-ћузыка

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 07.11.2007
«аписей: 318
 омментариев: 824
Ќаписано: 1204

"Ћ®ƒ » ѕЋјћ≈Ќ№". –ецензии на антологию.

—реда, 06 јпрел€ 2011 г. 21:56 + в цитатник
Logosky все записи автора

Ћед (200x285, 19Kb)

      нига жива читателем. »стина эта очевидна: только по€вилась на книжных прилавках –оссии великолепно изданна€ антологи€ современной русской прозы и поэзии в 2-х томах «Ћ®ƒ и ѕЋјћ≈Ќ№» (ћ., —оюз российских писателей, 2009)  как тут же попала в  список изданий, имеющих высокий читательский спрос. » это не удивительно – стильный двухтомник, дающий срез современной русской литературы, где представлены не только широко известные прозаики и поэты –  ¬иктор јстафьев, –услан  иреев, ¬алерий ѕопов, јлексей ¬арламов, ≈вгений –ейн, јнатолий ∆игулин, ¬ладимир —околов, ќлег „ухонцев, »ван ∆данов, но и талантливые авторы из российской глубинки: ќлег ≈рмаков, —ветлана  екова, јлиса ѕоникаровска€, Ќина √орланова, ¬ладимир  раковский, ќлег √лушкин, ¬ладимир ћисюк, Ѕорис —котневский, ¬ладимир ћакаренков, јлександр Ћейфер, ¬ладимир  рюков и многие другие.  »здательский проект вполне себ€ оправдал: антологии всегда в цене, всегда в моде. —оставител€ми тома «Ћ®ƒ» стали мастера современной прозы —ветлана ¬асиленко, Ѕорис ≈всеев, ћихаил  ураев; тома «ѕЋјћ≈Ќ№» - мастера современной поэзии  Ћюдмила јбаева, ¬ладимир  оробов, ёрий  ублановский.

     ѕоложительные отзывы на антологию по€вились в периодических издани€х ћосквы и —анкт-ѕетербурга, “оль€тти и —моленска, ќмска и  алининграда,  расно€рска и ¬ладивостока… ћы предлагаем вниманию читателей избранные  высказывани€ об  этом уникальном издании – эссе  ћихаила  ураева (—анкт-ѕетербург), ёри€  ублановского (ћосква), —ветланы –оманенко (—моленск), ќльги ¬аленчиц (“оль€тти),  ƒмитри€ ѕэна (ƒжанкой, јвтономна€ –еспублика  рым).

 

 * * *

ћихаил  ”–ј≈¬

 

                                                   “ќ – ћџ?

 

     √де та литература, что ведет сегодн€ честный, пр€мой разговор с читателем о жизни подлинной, не выдуманной, литература, ст€жавша€ в иную пору авторитет, к примеру, журналу «Ќовый мир» времен “вардовского и «алыгина?

     ¬от она -  перед тобой, уважаемый читатель.

     Ќикуда она не делась, совестлива€ отечественна€ литература. » не случайно, конечно, в обширном списке авторов, участвующих в томе прозы антологии «Ћ®ƒ » ѕЋјћ≈Ќ№», читатель узнает тех, с кем не раз встречалс€ на страницах «старого» «Ќового мира»: ¬иктор јстафьев, јндрей Ѕитов, —ветлана ¬асиленко, –услан  иреев, јлексей ¬арламов…

     ѕосле знакомства с составом этого сборника € пришел к убеждению, что едва ли не большинство включенных в него рассказов и небольших повестей могли бы зан€ть достойное место на страницах литературных журналов, в трудную пору поддерживающих честь и достоинство нашей литературы.

     «”ж не собрание ли сочинений литературных «староверов» предлагает мне эта книга?» - подумает осторожный читатель, ожидающий трезвого и проницательного писательского взгл€да в день сегодн€шний, а не вчерашний, ищущий новых впечатлений, ищущий новой жизни на страницах выход€щих сегодн€ книг и журналов.

     ќна и есть в этой антологии – нова€ жизнь!

     “а жизнь, что простираетс€ за пределами следственных кабинетов и тюремных камер, банкирских контор и вилл скороспелых миллионеров, не оглушающа€ криминальными сюжетами, эротическими приключени€ми и странстви€ми в кра€х, где никто никогда не жил и жить не будет.

     ј вот за пределами пространств, ставших полем литературной экзотики, как раз и лежит огромна€, поистине необозрима€ территори€, где живем мы с вами, дорогой читатель.

      то – мы?

     ƒа те, кто живет не на проценты с чужой глупости и доверчивости. “е, кто не покупает на падающие с неба деньги нефт€ные скважины и морские порты, кто не нанимает киллера, чтобы расправитьс€ с соседом, не желающим выносить мусор дальше парадного… ћы не покупаем самолет, чтобы лететь к коварной красавице на свидание на ћайорку, а берем у соседки по общежитию брюки и кофточку и мчим на край света за своим единственным на всю жизнь (—ветлана ¬асиленко «ќткуда у теб€ этот шрам?»)… ћы – это те, кто помнит свою вину перед близкими и дальними (јлександр ягодкин «∆изнь невпопад»), кто хранит пам€ть о наших стариках и старухах, без ропота на судьбу доживающих свой нелегкий век (Ќадежда ¬асильева «“ри копейки, две копейки – п€тачок»). “е, кто день за днем несЄт и сегодн€ брем€ одиночества и не позвол€ет тирании будней властвовать над душой (ћарина Ўл€пина «Ѕлизь и даль»). “е, кто улыбкой, обращенной и на себ€, защищаетс€ от навала житейской пошлости (ѕавел Ѕасинский «»споведь графомана», ¬алерий ѕопов «јвтора!», Ќина √орланова «¬одоканальи…»). ћы – это те, кто в занесенном снегом приволжском городке внутренним взором вместе со снежными вихр€ми летит, обнима€ остывшую бесприютную землю, готовый согреть ее свои дыханием, теплом своего сердца (Ќиколай —мирнов «ћетель в уездном городе»)…

     ћожет быть мы – это и есть –осси€?

     Ќе слишком ли горделивое и чрезвычайно об€зывающее предположение?

     ƒа ведь как сказать?..

     ћожет быть, именно сейчас, когда столько сил и умень€ прикладываетс€ к тому, чтобы размыть, объ€вить историческим недоразумением, а потом, гл€дишь, и смыть, и вовсе вытравить из сознани€ само пон€тие «–осси€», - самое врем€ огл€нутьс€ на себ€ самих, серьезно и не суетливо обозреть пространство наших душ, загл€нуть в глаза наших доверчивых мужиков (ёрий Ќекрасов «ѕь€ные сны Ћеонида √ул€ева»), пригл€детьс€ к браконьерам, расхитител€м земных даров (¬италий успенский «Ѕобры») и даров небесных (“ать€на “айганова «ѕридет понедельник)…

     » не на пустыр€х родилась эта литература, вот мелькнула тень √огол€ (Ћариса ќленина «—утенки»), уроки ёри€ “ын€нова блест€ще освоены ¬ладиславом ќтрошенко («ƒело об инженерском городе»). Ќе дает зарасти тропам, натоптанным ёрием  азаковым в российских междуречь€х, младший брат по перу ¬италий ”спенский. јрсен “итов («√ератска€ дорога») так освоил тер€ющиес€ за горными хребтами дороги  авказа, словно проводником его в этих горах был сам ‘азиль »скандер…

     » вихри новых литературных ве€ний, сметающих прежние «табу», то нескромно приподнимающие кра€ одежд, то кружащие голову причудливой в€зью слов, достают и –€зань, и ¬ладимир, и “оль€тти. ¬сем нормам современной европейской новеллы отвечает беспощадна€ в своей искренности повесть јлисы ѕоникаровской «—вадебный марш из ћатросской “ишины».

     –€дом с именами давно известными читатель встретит немало новых дл€ себ€ имен, а главное, как мне кажетс€, получит редкую по нынешним временам возможность обозреть обширные пространства, где произрастает и поныне достойна€ русска€ проза.

     ¬от «географи€» тома «Ћ®ƒ».

     “ридцать из сорока авторов живут не в ћоскве, только двое в ѕитере, “рое в “оль€тти, по двое авторов представл€ют ¬ладимир, ¬оронеж, ќмск, —моленск, ¬ологду, еще по одному –  расно€рск, ѕетрозаводск, ѕермь,  алининград, »ркутск, –остов-на-ƒону, ¬ладивосток, „ел€бинск, город ћышкин (ярославска€ область) и город  ораблино (область –€занска€)…

     „то же объедин€ет авторов, придерживающихс€ каждый своей писательской манеры, разделенных и возрастом, и судьбами, и обширным пространством?

     ќтвет прост: сборник представл€ет читателю —оюз российских писателей, представл€ет не в деклараци€х, не в программных за€влени€х и манифестах, не в опровержении своих оппонентов, не в литературной междоусобице, до которой дела нет ни читател€м, ни издател€м. Ћицо каждого творческого —оюза – да, конечно, это имена, но в первую очередь, так сказать, продукт, в данном случае – литература. » читателю самому судить о качестве этого продукта.

     ѕризнатьс€, нам и самим интересно обозреть свои р€ды, попытатьс€ вот так, воочию, увидеть и пон€ть, что же нас объедин€ет и объедин€ет ли, кроме членских билетов и приверженности принципам добра и справедливости, верности не шуточному назначению литературы.

     ћне кажетс€, читатель непременно заметит в представленных сочинени€х достаточно строгий вкус, отсутствие пошлости, ставшей непременной приманкой дл€ невзыскательного обывател€, игры на низменных инстинктах. » еще.  ак ни пытаютс€ объ€вить интеллигенцию и интеллигентность анахронизмом, но вот же – целый сборник прозы, удовлетвор€ющий именно этому интеллигентному стилю жизни и творчества. ј интеллигентность – это прежде всего уважение к «другому», отсутствие агрессии, назидательности, наставничества в отношени€х с читателем.

     —егодн€ нас с вами, и пишущих, и читающих, пытаютс€ уверить в том, что в литературе уже «все было», не было разве что безогл€дной свободы, когда все дозволено и ничего не запрещено.

     Ќу что ж, предположим, что в литературе «все было», но пусть над сочинительством небывалого и невозможного труд€тс€, кто умеет… Ќаверное, здесь все-таки речь о литературе производной от другой и других литератур – да, там все было.

     Ќо пока жизнь не остановилась, пока она преподносит нам день за днем новые испытани€, новые печали и радости, пока человеческое сострадание, сочувствие, любовь и долг, способность разделить чужую боль будут дл€ людей не только словами, - останетс€ литература, не убегающа€ от жизни, но идуща€ р€дом с читателем реальными земными пут€ми, помогающа€ спасти душу живую, усто€ть под напором вс€ческого рода нежити.

 

                                                  * * *               

                                                     ёрий  ”ЅЋјЌќ¬— »…

 

                                    …—Ћќ¬ќ ќ“«ќ¬≈“—я

 

     —тоит ли жаловатьс€, что врем€ дл€ поэзии сейчас не простое. ¬прочем, «простым» оно было разве что в —еребр€ном веке. “огда агонизирующее в канун исторической катастрофы общество буквально упивалось – словно напоследок – поэзией, порой весьма €довитой. ƒругой вариант столь же лихорадочного поэтического ажиотажа повторилс€ через полвека – в начале 60-х годов. ћожно заметить, что при такой массовости аудитории и спросе на лирику, каждый раз словесна€ бутафори€ сгор€ча принималась порой за живое слово…

     ј те процессы, что в современной поэзии не просто настораживают, но уже и вызывают культурный протест, народились еще давно, еще при советской власти. ¬ 1984 году в замечательном эссе о ѕушкине јлександр —олженицын предупреждал: «”же цела€ литературна€ ветвь практически “работает на снижение”, развалить именно то, что в русской литературе было высоко и чисто. –аспущенна€ и больна€ своей распущенностью, она силитс€ представить всеиронию, игру и вольность самодостаточным Ќовым —ловом».

     ќднако в ту пору совкова€ цензура, больше всего, как известно, ценивша€ в искусстве «борьбу хорошего с лучшим», заодно с искренним и бескорыстным свободным творчеством попридерживала под своим намордником и ту литературную гарь, на которую указал —олженицын.

     Ќо намордник вдруг отвалилс€ – и, как чуть ли не единственна€ альтернатива соцреалистической лжи, на поверхность выскочили именно чертики постмодернизма, беззастенчивые, крикливые, карьерно спешащие наводить мосты с простодушными и либеральными западными славистами (которые сами, будучи, в основном, детьми анархичной «сексуальной революции» 1968 года, клюют как раз на такое). ѕрежде всего потребовали они тогда избавить нашу литературу от «бациллы учительства», насадить «русские цветы зла», а свои потуги самонаде€нно выдавали за свежее и монопольное слово новой литературы. ѕлоский сарказм, богохульство, матерок и брезгливое отношение к духу отечественной истории – компоненты данного литературно-коммерческого движени€ в никуда. “ака€ литература, в которую не надо вдумыватьс€ и вчитыватьс€, как раз и пришлась по вкусу массмедиа, болтливым критикам и околоолигархической  тусовке  в целом. јл€повата€ картина посттоталитарной культуры…

      ”твердитьс€ ей оказалось тем проще, что на другом полюсе – добросовестный лирический традиционализм все стремительней вырождалс€ в эклектику. ќт «благонамеренности» лирических текстов в патриотических литературных издани€х сводило скулы: настолько были они – в своей основной массе – не интересны, беспомощны. –ушатс€, можно сказать, миры, а данна€ поэтика делает вид, что ничего не случилось. ѕр€мо скажем, постмодернисты оказались все же пассионарнее, а потому энергичнее, при этом сообразу€сь с мировой конъюнктурой.

     Ќо всегда были и есть поэты – которые, следу€ своему дару, почитали ниже своего достоинства подлаживание к житейской и культурной реальности, а уж тем паче самопиар. ¬едь и в самые неблагопри€тные дл€ поэзии времена в отечестве нашем теплилась независима€ литературна€ жизнь, не ушла атмосфера литобъединени€, студии, семинара, не была забыта русска€ классика, а поиски нового не св€зывались с непременным успехом. √еографический и стилеобразующий диапазон поэтического тома антологии «ЋЄд и ѕламень» – верное тому подтверждение.  ультурна€ жизнь –оссии, как сердце, бьетс€ даже и под бессовестным наплывом масскультуры и тех образцов, которые порой назойливо нав€зывает столица.

     ¬рем€ дл€ поэзии еще и потому не простое, что стихотворение требует, ждет неспешного, многократного прочтени€, требует не нав€зчиво, – деликатно, с верной перспективой наслаждени€ гармонией, красотой – но все-таки это требование, необходимое дл€ полноценного постижени€. ј современный обыватель ищет, чтобы его развлекали, не требу€ ничего кроме натуральной платы за удовольствие. ≈го сознание становитс€ все более клиповым, не способным к прот€женному постижению. ќн ищет ставших необходимыми адреналинчика и порнографического момента. ќн уже позабыл, отвык (а, точней, по молодости уже и не привыкал), что искусство ждет чистого жара сердца, закал€ет, а не разрыхл€ет характер, делает личность моральнее и духовно сильнее. ѕоэт приходит в «мир» с искренним самоотверженным словом, драматичным, порою т€жким – но, несомненно, с целительным.  —ловом, зовущим верить Ѕогу, любить ќтечество. » чувствовать ответственность каждого перед всеми. ¬сЄ это не архаичные «русские комплексы»  – а сущностные, необходимые составные насто€щей нашей поэзии. ¬спомните пушкинские «ћаленькие трагедии» или «ћедного всадника»  –  как там неспокойно; там така€ бездна смысла, что туда страшно загл€дывать. ј все равно –

с в е т л о.

     ¬от она, высша€ тайна поэзии!

     Ќо разве культура ’’1 века предполагает такое? ќна последовательно моделирует

с в о е г очеловека. ј бескорыстные, искренние поэты в ее координатах – нелепый анахронизм. ¬ современных потребительских обществах, к которым в общем-то и примкнула –осси€ в послесоветское врем€, не представим уже лирик глубины Ёдгара ѕо, Ћермонтова, Ѕодлера. »змельчал человек, превратилс€ в автоматическую марионетку прогресса.

     ’от€ правда и то, что в –оссии – поэзии всего лишь два с небольшим века; словесные по крайней мере, ресурсы ее до конца не вычерпаны.

     Ќо с другой стороны – катастрофически подорван поэтический генофонд. —о сколькими мастерами расправилс€ советский режим! —кольких подм€ли 90-е годы! ƒумаю, едва ли не любой интеллигент согласитс€, что читает теперь стихов много меньше, чем раньше, что относитс€ к ним без прежнего жара. » порой ловишь себ€ на мысли: да существует ли еще читающа€ –осси€ как культурное целое? Ѕыстро уходит из сознани€ непоколебима€ прежде убежденность в предназначении. ј без нее кака€ ж поэзи€?

     ”бережетс€ ль в такой катастрофической ситуации лирическое слово? я, например, нашу родину без поэзии просто не представл€ю. “о будет совсем, совсем друга€ страна, жестка€, нехороша€.

     ƒанный том можно рассматривать еще и как смотр лирических сил – прощальный? »ли многообещающий?  – покажет будущее. Ќайдутс€ ль, придут ли те, кто возьметс€ подхватить эстафету? ¬о вс€ком случае в объеме этих страниц ничего не преувеличено и не преуменьшено, добросовестна€ поэзи€ наших дней именно такова. ≈сть, разумеетс€, еще немало €рких самобытных поэтов и вне этой книги.  ак важно нам всем чувствовать солидарность…

     ”же подзабыто слово – ответственность. Ќо мы с нею в доле.

 

                                                               * * *                               

 

                                                                  —ветлана –ќћјЌ≈Ќ ќ

 

                                  «ќЋќ“џ≈  –”ѕ»÷џ —Ћќ¬

 

     ”же в названии томов антологии —оюза российских писателей, отсылающем читател€ ко второй главе «≈вгени€ ќнегина» (книга прозы называетс€ «ЋЄд», поэзии – «ѕламень»),  угадываетс€ за€вка на определЄнный уровень. ”ровень вошедших в антологию произведений действительно высокий,  несмотр€ на то, что здесь представлены не только известные писатели – ¬иктор јстафьев, јндрей Ѕитов, –услан  иреев; поэты – јнатолий ∆игулин, ¬ладимир —околов, ёрий  ублановский, ≈вгений –ейн, ќлег „ухонцев, но и  новые дл€ читател€ имена.  »з сорока прозаиков, произведени€ которых составили первый том, в ћоскве живут лишь дес€ть. ќстальные – из ¬оронежа, “оль€тти, ѕетербурга, ќмска, „ел€бинска, ¬ладимира, —моленска, ¬ологды,  расно€рска, ѕерми,  алининграда, ѕетрозаводска, »ркутска, ¬ладивостока, –остова-на-ƒону и других городов –оссии. “о же самое – в томе поэзии. Ћитературные школы и направлени€ также разные. ‘ормально всех объедин€ет принадлежность к одной творческой организации – —оюзу российских писателей. Ќо не только это. —ознательно или невольно составител€ми антологии предприн€та попытка, как пишет в предисловии к первому тому петербургский прозаик ћихаил  ураев, «огл€нутьс€ на себ€ самих, серьЄзно и не суетливо обозреть пространство наших душ…», с тем, чтобы ответить на давно назревший вопрос, имеем ли мы право сегодн€ говорить о некой духовной общности, обозначаемой пон€тием «–осси€»…

     ќднажды, в начале 90-х годов прошлого столети€, примерно в то врем€, когда в стране внезапно проснулось дремавшее доселе национальное самосознание, когда  гор€чо обсуждались фильмы —танислава √оворухина «“ак жить нельз€», «–осси€, которую мы потер€ли» и «¬елика€ криминальна€ революци€», мне довелось услышать объ€снение, что означает каждый из  цветов российского триколора. ƒо сих пор не знаю, было такое толкование когда-либо официально прин€то или это легенда, но в пам€ть мне врезалось, что белый цвет российского флага символизирует чистоту души русского человека…

     “ак ли уж он изменилс€ в главном, сегодн€шний герой русской литературы?  ќднозначно сказать трудно. ¬от молодой мужик ѕетька, тракторист и комбайнЄр, на все руки мастер, из рассказа смоленского прозаика ¬илена —альковского «¬ода».  ¬з€вшись  было выполнить предсмертную просьбу старика-тест€ – привезти родниковой воды из той криницы, что в бывшей деревушке, где старик родилс€, он останавливаетс€ на полпути и поворачивает обратно: «ѕорюсь попусту, а старик, когда хочешь коньки отбросил…  ому будет вода? ѕЄхом – это мне час туда, час оттуда! ѕриволоку – да и зр€… Ќаберу в посЄлке, в колодце у речки… ѕогон€й! ј то хуже наделаешь: ни своей не попьЄт, ни этой…» —тарик однако  воды дождалс€, и голос совести тревожит ѕетьку, хот€ и недолго. »ли вз€ть главного геро€ рассказа Ћевона ќсеп€на « оммерческий рейс» водител€ первого класса ≈гора ѕрончука. „естный и правдивый человек, вынужденный по слабости характера подчин€тьс€ алчной своей жене, идти против собственных жизненных правил, он воспринимает  автомобильную катастрофу на горной магистрали и собственную гибель  как избавление и возвращение на круги сво€. — другой стороны,  симпатичные, положительно характеризующиес€ по месту службы милиционеры, при виде больших денег в руках  предпринимател€-азербайджанца, который едет за товаром, не задумыва€сь о возможных последстви€х, решаютс€ на вымогательство, а встретив противосто€ние, и расправу (ћихаил  ураев «—пальный вагон пр€мого сообщени€»).

     ј вот кузнец √ул€ев - герой повести ёри€ Ќекрасова «ѕь€ные сны Ћеонида √ул€ева» с его простодушием и привычкой во всех бедах винить только самого себ€ вполне мог бы быть персонажем  уприна или Ћескова. Ћишь новые «хоз€ева жизни», всеми правдами и неправдами скупающие в черте города старенькие дома, да бомжи на помойках свидетельствуют о том, что действие происходит в наши дни. „иста€ душа – и безым€нна€ героин€ рассказа “ать€ны “айгановой «ѕридЄт понедельник» с еЄ надеждой на простую человеческую радость.

     ќдна из примет сегодн€шней российской жизни - «ушибленные» локальными войнами персонажи. Ёто относ€щийс€ ко всему подчЄркнуто серьЄзно, ретиво муштрующий студентов майор ћамыкин (јлексей ¬арламов «ѕрис€га»). »ли обитающий в подмосковных ћытищах глухой полусумасшедший гастарбайтер из бывшей ёгославии по прозвищу –абсила (Ѕорис ≈всеев «ћ€со в цене!») с его размышлени€ми об очищающей сути ¬еликого поста и острозаточенным колбасным ножом, который он, не задумыва€сь, пускает в ход: будь то р€женый по случаю ћасленицы налЄтчик или вдруг показавшиес€ лишними собственные пальцы. –осси€ в его воспри€тии - это карнавал нищих, вороватых, убогих, который одновременно и отталкивает, и прит€гивает к себе.

     ј ¬ладимир  антор в рассказе «Ѕиблиофил» затрагивает во все времена важную дл€ литературы тему взрослени€ геро€: не столько воспитани€ чувств, сколько, если можно так сказать, идентификации личности. —юда же примыкают «Ћионский дилижанс» ¬ладимира  раковского – отрывок из романа «Ѕор€. ∆изнеописание» и рассказ «ƒругой город» –услана  иреева.

     ѕоразили блистательные дневниковые заметки на темы искусства ёри€  ар€кина. ¬ полном соответствии с названием («”колы мысли») в них много примечательного. ¬ частности, два письма о духовно-художественном родстве  ƒостоевского и ћикеланджело, автором которых €вл€етс€ внук ћ.».  утузова – ‘еофил ћатвеевич “олстой, музыкальный критик и высокий чиновник цензурного ведомства. ј особенно хороша  главка о «„укоккале», название которой  «¬есЄлое и трагическое завещание последнего возрожденца».

     —ловом, полновесна€, качественна€ современна€ проза.

     ≈щЄ более разнообразны темы поэтического тома антологии. ¬ предисловии к нему  ё.  ублановский пишет: «ѕоэт приходит в «мир» с искренним самоотверженным словом, драматичным, порою т€жким – но, несомненно, с целительным. —ловом, зовущим верить Ѕогу, любить ќтечество. » чувствовать ответственность каждого перед всеми. ¬сЄ это не архаичные «русские комплексы» - а сущностные, необходимые составные насто€щей нашей поэзии». Ќо это так должно быть. ќтнюдь не склонный к обольщени€м относительно сегодн€шней культурной ситуации в –оссии, автор предислови€ продолжает: «ƒумаю, едва ли не любой интеллигент согласитс€, что читает теперь  стихов много меньше, чем раньше, что относитс€ к ним без прежнего жара. » порой ловишь себ€ на мысли: да существует ли ещЄ читающа€ –осси€ как культурное целое? Ѕыстро уходит из сознани€ непоколебима€ прежде убеждЄнность в предназначении. ј без неЄ кака€ ж поэзи€?»

     Ќевольно зацепившись за эти слова, € читала книгу «ѕламень» под определЄнным углом зрени€ - проследить, насколько вообще сегодн€шнюю поэзию занимает  вопрос о своЄм предназначении.  ак оказалось, занимает. ¬ыражаетс€ это разными способами. ќсмыслением себ€ в р€ду знаковых дл€ отечественной литературы имЄн. ќщущением, говор€ словами ƒавида —амойлова, «рукоположени€ в поэты». ¬з€ть, к примеру, «” могилы јхматовой» Ћюдмилы јбаевой, « уда как мы звонкоголосы…» Ћеонида √ригорь€на, « ака€ грусть! Ќо, впрочем, это…» јлександра “рунина и др.

»ли обращение к «пресловутой»  теме родины, еЄ исторического значени€, еЄ унижени€ и защиты (¬иктор ƒомбровский « азаки», —ергей √алкин « уликово поле», Ќиколай ѕанченко «  –оссии», јнастаси€ ’аритонова «»стерзанна€, нища€ страна» и др.). “ака€ же роль отведена вплетЄнным в ткань стиха реминисценци€м, как у  ¬ладимира  рюкова:

 

¬от, смотрите, на этих листах

Ќашей жизни странна€ музыка.

»ли – выбранные места.

 

¬стречаютс€ и пр€мые суждени€ о предназначении:

 

 ричали с эстрады о вечном,

горланили спь€ну стихи,

а сами, как стадо овечье,

пугались любой чепухи.

 

ћетались, толка€сь в загоне,

терпели и стужу, и гр€зь…

»м снились крылатые кони,

что мчали их к славе, клуб€сь.

 

Ќо врем€, листа€ страницы,

разве€ло многое в прах,

лишь слов золотые крупицы

лежат на √осподних весах.

(¬ладимир  оробов «ѕоэты»)

 

… » темень цветна€ шумела в саду

ќ том, что и ливень – стена мироздань€.

ѕод чЄрным сердечком таила беду:

’удожнику – смерть, а поэту – страданье.

(јнастаси€ ’аритонова«» темень цветна€ шумела в саду»)

 

—вободолюбы и поэты…

¬ –оссии нам предрешено

—читать последние монеты

» пить не царское вино.

» воплощать своЄ призванье

¬ ночи за кухонным столом,

 огда метафора в сознанье

ћелькает крупным мотыльком.

(¬ладимир ћакаренков «ћечтатель €, и ты мечтатель»)

 

я полжизни смиренно прожил,

сочин€л свои «ахи» и «охи»,

оказалось – тем самым крушил

постамент большевистской эпохи.

ќн несЄтс€, как бурный поток,

он по-прежнему чист и простужен,

сокрушительный мой шепоток,

что отечеству всЄ-таки нужен!

(√еоргий Ѕулатов «ћне поко€ уже не вернуть…»)

 

    ќстаетс€ наде€тьс€, что «сокрушительный шепоток» большинства авторов из российской глубинки, обретший на страницах антологии «ЋЄд и ѕламень» свой неповторимый голос, отечеству и читател€м «все-таки нужен».

 

                                        * * *

                                                        ќльга ¬јЋ≈Ќ„»÷

 

                        јЌ“ќЋќ√»„Ќџ≈ ¬ѕ≈„ј“Ћ≈Ќ»я

 

            я из российской глубинки.

            ќтсюда о температуре кипени€ столичной литературной жизни можно судить только опосредованно.

            Ќапример, по стихам некоренных москвичей:

 

¬ ћоскву! ¬ ћоскву!

ј что в ней делать?

ћосква така€ ж глухомань…

(¬.  оробов)

 

            »ли некоренных петербуржцев:

 

ѕо московскому времени нынче живет

разве только что арми€, космос и флот

с мавзолеем.

(». ƒуда)

 

            ѕо разговорам с приезжающими нас навестить «известными поэтами современности». ѕо их заботе о наших больших и малых публикаци€х, о выступлени€х нас, малоизвестных авторов, в ÷ƒЋ, об установлении творческих контактов с литераторами зарубежь€. «абота - есть.

            Ќекоторые детали привнос€т рассказы выпускников Ћитинститута им. ј.ћ. √орького и ¬ысших литературных курсов при оном. —убъективность взгл€да здесь налицо, но не о том речь.

             акие бы отношени€ – деловые, творческие, при€тельские и даже сердечные – не объедин€ли «российскую глубинку» с «капитанским мостиком» современной русской литературы, судить о жизнеспособности и силе литературного объединени€ будут не столько по нашим «мемуареальным» запискам и перепискам, сколько по публикаци€м в жанре мегатекста, т.е. антологии.

            ќтсюда максимальна€ ответственность и сложность поставленной перед составител€ми антологии задачи.

            Ћитературный »нтернет допускает предельный демократизм публикаций, демократизм гипертрофированный, свалкообразный, как говоритс€, есть азарт – ищите иголку в стоге сена.

            јнтологи€ – это квинтэссенци€. „то ни голос – игла. “ак должно быть.

ѕолучилось ли? ѕусть решают читатели. я готова к тому, что повального одобрени€ не дождатьс€. » не только потому, что почти всегда обиженно и злорадно звучат голоса тех, кто осталс€ за кадром ввиду ограниченности объема издани€. ”ровень подборок действительно не вполне ровный. Ќекоторые авторы представлены не самыми своими показательными стихами (с их собственной точки зрени€; с точки зрени€ их «по-читателей»). Ќекоторые авторы не дот€гивают до «средней температуры» по союзу – быть может, у них еще все впереди? »х задача на данный момент – представить собственное региональное отделение – выполнена исправно.

…ѕожалуй, самую злую шутку с авторами и составител€ми «ѕламени» сыграло то €вление, которое € называю «русской поэтической доминантой»:

 

≈сть в российской природе особа€ грусть,

Ѕез которой не стать бунтарем и поэтом…

(√. Ѕулатов)

 

ƒа, чуткий голос русского поэта (так же как и музыканта, и художника!) не возможно представить без устойчивых тональных св€зей с тоской, вечностью и обличением состо€ни€ собственной державы. ƒа, «за державу обидно». » конца кра€ этой обиде (а уж этой вечности и подавно!) не видно. » берет си€ обида за горло, и сдавливает его, иногда до полной потери естественности интонации…

            „ем более открытым текстом подаетс€ авторское отношение к моральным ценност€м, тем у€звимее поэзи€. »сключение составл€ют те исторические времена, когда «народ безмолвствует», когда пафосное обличение равносильно подвигу, ибо ставит на жизни поэта и его творчестве властный крест… Ќо и тогда поэт рискует подлинностью человеческой интонации.

я не агитирую за дезориентацию в моральных ценност€х! ѕодчеркиваю: поэзи€ бежит риторики. Ќе стану здесь приводить отрицательные примеры. Ѕегло – великолепные образцы выраженной, но вместе с тем не вып€чивающей себ€ моральной позиции автора, которой удалось остатьс€ высокой поэтической позицией:

 

            ¬ обширном здании вокзала

            — полуночи и до утра

            √армошка тиха€ играла:

            «та-ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра».

            ……………………….

            «ачем же, дурень и бездельник,

            »граешь неизвестно что?

            ∆иви без курева и денег

            ¬ надетом наголо пальто.

 

            Ќадрывы музыки и слезы

            Ќе выноси на первый план –

            Ќа юг уход€т паровозы.

            «”ходит поезд в ћагадан!»

            (Ѕ. –ыжий)

 

 

            „то с рожденьем ребенка тер€етс€ право на выбор,

» душе т€жело состо€ть при раскладе таком,

√де семейный сонет исключил холост€цкий верлибр,

» нельз€ разлюбить, и противно влюбл€тьс€ тайком…

(≈. Ѕлажеевский)

 

 

ƒруг друга криками повтор€€,

выравнива€сь и оп€ть ныр€€ –

 

так каждый в ÷арствие Ѕожье внидет.

¬от что во сне, очевидно, видит

 

раб, из которого вьют веревки,

иль сталкер после командировки.

(ё.  ублановский)

 

 

 ака€ мгла, кака€ нежность!

ѕолночный сад прохладен, пуст.

» кто сказал, что безнадежность –

Ќе лучшее из наших чувств?

(ј. ’аритонова)

 

—трана лесов,

страна полей,

упадков и расцветов,

страна сибирских соболей

и каторжных поэтов.

 

¬есь мир хранит твои меха,

но паче – дух орлиный:

он знает стоимость стиха

и шкурки соболиной.

 

» только ты, страна полей,

предпочитаешь сдуру

делам своих богатырей

их содранную шкуру.

(Ќ. ѕанченко, 1949 г.)

 

 

 

Ћюбима€, в такие времена,

в такую сучью непогодь и зам€ть,

не дай нам Ѕог кичитьс€ и лукавить,

и вы€сн€ть, чь€ больша€ вина –

               тво€ вина, или мо€ вина,

иль родины злопам€тные вины

у нас в крови. Ѕез слез и без запинок

забудь вражду, и да пошлет нам сына

глуха€ ночь в такие времена.

(ј. ѕахомов)

 

ѕревосходна€ степень дара, мастерства – сохран€€ коллективную пам€ть нации – не пережать, не переписать прошлое под копирку, не сорвать голос. «„ем тише, тем гор€чее» говор€т музыканты о силе извлечени€ звука.

 ак гор€чи строки јнатоли€ ∆игулина, ≈вгени€ Ѕлажеевского, Ѕориса ¬икторова, Ѕахыта  енжеева, ёри€  ублановского, јркади€ ѕахомова и многих других поэтов! —толь же, сколь и тихи. —вободны от внешних эффектов и заламывани€ ручек, естественны и непринужденны в отношении формы и интонации высказывани€. »м удаетс€ совместить музыкальность и повествовательность русской речи.

—убъективный признак талантливой поэзии – умение из крохотной незатейливой жизненной картинки («стоп-кадра») невидимым трамплином выбросить читател€ в обостренное воспри€тие быти€, «понимание толка» в…:

 

–аз под осень в глухой долине,

√де шумит  олыма-река,

Ќа склоненной к воде лесине

ћы поймали бурундука.

               ………………..

 аждый сытым давненько не был,

Ќо до самых теплых деньков

ћы кормили “имошу хлебом

»з казенных своих пайков.

 

ј весной, повздыхав о доле,

Ќа дел€нке под птичий щелк

ќтпустили зверька на волю.

¬ этом мы понимали толк.

(ј. ∆игулин)

 

            ѕочему субъективный? ѕотому что множество современных авторов виртуозно владеют реалистичными методами бытописани€ в рифму и без, верлибром, дольником, €мбом и анапестом, а вот нащупать «красную кнопку» перехода в «высокие слои атмосферы» не получаетс€.   счастью, антологи€ балует нас положительными примерами.

…—мела€ метафоричность русской поэзии, богатство подтекстов всегда были ее сильной стороной. «ѕламень» в избытке демонстрирует нам образное мышление авторов, показыва€ весь диапазон от метафоры бережной, деликатной:

 

           …чтоб в эту слепую равнину

попастьс€, как в сети Ћовца,

и жизни своей паутину

легко отвести от лица.

(Ћ. јбаева)

 

 

“ак что же мы дл€ неба значим?

¬ чаду эмоций и страстей

ћы от себ€ сомнень€ пр€чем,

 ак спички пр€чут от детей.

(Ћ. Ѕессонова)

 

 

Ћюбовь отбрасывает тень тоски и торжества,

как это делает сирень – цветы ее, листва,

 

и узловатый узкий ствол, и ветви на весу,

как € т€гчайшее из зол в груди своей несу.

(—.  екова)

 

            » ты замрешь, едва дыша

среди дорожного надсада.

ѕсихе€, бабочка, душа,

как ты попала в ад из сада?

(¬.  оробов)

 

…до метафоры «навороченной»,  на грани фола:

 

…вспомнишь Ѕлока – столкнешьс€ со сплином,

кликнешь Ѕаха – и чуть не собьет

представл€вшийс€ днесь муравьиным

соловьиный гор€чечный пот.

(ј.  обенков)

 

 

(обраща€сь к ћоскве)

„то оба мы срослись в кентавра,

пересека€сь, словно крест,

и € – тво€ абракадабра,

а ты – заумный мой протест.

(≈. –ейн)

 

 

»з артезианского бювета

выскочит подземна€ гроза,

внутренний, слепой источник света

рыжим пеплом выдавит глаза.

(ј. „ернов)

 

…–усска€ пейзажна€ лирика, изр€дно потесненна€ в антологии стихами другого плана, все-таки дарит читателю самые живые картинки и эмоции! ќсобо хотелось бы отметить двух «соседей» по антологии – »вана ѕереверзина и ¬ладимира ѕучкова, у которых «балом правит природа».

 

√ощу у матушки в деревне,

где  сразу у крыльца деревь€ –

сирень, березки, топол€

купаютс€ в лучах рассвета

и, вз€вшись за руки как дети,

уход€т погул€ть в пол€.

 

ѕол€ от кра€ и до кра€,

где рожь на солнце – золота€,

как грива конска€, густа.

√де полнозвучно, словно голос,

звенит о сытой жизни колос,

и даль до донышка чиста.

       

я – в этой дали пропадаю,

лежу в траве, стихи читаю,

плывут, как мысли, журавли…

Ќе веритс€, что дн€ми раньше

€ был от смертных бурь не дальше,

чем незабудка от земли.

(». ѕереверзин)

 

 то заучил молчанье на зубок,

“ому и воздух кажетс€ опорой!

«десь раз в неделю пролетает скорый,

» трещина ползет на потолок…

ј утром всюду тонка€ пыльца,

 ак будто врем€ выпало в осадок,

» воздух густ, и снег лет€щий падок

Ќа шаткие ступени у крыльца.

(¬. ѕучков)

 

¬ лучших своих образцах пейзажна€ лирика не просто погружает читател€ в состо€ние автора – она делает его очевидцем происход€щего, звен€щим колосом…

ј случаютс€ и такие нестандартные обращени€ с читателем, или обращени€ читател€ в…:

 

”зкоглаза€ степь размотает теб€ как клубок,

не зацепишь, никак не поймать в объектив этот снимок.

» твой завтрашний день начинаетс€ позавчера, как урок,

и кончаетс€, как поединок.

Ќеубитый лежишь, опрокинутый степью в полынь,

как не знавша€ руки “ворца бессловесна€ глина.

≈сли б холод ночной не смен€л бы дневную теплынь,

здесь была бы тво€ ѕалестина.

≈сли ты расположишь в пространстве себ€, как штатив,

и смахнешь забивающий оптику мелкий суглинок…

≈сли б выпитым спиртом еще протереть объектив…

¬от тогда б получилс€ хороший и правильный снимок.

(Ќ. ћихайлова)

 

–усска€ поэзи€ насквозь диалогична – будь то обращение к самому себе прошлому или будущему, к сопереживающему слушателю, или собеседование человека и природы, или самой природы голоса – в человеке… ƒиалогичность (по большей части не выписанна€ зрительно) сообщает поэтической плоти обмен энергией с духом и компенсирует экзистенциальное одиночество человека:

 

ƒве старых сосны обн€лись и скрип€т,

вот-вот упадут.

» дождь их стегает, и гнет снегопад,

но жить – это труд.

 

Ћесбийские сестры, почти без ветвей,

жилички высот.

ќдна упадет и друга€ за ней,

но твердь не дает.

 

я ночью не сплю, и они меж собой

о чем-то не сп€т.

ѕроснусь – а они уже наперебой –

ну как? – говор€т.

 

ўади их ненастье, храни их в жару

и в стужу, “ворец.

ќ, скоро и € напр€мик разберу

их речь, наконец.

(ќ. „ухонцев)

 

—овременна€ русска€ поэзи€ практически «все€дна» в отношении форм и стилей. ћнение р€да современных авторов о том, что она давно себ€ обглодала и обречена на  искусственный диссонанс - атональность, аритмичность, эпатирующую анархию ума – не раздел€ю. ѕодозреваю, что за таким мнением неудачно скрываетс€ бесчувственность к €зыку. «ѕламень» еще раз доказывает, что русский €зык пластичен, его ресурсы в метрическом и звукописном отношении безграничны.

               Ќо… обнимать необъ€тное всегда проще с позиции наблюдател€. ”беждена, что избранна€ читательска€ аудитори€ (превышает ли она количество пишущей?) не уйдет со страниц «Ћьда и пламени» с пустыми руками. “ого содержани€, что кропотливо отобрано составител€ми в антологию, с лихвой хватит на мес€ц бессонных ночей дегустации. ѕолноценно проникнуть, пон€ть, сравнить, прорасти – пожалуй, и нескольких лет не достаточно. ј судьбы?..

 

ћы все у √оспода в горсти,

Ќо нам судьбы хватает.

Ѕывает тошно на –уси –

Ќо скучно не бывает.

(Ѕ. —котневский)

 

 атегорически раздел€ю мнение поэта.

 стати, на страницах антологии «Ћед и ѕламень» тоже временами «бывает тошно». «Ќо скучно не бывает». »бо – –осси€.

                                                * * *

      —оставление, подготовка текстов Ћ.Ќ. јбаевой, ¬.Ѕ.  оробова

 

–убрики:   ритика
ћетки:  



јноним   обратитьс€ по имени ¬оскресенье, 28 јвгуста 2011 г. 17:10 (ссылка)
http://skotnevsky.livejournal.com/ - вот официальное ∆∆ Ѕориса јбрамовича —котневского))
ќтветить — цитатой ¬ цитатник    |    Ќе показывать комментарий
 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку