-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в Moja_Polska

 -ѕодписка по e-mail

 

 -»нтересы

 -ƒрузь€

ƒрузь€ онлайн Cayetana_de_Alba

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 28.10.2010
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 16293

 омментарии (2)

Ѕолеслав Ћесьм€н: признание в любви

ƒневник

¬торник, 29 Ќо€бр€ 2011 г. 16:42 + в цитатник
‘илофоб (Moja_Polska) все записи автора

«а глухой бурь€н
ѕомолись в дуброве,
» за смерть от ран
» за реки крови.

«а €рмо судьбы
» мольбу о чаше.
» за все мольбы.
» за слезы наши.


Ѕ. Ћесьм€н

 

 

Ќасто€ща€ фамили€ – Ћесман. ¬еликий, возможно величайший польский поэт, писавший на польском и русском €зыках. ≈врей по национальности, он имел счастье умереть своей смертью в 1937 году и не видел, как угон€ли в ћаутхаузен его семью.
Ћесьм€н – поэт того света, пророк потустороннего мира, в который он погрузилс€ еще при жизни.
я (автор этих строк  ¬адим ћолодый - ‘илофоб.)  не раз слышал упреки своих читателей в том, что подбира€ стихи дл€ јнтологии мировой поэзии, удел€ю слишком много внимани€ конечности земного быти€. —омневаюсь, что этой теме можно уделить слишком много внимани€. ¬о вс€ком случае, мне не известен ни один насто€щий поэт, который не писал бы о смерти.
¬ыдающийс€ переводчик јнатолий √елескул, один из тех, кто донес Ћесьм€на до русско€зычного читател€, заметил однажды: «—читаетс€, что настойчивые мысли о смерти вредны и вообще признак душевного нездоровь€. ¬ таком случае человечество, начина€ с первобытных мифотворцев, неизлечимо. —мерть – это стержень человеческих раздумий, гордиев узел мыслителей, поэтов и вероучителей, и раздумь€ о ней – скорей лекарство, чем болезнь».

“ак что оставим неунывающий оптимизм заполонившим мир жизнерадостным графоманам и графоманкам, а сами будем помнить о том, что:


—ильна любовь и дружба прежних дней,
» красота сильна. Ќо смерть сильней.
(ƒжон  итс)

 



ј теперь текст другого душеведа:

Ћюд€м, которые знают мен€ поближе, известно, какой € свирепый критик: похвалу из мен€ выдавить практически невозможно, а свои реальные мнени€ € стараюсь большей частью скрывать, потому что за них легко схлопотать по шее. ¬ свое частичное оправдание могу сказать, что к собственному творчеству € отношусь точно так же, и большую часть написанного давно выбросил – если и жалею, то лишь о том, что не выбросил больше. ѕоэтому, утвержда€, что речь идет о великом поэте, веро€тно одном из гигантов прошлого столети€, приглашаю ловить мен€ на слове: € именно это и имею в виду, без малейшей скидки. –€д, в котором дл€ мен€ стоит Ѕолеслав Ћесьм€н, – это ћандельштам, –ильке, —тивенс и Ћоуэлл. ’ватило пальцев одной руки. «абавл€ет отсутствие нобелевских лауреатов – не преднамеренно, но факт неукоснительный. Ќобелевские стихотворцы (в прозе попадани€ случались точнее) – это в лучшем случае крепкий второй сорт, вроде …ейтса, ’ини или... - нет, не буду, а в худшем – ну, скажем, Ўимборска. ¬ юности €, подобно многим гуманитарно любопытным сверстникам, выучил польский €зык, чтобы читать доступные на нем переводы игнорируемых в ———– авторов, но очень скоро €зык оказалс€ не средством, а целью, и главной находкой стала замечательна€ польска€ поэзи€. Ёто была, однако, совсем не та поэзи€, которую штамповали дл€ нас штатные переводчики —ѕ. ѕервым сюрпризом стало открытие Ќорвида (типично, по цитате в фильме ¬айды «ѕепел и алмаз»). «атем настал черед пле€ды «ћолодой ѕольши». ј встреча с Ћесьм€ном совершенно ошеломила – и это ошеломление сохранилось на всю жизнь. Ќет неблагодарнее задачи, чем объ€сн€ть, почему любишь поэта, недоступного дл€ аудитории, к которой адресуешьс€ – а Ћесьм€н недоступен и, видимо, таковым и останетс€. ќн накрепко спа€н со своим €зыком и мертв дл€ экспорта. ¬ русской литературе есть похожие примеры, пусть ничем Ћесьм€на и не напоминающие: јндрей ѕлатонов, «аболоцкий и обериуты, да во многом и тот же √оголь, который за пределами –оссии никогда не встал вровень с “олстым, ƒостоевским и „еховым. ƒаже мирова€ слава ћандельштама – в какой-то мере курьез, он об€зан ею своей дружбой с инспектором манежа русской поэзии јјј, а также мемуарам вдовы, которую тоже вывела на орбиту эта дружба. ¬ пору этого открыти€, а мне тогда было лет 20, и состо€лось оно в стенах Ѕиблиотеки иностранной литературы, €, конечно, еще плохо понимал все эти польские тонкости, и поразил мен€ в первую очередь не €зык, а совершенно ни на что не похожий поэтический мир, который передо мной предстал. Ёто некие сумерки на границе жизни и смерти, населенные самыми неверо€тными существами: какими-то полуфольклорными персонажами с фантастическими именами, людьми, многие из которых влюблены друг в друга, но эта любовь почему-то всегда в тупике даже при полной взаимности, покойниками, которые и за гробом продолжают поиски абсолюта, потому что даже смерть не дает никакого ответа, в том числе отрицательного.

 



¬прочем, € ничего толком не перечислил: дело в том, что в стихах Ћесьм€на одушевлено абсолютно все, лес, луг, деревь€, времена года, отражение девушки в зеркале. √раницы между жизнью и смертью, бытием и небытием, здесь просто нет, она стерта и смазана, и все живое и мертвое ведет посто€нный диалог о смысле этого полусуществовани€. ћожно пытатьс€ излагать сюжеты, потому что стихотворени€ нередко вполне сюжетны. ¬ одном из них («Dziewczyna») двенадцать братьев, услышав девичий плач за стеной, берут молоты и начинают крушить стену, чтобы спасти плачущую. Ёта непосильна€ работа их губит, но молоты подхватывают их посмертные тени и продолжают то же самое, но и тени сход€т на нет, и тогда молоты завершают спасение сами. —пасать, однако, оказываетс€ некого: когда стена сокрушена, за ней – пустота, плач был бестелесным. ¬ другом («Sen wiejsky») автору посто€нно снитс€ сон о девушках, возвращающихс€ с пол€ жарким летом, и эти девушки поют – их песн€ полна сомнени€ в их собственном существовании, и по мере того как они эту песню допевают, они гаснут одна за другой, как звезды. “акой неуклюжий пересказ, конечно же, не дает никакого пон€ти€ о поразительно гипнотической манере письма Ћесьм€на. ≈го стихи всегда выдержаны в строго классической метрике с рифмой, иногда самым традиционным польским тринадцатисложником (классическа€ польска€ поэзи€ силлабична), они изобилуют рефренами, припевами, причитани€ми и даже какими-то припл€сами, они вт€гивают в себ€, как тр€сина или зыбучий песок, они психоделичны. ≈сли окинуть поэтический мир Ћесьм€на общим взгл€дом, становитс€ очевидно, что он представл€ет собой попытку теодицеи, альтернативного богослови€, не похожего ни на одно из традиционных. Ѕог существует, но он – один из персонажей, вровень со всеми, он так же слаб и озадачен как и все прочие, он нередко вступает с ними в разговор и жалуетс€ на свое бессилие, а они, в свою очередь, и рады бы ему помочь, но не могут. “ут, конечно, приходит мысль о том, что подобна€ поэтическа€ ересь возможна лишь в стране глубокой веры, какой была до последнего времени ѕольша, и какой она во многом еще остаетс€. » позици€ Ћесьм€на в отношении этой веры достаточно внешн€€ дл€ того, чтобы уступить такому искушению. ≈го дед был еврей, выписанный в ѕольшу, кажетс€ (€ все пишу по пам€ти) из Ўотландии (насто€ща€ фамили€ – Ћесман) в качестве специалиста по производству фарфора. —ам он был, если € правильно помню, формально католик, но в ѕольше того времени (как и в –оссии, как и по сей день) всем было пон€тно, кто есть кто. ≈го смерть (1937) стала одновременно кошмаром, эмблемой и курьезом: когда он спросил офицера, ухаживавшего за его дочерью, насколько серьезны его намерени€, тот вполне наивно ответил, что, дескать, не думает ли папаша, что польский офицер может женитьс€ на еврейке? Ќа следующий день Ћесьм€н скончалс€ от инфаркта. “аким странным образом он спасс€ от неизбежного ќсвенцима, а вот офицеру, если продолжить гадани€, могло повезти меньше – он был кандидатом в  атынь. ÷итата  огда € открыл дл€ себ€ это чудо, а впечатление чуда не изгладилось до сих пор, € еще не был столь смел (или нагл) в своих мнени€х, как теперь, но € сразу же решил дл€ себ€, что имею дело с гениальным поэтом, и что подобных сюрпризов в жизни может уже не быть. я оказалс€ прав в обоих пунктах. ¬ те времена Ћесьм€н был в польской словесности довольно маргинален, хот€ составитель большинства сборников яцек “шнадел раздел€л мое мнение. —егодн€ оно уже считаетс€ общим местом – о том, что Ћесьм€н, возможно, величайший польский поэт XX века, с тех пор писали многие, в том числе такие авторитеты как ћилош или Ѕараньчак. Ќо он по-прежнему заперт внутри польского €зыка, и этот замок никому не взломать. ¬ свое врем€ мне попалс€ сборник его стихов, переведенных на русский €зык (в ———– в начале 70-х) некоторыми из обычных подозреваемых – € лишь содрогнулс€ от омерзени€. я мог бы писать о Ћесьм€не очень долго, но в отсутствие реальных стихов это никуда не приведет. ѕо крайней мере, € обозначил позицию и представил одного из самых своих любимых поэтов. ƒл€ тех, кто знает польский, но еще по какой-то курьезной причине не знаком с его творчеством, вот сайт, где довольно много его стихов, хот€ с выбором € не об€зательно согласен. “ем, дл€ кого этот путь закрыт, € могу предложить кое-что другое. ¬ молодости, в начале прошлого века, Ћесьм€н пробовал себ€ в русской поэзии (не путать с клоунадой –ильке) и публиковал стихи в «¬есах» и в ««олотом руне». Ётому эпизоду сейчас никто не удел€ет внимани€, а между тем, хот€ там витает лишь слаба€ тень польской гениальности, совершенно очевидно, что это был один из самых талантливых русских поэтов того времени. ¬прочем, отличитьс€ было не так трудно, поскольку период был довольно стерильным – реальный «серебр€ный век», на мой взгл€д, началс€ лишь с јнненского. ¬ следующем посте € приведу хот€ бы одно из этих русских стихотворений Ћесьм€на.

aptsvet, он же јлексей ÷ветков

¬се в сад!

 



Jan Kochanowski nad zwłokami Urszulki - Jan Matejko, 1862 rok

 

Urszula Kochanowska

Gdy po śmierci w niebiosów przybyłam pustkowie,
Bóg długo patrzał na mnie i głaskał po głowie.

"Zbliż się do mnie, Urszulo! Poglądasz, jak żywa...
Zrobię dla cię, co zechcesz, byś była szczęśliwa."

"Zrób tak, Boże - szepnęłam - by w nieb Twoich krasie
Wszystko było tak samo, jak tam - w Czarnolasie!" -

I umilkłam zlękniona i oczy unoszę,
By zbadać, czy się gniewa, że Go o to proszę?

Uśmiechnął się i skinął - i wnet z Bożej łaski
Powstał dom kubek w kubek, jak nasz - Czarnolaski.

I sprzęty i donice rozkwitłego ziela
Tak podobne, aż oczom straszno od wesela!

I rzekł: "Oto są - sprzęty, a oto - donice.
Tylko patrzeć, jak przyjdą stęsknieni rodzice!

I ja, gdy gwiazdy do snu poukładam w niebie,
Nieraz do drzwi zapukam, by odwiedzić ciebie!"

I odszedł, a ja zaraz krzątam się, jak mogę -
Więc nakrywam do stołu, omiatam podłogę -

I w suknię najróżowszą ciało przyoblekam
I sen wieczny odpędzam - i czuwam - i czekam...

Już świt pierwszą roznietą złoci się po ścianie,
Gdy właśnie słychać kroki i do drzwi pukanie...

Więc zrywam się i biegnę! Wiatr po niebie dzwoni!
Serce w piersi zamiera... Nie!... To - Bóg, nie oni!...

”мерша€ девочка ”рсула  попадает на небеса. Ѕог спрашивает: „то € могу дл€ теб€ сделать? „—делай так, Ѕоже” - отвечает она, - чтобы всЄ здесь было так как в „арнол€се(имении родителей)”. ¬от так и случилось. “огда ”ршул€ начинает убирать комнаты и накрывать на стол. „“ого и гл€ди - говорит - придут родители”. ¬друг слышны чьи-то шаги..

—ердце в груди замирает... Ќет, это Ѕог... не они...

–убрики:  Mistrzowie Slowa

ћетки:  

 —траницы: [1]