИКОЛАЯ ВАСИЛЬЕВИЧА ГОГОЛЯ. ПОЧЕМУ НАРОД НЕ ВЕРИЛ В ЕГО СМЕРТЬ

Суббота, 04 Марта 2017 г. 07:31 (ссылка)



165 лет назад, 4 марта 1852 г., если верить полицейским протоколам, скончался «чиновник VIII класса, коллежский асессор, урождённый Яновский».



Репродукция рисунка художника Карла Мазера «Николай Васильевич Гоголь» из собрания Государственного литературного музея.

Репродукция рисунка художника Карла Мазера «Николай Васильевич Гоголь» из собрания Государственного литературного музея. © / Михаил Филимонов / РИА Новости




 




Потеря вроде невеликая — согласно последней «Переписи чиновничьего состояния», таковых насчитывалось 4671 человек. Но по факту Россия осиротела — звали покойного Николаем Гоголем.



В Британии национальным героем считается король Артур. Согласно народным представлениям, он не умер, а ждёт своего часа, чтобы вернуться и спасти Родину. У нас в качестве подобного героя выступает легендарный покоритель Сибири Ермак. Да ещё Гоголь. Во всяком случае, спустя пару месяцев после его смерти писатель Григорий Данилевский, побывавший на хуторе Яновских, услышал от крестьянки: «То неправда, что толкуют, будто он умер. Похоронен не он, а один убогий старец; сам он, слышно, поехал молиться за нас в святой Иерусалим. Уехал и скоро опять вернётся сюда».



Это не просто почитание. Это почти религиозное по­клонение. Знакомый Гоголя, художник Фёдор Иордан, был поражён: «Он лежал с лавровым венком на голове, который при закрытии гроба был снят и принёс весьма много денег от продажи листьев — каждый хотел обогатить себя сим памятником».

Читать далее...
Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Лиен

снимается мистический сериал о Гоголе

Среда, 01 Марта 2017 г. 08:48 (ссылка)

Оригинал взят у в Мистические убийства на хуторе близ Диканьки

Гоголь

В селе Диканька, что на Полтавщине происходит серия жутких и таинственных убийств девушек. Расследовать эти убийства на место отправляется следователь Яков Петрович Гуро, взяв с собой молодого судебного писаря императорской канцелярии Николая Васильевича Гоголя, предложившего свою компанию и помощь в расследовании. Так начинаются приключения никому ещё неизвестного писателя.

дальше
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_foma

Изнанка шинели

Вторник, 14 Февраля 2017 г. 06:00 (ссылка)

«Шинель» — одно из самых известных произведений русской литературы. Но, к сожалению, эту великую повесть чаще всего воспринимают как попытку Гоголя обличить социальное зло. Однако в ней есть гораздо более глубокий смысл. Она обращена к каждому из нас и в иносказательной форме говорит о том, как грех разрушает человеческую душу.

http://foma.ru/iznanka-shineli.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Lunatik-L

Какие тайны скрывала жизнь Н. Гоголя?

Вторник, 14 Февраля 2017 г. 12:44 (ссылка)




















Одиннадцать малоизвестных фактов Кто не знает Николая Васильевича Гоголя? Это великий русский прозаик, публицист и драматург, который на века запечатлен в культуре русского народа. Его произведения «Тарас Бульба», «Мёртвые души», «Ревизор», «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Вий» с удовольствием перечитывают взрослые и дети.



0_146708_9d7fc72b_S.png
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

Алтайские кружева

Понедельник, 14 Февраля 2017 г. 02:21 (ссылка)

albinos76 Дом купцов Шадриных.

И Барнаульский небоскреб.
Красноармейский проспект,он же Конюшенный переулок.
Одна из старейших улиц Барнаула... он в общем-то отсюда и начинался. Дом по Красноармейскому проспекту №8 был построен по заказу братьев Шадриных в 1914 году (Памятник Архитектуры федерального значения). В первые годы Советской власти в здании располагался детский дом, в 1976 году здание пострадало от пожара, была произведена реконструкция. Помню его с того времени, когда в нем располагалось кафе "Русский чай".
Само расположение здания очень выгодно: оно не находится близко к проезжей части, как. допустим, дома на другой стороне улицы или дальше... очень хороший обзор..
однако зима, сами понимаете, сугробы, но и летом - тут, как всегда и везде...листва мешает съемке.

По некоторой информации ещё в начале прошлого года собственник здания хотел его реконструировать, чтобы придать исторический, отличающийся от нынешнего облик, но...пока подвижек незаметно.
Возможно 1960-е годы.
На дальнем плане "небоскреб".



"Из ведомости разрешений на постройки, выданной Барнаульской городской Управой в конце 1913 года можно узнать, что Фёдору Александровичу Шадрину, крестьянину деревни Воробьёвой Чарышской волости Змеиногорского уезда, разрешили построить по улице Гоголевская, 85 (сегодня – проспект Красноармейский) двухэтажный дом. Внизу предполагалось соорудить 2 квартиры по 3 комнаты, кухню, надворные постройки, кучерскую, баню и конюшню. На втором этаже – 7 комнат, из них 2 большие."





Барнаульский небоскреб.
Дом купцов Олейникова и Аверина, год постройки 1915, объект архитектурного наследия местного значения.
Улица Гоголя №76.

14 - 18 февраля 1902 года - В связи с 50-м юбилеем кончины Н.В. Гоголя городская дума постановила переименовать Кузнецкую улицу в Гоголевскую, а ее жителям было представлено право на свои средства установить бюст Гоголя в районе пересечения улицы Гоголя и Московского проспекта. В городской общественной библиотеке было решено открыть особый бесплатный народный отдел им.Гоголя, а учащимся начальных школ бесплатно раздать отдельные произведения Гоголя.
Источник: Барнаул. Летопись города Барнаула. Барнаул, 1994. С. 106.

В настоящее время дом стремительно разрушается, в бюджете денег на реконструкцию нет, к тому объект принадлежит не городу. (прим. - а почему? кто и когда его стырил?)
С этого ракурса снять не удалось,слишком велико было движения по Гоголя и сугробы просто огромны,к тому же фотоаппарат отключался от мороза.






Прогулки продолжаются...
____________________

с генеалогического сайта


современное фото (прим. - жуть, пошлость какая)


с домом купца Шадрина часто путают другое здание Барнаула - гостиницу Империал, хотя разница между ними довольно заметна да и находилось это здание на правом берегу Барнаулки, сразу за мостиком на ул. Мало-Олонской.

1903 году по заказу владельца доходных домов К. Кузнецова на Мало-Олонской улице началось строительство деревянной гостиницы на 20 номеров. К 1910 году она была полностью построена и открыла свои двери для посетителей. Номера в гостинице были одно- и двухкомнатными.

Двухэтажное бревенчатое здание прямоугольной формы с характерной башенкой на крыше располагалось на правом берегу р. Барнаулки. Фасады (кроме восточного - выходящего на проспект Ленина) были украшены фронтонами, над главным входом размещался эркер и лоджия. Ещё одна лоджия выходила на северную, обращённую к Барнаулке, сторону. На противоположном торце здания находился небольшой балкон.
Все декоративные элементы здания: карниз, лоджии, фронтоны, эркер были украшены пропильной ажурной резьбой. До 1960-х годов присутствовали резные наличники.

Здание гостиницы "Империал" имело важное историческое значение для г. Барнаула. Именно здесь в декабре 1919 года, после того, как белогвардейцы, сохраняя оставшиеся ещё боеспособными части, покинули город, разместился штаб Западно-Сибирской крестьянской красной армии Е. М. Мамонтова.

В конце июля 1926 г. во время своей Центрально-Азиатской экспедиции в гостинице вместе с женой и сыном останавливался великий русский художник, философ и писатель Н. К. Рерих. С ними находились супруги Лихманы, сотрудники нью-йоркского музея Рерихов, и лама Геген, ученый-тибетец, ассистент Ю. Н. Рериха.

В 1928 году, после национализации, здание гостиницы "Империал" было передано жилищному отделу треста "Металлист", позже - конезаводу "Красный всадник".
С 1946 по 1948 в здании располагалось общежитие Барнаульского педагогического института.
С 1950-х годов использовалось как жилой дом.

Пришедшее в ветхость здание, в конце 1990-х было разобрано и построено заново барнаульским предпринимателем И. И. Сергиенко за счет собственных средств, но пожар, произошедший на заключительном этапе реконструкции 5 декабря 1997 года, полностью уничтожил дом.


алтайские кружева - часть 1 и часть 2.
Барнаул начала 20 века... к сожалению, фотографии не подписаны.. и бюст Гоголя найти не удалось(((
современный Барнаул - уютный и явно любимый горожанами

http://nashenasledie.livejournal.com/4255359.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Грелен

Непонятный Гоголь

Четверг, 09 Февраля 2017 г. 10:43 (ссылка)

На одной из лекций перед студентами Стэнфордского университета Набоков сказал: «Цель моих беглых заметок о творчестве Гоголя, надо надеяться, стала совершенно ясна. Грубо говоря, она сводится к следующему: если вы хотите узнать что-нибудь о России, если вы жаждете понять, почему продрогшие немцы проиграли свой блиц, если вас интересуют «идеи», «факты» и «тенденции» — не трогайте Гоголя.

Каторжная работа по изучению русского языка, необходимая для того, чтобы его прочесть, не оплатится привычной для вас монетой. Не троньте его, не троньте. Ему нечего вам сказать. Не подходите к рельсам. Там высокое напряжение. Доступ закрыт. Избегайте, воздержитесь, не надо».

Возможно, этот страстный призыв: «Не трогайте Гоголя!» вызван разговором Владимира Владимировича с издателем его лекций по русской литературе. Издатель настаивал, чтобы перед каждый произведением был изложен его сюжет. На что Набоков сказал:
- В произведениях Гоголя подлинные сюжеты кроются за очевидными. Эти подлинные сюжеты я излагаю. Его рассказы только подражают сюжетным рассказам. Это как редкостный мотылек, который, отказавшись от своего внешнего облика, подражает внешнему облику существа совершенно другой породы — скажем, какой-нибудь популярной бабочке.
— Ну да, понятно, — сказал издатель. — Я все понимаю. Но в конце концов сюжет есть сюжет, и студенту надо рассказать, что происходит. Например, пока я сам не прочел «Ревизора», у меня не было ни малейшего представления, в чём там дело, хотя я внимательно изучил вашу рукопись.
— Скажите, — спросил Владимир Владимирович, — что же происходит в «Ревизоре»?
— Ну как же, — сказал он, откинувшись в кресле, — происходит то, что молодой человек застрял в городе, потому что проиграл все свои деньги в карты, а город полон политиканов, и он использует этих политиканов, чтобы добыть деньги, внушив им, будто он государственный чиновник, посланный из центра для инспекции. А когда он их использовал, соблазнил дочку мэра, напился у мэра и получил взятку от судей, врачей, помещиков, торговцев и всякого рода администраторов, он уезжает из города как раз перед тем, как приезжает настоящий инспектор.

Думаю, что не послушали американские студенты Набокова, трогали и до сих пор трогают Гоголя. Ничего в нём не понимая.
gogol (196x261, 24Kb)

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ada_Peters

Какие тайны скрывала жизнь Н. Гоголя? Одиннадцать малоизвестных фактов

Четверг, 09 Февраля 2017 г. 05:49 (ссылка)




Какие тайны скрывала жизнь Н. Гоголя?
Одиннадцать малоизвестных фактов


Кто не знает Николая Васильевича Гоголя? Это великий русский прозаик, публицист и драматург, который на века запечатлен в культуре русского народа.

Его произведения «Тарас Бульба», «Мёртвые души», «Ревизор», «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Вий» с удовольствием перечитывают взрослые и дети.


Image Hosted by PiXS.ru
Ф. А. Моллер, «Портрет Н. В. Гоголя», фрагмент,
1840 г.


Жизнь этого человека была нестандартной, ее переполняли необычные факты. Но в открытых источниках редко об этом пишут.

Факт 1.
Семья Николая Гоголя была многодетной (12 детей), однако в детстве умерли многие из них, и только три девочки и Николай Васильевич прожили долгую жизнь.
Читать далее...
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ada_Peters

Будете у нас в Париже…

Понедельник, 06 Февраля 2017 г. 19:35 (ссылка)




Будете у нас в Париже…


15 кафе, куда ходили известные писатели

Текст: Наталья Соколова/РГ
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Многие любимые нами книги были написаны в кафе за чашечкой ароматного кофе или бокалом дайкири. «Улисс» Джеймса Джойса, «Фиеста» Эрнеста Хемингуэя, «Гарри Поттер» Джоан Роулинг…

Список можно долго продолжать. Как часто, приезжая в какой-нибудь город, мы не знаем, куда пойти на обед или ужин. Идеальный выход — приходить в те места, в которые любили заглядывать известные поэты и писатели. Атмосфера во многих из них с тех времен почти не изменилась. В нашем гиде — 15 таких мест.

МОСКВА




«Яръ»

К сожалению, Москва не сохранила кафе и рестораны, в которые заглядывали Есенин, Чехов, поэты Серебряного века. Они канули в небытие. Исключение — ресторан «Яръ». Много раз переезжавший, в итоге он обосновался в гостинице «Советская».
Читать далее...
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
brenko

Гениталии всех стран соединяйтесь

Понедельник, 30 Января 2017 г. 11:37 (ссылка)

Константин КЕДРОВ, “ Новые Известия”

Гениталии всех стран, соединяйтесь

(Н.В. Гоголь “***” издание Широкова, М., 2002)

Совсем не обязательно быть фрейдистом, чтобы понимать эротический подтекст бессмертной повести Гоголя. Издатель Даниил Широков напечатал “Нос”, заменив всюду это трехбуквенное слово тремя звездочками. Мы для удобства будем употреблять три точки (...). “Конечно, я впрочем майор. Мне ходить без ..., согласитесь, это неприлично. Притом, будучи во многих домах, знаком с дамами. Говорят, что есть люди, которые могут приставить какой угодно ... Будь я без руки или без ноги — все это было бы лучше; будь я без ушей — скверно, однако ж все сноснее; но без... человек — черт знает что: птица не птица, гражданин не гражданин – просто возьми да и вышвырни в окошко. Конечно я бы приставил ваш ..., но я вас уверяю честью, что это будет гораздо хуже. Мойте чаше холодною водою, и я вас уверяю, что вы не имея ..., будете также здоровы, как если бы имели его. Не говоря уже о том, что точно странно сверхъестественное отделение ... и появление его в разных местах в виде статского советника, как Ковалев не смекнул, что нельзя через газетную экспедицию объявлять о...?”.

Я привел лишь некоторые места из “Носа”, не оставляющие ни малейшего сомнения, что слово “нос” – эвфемизм другого трехбуквенного органа. Так что разговоры о сказочном целомудрии русской классики следует считать сильно преувеличенными. Нельзя представить Пушкина без “Сказки о царе Никите и сорока дочерях”, у которых, как у майора Ковалева, исчезла важнейшая интимная часть тела. Да и стишок Державина: “Я желал бы быть сучочком, чтобы тысячам девочкам на моих сидеть ветвях”, — далек от ханжеских вкусов “Идущих вместе”. Никто не призывает изучать в школе “Луку Мудищева” Баркова или “Тамбовскую казначейшу” Лермонтова. Однако классики все эти произведения написали, потому что настоящая литература без мата, эротики и секса мертва. Мы называем маргиналами авторов, чьи произведения именно маргинальные, давно стали классикой. Маркиз де Сад, Захер-Мазох, Генри Миллер, Берроуз, Сорокин, наконец. В XXI веке пора понять: в литературе убийство не убийство, извращение не извращение, мат не мат и порнография не порнография. Чехов говорил, что мы развратны в жизни и целомудренны в литературе, а надо наоборот. Этот призыв был услышан Набоковым, вполне примерным семьянином, написавшим “Лолиту”, за которую “Идущие вместе” непременно упекли бы классика XX века в тюрягу Порнографии бояться –классику не читать. Мне лично не доставляет никакого удовольствия проза Рабле, где главный герой пердит и подтирается голубем. Меня фекальная сторона жизни не очень-то интересует. Прочитав однажды “Гаргантюа и Пантагрюэль”, я поставил сие творение на полку и больше не перечитывал. Не доставляют мне радости “Кентерберийские рассказы” Чосера, где верх юмора – невольный поцелуй в зад. И, представьте себе, никто ни разу в жизни не принуждал меня перечитывать эти веши, хотя они являются классикой и признаны шедеврами самой изысканной критикой.

Само понятие “порнография” безнадежно устарело. Если под этим подразумеваются безвкусные эротические и сексуальные эпизоды в литературе, кино, скульптуре и живописи, то авторы не могут нести ответственность за то, что у них что-то не получилось. Откровенный секс Рубенса, Родена, скульптур храма в Каджурахо, прозы Набокова уже давным-давно никого не смущает, хотя экскурсоводы в Помпеях все еще не подпускаюn дам и детей к лицезрению некоторых фресок. Только безграмотные чиновники, не знающие истории мировой живописи, смогли придуман, комическую классификацию, согласно которой обнаженная женщина – это эротика, а обнаженный мужчина в возбужденном состоянии – это секс.

Порнография нежелательна, потому что она возбуждает. А для чего написаны “Декамерон” и “Тысяча и одна ночь”? Чтобы возбуждать. Если ли литература не эротична, а откровеннее говоря, не сексуальна, то это и не литература вовсе, а бесполая словесность. Библия сочится эротикой. Перечитайте “Песню песней” или эпизод с дочерьми Лога, напоившими отца, чтобы переспать с ним. Впрочем, у нас и Библия была почт что запрещена, правда, по атеистическим соображениям. В нашей лицемерной цивилизации слово “нравственный” стало синонимом слова “бесполый”. У нас не было Ренессанса, реабилитировавшего наготу в искусстве.

Нынешний процесс над Сорокиным попытка пробудить давно отгоревшие cтpacти 50-х годов прошлого века с безуспешными попытками запретить “Лолиту” Набокова и прозу Генри Миллера. Искусство не терпит запретов в лексике и уж тем более в тематике и в сюжетах. Юристы не вправе вторгаться в литературный процесс. Никакие общественные организации не вправе указывать писателю что и как писать, а издателю, что ему издавать.

Лилипуты судили Гулливера за то, что он помочился на дворец во время пожара. Еще смешнее выглядят лилипуты, которые судят Свифта.

Герой Шекспира предлагает возлюбленной поиграть в зверя с двумя спинами. Если вы не способны к этой игре, то читайте кулинарные книги. Главная цель литературы – доставлять людям наслаждение. Гениталии всех стран, соединяйтесь! И хватит ханжить.

Назад На главную страницу
Hosted by uCoz

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
babeta-liza

Человек, видевший дьявола

Воскресенье, 29 Января 2017 г. 18:15 (ссылка)



Поговорим о смерти Николая Васильевича Гоголя. Всю жизнь не имел своего жилья во взрослом возрасте. Даже квартиру не мог снимать сам в Москве, жил у графа Толстого на Никитском бульваре.

Там он, собственно, и скончался. Там и стоит памятник грустному Гоголю, который очень не нравился Сталину. Сталин на Гоголевском бульваре повелел поставить "оптимистическую" вариацию исполнения скульптурного Гоголя.



 



 



А там, где он помирал, во дворе стоит памятник настоящему Гоголю, который был удручен исполнившейся миссией своей жизни. Он чувствовал, что он все закончил. Он больше ничего не может. И он был согнут ощущением предсмертного страха, он с детства боялся смерти, боялся загробного мира. Поэтом маменька его была очень религиозна, и учила всяким духовным вещам, иногда, может быть, даже без меры пугая Страшным судом и другими вещами.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (7)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Stas_Stranger

И рассказать бы Гоголю...

Пятница, 13 Января 2017 г. 18:48 (ссылка)
https://putinism.wordpress....ka/#more-6




Если б Гоголь жил при совке, Чичиков бы служил в КГБ. И копил бы не мертвые души, а чеки «Березка». 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ada_Peters

Плетнёв и его «Современник»

Четверг, 12 Января 2017 г. 09:50 (ссылка)




Плетнёв и его «Современник»


Трудно более точно определить свойства личности Петра Александровича Плетнёва, чем это сделал Александр Пушкин в «Посвящении», назвав его человеком «души прекрасной, святой исполненной мечты, поэзии живой и ясной, высоких дум и простоты».

Впрочем, Плетнёв не только друг Пушкина, но ещё талантливый литературный критик, издатель и ректор Петербургского университета. Иначе — важная часть литературного процесса первой половины XIX века.


Image Hosted by PiXS.ru


«Современник»


Пётр Александрович Плетнёв — один из многочисленных поэтов пушкинской эпохи, критик и издатель. А ещё друг Пушкина и первый помощник его в литературных делах. Познакомились они еще до окончания Пушкиным Лицея; в годы михайловской ссылки поэт постепенно передал ему посредничество в издании своих произведений.
Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Donnarossa

Чудеса на Рождество иллюстратора Ольги Ионайтис

Суббота, 07 Января 2017 г. 20:55 (ссылка)


Ольга Ионайтис: «Детские художники долго не взрослеют»


Кто не слышал о кузнеце Вакуле, который для своей любимой добыл черевички, которые «сама царица носит».


иллюстратор Ольга Ионайтис-01


Мир, который создает художник Ольга Ионайтис в своих иллюстрациях, одновременно и волшебно-сказочен, и узнаваем. Конкретные вещи: фрагменты интерьера, одежды персонажей, порой пейзажи, национальный колорит — вполне вписываются в таинственную атмосферу сказки, и в самом, казалось бы, будничном окружении вдруг появляется таинственное существо, если и виденное когда-то, то только — в детских снах...


Ольга Ионайтис и её герои к известной сказке


«Ночь перед Рождеством»





хрустальн туфелька (120x80, 19Kb)
Метки:   Комментарии (16)КомментироватьВ цитатник или сообщество
muhtuya

Интересные факты из жизни Николая Гоголя

Вторник, 03 Января 2017 г. 08:42 (ссылка)


Интересные факты из жизни Николая Гоголя


Гоголь испытывал страсть к рукоделию. Вязал на спицах шарфы, кроил сестрам платья, ткал пояса, к лету шил себе шейные платки.



Писатель обожал миниатюрные издания. Не любя и не зная математики, он выписал математическую энциклопедию только потому, что она была издана в шестнадцатую долю листа (10,5×7,5 см).



Гоголь любил готовить и угощать друзей варениками и галушками. Один из любимых его напитков — козье молоко, которое он варил особым способом, добавляя ром. Эту стряпню он называл гоголем-моголем и часто, смеясь, говорил: «Гоголь любит гоголь-моголь!»



Писатель ходил по улицам и аллеям обычно с левой стороны, поэтому постоянно сталкивался с прохожими.



Гоголь очень боялся грозы. По словам современников, непогода плохо действовала на его слабые нервы.





Он был крайне застенчив. Как только в компании появлялся незнакомец, Гоголь исчезал из комнаты.



Гоголь часто, когда писал, катал шарики из белого хлеба. Друзьям он говорил, что это помогает ему в разрешении самых сложных задач.



В карманах у Гоголя всегда лежали сладости. Живя в гостинице, он никогда не позволял прислуге уносить поданный к чаю сахар, собирал его, прятал, а потом грыз куски за работой или разговором.



Вся жизнь Гоголя до сих пор остается неразгаданной загадкой. Его преследовала мистика, и после его смерти осталось больше вопросов, чем ответов. Они позволяют взглянуть на творчество любимого писателя с совершенно другой стороны, попытаться объяснить какие-то противоречия и несоответствия и увидеть его не идолом, а простым, невероятно тонким и талантливым человеком.



Николай Васильевич страстно увлекался всем, что попадало в поле его зрения. История родной Украины была для него одним из любимых исследований и увлечений. Именно эти исследования подвинули его на написание эпической повести «Тарас Бульба». Она была первый раз опубликована в сборнике «Миргород» в 1835 году один экземпляр этого журнала Гоголь лично вручил в руки господину Уварову — министру народного просвещения, для того, чтобы тот преподнес его императору Николаю I.



В этом же сборнике было напечатано самое невероятное и мистическое из всех гоголевских произведений — повесть «Вий». Сам писатель утверждал, что «Вий» является народным преданием, которое он, якобы, слышал и записал, не изменив в нем ни одного слова.



Но вот что интересно, ни литературоведы, ни историки, ни фольклористы, ни исследователи никогда и нигде ни разу не смогли найти ни устных, ни, тем более, письменных упоминаний о народных легендах или сказках, которые бы хоть отдаленно напоминали сюжет «Вия». Все это дает повод считать повесть исключительно плодом фантазии великого мистификатора и писателя.



Исследователи жизни и творчества Гоголя склоняются к мысли, что само имя «Вий» представляет собой вольную сборную от названия хозяина пекла «железного Ния», который являлся божеством в украинской мифологии и слово «вия», которое в переводе с украинского означает «веко».



Ни современники, ни потомки так и не могут объяснить того, что происходило с Гоголем в последние годы его жизни. Считается, что когда в 1839 году Гоголь посещал Рим, он заразился малярией. Несмотря на то, что со временем болезнь все-таки отступила, ее последствия стали для писателя фатальными.



Ни сколько муки физические, сколько осложнения, вызывавшие у Гоголя припадки, обмороки, но главное, видения, делали его выздоровление сложным и длительным.



Осенью 1850 года, будучи в Одессе, Николай Васильевич почувствовал облегчение. Современники вспоминают, что к нему вернулась обычная живость и бодрость. Он вернулся в Москву и казался совершенно здоровым и веселым. Гоголь зачитывал друзьям отдельные фрагменты из второго тома «Мертвых душ» и радовался, как ребенок, видя восторг и слыша смех слушателей.



Но как только он поставил точку под вторым томом, ему показалось, что на него обрушилась пустота и обреченность. Он ощутил страх смерти, такой, каким когда-то страдал его отец.



Что случилось в ночь на 12 февраля 1852 года, доподлинно не знает никто. Биографы, совместными титаническими усилиями пытались буквально по минутам восстановить события той ночи, но совершенно точно известно только то, что до трех часов ночи Гоголь истово молился.



Потом он взял свой портфель, достал из него какие-то листы бумаги, а все, что в нем осталось, велел немедленно сжечь. После чего перекрестился и, вернувшись в постель, неудержимо рыдал до утра.



Традиционно принято считать, что в ту ночь Гоголь сжег второй том «Мертвых душ», но некоторые биографы и историки, уверенны в том, что это далеко от истины, которую уже вряд ли, кто-то узнает.



Современные специалисты в области психиатрии проанализировали тысячи документов и пришли к совершенно определенному выводу о том, что никакого психического расстройства у Гоголя не было и в помине.



Возможно, он страдал депрессией, и если бы к нему было применено правильное лечение, великий писатель прожил бы намного дольше.



 



http://www.nationaljournal.ru/news/2016-11-14/2881/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

сволочи, приобщали трудящиеся массы к русской литературе

Воскресенье, 25 Декабря 2016 г. 21:06 (ссылка)

gercenovec post

А вот ещё пара книжек из числа хранящихся у меня дома.
О них я вспоминал, когда писал про НТС-овский сборник статей о ВМВ и Кирилле Александрове, чьи статьи в данном сборнике тоже имелись.

Я тогда писал: "Является ли антинациональной власть, Народный Комиссариат Просвещения которой уже в 1918 году начал массово печатать сочинения Пушкина, Жуковского, Крылова, Некрасова, Льва Толстого, Чехова Гоголя и (о ужас!) контры Достоевского - с целью приобщить как можно более широкие массы населения к этим сокровищам русской литературы?" И имел ввиду и эти издания тоже.



1918-й год. Литературно-Издательский Отдел Наркомпроса.

В обоих томиках в начале размещён такой текст:



А на обороте объявление об уже издающихся или готовящихся к изданию собраниях сочинений:



Там где вверху не всё читается - содрана часть самого верхнего слоя бумаги. Там ценник был. У второй книжки тоже самое:



На обоих томиках этот перечень одинаков.

Обратите внимание на список авторов.

1918-й год, а большевики за деньги государства издают Пушкина (он - в перечне тех, чьи сочинения "в ближайшее время сдаются в печать"), Гоголя, Жуковского и даже Достоевского.

Видимо, именно так большевики уничтожали русскую культуру и убивали душу русского народа (ведь именно этим они, по уверениям НТСовсцев и прочих антисоветчиков, занимались с самого первого дня после захвата власти).

http://nashenasledie.livejournal.com/4135787.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<гоголь - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda