-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 16302

Комментарии (0)

Откуда взялись принципы нашей восточной внешней политики?

Дневник

Четверг, 24 Декабря 2015 г. 16:21 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора rhfr (300x288, 14Kb)
Польский текст статьи "Z czego wynikają pryncypia naszej polityki zagranicznej na wschodzie?" опубликован 18 декабря 2015 г. . Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER), перевод vladkharitonov.

Мы шокированы и поражены тем позором, который навлек на нас находившийся в Киеве очередной польский президент. В связи с этим необходимо подумать, откуда взялись принципы нашей внешней политики. Ведь невозможно же, чтобы какая-то группа доморощенных аналитиков на второстепенном нишевом портале знала больше, чувствовала лучше и решительней отстаивала польские государственные интересы, чем господин президент, за спиной которого вся его могучая канцелярия. Это касается и предыдущего президента, который был выразителем той же самой политики исторического позора по отношению к Украине, которую, как ни прискорбно, продемонстрировал господин Анджей Дуда. Человек, с которым так много людей связывало надежды на нормализацию польского отношения к Украине, возможно, даже на Realpolitik.

Внешняя политика должна вытекать из потребностей страны, а если к тому же данная страна слаба, то она может быть — или скорее должна быть — в какой-то степени совокупностью компромиссов и естественных обстоятельств, которые возникают в ходе отношений. От дипломатических способностей данной стороны зависит, сможет ли она использовать их в большей или меньшей степени. Только страны до крайности слабые или явно не суверенные даже в том, что касается представительности, основывают свою внешнюю политику на ожиданиях другой стороны.

Является ли в нашем случае наше отношение к Украине следствием наших потребностей и возможностей? Торговля с Украиной рухнула! У нас нет там практически никаких стратегических интересов, что само по себе феноменально и очень убедительно свидетельствует о том, как негативны наши дипломатические способности и умение представить польскую экономику, но ответственность за это определенно несет предыдущая команда, которая смогла лишь организовать чемпионат по футболу и ничего больше. Если говорить о взаимных инвестициях, то их, как кот наплакал, не о чем говорить. Сравнительно хорошо развиваются лишь межчеловеческие контакты, в том числе прибытие многочисленных украинцев в Польшу на работу и учебу, а также и просто пожить, потому что они уже по горло сыты Украиной, находящейся во власти олигархов. Исторические вопросы выглядят странно. С одной стороны, фактом является польское меньшинство на Украине, но ни в коем случае нельзя сказать, что системным образом ему наносится ущерб. Это относится и к статусу подавляющего большинства исторических памятников — они находятся под защитой украинского государства. Только содержание Кладбища Орлят во Львове при имеющемся там уровне национализма должно очень дорого обходиться украинской стороне, что является доказательством ее благих намерений. Но в то же время многие исторические памятники разрушаются, следы общей государственности исчезают, и, что самое главное, украинцы не имеют представления о сложности общей истории, а также о громадном преступлении, имевшем место на Волыни. Если они и знакомятся с историей, то односторонне, а характер и масштаб волынского преступления превосходят все то, что довелось испытать украинцам от межвоенной Речи Посполитой. Ведь никто в Польше не совершал массовых зверских убийств украинцев. Способствует ли наша внешняя политика по отношению к Украине тому, чтобы наши соседи научились чувствовать эти общие проблемы? Кроме того, стараясь быть справедливыми, спросим себя — открыты ли мы для того, на что обращают внимание многочисленные украинские сообщества, когда заходит речь, например, о местах их памяти?

Ничего подобного не наблюдается, наша политика в этой части является каким-то непонятным набором догм. Не подлежит сомнению, что в независимой, сильной, богатой и безопасной Украине заинтересована не только Польша, но и вся Европа. Ведь лучше граничить со стабильным государством, чем с государством, находящимся в состоянии упадка! Но способствовала ли наша политика укреплению Украины? Ведь неформально мы поддержали государственный переворот, совершенный против демократически избранной власти в соседней громадной стране! Так ли ведет себя сосед, у которого благие намерения? Украинцы постепенно пробуждаются от глубокого сна и видят, как к ним относится Запад, как слаба Польша, как много страна потеряла из своего внеблокового статуса. Много воды утечет в Днепре, прежде чем новая Украина приблизится к тому международному статусу, который она имела лишь благодаря своему потенциалу во времена президента Януковича! Тем временем в Варшаве мыслят — с использованием пережитков какой-то архаичной теории межморья — о концепции кордонных государств, отгораживающих Россию от Польши, от Европы! Соединение ягеллонской концепции с ее новейшей, очень отдаленной модификацией, существующей в виде идеи уже покойного президента Леха Качыньского — это не что иное, как мышление категориями XIX века.

Если мы учтем к тому же предосудительную деятельность некой бывшей британской колонии, расположенной между двумя океанами, которая оказала существенную поддержку киевскому путчу и в проекте "украинской весны" которой Польша сыграла, к сожалению, роль "троянского осла", то получим полную картину сложившегося положения, в том, что касается мотивации нашей внешней политики по отношению к Украине. Деятельность правительства господина Туска на этом дипломатическом направлении, а также вся нежизнеспособная восточная политика, которую мы вместе со Швецией так рекламировали в течение ряда лет, должна получить оценку Государственного Трибунала, поскольку по-прежнему болезненным является вопрос — где же в этой деятельности хоть какой-нибудь польский государственный интерес? Возможно, имелся в виду риск региональной войны с некой соседней термоядерной сверхдержавой, о которой per facta concludentia упомянул сам господин премьер Туск в знаменитом выступлении, когда он воспользовался параллелью с сентябрем 1939 г., выразив сомнение в том, что дети пойдут в школу в сентябре. Это безобразный пример вредительства на международной арене государства, у которого не было ни малейшего повода для того, чтобы вредить, мешать, вести травлю. Тем не менее польскоязычная дипломатия сумела объездить почти всю Европу, вызывая ужас своей интеллектуально индифферентной позицией по отношению к России. Не прошло и месяца, а мы уже прослыли русофобами и безумцами, после этого почти никто на Западе не желал серьезно разговаривать с поляками. Интересно, почему? Как вы думаете, господа, почему один раз министр иностранных дел варшавского правительства поехал в Киев на переговоры с министрами Германии и Франции, а после этого ничего, ноль, тишина, черная метка, такое изменение формата переговоров, чтобы в них участвовали люди предсказуемые, понимающие, о чем идет речь. Ответьте, господа, на этот вопрос сами, факты однозначны, даже собственная коалиция отказалась от этого господина, хотя и без причинения ему какого-либо ущерба, потому что в противном случае был бы скандал, но, не смотря ни на что, о чем-то это все-таки говорит. Точно так же было и в Швеции — заменили министра, конец сказкам восточного партачества, из-за которого чуть ли не случилась региональная война.

Все закончилось драмой русскоязычного гражданского населения, безжалостно сожженного живьем в Одессе, а затем массово убиваемого и преследуемого в Донбассе, жители которого решили защищать собственное достоинство и не позволили, чтобы карательные батальоны с эмблемами гитлеровских организаций сеяли в их деревнях и городах насилие и разрушения. Разве это в Варшаве уже не учитывают? Жалко слов, просто жалко слов, жалко слез донбасских женщин, оплакивающих смерть детей, мужей, отцов. Долго еще на Востоке будут говорить об этих зверствах, совершенных во имя украинского государства и в результате решений человека, выбранного первым президентом после государственного переворота.

Выводы грустные, потому что в значительной мере наша точка зрения на Восток — это не что иное, как смесь каких-то непонятных исторических предпосылок с абсолютно чужими подходами к восприятию современной действительности. Какая преследуется цель, совершенно не известно?

Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
Рубрики:  Obecna Polityka

Метки:  

 Страницы: [1]