-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в Moja_Polska

 -ѕодписка по e-mail

 

 -»нтересы

 -ƒрузь€

ƒрузь€ онлайн Cayetana_de_Alba

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 28.10.2010
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 17072

 омментарии (0)

ћогучий поставил в ¬аршаве "Ѕориса √одунова"

ƒневник

„етверг, 16 ‘еврал€ 2012 г. 19:40 + в цитатник
‘илофоб (Moja_Polska) все записи автора



ѕольский опус известного режиссера еще раз доказал, что перелицовка классики — увлекательный, но очень опасный путь.

»де€ переписывать хрестоматийные тексты, особенно €рко за€вивша€ о себе в √ермании, с некоторых пор стала пользоватьс€ большой попул€рностью и в ѕольше. «а лексическую переделку классики вз€лись в последние годы √жегош яжина, ћай€  лечевска€, ян  л€та и другие представители новой польской режиссуры. “еперь к польской компании режиссеров-литераторов примкнул јндрей ћогучий. ¬ варшавском ƒраматическом театре (Teatr Dramatyczny) он на основе пьесы ѕушкина и либретто оперы ћусоргского поставил собственный вариант «Ѕориса √одунова». ѕремьера спектакл€ открыла международный фестиваль «¬аршава ÷ентральна€», получивший в этом году подзаголовок «—тигматы тела».


 огда к переписыванию античных пьес или Ўекспира приступал ’айнер ћюллер, его «ћеде€» или «√амлет» излучали мощную (хот€ и деструктивную) энергию современной поэзии. јндрей ћогучий, перевод€ «Ѕориса √одунова» на бытовой €зык, не только лишает подлинник поэтического зар€да, но и сильно сужает его смысловой потенциал. ‘илософствовани€ варшавского √одунова (в этой роли выступил јдам ‘еренцы) изобилуют банальност€ми типа: «»стори€ — это набор неподтвержденных фактов». ј осовременивание €зыка сводитс€ к его огрублению: √одунову и придворным очень нравитс€ употребл€ть попул€рное как в русском, так и в польском €зыке энергичное слово на букву «х» — во всех его словосочетани€х и вариантах.


—пектакль начинаетс€ с эффектной сцены: в большом, мрачном пространстве, заполненном старыми бочками и лесами, прожектор высвечивает силуэт маленького мальчика. ƒмитрий перепрыгивает с бочки на бочку, но ему так и не удастс€ сбежать от палачей, представленных здесь безликими, одетыми в одинаковые шл€пы и длинные черные кожаные плащи энкавэдэшниками. —овершив очередное убийство, они запечатлевают себ€ на снимках вместе со своими жертвами. Ќапример, с датским принцем »оганном: ћогучий дописал сюжетную линию  сении, вывед€ на сцене ее жениха, которого по приказу цар€ убивают на наших глазах.


«Ѕорис √одунов» прочитан ћогучим как истори€ современной войны за нефт€ные ресурсы. ѕоэтому главным обыгрываемым реквизитом спектакл€ станов€тс€ бочки. Ќа бочках построен  ремль; в бочках сто€т бо€ре в финальной сцене спектакл€. ѕимен набирает из бочки черную жидкость, чтобы начертить на лбу √одунова крест. ¬ вожделенной жидкости обмывает руки сам царь, а в сцене коронации вместо плаща на него надевают трубы. «¬се посылают своих детей на гр€зные войны», — говорит √одунов, напоминающий тут мафиозного владельца нефтегазовой компании. ¬ ответ кн€зь Ўуйский ( шиштоф ћайхшак), видимо, чтобы казатьс€ более зловещим, картинно напр€гает мышцы.


Ќехитрые аллюзии на современную –оссию, расхожесть многих приемов и метафор не позвол€ют спектаклю выйти за рамки нарочитой злободневности. » все же постановка впечатл€ет своим размахом и оформлением (сценографи€ и костюмы ћихаила ѕлатонова). ѕочти посто€нно звучит музыка, написанна€ јлександром ћаноцковым (это разные песнопени€ — от православных до польских народных). Ќа сцене кружатс€ вереницей плакальщицы, закутанные в странные одежды.   их по€сам прицеплены то куклы, то снар€ды. Ёффектна€ монументальность постановки во многом искупает ее пр€молинейную иллюстративность и некоторую хаотичность.

Ќо есть в этом спектакле и еще один по-насто€щему сильный элемент, открывающий иные, выход€щие за рамки злободневности перспективы: это образ отрока. ѕрекрасно играюща€ ƒмитри€ ƒоминика  люзн€к (она же ‘едор, а в финале — маленький юродивый) своим почти немым присутствием на сцене воплощает ту вечную беззащитность ребенка перед лицом истории, котора€ говорит зрителю куда больше, чем любые слова современного, грубого и исковерканного €зыка.

–убрики:  Sztuka Sceniczna

ћетки:  
 омментарии (0)

ќ польской речи в ЂЅорисе √одуновеї

ƒневник

—уббота, 03 —ент€бр€ 2011 г. 16:52 + в цитатник
‘илофоб (Moja_Polska) все записи автора

 омментиру€ пушкинский стих "—лышу умолкнувший звук божественной эллинской речи", —. јверинцев заметил, что, например, в переводе древнегреческой поэзии на французский было бы невозможно уловить рефлексы €зыка оригинала, поскольку романо-германские словесные культуры отсто€т от "греческого первообраза" несравненно дальше, чем не знавшие "латинского средостени€" православно-слав€нские [1]. Ёто мнение оспорил ё. Ћотман, указав, что в пушкинском "—лышу..." речь идет вовсе не о близости €зыков как таковой, а об их "условной адекватности", т.е. способности поэта создавать образ чужого €зыка средствами родного: именно ее имел в виду ѕушкин, говор€ о батюшковских стихах: "звуки италианские! „то за чудотворец этот Ѕ<атюшков>" или цитиру€ реплику ‘илоктета: "”вы, € слышу сладкие звуки греческой речи" ("‘илоктет" Ћагарпа) как пример "условного неправдоподоби€" драмы [2].

 

«аметим, что последний пример приводилс€ ѕушкиным дважды и оба раза в русле его размышлений о "Ѕорисе √одунове" - произведении, сама фабула которого взывала к поиску способов передачи ино€зычной речи. √ерои драмы говор€т по-русски, лишь в краковской сцене —амозванец произносит латинскую фразу, да в сцене битвы звучит французска€ и немецка€ речь наемников, однако в этих и еще в нескольких сценах действующими лицами €вл€ютс€ пол€ки, и резонно предположить, что их и к ним обращенные реплики имеют условно-переводной характер.

“акого мнени€ держалс€, например, √. √уковский, анализиру€ €зык сцены у фонтана: вводный монолог —амозванца и его объ€снение с ћариной звучат на €зыке культуры польского –енессанса, но лишь только герой остаетс€ один, "мигом с него слетает весь западный лоск, и он начинает говорить по-русски. ¬едь как ни искренно влюблен он в ћарину, в глубине его сознани€ сидит древнее русское патриархальное представление о „бабе“, ее лукавстве, „дь€вольском наваждении“. » разозлившийс€ ќтрепьев уже не говорит: „волшебный, сладкий голос“ и т. п., а совсем иначе, по-русски: „...черт с ними; мочи нет“" [3]. »меетс€ в виду восклицание —амозванца при по€влении ћарины:

 

¬олшебный, сладкий голос!

- и контрастирующий с этими словами финальный его монолог:


Ќет - легче мне сражатьс€ с √одуновым
»ли хитрить с придворным езуитом,
„ем с женщиной. „ерт с ними; мочи нет:
» путает, и вьетс€, и ползет,
—кользит из рук, шипит, грозит и жалит.
«ме€! зме€!.. Ќедаром € дрожал.
ќна мен€ чуть-чуть не погубила.
Ќо решено: заутра двину рать.

ѕредставл€етс€, что наблюдение √уковского можно и должно уточнить. «вукова€ фактура "портрета" ћарины в монологе —амозванца насыщена передне€зычными щелевыми консонантами:


                       ... и вьет€, и пол«ет,
—коль«ит и« рук, Ўипит, гро«ит и алит.
«ме€! «ме€!..

- будто не только характер ћарины, но и ее речь изображаетс€ как змеина€. Ќет ли тут еще и уподоблени€ польского €зыка змеиному шипению и свисту? ¬едь уход ћарины освобождает —амозванца от необходимости говорить по-польски - условие достаточное дл€ того, чтобы этот €зык мог стать объектом передразнивани€ [4].


¬ св€зи с этим стоит вспомнить сцену битвы, а именно тот ее эпизод, в котором капитан ћаржерет пробует остановить бегущих русских воинов:


 

ћ а р ж е р е т

 уда, куда? Allons... пошоль назад!


ќ д и н  и з  б е г л е ц о в

—ам пошоль, коли есть охота, прокл€тый басурман.

ћ а р ж е р е т

Quoi? quoi?



ƒ р у г о й
 ва! ква! тебе любо, л€гушка заморска€, квакать на русского царевича; а мы ведь православные.

 


 ак видим, и в сцене битвы, и в сцене у фонтана "неправославный" собеседник уподоблен "нечистому" животному: француз - л€гушке, полька - змее, и в обоих случа€х их речь воспринимаетс€ как направленна€ против "русского царевича".


ѕочему в сцене битвы пародирование чужой, зооморфной речи обнажено, а в сцене у фонтана - нет? ѕотому что русскими воинами, бегущими с пол€ бо€, "французское" (речь и акцент командира) воспринимаетс€ как форма про€влени€ враждебной воли, которой - ради собственного спасени€ - следует оказать открытое сопротивление. »ное дело - "польское" дл€ —амозванца: лишь сильно гнева€сь на ћарину, он называет ее соплеменников "пол€ками безмозглыми" и надменно указывает на дистанцию между "русским царевичем" и "польской девой" [5], но вместе с тем не забывает, что польский - это €зык достижени€ власти и именно по-польски ему предстоит "заутра двинуть рать" против √одунова.

 

 

ѕ–»ћ≈„јЌ»я

[1] јверинцев —. —лав€нское слово и традици€ эллинизма // ¬опр. лит. 1976. є 11. —.152- 162.
[2] Ћотман ё. ќ "воскреснувшей эллинской речи" // ¬опр. лит. 1977. є 4. —.215-217.
[3] √уковский √. ѕушкин и проблемы реалистического стил€. ћ., 1957. —.45.
[4] Ћегкое, едва приметное передразнивание - вообще в крови у —амозванца, этого гени€ имитации. “ак, в сцене у фонтана ћарина бросает ему с холодным презрением: "Ќе мнишь ли ты коленопреклоненьем, /  ак девочке доверчивой и слабой, / “щеславное мне сердце умилить?" - и начинаетс€ словесный поединок, в финале которого —амозванец парирует угрозу донести на него репликой: "Ќе мнишь ли ты, что € теб€ боюсь?". ѕримечательно, что здесь перед нами два из трех зарегистрированных случаев употреблени€ в художественных произведени€х ѕушкина глагола "мнить" в форме "мнишь". ¬ св€зи с чем не лишено смысла обратить внимание на родовое им€ собеседницы —амозванца. ќ камуфлировании каламбура в "Ѕорисе √одунове" см.: –онен ќ. ƒва полюса парономазии // Russian Verse Theory. Columbus, 1989. P.291.

[5]  аковое указание опираетс€, помимо прочего, на распространенное представление о различии в субординации полов у русских и у пол€ков (ср.: "” нас не в ѕольше, муж жены больше").



»сточник: ќ польской речи в «Ѕорисе √одунове» // ѕушкин и его современники: —б. науч. тр. ¬ып. 2. —ѕб., 2000. —. 222–224.

“о же: Über die polnische Sprache in «Boris Godunov» // Arion: Jahrbuch der Deutschen Puschkin-Gesellschaft. Bonn, 1999. Bd 4, S. 233–236.

m-bezrodnyj


 


 
–убрики:  Mistrzowie Slowa

ћетки:  

 —траницы: [1]