Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 542 сообщений
Cообщения с меткой

владимир маяковский - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
komrik

ПОЭТ, ХУДОЖНИК, ДРАМАТУРГ, АКТЕР, РЕДАКТОР, РЕЖИССЕР... И ЭТО- МАЯКОВСКИЙ

Четверг, 20 Июля 2017 г. 06:33 (ссылка)


Стихи и поэмы Владимира Маяковского — далеко не весь его вклад в русское искусство. Он создавал агитационные плакаты и абстрактные полотна, выпускал журнал и снимался в кино, писал сценарии и играл на сцене. Вспоминаем разножанровые творческие работы Маяковского.



Художник 



Живописью Владимир Маяковский начал интересоваться, когда ему было 7 лет. С ним бесплатно занимался единственный на тот момент художник в Кутаиси Сергей Краснуха. 




«Приготовительный, 1-й и 2-й. Иду первым. Весь в пятерках. Читаю Жюля Верна. Вообще фантастическое. Какой-то бородач стал во мне обнаруживать способность художника. Учит даром».


Владимир Маяковский, отрывок из автобиографии «Я сам»





Когда семья переехала в Петербург, Маяковский поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества. В эти годы он писал портреты, рисовал шаржи и карикатуры, использовал масло и пастель, тушь и акварель, уголь и карандаш. 



В годы Первой мировой войны Владимир Маяковский участвовал в авангардном объединении «Сегодняшний лубок». В технике народного лубка художники создавали открытки и плакаты на военно-патриотические сюжеты. Они рисовали яркие лаконичные картинки, делали пояснительные надписи. В художественное объединение, кроме Маяковского, входили Казимир Малевич, Давид Бурлюк, Илья Машков под псевдонимом Иван Горскин. 











Владимир Маяковский «художничал» не только на работе. Он рисовал портреты любимых женщин и знакомых «по творческой тусовке» — Ильи Репина, Корнея Чуковского, — писал живописные полотна и делал иллюстрации к своим произведениям. 











Рекламист



В 1919–1921 годах Владимир Маяковский работал в «Окнах сатиры РОСТА». Российское телеграфное агентство выпускало агитационные рукописные плакаты — иногда их называют первой социальной рекламой в СССР.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Унн

Себе, любимому

Среда, 19 Июля 2017 г. 23:43 (ссылка)


Четыре.

Тяжелые, как удар.

"Кесарево кесарю - богу богово".

А такому,

как я,

ткнуться куда?

Где мне уготовано логово?



Если бы я был

маленький,

как океан, -

на цыпочки волн встал,

приливом ласкался к луне бы.

Где любимую найти мне,

Такую, как и я?

Такая не уместилась бы в крохотное небо!



О, если б я нищ был!

Как миллиардер!

Что деньги душе?

Ненасытный вор в ней.

Моих желаний разнузданной орде

не хватит золота всех Калифорний.



Если б быть мне косноязычным,

как Дант

или Петрарка!

Душу к одной зажечь!

Стихами велеть истлеть ей!

И слова

и любовь моя -

триумфальная арка:

пышно,

бесследно пройдут сквозь нее

любовницы всех столетий.



О, если б был я

тихий,

как гром, -

ныл бы,

дрожью объял бы земли одряхлевший скит.

Я если всей его мощью

выреву голос огромный, -

кометы заломят горящие руки,

бросаясь вниз с тоски.



Я бы глаз лучами грыз ночи -

о, если б был я

тусклый, как солце!

Очень мне надо

сияньем моим поить

земли отощавшее лонце!



Пройду,

любовищу мою волоча.

В какой ночи

бредовой,

недужной

какими Голиафами я зачат -

такой большой

и такой ненужный?

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Виктор_Алёкин

Портреты В. Маяковского

Среда, 19 Июля 2017 г. 07:11 (ссылка)

http://музеймаяковского.рф/collection/graphic-materials/?PAGEN_1=3



Портрет В.В.Маяковского
Автор Н.А.Соколов



Портрет В.Маяковского
Автор В.В.Каменский (сын)



Маяковский за работой
Автор Б.Г.Коржевский

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Виктор_Алёкин

Родившиеся 19 июля

Среда, 19 Июля 2017 г. 06:22 (ссылка)

Александр Осипович Корнилович [7(19) июля 1800 — 30 августа (11 сентября) 1834] — русский писатель. (34)



Готфрид Келлер (Gottfried Keller) [19 июля 1819 — 15 июля 1890] — швейцарский писатель. (70)



Александр Иванович Эртель [7(19) июля 1855 — 7(20) февраля 1908] — русский писатель. (52)



Ференц Мора (Móra Ferenc) [19 июля 1879 — 8 февраля 1934] — венгерский писатель. (54)



Владимир Владимирович Маяковский [7(19) июля 1893 — 14 апреля 1930] — русский поэт. (36)



Арчибальд Джозеф Кронин (Archibald Joseph Cronin) [19 июля 1896 — 6 января 1981] — английский писатель. (84)



Герберт Маркузе (Herbert Marcuse) [19 июля 1898 — 29 июля 1979] — немецкий и американский философ. (80)



Клод Авелин (Claude Aveline) [19 июля 1901 — 4 ноября 1992] — французский писатель. (91)



Франсиско Колоане (Francisco Coloane) [19 июля 1910 — 5 августа 2002] — чилийский писатель. (92)

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Alexandr38

Маяковский - ставка равная жизни

Суббота, 08 Июля 2017 г. 23:12 (ссылка)

Источник: http://photochronograph.ru/2016/03/25/mayakovskij-stavka-ravnaya-zhizni/

Владимир Владимирович Маяковский - драматург, киносценарист, кинорежиссёр, киноактёр, художник, редактор журналов «ЛЕФ» («Левый Фронт»), «Новый ЛЕФ». И один из крупнейших поэтов XX века.

Маяковский



Владимир Маяковский родился в селе Багдати (или Багдади) Кутаисской губернии (в советское время посёлок назывался Маяковский) в Грузии, в семье Владимира Константиновича Маяковского (1857—1906), служившего лесничим третьего разряда в Эриванской губернии, с 1889 в Багдатском лесничестве. Мать поэта, Александра Алексеевна Павленко (1867—1954), из рода кубанских казаков, родилась на Кубани, в станице Терновская. Одна из бабушек, Ефросинья Осиповна Данилевская, — двоюродная сестра автора исторических романов Г. П. Данилевского. У будущего поэта было две сестры: Людмила (1884—1972) и Ольга (1890—1949), и два брата: Константин (умер в трёхлетнем возрасте от скарлатины) и Александр (умер во младенчестве).



Володя Маяковский с родителями и сестрами Людмилой (стоит) и Ольгой (сидит), 1905 год.

Маяковский

В 1902 году Маяковский поступил в гимназию в Кутаиси. Свободно владел грузинским языком. Участвовал в революционной демонстрации, читал агитационные брошюры. В феврале 1906 года от заражения крови умер его отец. В июле того же года Маяковский вместе с мамой и сёстрами переехал в Москву, где поступил в IV класс 5-й классической гимназии (ныне московская школа № 91 на Поварской улице), где учился в одном классе с братом Б. Л. Пастернака Шурой. Семья жила в бедности.

Революционную литературу Маяковский читал еще во время учебы в кутаисской гимназии, однако более близкое знакомство с убежденными социалистами состоялось благодаря квартирантам. В четвертом классе гимназии он вступил в студенческий социал-демократический кружок, а спустя примерно год стал членом большевистской фракции РСДРП. Одновременно его исключили из гимназии по причине невзноса платы за обучение.

Последующие два года, 1908–1909, Маяковский практически полностью посвятил политической деятельности. Он читал и распространял нелегальную литературу среди булочников, сапожников и типографских рабочих. Полиция вела за ним слежку, и, несмотря на то что ему было всего пятнадцать-шестнадцать лет, его несколько раз арестовывали; во время одной облавы он съел вместе с переплетом записную книжку, где содержались адреса, которые не должны были попасть в руки полиции. Два первых ареста длились недолго, каждый по месяцу, однако в третий раз Маяковскому пришлось просидеть в тюрьме полгода, причем пять месяцев — в камере-одиночке.

Учетная карточка Московского охранного отделения, 1908 год.

Маяковский

Первое «полустихотворение» Маяковский напечатал в нелегальном журнале «Порыв», который издавался Третьей гимназией. По его словам, «получилось невероятно революционно и в такой же степени безобразно». В тюрьме в 1909 году Маяковский снова стал писать стихи, но был недоволен написанным. Из тюрьмы после третьего ареста он был освобождён в январе 1910 года.

В 1911 году подруга поэта богемная художница Евгения Ланг вдохновила поэта на занятия живописью. Маяковский обучался в подготовительном классе Строгановского училища, в студиях художников С. Ю. Жуковского и П. И. Келина. В 1911 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества — единственное место, куда приняли без свидетельства о благонадёжности. Познакомившись с Давидом Бурлюком, основателем футуристической группы «Гилея», вошёл в поэтический круг и примкнул к кубофутуристам. Первое опубликованное стихотворение называлось «Ночь» (1912), оно вошло в футуристический сборник «Пощёчина общественному вкусу».

Маяковский осенью 1912 г, — ученик Училища живописи ваяния и зодчества.

Маяковский

Именно Бурлюк открыл поэтический талант Маяковского. Когда во время прогулки осенью 1912 года Маяковский прочитал Бурлюку стихотворение, он был настолько не уверен в собственных способностях, что утверждал, будто стихотворение написал знакомый. Но Бурлюк не дал себя обмануть и сразу объявил Маяковского гениальным поэтом. Открытие было одинаково ошеломляющим для обоих. Согласно Бурлюку, Маяковский, который никогда не занимался серьезно писанием стихов, вдруг, “подобно Афине Палладе, явился законченным поэтом”. Эта ночная прогулка по Страстному бульвару в Москве определила направление творческого пути Маяковского. “Я весь ушел в поэзию, — вспоминал он впоследствии. — В этот вечер совершенно неожиданно я стал поэтом”.

В верхнем ряду: Николай Бурлюк, его брат Давид, “отец русского футуризма”, и Маяковский. Сидят: Велимир Хлебников и два “мецената”: авиатор Георгий Кузьмин и музыкант Сергей Долинский, издавшие футуристический альманах “Пощечина общественному вкусу” и первый сборник стихов Маяковского “Я!”. 1913 год.

Маяковский

В 1913 году вышел первый сборник Маяковского «Я» (цикл из четырёх стихотворений). Он был написан от руки, снабжён рисунками Василия Чекрыгина и Льва Жегина и размножен литографическим способом в количестве 300 экземпляров. В качестве первого раздела этот сборник вошёл в книгу стихов поэта «Простое как мычание» (1916). Также его стихи появлялись на страницах футуристских альманахов «Молоко кобылиц», «Дохлая луна», «Рыкающий Парнас» и др., начали печататься в периодических изданиях.

В этом же году поэт обратился к драматургии. Была написана и поставлена программная трагедия «Владимир Маяковский». Декорации для неё писали художники из «Союза молодёжи» П. Н. Филонов и И. С. Школьник, а сам автор выступил режиссёром и исполнителем главной роли.

Маяковский в Киеве. 1913 год.

Маяковский

Давид Бурлюк был на одиннадцать лет старше Маяковского и к моменту их встречи уже состоялся как художник. Его работы выставлялись и в России, и за рубежом (например, он участвовал в выставках “Голубого всадника” в Мюнхене). Он был центральной фигурой русского художественного авангарда и одним из основателей объединения “Бубновый валет”, на протяжении 1912–1916 годов организовавшего ряд громких выставок в Москве и Петербурге. Бурлюк быстро ввел Маяковского в эти круги. Они начали выступать вместе, и в ноябре 1912-го Маяковский впервые предстал перед публикой в качестве поэта, художника и пропагандиста новых течений в живописи и поэзии.

В феврале 1914 года Маяковский и Бурлюк были исключены из училища за публичные выступления. 29 марта 1914 года Маяковский вместе с Бурлюком и Каменским прибыл с гастролями в Баку — в составе «знаменитых московских футуристов». Вечером того же дня в театре братьев Маиловых Маяковский читал доклад о футуризме, иллюстрируя его стихами.

Маяковский, Бурлюк и Каменский во фраках и циллиндрах, пародируют капиталистов.

Маяковский

Среди друзей-художников были брат и сестра Лев и Вера Шехтель, дети выдающегося архитектора русского модерна Федора Шехтеля. Совместно с ними Маяковский издал в 1913 году свою первую книгу стихов, литографированную “Я!”, иллюстрации к которой выполнил Лев (под псевдонимом Л. Жегин) и пятнадцатилетний вундеркинд Василий Чекрыгин.

На снимке Маяковский с Верой и пятнадцатилетним Чекрыгиным. 1913 год.

Маяковский

На протяжении длительного периода творческой жизни Маяковского его музой была Лиля Брик.

Маяковский и Лиля Брик познакомились в июле 1915 года на даче её родителей в Малаховке под Москвой. В конце июля сестра Лили Эльза Триоле, у которой с поэтом был поверхностный роман, привела недавно прибывшего из Финляндии Маяковского в петроградскую квартиру Бриков на ул. Жуковского, 7. Брики, далёкие от литературы люди, занимались предпринимательством, унаследовав от родителей небольшой, но доходный коралловый бизнес. Маяковский прочитал у них дома ещё не опубликованную поэму «Облако в штанах» и после восторженного восприятия посвятил её хозяйке — «Тебе, Лиля». Этот день поэт позднее назвал «радостнейшей датой».

Лили Брик 11 ноября 1914 года, в день, когда ей исполнилось 23 года.

Маяковский

Осип Брик, муж Лили, в сентябре 1915 года издал поэму небольшим тиражом. Увлёкшись Лилей, поэт поселился в отеле «Пале Рояль» на Пушкинской улице в Петрограде, так и не вернувшись в Финляндию и оставив там «даму сердца». В ноябре футурист переехал ещё ближе к квартире Бриков — на Надеждинскую улицу, 52. Вскоре Маяковский познакомил новых друзей с друзьями, поэтами-футуристами — Д. Бурлюком, В. Каменским, Б. Пастернаком, В. Хлебниковым и др. Квартира Бриков на ул. Жуковского становится богемным салоном, который посещали не только футуристы, но и М. Кузмин, М. Горький, В. Шкловский, Р. Якобсон, а также другие литераторы, филологи и художники.

Вскоре между Маяковским и Лилей Брик при очевидном попустительстве Осипа вспыхнул бурный роман. Этот роман нашёл своё отражение в поэмах «Флейта-позвоночник» (1915) и «Человек» (1916) и в стихотворениях «Ко всему» (1916), «Лиличка! Вместо письма» (1916). После этого Маяковский все свои произведения (кроме поэмы «Владимир Ильич Ленин») стал посвящать Лиле Брик. В 1928 году, при публикации его первого собрания сочинений, Маяковский посвятил ей и все произведения, созданные до их знакомства.

Маяковский

Переехав в Москву, Маяковский получил возможность демонстрировать свои “перья строф, размеров и рифм”. Осенью 1917 года Василий Каменский с финансовой помощью московского богача Филиппова основал “Кафе поэтов” в здании бывшей прачечной в Настасьинском переулке на Тверской. Внутри имелась эстрада и стояла грубоструганая мебель. На разрисованных Маяковским, Бурлюком и другими художниками стенах можно было прочитать цитаты из произведений футуристов. “Кафе поэтов” сознательно отсылало к довоенным традициям артистического подвала “Бродячая собака” в Петербурге, и публику завлекали теми же скандальными приемами, что и в дореволюционное время. Символом преемственности стала желтая блуза, которую снова, впервые после встречи с Лили, надел Маяковский.

Бурлюк и Маяковский (стоит справа) в “Кафе поэтов” (из фильма “Не для денег родившийся”).

Маяковский

Маяковский в 1918 году снимался в трёх фильмах по собственным сценариям. В августе 1917 года задумал написать «Мистерию Буфф», которая была закончена 25 октября 1918 года и поставлена к годовщине революции (реж. Вс. Мейерхольд, худ. К. Малевич)

Сцена из фильма “Барышня и хулиган”. В главной женской роли — Александра Ребикова.

Маяковский

Маяковский в роли Ивана Нова в фильме “Не для денег родившийся”

Маяковский

Маяковский и Лили Брик в фильме: "Закованная фильмой"

Маяковский


17 декабря 1918 года поэт впервые прочёл со сцены Матросского театра стихи «Левый марш». В марте 1919 года он переезжает в Москву, начинает активно сотрудничать в РОСТА (1919—1921), оформляет (как поэт и как художник) для РОСТА агитационно-сатирические плакаты («Окна РОСТА»). В 1919 году вышло первое собрание сочинений поэта — «Всё сочинённое Владимиром Маяковским. 1909—1919». В 1918—1919 годах выступает в газете «Искусство коммуны». Пропаганда мировой революции и революции духа. В 1920 году закончил писать поэму «150 000 000», в которой отражена тема мировой революции.

Маяковский

В 1918 году Маяковский организовал группу «Комфут» (коммунистический футуризм), в 1922 году — издательство МАФ (Московская ассоциация футуристов), в котором вышло несколько его книг. В 1923 году организовал группу ЛЕФ (Левый фронт искусств), толстый журнал «ЛЕФ» (в 1923—1925 годах вышло семь номеров). Активно печатались Асеев, Пастернак, Осип Брик, Б. Арватов, Н. Чужак, Третьяков, Левидов, Шкловский и др. Пропагандировал лефовские теории производственного искусства, социального заказа, литературы факта. В это время издаются поэмы «Про это» (1923), «Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского» (1923) и «Владимир Ильич Ленин» (1924). При чтении автором поэмы о Ленине в Большом театре, сопровождавшемся 20-минутной овацией, присутствовал Сталин. О самом «вожде народов» Маяковский упоминал в стихах только дважды.


Маяковский

Маяковский с собакой Скотиком, приобретенным Л.Ю. Брик в Англии. Фотография снята летом 1924 г. на даче в Пушкине.

Маяковский

В 1922—1924 годах Маяковский совершил несколько поездок за границу — Латвия, Франция, Германия; писал очерки и стихи о европейских впечатлениях: «Как работает республика демократическая?» (1922); «Париж (Разговорчики с Эйфелевой башней)» (1923) и ряд других.

Маяковский с японским писателем Тамидзи Наито. За столом рядом с ним и Лили сидит жена Сергея Третьякова Ольга, слева от Наито (в центре) стоят Борис Пастернак и Сергей Эйзенштейн, справа — советский дипломат Арсений Вознесенский и переводник Наито.

Маяковский

Луэлла Краснощекова в Пушкине со Шкловским, Маяковским, Асеевым и Борисом Кушнером (на заднем плане).

Маяковский

Лили и Маяковский в “салоне” в Водопьяном переулке.

Маяковский

В 1922—1926 годах активно сотрудничал с «Известиями», в 1926—1929 годах — с «Комсомольской правдой». Печатался в журналах: «Новый мир», «Молодая гвардия», «Огонёк», «Крокодил», «Красная нива» и др. Работал в агитке и рекламе, за что подвергался критике Пастернака, Катаева, Светлова. В 1926—1927 годах написал девять киносценариев.

В 1927 году восстановил журнал ЛЕФ под названием «Новый ЛЕФ». Всего вышло 24 номера. Летом 1928 года Маяковский разочаровался в ЛЕФе и ушёл из организации и журнала. В этом же году он начал писать свою личную биографию «Я сам». С 8 октября по 8 декабря — поездка за границу, по маршруту Берлин — Париж. В ноябре вышел в свет I и II том собрания сочинений.

Сатирические пьесы «Клоп» (1928) и «Баня» (1929) были поставлены Мейерхольдом. Сатира поэта, особенно «Баня», вызвала травлю со стороны рапповской критики. В 1929 году поэт организовал группу «РЕФ», но уже в феврале 1930 года ушёл из неё, вступив в РАПП.


Маяковский

Маяковский и Эльза совершают авиатур в Париже в июне 1925 года.

Маяковский

В 1925 году состоялось самое длительное его путешествие: поездка по Америке. Маяковский посетил Гавану, Мехико и в течение трёх месяцев выступал в различных городах США с чтением стихов и докладов. Позже были написаны стихи (сборник «Испания. — Океан. — Гавана. — Мексика. — Америка») и очерк «Моё открытие Америки».

Маяковский и Давид Бурлюк на Рокуэй-Бич в Нью-Йорке в августе 1925 г.

Маяковский

Друзья, собравшиеся по случаю возвращения Маяковского из Америки. В верхнем ряду: Маяковский с подарком Лили — бульдогом Булькой, Осип, Борис Пастернак, Сергей Третьяков, Виктор Шкловский, Лев Гринкруг, Осип Бескин и секретарь Лефа Петр Незнамов. Сидят: Эльза, Лили, Раиса Кушнер, Елена Пастернак, Ольга Третьякова.

Маяковский

Лили Брик и Маяковский на курорте Чаир в Крыму в августе 1926 года.

Маяковский

Любимой эстрадой Маяковского в Москве был Политехнический музей. 20 октября 1927 г., в преддверии десятилетия Октябрьской революции, он читал здесь поэму “Хорошо!".

Маяковский

Осенью 1927 г. в связи с десятилетним юбилеем “Известий” был опубликован этот шарж на сотрудников газеты. Самый высокий и громкий — Маяковский, но он идет не первым. Тон задает Демьян Бедный, любимец партии, проживавший в кремлевской квартире и поддерживавший постоянные отношения со Сталиным. Несмотря на то что Бедный был второразрядным поэтом, Маяковский завидовал его положению и популярности у власти.

Маяковский

Маяковский на Красной площади. 1928 год.

Маяковский

Маяковский со Всеволодом Мейерхольдом и молодым Дмитрием Шостаковичем во время репетиции “Клопа”. Рядом с Маяковским стоит Александр Родченко, который рисовал костюмы для второй части пьесы, где действие происходит в 1979 г.

Маяковский

Маяковский с актрисой Анель Судакевич в Хосте в августе 1929 года.

Маяковский

Маяковский мог поехать “куда он хочет” главным образом потому, что пользовался защитой ОГПУ. Для лефовцев и им симпатизирующих общение с представителями службы безопасности не было постыдным, напротив: чекистов считали героями в общей борьбе за победу коммунизма. В биографии Маяковского чекисты официально не встречаются до 1926-го, когда в Харькове он знакомится с Валерием Горожаниным, одним из руководителей ОГПУ Украины. Они быстро подружились и в следующем году в Ялте вместе написали киносценарий “Инженер д’Арси”, основанный на идее Горожанина и повествующий о том, как британцы в начале века брали под свой контроль персидскую нефть. Однако роль Горожанина в жизни Маяковского не ограничивается этим сценарием (который так и не был экранизирован): Горожанин подарил поэту маузер, а Маяковский в ответ посвятил ему стихотворение “Солдаты Дзержинского”, написанное осенью 1927 года к десятилетию Чеки.

Маяковский с чекистом Валерием Горожаниным. Лето 1927 года.

Маяковский

Публикация “Солдат Дзержинского” совпала по времени со все более тесным сближением Маяковского и Бриков с ведущими представителями этих органов. Хотя естественно видеть в такой “дружбе” попытку проникновения в их круг со стороны ОГПУ, интерес был не односторонним: в стихотворении “Дачный случай”, написанном летом 1928 года, чекисты фигурируют как гости на даче в Пушкине, где они вместе с Маяковским стреляют в пни из своих браунингов и маузеров.

Ключевой фигурой здесь стал Яков (Яня) Агранов, который еще с революционных лет тесно сотрудничал и с Лениным и со Сталиным и занимал видные посты в органах безопасности. Его специальностью был надзор за интеллигенцией. Мы помним это имя в связи с допросами лидеров Петроградской боевой организации в 1921-м, в том же году он руководил расследованием обстоятельств Кронштадтского мятежа (см. главу “Нэп и закручивание гаек”). Именно Агранов в 1922 году готовил процесс против правых эсеров и составлял списки писателей, философов.

Единственный известный снимок, на котором Яков Агранов запечатлен вместе с Маяковским, сделан на дачной веранде в Пушкине. Среди гостей в нижнем ряду слева: Александр Родченко, Луэлла, Агранов (в костюме с галстуком), Кирсанов, Маяковский (с Булькой на руках), Василий Катанян, Осип и его Женя, сестра Маяковского Ольга (опирается о перила веранды) и муж Жени Виталий Жемчужный.

Маяковский

Маяковский. Фото А. Теремина, 1929 г.

Маяковский

В 1930 году Маяковский организовал выставку “20 лет работы”. Однако рефовцы не взяли на себя организационную работу, по устройству этой выставки. Кирсанову и Асееву не нравилась идея представлять Реф персональной выставкой — они отказались помогать, что привело к открытому разрыву с Маяковским. Выставочный комитет (в состав которого входили Асеев, Жемчужный и Родченко) не провел ни одного заседания, с официальной стороны (от Федерации объединений советских писателей) Маяковский также не получил никакой поддержки. Ему сильно противодействовали, и он был вынужден сам собирать основной материал, который сортировал и готовил в своей маленькой комнатке в Лубянском проезде. Нора помогала ему, когда у нее было время, равно как и Лили. Ему также помогали Наташа Брюханенко и Артемий Бромберг, молодой сотрудник Государственного литературного музея. Но Маяковский все время сталкивался с сопротивлением — типография, к примеру, отказывалась печатать выставочный каталог, который в результате был напечатан в простом гектографированном виде. До последней минуты Маяковский сам занимался развешиванием своих плакатов и рисунков на стенах и ширмах выставочных залов.


За день до открытия Лили записала в дневнике: “Выставка должна была быть образцовой (вот как надо ее сделать!), а получилась интересной только благодаря матерьялу. Я-то уж с самой моей истории с Шкловским знаю цену этим людям, а Володя понял только сегодня — интересно, надолго ли понял”.
Правоту Осипа, предполагавшего, что Маяковский хотел официального признания, подтверждает список приглашенных. В него включены литераторы Юрий Олеша, Илья Сельвинский, Александр Фадеев, Леонид Леонов, Федор Гладков, Александр Безыменский, Михаил Светлов, Всеволод Иванов, Николай Эрдман и другие, а также высокопоставленные сотрудники ОГПУ — помимо Якова Агранова, первый и второй заместители председателя организации Генрих Ягода и Станислав Мессинг, начальник секретно-политического отдела Ефим Евдокимов и один из его ближайших подчиненных Лев Эльберт (Сноб) — так же как высокопоставленные деятели государственного и партийного аппаратов (Молотов, Ворошилов, Каганович). Как ни странно, Сталин персонального приглашения не получил, зато два билета были отправлены в его канцелярию.

Никто из представителей партийной и государственной элиты на открытии выставки не появился. А из приглашенных писателей пришли, похоже, только Безыменский и Шкловский. Но там было много молодежи. “Народу уйма, — записала Лили в дневнике, — одна молодежь”. Из друзей Маяковского — помимо, разумеется, Лили и Осипа — пришли Кирсанов и чета Родченко, с которыми Маяковский, однако, отказался здороваться. “Если бы нас с тобой связывал только Реф, я бы и с тобой поссорился, но нас с тобой еще другое связывает”, — объяснял он Осипу. “Володя переутомлен, говорил страшно устало”, — вспоминала Лили, которая также заметила, что он был “не только усталый, но и мрачный. Он на всех обижался, не хотел разговаривать ни с кем из товарищей”.
Бойкот выставки писателями настолько бросался в глаза, что Маяковский не мог не затронуть это в своей приветственной речи: “Я очень рад, что здесь нет всех этих первачей и проплеванных эстетов, которым все равно, куда идти и кого приветствовать, лишь бы был юбилей. Нет писателей! И это хорошо!” А разочарование, вызванное тем, что никто из вырокопоставленных партийных функционеров не отозвался на его приглашение, Маяковский превратил в вызов: “Ну что ж, “бороды” не пришли — обойдемся без них”.

Усталый Маяковский на выставке “20 лет работы”.

Маяковский

Одна из редких общих фотографий Лили, Осипа и Маяковского, сделанная в 1929 году.

Маяковский

Чувство одиночества и изолированности, овладевшее Маяковским зимой 1930 года, усиливалось тяжелым гриппом, которым он заболел в конце февраля и от которого долгое время не мог избавиться. У такого ипохондрика, как Маяковский, самая безобидная простуда вызывала неадекватную реакцию: он пугался и впадал в депрессию. Особую тревогу вызывал голос — его рабочий инструмент и составляющая его творческой индивидуальности: “Для меня потерять голос то же самое, что потерять голос для Шаляпина”. Вследствие курения и многочисленных турне и выступлений он часто страдал инфекционными заболеваниями горла и, как бы его ни разуверяли врачи, постоянно боялся, что у него рак или какая-нибудь другая смертельная болезнь.

В марте 1930 года Маяковскому несколько раз пришлось прерывать выступления из-за проблем с горлом, вызванных простудой в сочетании со стрессом и перенапряжением. Когда 17 марта, во время выступления в Политехническом музее, он читал “Во весь голос”, чтобы доказать, что не “стал газетным поэтом”, закончить чтение он не смог. Каменский вспоминал: “Нервный, серьезный, изработавшийся Маяковский как-то странно, рассеянно блуждал утомленными глазами по аудитории и с каждой новой строкой читал слабее и слабее. И вот внезапно остановился, окинул зал жутким потухшим взором и заявил: “Нет, товарищи, читать стихов я больше не буду. Не могу”.


И, резко повернувшись, ушел за кулисы”. Проблемы с горлом преследовали Маяковского, и неделю спустя в Доме комсомола Красной Пресни, где его попросили не комментировать свои стихи, а читать их, Маяковский ответил: “Я сегодня пришел к вам совершенно больной, я не знаю, что делается с моим горлом, может быть, мне придется надолго перестать читать. Может быть, сегодня один из последних вечеров < … >”. Прочитав тем не менее несколько стихотворений, он был вынужден прервать выступление словами: “Товарищи, может быть, здесь кончим? У меня глотка сдала”.

Маяковский на встрече русских и украинских писателей, где он внезапно стал объектом нападок. Зима 1929 г.

Маяковский

На протяжении всей своей карьеры Маяковский общался с читателями не только на страницах книг, но и с эстрады. Он просто не мог жить без живого общения с публикой. Однако не слишком поддатливые и зачастую неотесанные советские слушатели существенно отличались от буржуазной публики 1910-х годов, которая позволяла наглому футуристу злословить в свой адрес и чьи нападки он с легкостью парировал. Изменились и поэт и публика, о чем Маяковский говорил на выступлении в Доме комсомола Красной Пресни 25 марта: “Дело < … > в том, что старый чтец, старый слушатель, который был в салонах (преимущественно барышни слушали да молодые люди), этот чтец навсегда умер, и только рабочая аудитория, только пролетарско-крестьянские массы, те, кто строит социализм и хочет распространять его на весь мир, только они должны стать действительными чтецами, и поэтом этих людей должен быть я”.


Однако “пролетарско-крестьянские массы” было трудно убедить в том, что первым советским поэтом должен быть именно Маяковский, а нападать на него в печати или на выступлениях к концу двадцатых годов стало своего рода спортом. Украинский поэт Павло Тычина приводит в пример дружескую встречу русских и украинских писателей зимой 1929 года, на которой Маяковский не был главным действующим лицом, но тем не менее подвергался атакам со стороны присутствовавших писателей.


Ухудшению ситуации за истекший год способствовала поляризация культурной жизни, чему содействовал и сам Маяковский — ведь устроив ретроспективную выставку, он заставил окружающих определить свое отношение к нему: за или против.
Нейтральная позиция уже вряд ли была возможна. Гегемонические претензии Маяковского на место главного советского поэта легко делали его жертвой издевок и насмешек. Однажды к нему подошел молодой человек и сказал: “Маяковский, из истории известно, что все хорошие поэты скверно кончали: или их убивали, или они сами… Когда же вы застрелитесь?” Маяковский вздрогнул и медленно ответид; “Если дураки будут часто спрашивать об этом, то лучше уж застрелиться… ”
Восьмого апреля Маяковский посмотрел новый фильм Александра Довженко “Земля” и после показа пригласил режиссера зайти к нему на следующий день: “Давайте посоветуемся, может быть, удастся создать хоть небольшую группу творцов в защиту искусства, — сказал он, добавив: — Ведь то, что делается вокруг, — нестерпимо, невозможно”. Но встреча с Довженко не состоялась.

Маяковский

Маяковский узнал, что журнал “Печать и революция” решил напечатать приветствие: его портрет, к которому прилагался следующий текст: “В.В. Маяковского — великого революционного поэта, замечательного революционера поэтического искусства, неутомимого соратника рабочего класса — горячо приветствует “Печать и революция” по случаю 20-летия его творческой и общественной работы”. Поскольку практически вся пресса бойкотировала выставку, для Маяковского эта инициатива была приятным сюрпризом — особенно с учетом того, что он никогда не сотрудничал в журнале и, соответственно, ни о каком кумовстве речь идти не могла. Приветствие должно было быть напечатано на отдельном листе, предваряющем передовицу, и это добавляло ему лишний вес. Когда сотрудник журнала позвонил Маяковскому и сказал, что хотел бы послать ему несколько экземпляров, тот ответил, что заберет их сам, так как хочет лично поблагодарить редакцию.

Сделать это ему не пришлось, потому что, когда журнал вышел, страница с приветствием оказалась вырезанной. Текст изъяли по прямому приказу Артемия Халатова, главы Госиздата (печатавшего журнал), который в письменном виде яростно обвинил редакцию в том, что она дерзнула назвать “попутчика” Маяковского великим революционным поэтом, и требовал сообщить имя того, кто сочинил это “возмутительное приветствие”; редакциитакже было приказано проследить за тем, чтобы соответствующая страница была изъята изо всех пяти тысяч уже сброшюрованных экземпляров, — так и было сделано.
Для Маяковского, который немедленно узнал о случившемся, реакция Халатова стала еще одним горьким подтверждением того, что убийственная критика “Бани” и бойкот выставки были не случайностью, а сознательным проявлением отношения к нему властей. Каким бы могущественным ни был глава Госиздата, он никогда не решился бы пойти на такую резкую меру без одобрения высших инстанций, с которыми он, занимая столь ответственный пост, поддерживал постоянные контакты: так, например, именно в это время он переписывался со Сталиным по поводу необходимости очистить только что вновь изданные воспоминания Горького от ссылок на Троцкого…


Если игнорирование выставки "20 лет работы” и критика “Бани” еще не убедили Маяковского в том, что партийные идеологи относятся к нему с сильной подозрительностью, то это сделали слова Ивана Гронского, главного редактора “Известий”, оброненные однажды во время ночной февральской прогулки: “Владимир Владимирович, дело в том, что у вас расхождения с партией по вопросам художественным, точнее говоря, философско- этическим, более глубокие, чем вы думаете”.
Видя, в каком состоянии Маяковский появился в Институте народного хозяйства, Виктор Славинский попытался приободрить его, рассказав, что видел журнал с приветствием в его честь в типографии, в которой работает. Но слова вызвали противоположную реакцию: Маяковский уже знал, что страница изъята, а напоминание лишь раздувало его раздражение и способствовало агрессивному поведению во время дискуссий. Письмо Халатова недвусмысленно подтверждало, что он попал в немилость. Были ли оскорбления со стороны студентов тоже тому подтверждением? Были ли некоторые участники дискуссии направлены туда специально, чтобы спровоцировать его? Если инстинкт самосохранения закрыл Маяковскому глаза на такую возможность, ее не исключал Николай Асеев, намекавший в связи с этим вечером, что “аудиторию тоже можно формировать по тому или иному признаку”.

Публика в Институте народного хозяйства была молодой. Это была публика Маяковского, ведь именно на молодежь он возлагал свои надежды, за ней было будущее. Если старое поколение не понимает его стихов, то следующее их поймет обязательно! Поэтому он пришел в отчаяние от оказанного ему приема, и в его прощальных словах звучали горечь и смирение: “Товарищи! Сегодня наше первое знакомство. Через несколько месяцев мы опять встретимся. Немного покричали, поругались. Но грубость была напрасна. У вас против меня никакой злобы не должно быть”.
Вторая встреча не состоялась. Через пять дней Маяковского не было в живых.

Маяковский
Понедельник 14 апреля был на редкость хорошим, солнечным днем. Он был и первым днем пасхальной недели. В 09:15 Маяковский позвонил Норе и сообщил, что приедет за ней на такси, потому что у шофера выходной. Встретив его у входа, Нора отметила, что он выглядит уставшим, и это было неудивительно, так как он спал всего несколько часов и к тому же много пил. “Смотри, какое солнце”, — произнесла она и спросила, остались ли у него в голове “вчерашние глупые мысли”. Он ответил, что солнце его не интересует, но “глупости” он “бросил”. “Я понял, что не смогу этого сделать из-за матери. А больше до меня никому нет дела. Впрочем, обо всем поговорим дома”.
Дальше состоялся следующий диалог:
Значит, пойдешь на репетицию?
Да, пойду.
И с Яншиным увидишься?
Да.
Ах, так! Ну тогда уходи, уходи немедленно, сию же минуту.
Я сказала, что мне еще рано на репетицию. Я пойду через 20 минут.
Нет, нет, уходи сейчас же.
Я спросила:
Но увижу тебя сегодня?
Не знаю.
Но ты хотя бы позвонишь мне сегодня в пять?
Да, да, да.
Потом Маяковский быстрыми шагами подошел к письменному столу. Нора слышала шелест бумаги, но не видела, чем он занят, поскольку он загораживал собой стол. Маяковский открыл ящик стола, потом громко закрыл его и начал снова ходить по комнате.
Что же, вы не проводите меня даже?
Он подошел ко мне, поцеловал и сказал совершенно спокойно и очень ласково:
Нет, девочка, иди одна… Будь за меня спокойна… Улыбнулся и добавил:
Я позвоню. У тебя есть деньги на такси?
Нет.
Он дал мне 20 рублей.
Так ты позвонишь?
Да, да.
Заручившись этим обещанием, Нора выходит из комнаты. Когда она уже оказывается за дверью, раздается выстрел. Вскрикнув, она бросается назад. На полу, на спине, раскинув руки, головой к двери лежит Маяковский, рядом с ним маузер. “Что вы сделали? Что вы сделали?” — кричит она, но не получает ответа. Глаза Маяковского открыты, он смотрит прямо на нее и пытается поднять голову. “Казалось, он хотел что-то сказать, но глаза были уже неживые, — вспоминала Нора. — Потом голова упала, и он стал постепенно бледнеть”.
Бросившись прочь из комнаты, Нора зовет на помощь: “Маяковский застрелился!” Из своих комнат выбегают соседи, услышавшие выстрел, но не понявшие, что случилось, вместе с Норой они заходят в комнату Маяковского. Один из них, электромонтер Кривцов, немедленно звонит в скорую. “Маяковский лежал на полу с огнестрельной раной в груди”, а “Полонская стояла на пороге комнаты, сильно плакала и кричала о помощи”, — рассказал он на допросе в милиции. Другие соседи предложили Норе спуститься во двор и встретить карету “скорой помощи”, которая приехала уже через пять минут; события развивались стремительно — после того как Нора и Маяковский приехали в Лубянский проезд, прошло лишь четверть часа. Уже в комнате врачи констатировали смерть Маяковского.

Маяковский

Гроб с телом Маяковского был выставлен в Клубе писателей. За три дня, когда тело Маяковского было выставлено для прощания, десятки тысяч прошли мимо гроба, у которого стоял почетный караул, гражданский и военный: Лили и Осип, а также Луэлла, Пастернак, Асеев, Кирсанов, Третьяков, Каменский, Родченко, Катанян и Луначарский, а также коллеги Маяковского по РАППу: Ермилов, Либединский, Фадеев и Авербах. Другим почетным стражем был Артемий Халатов, всего неделю назад приказавший изъять приветствие Маяковскому из “Печати и революции”. Кроме того, в качестве председателя похоронной комиссии Халатов отвечал за первые три дня посмертной жизни Маяковского. Какова степень иронии, которую может позволить себе судьба!

Халатов произнес речь на траурной церемонии, начавшейся в три часа выступлением Сергея Третьякова. Среди ораторов числился руководитель РАППа Леопольд Авербах, но выступали также друзья и сторонники Маяковского. Кирсанов читал “Во весь голос”; глубоко взволнованный Луначарский произнес речь, в которой говорил, что Маяковский был “куском напряженной горящей жизни”, а после того, как он сделал себя “рупором величайшего общественного движения”, стал таким в еще большей спепени. “Прислушайтесь к звуку его песен, — призывал бывший народный комиссар просвещения, — вы нигде не найдете ни малейшей фальши, ни малейшего сомнения, ни малейшего колебания”.
После выступлений “десять товарищей” выносят покрытый красной и черной тканью гроб, среди них Осип, Асеев, Третьяков и рапповцы Авербах, Фадеев и Либединский.

Гроб с телом Маяковского в Клубе писателей. Справа от Лили и Осипа мать Маяковского, слева от Осипа — Семен Кирсанов, несколько в тени — Рита Райт. За дамой в берете стоит Яков Агранов, но видны только его глаза.

Маяковский

Предсмертное письмо, заготовленное двумя днями ранее, внятное и подробное (что, по мнению исследователей, исключает версию о спонтанности выстрела, начинается словами: «В том, что умираю, не вините никого, и, пожалуйста, не сплетничайте, покойник этого ужасно не любил…». Поэт называет Лилю Брик (а также Веронику Полонскую), мать и сестёр членами своей семьи и просит все стихи и архивы передать Брикам. На похороны Брики успели прибыть, срочно прервав европейское турне; Полонская же, напротив, не решилась присутствовать, поскольку мать и сёстры Маяковского считали её виновницей гибели поэта[24]. Три дня при нескончаемом людском потоке прощание шло в Доме писателей. К Донскому кладбищу поэта в железном гробу под пение «Интернационала» провожали десятки тысяч поклонников его таланта. По иронии судьбы, «футуристический» железный гроб Маяковскому сделал скульптор-авангардист Антон Лавинский, муж художницы Лили Лавинской, родившей от связи с Маяковским сына.

Прощальная церемония во дворе Дома писателей.

Маяковский

Поэт был кремирован в открытом тремя годами ранее первом московском крематории в Донском монастыре. Первоначально прах находился в колумбарии Нового Донского кладбища, но в результате настойчивых действий Лилии Брик и старшей сестры поэта Людмилы урна с прахом Маяковского 22 мая 1952 года была перенесена и захоронена на Новодевичьем кладбище.

Вынос гроба. Гроб несут: первый слева Артемий Халатов в каракулевой шапке, справа Николай Асеев, за ним Василий Катанян, Штеренберг и Джон Левин.

Маяковский

Впервые годы после самоубийства советское общество относилось к Маяковскому и к его творчеству прохладно. На самом деле, после того как сошел со сцены этот гигант, литературный и политический истеблишмент облегченно вздохнул, и мало кто был заинтересован в том, чтобы сохранить о нем память. Его почти не издавали, а правительственные решения об увековечивании его памяти по большей части игнорировались. С исчезновением частных и кооперативных структур нэпа все издательские решения принимались государственными издательствами, где на своих старых постах остались те, кто при жизни Маяковского ему противодействовал.


Учитывая такое положение, Лили обратилась с письмом к Сталину В посмертной судьбе поэта этот документ сыграл огромную и роковую роль:


Дорогой товарищ Сталин, После смерти поэта Маяковского все дела, связанные с изданием его стихов и увековечением его памяти, сосредоточились у меня. У меня весь его архив, черновики, записные книжки, рукописи, все его вещи. Я редактирую его издания. Ко мне обращаются за матерьялами, сведениями, фотографиями. Я делаю всё, что от меня зависит, для того, чтобы его стихи печатались, чтобы вещи сохранились и чтобы всё растущий интерес к Маяковскому был хоть сколько-нибудь удовлетворен. А интерес к Маяковскому растет с каждым годом. Его стихи не только не устарели, но они сегодня абсолютно уникальны и являются сильнейшим революционным оружием. Прошло почти шесть лет со дня смерти Маяковского, и он еще никем не заменен и как был, так и остался крупнейшим поэтом пашей революции. Но далеко не все это понимают. Скоро шесть лет со дня его смерти, а “Полное собрание сочинений” вышло только наполовину, и то — в количестве 1 000 экземпляров! Уже больше года ведутся разговоры об однотомнике. Матерьял давно сдан, а книга даже еще не набрана. Детские книги не переиздаются совсем. Книг Маяковского в магазинах нет. Купить их невозможно.
После смерти Маяковского, в постановлении правительства, было предложено организовать кабинет Маяковского, при Комакадемии, где должны были быть сосредоточены все матерьялы и рукописи. До сих пор этого кабинета нет.
Матерьялы разбросаны. Часть находится в московском Литературном музее, который ими абсолютно не интересуется.
Неоднократно поднимался разговор о переименовании Триумфальной площади в Москве и Надеждинской улицы в Ленинграде — в площадь и улицу Маяковского. Но и это не осуществлено. Это — основное. Не говоря о ряде мелких фактов. Как например: по распоряжению Наркомпроса, из учебника по современной литературе на 1935-ый год выкинули поэмы “Ленин” и “Хорошо!”. О них и не упоминается.
Всё это, вместе взятое, указывает на то, что наши учреждения не понимают огромного значения Маяковского — его агитационной роли, его революционной актуальности. Недооценивают тот исключительный интерес, который имеется к нему у комсомольской и советской молодежи.
Поэтому его так мало и медленно печатают, вместо того, чтобы печатать его избранные стихи в сотнях тысяч экземпляров.
Поэтому не заботятся о том, чтобы, пока они не затеряны, собрать все относящиеся к нему матерьялы.
Не думают о том, чтобы сохранить память о нём для подрастающих поколений.
Я одна не могу преодолеть эти бюрократические незаинтересованность и сопротивление — и, после шести лет работы, обращаюсь к Вам, так как не вижу иного способа реализовать огромное революционное наследие Маяковского.
Л. Брик


Письмо датировано 24 ноября 1935 года. Через несколько дней Лили вызвали в Кремль, где ее принял Николай Ежов, секретарь ЦК компартии и председатель Рабкрина. Спустя два года тот же Ежов займет пост комиссара внутренних дел и будет руководить партийными чистками, но пока он — обыкновенный, хоть и высокопоставленный, партийный работник: карликоподобный мужчина с большими серыми глазами, одетый в темную гимнастерку. “Он похож на хорошего рабочего из плохого советского фильма, — вспоминала Лили, — а может быть из хорошего… ”
Беседа длилась полтора часа. Ежов расспрашивал Лили, записывал и попросил разрешения сохранить шпаргалку, которую она составила и которая содержала разного рода информацию: хронологические данные, издания и так далее. Потом он читал вслух резолюцию Сталина, написанную красным карандашом поперек ее письма:

Товарищ Ежов! Очень прошу Вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям — преступление. Жалобы Брик, по моему, правильны. Свяжитесь с ней (с Брик) или вызовите ее в Москву. Привлекайте к делу Таль и Мехлиса и сделайте, пожалуйста, все, что упущено нами. Если моя помощь понадобится, я готов.
Привет!
И. Сталин

Слова Сталина произвели мгновенный эффект. Уже 3 декабря вторая и третья фразы резолюции были напечатаны в “Правде”, но вместо “лучший, талантливейший” появилось “лучший, талантливый”. Опечатка? Или продолжение того бюрократического сопротивления, о котором писала Лили и которое уже объявлено Сталиным “преступлением”? В любом случае правильная формулировка была опубликована в “Правде” 17 декабря, и в этот же день Триумфальную площадь в Москве переименовали в площадь Маяковского.

По словам Пастернака, этим Маяковского “стали вводить принудительно, как картофель при Екатерине”. Это стало, прибавил он, “его второй смертью. В ней он неповинен”. Под второй смертью Маяковского Пастернак имел в виду то, что положение первого поэта Советского Союза повлекло за собой обязательное очищение его биографии в соответствии с нормами социалистического реализма; он перестал быть живым поэтом, стал памятником, именем которого называли города, улицы и площади.

Канонизация произошла в эпоху, когда большевики вовсю занимались созданием народных кумиров. В каждой области выбирался один образец, который должен был служить примером. Рабочий номер один — Стаханов, трактористка с тем же порядковым номером — Ангелина, хлопкороб — Мамлакат, клоун — Карандаш, диктор — Левитан, режиссер — Станиславский, летчик — Чкалов, пограничная собака — Ингус и так далее. Точно так же у советской литературы было два рабочих-ударника: поэт номер один Владимир Маяковский и прозаик номер один Максим Горький.
Канонизация привела к тому, что Маяковского стали печатать массовыми тиражами, но за исключением академических изданий выбор был весьма тенденциозным: главное внимание уделялось политически корректным произведениям, тогда как ранние, футуристические стихи практически не издавались. Его политический профиль тоже пригладили — “Баню”, например, поставили опять только после смерти Сталина. По тем же причинам затушевывалась — а к концу 70-х годов стала совсем замалчиваться — его связь с Бриками: советский поэт не должен был иметь такую сложную семейную жизнь, в особенности с евреями.

Логичным результатом этой политики стало закрытие в 1972 году Музея Маяковского в Гендриковом переулке, созданного благодаря письму Лили Сталину Для того чтобы полностью вытравить Лили из биографии Маяковского, были предприняты серьезные попытки найти ей замену в качестве главной любви его жизни. Выбор пал на Татьяну Яковлеву. Учитывая ее биографию, выбор не идеальный, но тот факт, что она была эмигранткой, компенсировался тем, что в ее жилах не имелось ни капли еврейской крови.

Сложившаяся ко времени падения советской власти ситуация была абсурдной. Все мало-мальски знакомые с биографией Маяковского знали, что большую часть жизни он прожил вместе с Лили, которой посвятил не только отдельные стихотворения, но и свое Собрание сочинений. Тем не менее официально она не существовала. Таким же ложным было представление о Маяковском как поэте. Когда пал Советский Союз, пал и Маяковский — тяжело, как во времена революций падают памятники. Несмотря на то что во многом он сам был жертвой, большинство людей видели в нем представителя ненавистной системы, официозного поэта, чьи стихи их заставляли учить наизусть. О том, что он писал не только дифирамбы Ленину и революции, но и замечательные любовные стихи, знали немногие. Когда после распада СССР была перекроена литературная иерархия, Маяковский исчез из учебных планов и книжных магазинов. Это стало его третьей смертью — и в ней он был не повинен.

Маяковский

Маяковский

Маяковский

Маяковский

Маяковский

Маяковский

Маяковский

Маяковский



Маяковский

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Виктор_Алёкин

Юрий Карабчиевский. Воскресение Маяковского

Суббота, 10 Июня 2017 г. 15:53 (ссылка)

Юрий Карабчиевский. Воскресение Маяковского - М.: Советский писатель, 1990 - 224 с. 50000 экз. (о)



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Виктор_Алёкин

Ал. Михайлов. Маяковский

Суббота, 10 Июня 2017 г. 15:52 (ссылка)

Ал. Михайлов. Маяковский – М.: Молодая гвардия, 1988 – 559 с., илл. (Жизнь замечательных людей) 300000 экз. – Вып. 700



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Виктор_Алёкин

Н.Харджиев. В.Тренин. Поэтическая культура Маяковского

Суббота, 13 Мая 2017 г. 18:56 (ссылка)

Н.Харджиев. В.Тренин. Поэтическая культура Маяковского - М.: Искусство, 1970 - 328 с., илл. 10000 экз. (со)





Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
kseniasamohina

Спор поэтов (Блок и Маяковский)

Среда, 10 Мая 2017 г. 21:39 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...ayakovskij


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Понтифик_Иванов

Спор поэтов (Блок и Маяковский)

Воскресенье, 07 Мая 2017 г. 21:18 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...ayakovskij

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

Спор поэтов (Блок и Маяковский)

Воскресенье, 07 Мая 2017 г. 21:08 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...ayakovskij


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
bnkp

Спор поэтов (Блок и Маяковский)

Воскресенье, 07 Мая 2017 г. 19:52 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...ayakovskij


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Литературный_Вечерок

10 цитат и афоризмов Владимира Маяковского

Пятница, 28 Апреля 2017 г. 17:46 (ссылка)


6120542_341W2p0wcY (604x399, 58Kb)



10 цитат и афоризмов Владимира Маяковского



Да здравствует — снова! — моё сумасшествие!



— Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!

— Мои стихи не печка, не море и не чума!



Если ты меня любишь, значит ты со мной, за меня, всегда, везде и при всяких обстоятельствах.



— Бессмертие — не ваш удел!

— Зайдите через тысячу лет. Там поговорим.



Я пишу потому, что я больше не в состоянии об этом думать.



— Маяковский, каким местом вы думаете, что вы поэт революции?

— Местом, диаметрально противоположным тому, где зародился этот вопрос.



Не ругайте меня мерзавцем за то, что редко пишу. Ей-богу же, я, в сущности, очень милый человек.



То, что тебе хоть месяц, хоть день без меня лучше, чем со мной, это удар хороший.



Как ужасно расставаться, если знаешь, что любишь и в расставании сам виноват.



— Вот вы писали, что «среди грузинов я грузин, среди русских я русский», а среди дураков вы кто?

— А среди дураков я впервые!

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
bnkp

Себе, любимому, посвящает эти строки автор

Воскресенье, 23 Апреля 2017 г. 22:24 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...roki-avtor

Четыре. Тяжелые, как удар. «Кесарево кесарю — богу богово».
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_kulturologia

Литература: Кто заставил Маяковского петь песни, сидя под бильярдным столом, или Несколько историй о самой популярной игре литераторов

Четверг, 13 Апреля 2017 г. 09:18 (ссылка)


Владимир Маяковский был не только талантливейшим поэтом, но и самым известным бильярдистом среди писателей, он слыл одним из сильнейших игроков в Москве. Поэт не любил играть «на интерес», но денежный выигрыш тоже не был для него самоцелью. За бильярдным столом Маяковский нередко сводил счеты со своими литературными оппонентами и критиками. Проигравшим приходилось лезть под стол на четвереньках. Однако находились и такие, из-за которых Маяковскому самому довелось побывать под столом.

Подробнее..

http://feedproxy.google.com/~r/kulturologia/~3/CmYzb1Gfydg/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Feigele

Замуж за Маяковского

Воскресенье, 02 Апреля 2017 г. 13:05 (ссылка)


Замуж за Маяковского.



Список тех, кто отказался



«Будет любовь или нет? Какая — большая или крошечная?» — этот вопрос Владимир Маяковский задавал себе в жизни несколько раз. Его романы развивались стремительно, одни длились пару месяцев, другие — больше десяти лет, но ни один из них не привел к браку. Вспоминаем муз поэта.



Софья Шамардина. «Сонька — член горсовета»





1 (646x700, 264Kb)

Софья Шамардина



*************
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Доремифа_СОЛЬка

Цветочные натюрморты Рамиля Гаппасова

Воскресенье, 19 Марта 2017 г. 16:21 (ссылка)

Это цитата сообщения Ipola Оригинальное сообщение

Цветочные натюрморты Рамиля Гаппасова




2835299_ (700x521, 54Kb)



Мир опять цветами оброс,

У мира весенний вид.

И вновь встает нерешенный вопрос -

О женщинах и о любви…




Владимир Маяковский, 1926



2835299_ (236x68, 4Kb)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
NATAHART

Любовные треугольники русских поэтов.

Пятница, 17 Марта 2017 г. 17:04 (ссылка)


Любовные треугольники русских поэтов.



 



3437398_1478588873118874648 (700x495, 84Kb)



 



Серебряный век — время свободных чувств, эпатажных романов и любовных треугольников. Статья рассказывает о сложной и драматичной семейной жизни известных русских поэтов.



Читать далее...
Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

Становление лирического героя в творчестве раннего Маяковского

Четверг, 16 Марта 2017 г. 22:42 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...yakovskogo


Критика на творчество известного русского писателя Владимира Маяковского

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

«Я ж навек любовью ранен...» (Стихи В.В. Маяковского о любви)

Четверг, 16 Марта 2017 г. 22:38 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...o-o-lyubvi


Критика на творчество известного русского писателя Владимира Маяковского

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
NATAHART

Замуж за Маяковского. Список тех, кто отказался.

Среда, 15 Марта 2017 г. 21:49 (ссылка)



Замуж за Маяковского. Список тех, кто отказался.



 



3437398_jenshiniMayakovskogo1024x1024 (700x700, 269Kb)



 



«Будет любовь или нет? Какая — большая или крошечная?» — этот вопрос Владимир Маяковский задавал себе в жизни несколько раз. Его романы развивались стремительно, одни длились пару месяцев, другие — больше десяти лет, но ни один из них не привел к браку. Вспоминаем муз поэта.



Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
TATIANA_36

Цветы от Маяковского...

Воскресенье, 12 Марта 2017 г. 08:05 (ссылка)





Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.





Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.





Она вообще не воспринимала ни одного его слова — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупала его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.



 



Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

Владимир Маяковский. Скрипка и немножко нервно

Вторник, 28 Февраля 2017 г. 23:55 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...hko-nervno


Произведения русского писателя Владимира Маяковского

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
plushewa

Владимир Маяковский. Послушайте!

Вторник, 28 Февраля 2017 г. 23:54 (ссылка)
md-eksperiment.org/post/201...oslushajte


Произведения русского писателя Владимира Маяковского

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<владимир маяковский - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda