-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 17219

Комментарии (1)

Возрождение польскости: Мы не шарли, шарли не мы!

Дневник

Четверг, 22 Января 2015 г. 14:44 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора z17222237AA,Charlie-Hebdo (354x460, 43Kb)
Пишет marubeni

***
Феномен шарлимании ясно показал, как происходит подмена понятий в европейском виртуализированном сознании. Людям преподносятся как данность взаимоисключающие конструкты, и обыватель, хоть и чувствует подлог, но не в состоянии противостоять изощренной атаке на свой личный ценностный мирок. В итоге человек вынужден сделать ложный выбор и становится пассивной единицей в глобальной игре.

В свете этих событий, разворачивания новой овертоновской схемы, особенно интересен казус Польши. Что происходит сегодня на родине Коперника, Шопена и Склодовской? Здесь отработанная методика дает предсказуемый сбой, причины которого достойны пристального внимания. Поэтому я решила изложить свое видение современной польскости, разумеется не претендуя на всеобъемлющее исследование.

Удивительно, но польское общество остается традиционным. Несмотря на влияние "либерально-толерантного" западно-европейского дискурса, для польки и поляка незыблемыми остаются: семья, радость материнства и отцовства, христианско-католическая вера и польскоцентристское мировоззрение. То есть в первую очередь человек ощущает себя поляком, а потом уже европейцем. Под давлением европоцентризма поляки интуитивно обратились к общеславянской памяти, неумело пытаясь восстановить наследие предков, порядком изничтоженное католицизмом. Появились родноверы, панслависты, реконструкторы дохристианской и раннесредневековой польскости.

К вящему сожалению, от былого славянского единства (буде оно существовало) в польском самосознании мало что осталось. Недолюбливают поляки чехов и словаков, практически не знают сербов, не доверяют украинцам, не понимают белорусов, ненавидят и боятся русских, питая реваншистские чаяния. Инициативы, направленные на примирение с Россией и конструктивное общение с русскими принимаются поляками в штыки, а деятели, выступающие за единство с Россией, как проф. Анна Разьны (Anna Raźny), подвергаются остракизму.

Попытки же обратиться к своим славянским корням выглядят порой анекдотично, как пошловатое выступление Донована и Ко. на Евровидении, или искусственно, как реконструкторские опыты. Тем не менее, чувствуется, что поляки интенсивно пытаются воссоздать или же сотворить заново уникальную, отличную от европейских соседей идентичность.

Отнюдь не случайно, что и в кинематографе поляки пытаются показать свое былое величие. Эпичная картина "Битва под Веной" была призвана показать всему миру, а особенно Европе, что Польша все еще стоит на христианском фундаменте и готова защищать христианские ценности. Однако голос этот не был услышан, в том числе и самими поляками, уже не верящими в свою способность вершить историю самостоятельно, без оглядки на мировых лидеров и группы влияния.

Судя по разнобою в оценках роли Костела, католичество перестало выполнять цементирующую функцию в обществе, как это было в социалистический период; Папа-поляк сошел с исторической сцены, как и знаменитый кардинал Вышинский, а новых проповедников такой величины в Польше не появилось. Ватикан потерял свою привлекательность - многочисленные скандалы вокруг клира и странная чехарда на папском престоле вызывают у верующих недоумение и даже разочарование.

Итак, поляки, обращая свой взгляд к Западной Европе, бывшей для них долгое время недостижимой мечтой и идеальной цивилизационной моделью, видят падение всего того, что было им дорого. Секуляризация европейского общества, внедрение антихристианских ценностей, непродуманная миграционная политика вызывают у поляков довольно сильное неприятие. На фоне понимания того, что "своими" поляки в Европе так и не стали, растут антиевросоюзные настроения и желание самостоятельности, чтобы обезопасить себя от рисков, связанных с общеевропейскими колебаниями и потрясениями.

Шарли же стал лакмусовой бумажкой, непривычно ярко высветив то, что большинство поляков и так понимали. Поляки не хотят этой новой европейскости, не за этим они шли в Европу, не ради ювенальной юстиции, пропаганды гомосексуальности и насильственной имплантации идеологии неолиберализма поколения поляков боролись за право называться европейцами. Поэтому реакция поляков однозначна: МЫ НЕ ШАРЛИ!

Но что же дальше? Мало просто сказать, что мы не хотим толерантности европейского разлива. Нужно предпринять активные действия, чтобы избегнуть участи Бель Франс или гордых некогда Викингов - Швеции с Норвегией. И тут-то мы натыкаемся на монументальную стену - невозможность демонтировать существующую политико-экономическую систему и сменить руководящую элиту (которая, впрочем, считается поляками управляемой извне). Отсутствие рычагов влияния на систему и страх неизвестности, потери контроля, хаоса, подстегиваемый украинским кризисом, становятся непреодолимым препятствием для трансформации польского общества, рождения новой Польской идентичности, а за ней и подлинной Польской государственности.

ШАРЛИ НЕ МЫ! - единодушны поляки. Но кто же мы?! Ответ, хоть и просится наружу, но подавляется как внешним аппаратом, сдерживающим любые проявления национальной стихии, так и внутренними "тормозами", не позволяющими полякам поднять бунт, который должен привести их к осознанию своего народного Я и самоуважению, основанному на самодостаточности, а не на чужом авторитете и заёмной силе.

Пока, к большому сожалению, я не вижу выхода из этого внутреннего конфликта в польском самосознании. Но возможно, Сила, которая зреет в общепольской душе, найдет способ и средства для освобождения Польской стихии и сотворит новую Польскую историю.
Рубрики:  Sprawy Spoleczne

Метки:  

 Страницы: [1]