-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 16624

Комментарии (3)

Как польский капитан вызвал чешского генерала на дуэль из-за России. Сибирь, 1920 год

Дневник

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 20:06 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Письмо поляка к чехам. Поляки были разные.

"- Слушаю, господин полковник, - с неправильными ударениями ответил офицер и козырнул. "Поляк", - подумал Турбин. "

"- Господин полковник... - все ударения у Студзинского от волнения полезли на предпоследний слог, - разрешите доложить. Это невозможно. Единственный способ сохранить сколько-нибудь боеспособным дивизион - это задержать его на ночь здесь. "

Gen. Józef Dowbor-Muśnicki i sztab I Korpusu Polskiego w Rosji 1918

 

5-я польская дивизия хорошо показала себя в армии Колчака и тоже испытала на себе измену чехов, захвативших при отступлении все эшелоны (пользуясь положением охраны Трассиба) и вынудив остальных отступать пешком по морозу и глубоким снегам. По этому поводу капитан Ясинский-Стахурек письменно вызвал на дуэль чешского командующего ген. Сыровы (аналогично, как Каппель), но тот, как известно, не ответил на оба вызова.
А польское правительство Пилсудского - да, занимало исключительно выжидательную позицию и не желало поддерживать Деникина. Но это не предательство, а местный национализм

В ходе Гражданской Войны чехи не оставили после себя добрых воспоминаний ни с красной, ни с белой стороны. Поскольку взаимодействовали они в основном с Белым Движением, о нём и буду говорить. Если коротко - чехи действительно помогли Белому Движению  в мае 1918 года, восстав против большевиков, после ноября 1918 года они смылись с фронта и возвращаться туда категорически отказались, да и в охране Транссиба не выказывали особенного рвения, а в конце 1919 - начале 1920 года откровенно кинули всех прочих участников БЪлаго ДЪла, после чего, договорившись с большевиками, спокойно покинули Сибирь.

В качестве примера отношения к чехам зимой 1919-1920 года я приведу письмо капитана 5-ой польской дивизии Ясинского-Стахурека, приведённое в книге Г.К. Гинса "Сибирь, союзники и Колчак". В разных местах в Интернете оно приводилось частично, я же перепишу его полностью. Оно очень показательно.

"Открытое письмо генералу Сыровому.
Как капитан польских войск, славянофил, давно посвятивший свою жизнь идее единения славян, обращаюсь лично к вам, генерал, с тяжёлым для меня, как славянина, словом обвинения.
Я, официальное лицо, участник переговоров с Вами по прямому проводу со ст. Клюквенной, требую от вас ответа и довожу до сведения Ваших солдат и всего мира о том позорном предательстве, которые несмываемым пятном ляжет на Вашу совесть и на Ваш "новенький" чехословацкий мундир.

Но Вы жестоко ошибаетесь, генерал, если думаете, что Вы, палач славян, собственными руками похоронивший в снегах и тюрьмах Сибири возрождающуюся русско-славянскую армию с многострадальным русским офицерством, пятую польскую дивизию и полк сербов и позорно предавший адмирала Колчака, безнаказанно уйдёте из России. Нет, генерал, армии погибли, но славянские Россия, Польша и Сербия будут вечно жить и проклинать убийцу возрождения славянского дела.
Я приведу только один факт, где Вы были главным участником предательства, и его одного будет достаточно для характеристики Иуды славянства, Вашей характеристики, генерал Сыровой!

9 января сего года от нашего польского командования, с ведома представителей иностранных держав, всецело присоединившихся к нашей телеграмме, было передано следующее: "Пятая польская дивизия, измученная непрерывными боями с красными, дезорганизованная беспримерно трудным передвижением по железной дороге, лишенной воды, угля и дров, находящаяся на краю гибели, во имя гуманности и человечности, просит Вас о пропуске на восток пяти наших эшелонов (из числа 56) с семьями воинов: женщинами, детьми, ранеными, больными, обязуясь предоставить в Ваше распоряжение все остальные паровозы, двигаться дальше боевым порядком в арьергарде, защищая, как и раньше, Ваш тыл. После долгого пятичасового томительного перерыва, мы получили, генерал, Ваш ответ, ответ нашего доблестного брата-славянина: «Удивляюсь тону вашей телеграммы. Согласно последнему приказанию генерала Жанена, вы обязаны идти последними. Ни один польский эшелон не может быть мною пропущен на восток. Только после ухода последнего чешского эшелона со ст. Клюквенная вы можете двинуться вперед. Дальнейшие переговоры по сему вопросу и просьбы считаю законченными; ибо вопрос исчерпан».

Так звучал ответ Ваш, генерал, добивший нашу многострадальную пятую дивизию.

Конечно, я знаю, что Вы можете сказать мне, как и другим, что технически невозможно было выполнить наше предложение, поэтому заранее говорю Вам, генерал, что те объяснения, которые Вы представили и представляете другим, не только не убедительны, но и преступно лживы. Мне, члену комиссии, живому свидетелю всего происходившего, лично исследовавшему состояние ст. Клюквенной, Громодской и Заозёрной, Вы не будете лгать и доказывать то, что Вы доказывали генералу Жанену. Если бы Вы не как бесчестный трус, скрывавшийся в тылу, а как настоящий военачальник были бы среди Ваших войск, то Вы увидели бы, что главный путь был свободен до самого Нижнеудинска. Абсолютно никаких затруднений по пропуску пяти наших эшелонов быть не могло. У меня есть живые свидетели, специалисты железнодорожного дела, не поляки, а иностранцы, бывшие 7, 8 и 9 января на ст. Клюквенной, которые, несомненно, подтвердят мои слова.

Я требую от Вас, генерал, ответа только за наших женщин и детей, преданных вами в публичные дома и общественное пользование «товарищей», оставляя в стороне факты выдачи на ст. Тулуне, Зиме, Половине и Иркутске русских офицеров на моих глазах, дружественно переданных по соглашению с вами, для расстрела, в руки товарищей совдеповско-эсеровской России... Но за всех их, замученных и расстрелянных, несомненно потребуют ответа мои братья-славяне, русские и Великая Славянская Россия. Я же лично, генерал, требую от Вас ответа хотя бы только за нас, поляков. Больше, генерал, я не могу и не желаю говорить с Вами — довольно слов. Не я, а беспристрастная история соберет все факты и заклеймит позорным клеймом, клеймом предателя, Ваши деяния. Я же лично, как поляк, офицер и славянин, обращаюсь к Вам: к барьеру, генерал. Пусть дух славянства решит наш спор, иначе, генерал, я называю Вас трусом и подлецом, достойным быть убитым в спину.
Капитан польских войск в Сибири Ясинский-Стахурек. 5 февраля 1920 года
".

Сыровой на это письмо не ответил ничего. Его и генерал Каппель к барьеру вызывал ранее, но Сыровой и тогда ничего не ответил. А за эвакуацию он получил от Жанена Орден Почётного Легиона.
Я привёл это письмо как пример отношения со стороны даже не русских, а иностранцев - поляков, которым, казалось бы, тоже нечего делать в Сибири и они могли поступить так же, как и чехи - бросить всё и всех и отправиться домой. Но, в отличие от чехов, они так поступать не стали.
Мне обидно за беспристрастную историю, на которую ссылается Ясинский-Стахурек - человек, который хотя и противоположен мне по убеждениям, но всё же достойный уважения, судя по тексту этого письма. Ясинский-Стахурек был воспитан на старинных понятиях о чести, которые чехи решили предать в угоду практичности. В этом смысле, как я уже говорил, чехословацкий корпус - герои нашего времени и установка памятника им выглядит вполне логично. Слабаков кинули без зазрения совести, с сильными договорились.
Как аукнется, так и откликнется. Когда в 1938 году европейские державы раздеребанили Чехословакию на части, Ян Сыровой был её премьер-министром. Хоть он и держал нейтралитет, но в 1945 году всё же получил 20 лет, из которых отсидел 15. Может, не по закону. Но по совести.

f-dragon869

А вот аутентичный скан из 

о вызове  kapitana Jasińskiego-Stachureka

Смотрите внимательно после 6-й минуты:



Весь трагизм ситуации в том, что независимость Польши в ЭТНИЧЕСКИХ границах была признана уже Временным правительством, и даже белые были вынуждены это признать (ЕДИНСТВЕННОЕ исключение, для кого они сделали). Другое дело, что тот же Пилсудский мечтал о возрождении Речи Посполитой "от можа до можа" (да еще и раньше был противником России, воюя на стороне Австро-Венгрии). Этого, конечно, никто из белых допустить не мог.

N.B. Сразу же оговорюсь: я не разделяю оценку авторов этого видео касательно большевиков и Красной Армии. Тогда историческая правда и справедливость  была на их стороне и, живи я в то время, я был бы в рядах красных.  Несмотря на роскошную эстетику Белого Дела.

Рубрики:  Jako Feniks z Popiolow...

Метки:  

 Страницы: [1]