-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 17389

Комментарии (1)

Апостол русского языка из Польши

Дневник

Пятница, 24 Февраля 2012 г. 16:27 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

"Родным языком он считал польский, об этом он сказал в интервью «Московскому комсомольцу» незадолго до своей кончины."

 Откровенно говоря, я был несколько удивлён, когда выяснил, что среди множества авторов с явно славянскими фамилиями, пишущими о русском языке, доминирующее положение занимает Д.Э. Розенталь, предлагающий сразу несколько справочников, да и множество другой языковой литературы, около тридцати наименований. Я остановился на «Большом справочнике по русскому языку» 2009 года, выпущенном издательством «Мир и образование».

В связи со всем этим захотелось узнать и об авторе, у которого оказалась «экзотическими» не только фамилия, но также имя и отчество.

Ди́тмар Элья́шевич Розента́ль, «ходячий эталон русского языка», родился 19 декабря 1900 года - хотя и в Российской империи, но не в России, а в Польше. В детстве вокруг него звучали польская речь и идиш. Малоподходящая среда, чтобы в будущем стать носителем русского языка. К тому же отец его был экономистом, и как многие образованные евреи тогда, страстным германофилом - в семье он говорил по-немецки. Мать же с детьми говорила по-польски. Дитмар, как и его старший брат Оскар, учился в гимназии. Там изучение русского языка было обязательным.

Вскоре после начала Первой мировой войны Лодзь оказалась на линии фронта, и семья бежала в Россию, где в Москве жили родственники. Дитмар продолжил учёбу в 5-м классе 15-й Московской (Варшавской) гимназии. Позднее на вопрос о том, были ли у мальчика трудности с русским языком в этой гимназии, Розенталь ответит: «Я всегда был патологически грамотным».

Дитмар Розенталь после окончания в 1918 году гимназии поступил, а в 1923 г. окончил историко-филологический факультет Московского государственного университета, и в 1924 г. – экономический факультет Московского коммерческого института (ныне – Российская экономическая академия им Г.В. Плеханова). Вторую специальность Дитмар получил, скорее всего, под влиянием отца и брата, видного экономиста. Видимо, «в вихре борьбы и буден» языкознание представлялось Дитмару и его семье не очень надёжным занятием, и он решил «подстраховаться».

Это было время, когда главным врагом советская власть считала элиту интеллигенции. Не было никакого доверия к Российской академии наук, ставшей в 1917 году преемником Императорской Санкт-Петербургской Академии наук, и было решено все гуманитарные академические институты объединить под одно общее руководство тогда находившегося ещё в фаворе марксиста-историка Михаила Покровского. Так в 1924 году была создана вначале при МГУ Ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук, а затем в 1926-м в качестве самостоятельной организации - Российская Ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН), куда вошёл и Институт языка и истории литературы. С 1924 по 1926 г.г. Дитмар вначале учился в аспирантуре РАНИОН, а затем был научным сотрудником. Одновременно молодой учёный сперва работал учителем в школе и преподавателем на одном из рабфаков Москвы.

Во время учёбы в аспирантуре он проходил стажировку в Италии, где изучал местные диалекты. По итогам стажировки Дитмар написал учебник итальянского языка для вузов, составил итальянско-русский и русско-итальянский словари. В дальнейшем Дитмар неоднократно занимался переводами. Неизвестно, почему Дитмару не удалось защитить диссертацию ни во время нахождения в аспирантуре, ни по её окончании. Зато точно известно, что в 1949 г. за вузовский учебник «Итальянский язык. Элементарный курс» Д.Э. Розенталю была присуждена учёная степень кандидата педагогических наук.

В 1927 году молодой учёный был приглашён в Московский государственный университет преподавать полонистику (область филологии, изучающую польский язык, литературу, фольклор и культуру польского народа). Вот когда Дитмару пригодилось то, что своё детство и отрочество он провёл в польской среде! В это время в соавторстве с В.К. Василевской молодой лингвист создаёт самоучитель польского языка с приложением русско-польского и польско-русского словарей.

Одновременно он начал работать в области русского языка. И настолько успешно, что в 1936 году стал членом редколлегии, а в 1938-м - заместителем главного редактора журнала «Русский язык в школе», оставаясь на этом посту до1962 года. Он также вошел в состав Орфографической комиссии Института русского языка АН СССР, осуществлял научное редактирование учебников и словарей, научно-методических сборников.

В 1950-е годы Дитмар Розенталь вплотную занялся практической стилистикой русского языка. Эта отрасль лингвистики позволяет «поверить алгеброй» гармонию языка, чтобы сделать речь или текст более выразительными, даёт возможность журналисту, педагогу, оратору осмысленно, а не на интуитивном уровне, «глаголом жечь сердца людей». В 1957 году Розенталь издаёт сразу две книги на эту тему: «Практическую стилистику современного русского языка» (в соавторстве с В.А.Мамоновым) и «Литературное редактирование» - в соавторстве с проф. В.К. Былинским. Именно с последним Розенталь делит честь быть родоначальником практической стилистики, как раздела лингвистики.

В 1961 году Розенталь получил звание профессора и в 1962 г. создал на факультете журналистики МГУ кафедру практической стилистики русского языка. Здесь он проработал до 1986 года, а профессором-консультантом оставался на этой кафедре до конца жизни.

Как ни о ком другом, о Дитмаре Розентале можно сказать, что «он знал одной лишь думы власть, //Одну, но пламенную страсть». Этой страстью были лингвистика и преподавание на ниве языка. Научный авторитет его был необычайно высок, а представить его в качестве диссидента никому не могло придти в голову. Это позволило ему в том же 1962 году возглавить на другом факультете МГУ, филологическом, кабинет «Русский язык за рубежом». Он преподавал русский язык и выступал на конференциях в Италии, Германии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Польше, Австрии, Чехословакии. И, конечно, многократно - на международных семинарах в МГУ.

Вот перечень его основных работ, кроме уже упоминавшихся: «Трудные вопросы грамматики и правописания», «Пособие по русскому языку для поступающих в вузы», «Трудные случаи пунктуации», «Вопросы русского правописания. Практическое руководство», «Справочник по правописанию и литературному редактированию», «Орфография и пунктуация. Правила и упражнения. Учебное пособие», «Словарь-справочник лингвистических терминов» (в соавторстве с М.А. Теленковой), «Управление в русском языке. Словарь-справочник», «Современный русский язык» (в соавторстве с М.А. Теленковой и И.Б. Голуб). Книга Дитмара Розенталя «Культура речи» была переведена и издана в Англии: "Modern Russian usage", Oxford, London.

На счету у Розенталя 150 учебников и пособий, а всего вместе со статьями - около четырехсот работ. Конечно, он знаменит, прежде всего, своими словарями и пособиями по русскому языку. Причём, в широчайшем диапазоне: от абитуриентов до профессиональных журналистов. Много лет он консультировал дикторский отдел Центрального телевидения.

«До эфира мы собирались в студии, - рассказывал учёный корреспонденту газеты «Комсомольская правда», - делали упражнения на произношение, писали контрольные работы. А после эфира я разбирал с ними их ошибки». Многие помнят, наверное, «Словарь ударений русского языка для работников радио и телевидения». Со 2-го по 6-е издание (1967, 1970, 1971, 1984, 1985 гг.) словарь выходил под редакцией профессора МГУ Д. Э. Розенталя и был «истиной в последней инстанции», когда спор заходил об ударении в каком-либо слове.
 


При всём этом Дитмар Эльяшевич был вне науки человеком совершенно непубличным. Уже, став легендой, за два месяца до смерти, он успел дать, видимо, единственное интервью журналистке из «Комсомольской правды». В нём он кратко рассказал о своей жизни и чуть пространнее – о своей работе. Прославленному лингвисту в это время было почти 93 года, он уже с трудом передвигался по квартире, не вставая с кресла, но каждый день скрупулёзно помечал ошибки в газетах. В интервью два раза вопрос касался национальности.

Розенталь рассказывал:
«- …отец дома всегда разговаривал с нами по-немецки.
- Он был немцем?
- Нет, но обожал Германию...».

Когда журналистка заметила: «Ходят слухи, что было время, когда назначение на должность заведующего кафедрой подписывалось в КГБ…», Розенталь ответил: «Лично мне КГБ сотрудничать не предлагал. Наверное, вызывали подозрение мое происхождение и моя национальность».

В этом же интервью Розенталь, рассказывая о жизни семьи после бегства в Москву, заметил: «Она (мать – Э.П.) была домашней хозяйкой, хотя и говорила свободно на трех языках: с моим отцом – по-немецки, со мной и Оскаром – по-польски, а на улице – по-русски».

Интересно, а как было в Лодзи, где в то время свыше 40 процентов населения составляли евреи? Видимо, в центральной части города, где жила семья – все 70 процентов. Неужели Дитмар не знал идиш, о котором не любил упоминать?!

Уже после смерти Розенталя на сайте «Центрального еврейского ресурса» появилась статья об учёном, где его еврейское происхождение подтверждается лишь «по умолчанию». Нет ничего на этот счёт и в статье о Д.Э. Розентале в «Википедии». И только линк на вебсайт, где размещены фотографии семейной могилы Розенталей на Востряковском кладбище в Москве, приоткрывает завесу. На надгробии его отца лаконичная, уже с трудом читаемая надпись на русском языке: «Зигмунд Моисеевич Розенталь сконч. 23 февраля 1930». Отец явно предпочёл немецкое имя Зигмунд еврейскому имени Эльяшив. Зато мать, Ида Осиповна Розенталь, хотя и умерла на 4 года позже, но, видимо, завещала похоронить себя по еврейскому обычаю. На её надгробии под «Маген Давидом» значится на иврите: «Ида, дочь Ошера», и ниже на том же иврите: «Навеки в наших сердцах».

Над надгробием матери – надгробие старшего сына, Оскара Эльяшевича Розенталя. А над надгробием отца – немного больше размера стандартного листа бумаги – надгробие младшего сына: «Дитмар Эльяшевич Розенталь, 19. XII.1900 – 29.VII.1994». Ни эпитафии, ни портрета знаменитого русиста...

Да, уникальный ученый, длительное время - главный законодатель «высокой моды» в русском языке, Дитмар Эльяшевич Розенталь был скромнейшим человеком, который хорошо понимал, что ему с его еврейством «лучше не высовываться». И лишь многочисленные его книги, советующие, как правильно писать и говорить по-русски, без ложной скромности продолжают жить на всё ещё огромных просторах бывшей империи.

 


Рубрики:  Badania Jezykoznawcze

Метки:  

 Страницы: [1]