-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 16300

Комментарии (1)

Несоответствие немецким интересам исключает по вине Германии настоящее сотрудничество

Дневник

Понедельник, 18 Января 2016 г. 12:17 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Obraz1-15-300x298 (300x298, 10Kb)
Польский текст статьи "Sprzeczne interesy z Niemcami wykluczają prawdziwą współpracę z winy Niemiec" опубликован 8 января 2016 г. здесь. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov.

Несоответствие немецким интересам исключает по вине Германии настоящее сотрудничество. Она воспринимает компромисс как необходимость признания партнерами ее принципов, несмотря на значительные потери, которые им придется нести. Взамен Германия предлагает компенсацию в рамках Европейского Союза, что следует понимать в прямом смысле, то есть как привилегию принадлежности к Евросоюзу по немецкой милости. Не будем себя обманывать, давайте присмотримся к нашим отношениям и увидим их такими, каковы они на самом деле. Слово асимметричность более чем подходит к этому случаю. Обратите внимание на то, что мы будем анализировать здесь ситуацию такой, какая она есть на самом деле, то есть примем во внимание несовпадение интересов Польши и соседей по региону. Мы не будем разбираться в том, почему так получилось, очевидно, что состояние враждебности по отношению к Российской Федерации является искусственным и принципы внешней политики плохи, но они такие, как есть, и с этим ничего не поделаешь. В уравнения следует подставлять имеющиеся данные, а не те, которые нам хочется.

Германия последовательно реализует свои представления о восточной политике, в которой Российская Федерация является партнером первостепенной важности. Сотрудничество с ним Германия рассматривает как ценность, превосходящую по значимости сотрудничество со всем остальным регионом. Доказательством является строительство и развитие Северного Потока, имеющего стратегическое значение для региональной системы взаимных зависимостей. Его невозможно понимать иначе, потому что мы имеем здесь дело со сферой свершившихся фактов, существенным образом влияющих на реальность.

Действительно ли Германия решила, что в случае войны между Польшей и Россией она будет покупать у России газ, финансируя тем самым войну с Польшей? С какой же еще целью был построен этот газопровод? Ведь дешевле было бы тянуть его через Белоруссию и Польшу. Невозможно объяснить мотивы ее действий ничем иным, кроме желания гарантировать себе непрерывные поставки с Востока независимо от того, что будет происходить в буферной зоне. Поставки энергоносителей сегодня являются стратегической проблемой.

Для Германии такая стратегия разумна, потому что существенно стабилизирует немецкие источники поставок энергоносителей, но одновременно она является фактором, который выключает автоматический региональный стабилизатор, каковым в значительной мере продолжают оставаться газо- и нефтепроводы, позволяющие Российской Федерации, осуществлять неограниченный экспорт сырья в Центральную Европу, далее на Запад и по всему миру, например, через гданьский нефтепорт. До тех пор, пока не было альтернативы поставкам через Беларусь и Польшу на севере, а также через Украину, Венгрию и Словакию на юге, можно было стабилизировать потенциально нежелательные процессы, указывая на легкость приостановки транзитных поставок через государства, против которых направлялась угроза. В данный момент в связи со строительством газопровода ситуация существенно меняется, а его развитие может вообще исключить необходимость перекачки газа другой трассой (чего больше всего боятся в Киеве)… Это диаметрально изменяет стратегическую ситуацию в регионе.

К сожалению, такое понимание Германией отношений в регионе открывает другие геостратегические варианты. На них у Германии нет никаких ответов, она считает, что созданное ею положение является нормальным и даже считает его подарком в пользу стабильности и безопасности в регионе. Это опасно, деструктивно, а также является очередным доказательством того, что Германия, даже желая как лучше и имея благие намерения, из-за своего потенциала и индуцируемых им обстоятельств создает для окружения больше хлопот и волнений, чем блага. Все это является следствием характера немецкой демократии, которая СИЛЬНО НЕДОРАЗВИТА в интересах промышленного лобби. Так было перед войной, в принципе, начиная со времен Бисмарка, никто не заметил, что наши соседи, снова страдают от той же самой болезни.

Германия не имеет права считать свою интерпретацию действительности единственно возможной и требовать ее признания другими партнерами по региону, особенно теми, по отношению к которым она имеет историческую вину агрессии, оккупации, геноцида и преследований, даже если дает им деньги. Но Германия делает это, считая, что в рамках европейской формулы все интересы всех партнеров гарантированы. Проблема заключается в том, как определить это партнерство и как соотносятся выгоды-издержки. Если это делается так, как того хочет Берлин, то можно не беспокоиться, что и делало правительство Дональда Туска. Но действительное положение совершенно иное, его, в принципе, можно охарактеризовать как полную экономическую и политическую зависимость от Германии. Если бы не опасения исторической природы, возможно, в этом и не было бы ничего плохого, но, к сожалению, исторические опасения существуют и являются вполне обоснованными именно потому, что Германия по-прежнему реализует свою Realpolitik, а не представления о блоковом сотрудничестве в регионе, провозглашаемые в рамках Европейского Союза. Нужно быть слепым, чтобы не видеть расхождений между декларациями и делами. Интересно, что, в сущности, в долговременной перспективе Германия вредит сама себе, так как любая перезагрузка, вызванная ею или принесенная ею в Европу, была связана для немцев с большими издержками.

Такие малые государства, как Литва, Чехия, Словакия, Венгрия или Словения, еще могут понимать и принимать такую политику и одновременно вполне себе циничное лицемерие, так как сами они не в состоянии самостоятельно функционировать в эру глобализации, а немецкие автомобильные заводы или другие инвестиции являются для них "быть или не быть". Но Польша, несмотря на то, что она подвергнута процессам депопуляции, еще настолько велика, что в состоянии выражать самостоятельную политику, при условии, что может внутренне мобилизоваться и привести себя в порядок. Это прекрасно понимает Запад, еще лучше это понимают на Востоке, это понятно даже американцам, но в Варшаве мало кто понимает положение, в принципе, только несколько человек, в том числе господин Ярослав Качиньский.

Но проблема заключается в том, что действительность настолько многоцветна, что свершение революции в восприятии существующей системы сегодня невозможно, потому что нас системно сгноят на уровне международных структур, в которых мы функционируем. Это все непросто, и мы были бы идиотами, выбрав революционный путь. Но ничто нам не мешает действовать эволюционно, постепенно отвоевывая свою независимость и суверенность. По меньшей мере десяток лет понадобится для того, чтобы продумать стратегию и делать хорошую мину при плохой игре — легко не будет. Если господин Качиньский рассчитывает на такой подход, то, к сожалению, он плохо начал, потому что прежде чем он взялся за дело, возникла атмосфера скандала прямо-таки глобального масштаба. Он привел в движение силы, которые сделают все, чтобы воспрепятствовать осуществлению его намерений.

Выводы для нас трудные. Прежде всего, мы слишком слабы — намного ниже располагаемого потенциала — чтобы иметь возможность открыто выражать свое мнение и защитить свои интересы, аналогично тому, как это делает Германия. Если бы наша страна была сильной, то на дне Балтики не возникло никакого газопровода, что явилось бы гарантией сохранения статус-кво в Центральной и Восточной Европе, потому что все должны были бы принимать во внимание и одобрять статус-кво, выгодный для всех. Действия Германии и России привели к положению, при котором возможна перезагрузка в Центральной Европе. Она не нарушит основы немецкого благосостояния и одновременно будет индифферентна к источникам финансирования модернизации Российской Федерации.

Если кто-то не понял, то пусть осознает, что при наличии газопровода по дну Балтики война в регионе возможна, причем с гораздо большей вероятностью, чем сохранение статус-кво, поскольку для главных игроков, от которых все зависит, ничего не изменится. Более того, даже Германия и половина Западной Европы, покупая газ в России, будет финансировать ее способность вести вооруженные действия в регионе против буферных государств, в том числе, разумеется, против Польши. Теорию о плохой Польше создадут, учитывая медийное преимущество Федерации и молчание западных СМИ, которые, как нам известно, смогли молчать и лгать даже в вопросе изнасилований и избиений немецких женщин культурно чуждыми приезжими — это никакая не проблема. Всегда отыщется причина для войны, которая хорошо будет смотреться в СМИ. В таких условиях все наши интересы сводятся к выживанию в такой реальности, на которую мы не можем оказать никакого влияния. Как мы должны себя вести, подумайте, господа, сами. Предшествующая политика вела к перезагрузке.

Возможно, переход Украины в руки западных структур должен был расширить буфер и дать нам возможность немного вздохнуть, но, к сожалению, как это всегда бывает, получилось наоборот и то, что там было совершено, подействовало как катализатор, ускоряющий наступление большого регионального несчастья (возможно, об этом и шла речь с самого начала, а те, кто скакал на Майдане, совершили ошибку). Если кто-нибудь думает, что немецкие солдаты будут рука об руку с польскими солдатами стоять возле Элка и защищать дорогу на Варшаву из Калининграда от русских бронированных колонн, то он ошибается. Немецкое нежелание размещать базы, а следовательно, и логистику Союза на Востоке, свидетельствует об их стратегических намерениях. Вероятно, в случае конфликта мы не сможем рассчитывать даже на логистическую поддержку. Ведь это не является их долгом? Они могут раздумывать и анализировать в течение пяти суток. Вероятно, господа, вы все помните, сколько времени дали нашей обороне в случае конфликта с Белоруссией и Россией наши генералы в отставке? Другое дело, если встанет вопрос, например, о защите коридора в Опольские земли. В таком случае мы можем быть уверены, что они даже обеспечат мандат Европейского Совета и ООН — в ситуации хаоса и развала польского государства немцы будут защищать своих соотечественников.

Общий вывод звучит жестко — мы должны минимизировать зависимость от Германии и не предпринимать никакого реального сотрудничества, оказывающего влияние на нашу безопасность, поскольку, если ее интересы противоречат нашим, нет никакой уверенности, что она действует нам во благо? То есть такое блага, которое мы, не читающие немецкой прессы в Польше, считаем благом для нас, для наших государственных интересов.

По отношению к Германии мы должны исповедовать принцип ограниченного доверия. К сожалению, немцы сами в этом виноваты. В течение 26 лет мы делали все возможное, прежде всего, забыли о жертвах, унижениях и разрушениях времен последней войны. Мы предали все это забвению, что само по себе является чем-то небывалым, сознательно и укромно умалчиваемым Германией в ходе исторического диалога. К сожалению, Германия не требует от Польши партнерства. Ей лишь нужна страна, которая может служить как ресурс и как изолятор. Мы не сможем согласиться с тем, что реальное сотрудничество возможно только в формальном смысле. Наше поколение еще успеет увидеть войну, поэтому можно по-умному укрепить страну, чтобы Германии была не выгодна ни деятельность против нас, ни безразличие к нашим стратегическим проблемам. Только при условии, что мы достигнем этого второго состояния, можно считать себя в относительной безопасности.

Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
Рубрики:  Obecna Polityka

Метки:  

 Страницы: [1]