-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 17511

Свой среди чужих, чужой среди своих

Воскресенье, 12 Февраля 2012 г. 18:59 + в цитатник
Филофоб все записи автора

Пролог  на небесах   в спальне.

Миссионерская поза как наилучшее средство коммуникации.

"Целомудрие - неведомая аборигенам добродетель",

"Женщины преследуют всех иноземцев мужского пола,

срывают с их лобков листья и насилуют самым гнусным образом"

 Б.Малиновский, "Аргонавты"


Каждый человек наверное знает, что подразумевается под словосочетанием "миссионерская поза". Для тех кто не в курсе, поясню, это поза в сексе, когда женщина лежит на спине, а мужчина находится сверху. Ну и, понятное дело, что они не просто лежат друг на друге, а занимаются сексом.

Откуда же пошло название это название - миссионерская поза? История, на мой взгляд, довольно забавная. Появилось это название более полувека назад, в 40-х годах прошлого века. Термин, впервые, употребил  этнограф Бронислав Малиновский, при описании уклада жизни туземцев на острове Тробриан.

Согласно легенде, когда на остров, прибыли христианские проповедники, они пришли в шок и ужас, узнав, что туземцы предпочитают совокупляться в позе "мужчина сзади". Они стали настойчиво проповедовать, что поза "мужчина сверху-глаза в глаза" единственно правильная и приемлемая для совокуплений. Что секс, всего лишь предназначен для продолжения рода, а не для удовольствия.



Бронислав Каспер Малиновский (в центре) с коренными жителями острова Тробриан. 1918 год.

Тут настала очередь туземцев прийти в шок от таких заявлений, они-то всегда занимались сексом не только лишь для продолжения рода, но и для удовольствия. Вот и прозвали эту позу миссионерской, о чем и рассказали впоследствии Б. Малиновскому, описавшему это в своих трудах. И название прижилось.

Кто вы, пан позовед Бронислав?

 

«Чтобы о чем-то судить, надо там побывать»

Б.Малиновский

 Бронислав Кацпер Малиновский (Bronislaw Kaspar Malinowski) родился в 1884 г. в Кракове (Польша) в семье польских аристократов: отец был профессором славянской филологии, мать была родом из семьи состоятельных землевладельцев. Ребенком он рос болезненным, но превосходно учился (1895–1902) в привилегированном лицее им. Короля Яна III Собесского, который закончил экстерном. После успешной сдачи выпускных экзаменов в 1902 г. поступил на философское отделение Ягеллонского университета (Краков) по специальности «физика». На младших курсах его больше интересовали естественнонаучные дисциплины, а на старших – гуманитарные. В 1908 г. Малиновский получает степень кандидата философии за диссертацию «О принципе экономии мышления», выполненную под сильным впечатлением от эмпириокритицизма Э.Маха. Получив в 1908 г. докторскую степень, Бронислав Малиновский два года занимался физической химией в Лейпциге, но затем отказался от юношеских пристрастий к точным наукам и решил посвятить свою жизнь антропологии. С 1910 по 1914 г. он изучал антропологию и этнографию в Лондонской школе экономики, общаясь во время учебы с Дж. Фрэзером, Ч. Зелигманом, Э. Вестермарком и другими виднейшими специалистами в избранной им области. С 1914 по 1918 г. Бронислав Малиновский проводил полевые этнографические исследования в Новой Гвинее и на островах Тробри-ан, а затем провел год на Канарских островах и два года в Австралии. Возвратившись в Европу, Бронислав Малиновский стал преподавать социальную антропологию в Лондонском университете и получил там в 1927 г. звание профессора. В 1938 г. он уехал в Америку для преподавания в Йельском университете и проведения полевых исследований в Мексике. Умер Бронислав Малиновский в 1942 г. в Нью Хейвене (США).

Для религиоведов наибольший интерес представляют следующие работы Бронислава Малиновского: «Аргонавты западной части Тихого океана» (1922), «Магия коралловых садов» (1935), «Основы веры и морали» (1936), «Научная теория культуры и другие очерки» (1944), «Магия, наука и религия и другие очерки» (1948), «Секс, культура и миф» (1962).


Бронислав Малиновский считается основателем функциональной школы в этнографии и антропологии. Согласно его воззрениям, культура представляет собой органическую совокупность взаимосвязанных элементов, служащих для удовлетворения как первичных (биологических), так и вторичных (порожденных самой культурой) потребностей людей. Каждый из этих элементов, или социальных институтов, выполняет определенные функции, выявлением которых и должен заниматься исследователь общества и культуры.


Малиновский в 1942 г.

 Подробности  для любознательных.

Юность Малиновского прошла в интеллектуальной теплице Кракова и в Закопане  , любимом горном курорте польской интеллигенции. И хотя романтические связи с женщинами занимали значительное место в жизни Бронислава, огромное, по существу формирующее личность, влияние оказала на Малиновского дружба со сверстником — С. И. Виткевичем, выдающимся писателем, мыслителем и художником (в одном из своих романов Виткевич изобразил Малиновского под видом англичанина лорда Невермора). Впоследствии друзья рассорились, как оказалось, навсегда. Причины ссоры остались неизвестны. Когда разразилась первая мировая война, оба были в Австралии. Виткевич вернулся в Европу, а Малиновский остался и продолжал экспедиционно-полевые работы, которые впоследствии не только принесли ему всемирную известность, но и сделали его «антропологом № 1». Есть основания предполагать, что ссора друзей была связана с их отношением к войне, но предположение это документально никак не подтверждается. 


Stanisław Ignacy Witkiewicz, Strach życia u Malinowskiego, ok. 1912 (zaginiony)

 

Интеллектуальная среда, окружавшая молодого Малиновского, была насыщена как гегельянско-органистическими, так и эмпирико-позитивистскими тенденциями 4 . Из двух упомянутых течений в Польше, пожалуй, гегельянство нашло более широкое распространение и существенно повлияло на формирование и специфического польского национализма, и ярко выраженного модернистского движения в литературе и искусстве. Что же касается позитивизма, то именно распространение позитивистских теорий сказалось в том, что вклад польских ученых в мировую науку в области математической логики оказался весьма значительным. 
Как говорил сам Малиновский, от депрессии его спас интерес к социальной антропологии. Естественные науки были для него недоступны из-за, опять-таки по его словам, слабого здоровья. Петер Скальник, много занимавшийся историей отношений Малиновского и Виткевича, предполагает, что Бронислав бросил занятия литературой, так как понял, что не может здесь соперничать с другом. Каковы бы ни были его побуждения, антропология оказалась для Малиновского не просто спасением: со временем именно он создал парадигму современной антропологии, именно он ввел в непреложный обиход интенсивную и длительную, требующую личного участия экспедиционно-полевую работу, выполняемую в присущей данному исследователю манере и в присущих исследуемому предмету условиях, без посредников. Кроме того, в основу таких исследований была положена функционалистская теория, утверждавшая, что культура есть целостность взаимозависимых элементов, внутри которой различные элементы могут быть объяснены лишь той пользой, которую они приносят друг другу и человеку, а вовсе не как нечто, пришедшее из прошлого.

Чтобы правильно оценить значение этой позиции, следует сравнить ее с господствовавшими до того взглядами Фрэзера и его последователей. С точки зрения Джеймса Фрэзера и столь ярко воплощавшейся им антропологии, культура есть совокупность отдельных элементов, которые могут и должны быть объяснены исторически как пережитки прошлого, как феномены ментальности, характерной для того общества, которое в данном случае исследуется. Стадии развития суть ступени на лестнице эволюции, объемлющей всю человеческую мысль в целом. Поэтому объяснение отдельных элементов культуры осуществлялось по отдельности, вне контекста, по их расположению в сводном плане, относящемся ко всему человечеству, а не к некоей отдельной общности.

Эмоциональная ангажированность, интерес к изучаемой культуре стали — с легкой руки Малиновского — обязательными в социальной антропологии, хотя, естественно, антропологи не отказывались от научных целей. 



Романтики и «народники» в странах Центральной и Восточной Европы шли в народ не ради научных целей, а из любви к народу и культуре, которую они стремились сохранить как живую целостность, но не как перечень отдельных элементов и черт — феноменов развития человеческого разума вообще. Среди тех, кто окружал Малиновского, двое молодых ученых, чтобы глубже изучить народную культуру и быть более тесно с нею связанными, и в самом деле «ушли в народ», женившись на сельских девушках. Метод прямого участия в наблюдении и исследовании изучаемого объекта, метод, еще не получивший названия, вряд ли мог найти более буквальное применение. Один польский писатель даже использовал этот эпизод в одном из своих произведений. Более поздние последователи Малиновского также не преминули воспользоваться этим опытом и довести его — с благословения закона или без оного — до логического конца. Этот дух, это настроение были вывезены Малиновским из Восточной Европы, снабжены теоретическим обоснованием и переосмыслены как профессиональный долг.


 

Таким образом, Малиновский подводил своих учеников к тому, что можно назвать методом глубокого погружения. Вторжения извне в изучаемую культуру, как позднее он сам признавался, сознательно оставлялись без внимания. Некоторые из его последователей были повинны в этом романтически-пуританском цензурировании в весьма значительных масштабах. Но тогда как восточноевропейские популисты-народники обходились без теоретических оправданий своей практической деятельности, западным антропологам такая теория была необходима. Результатом и было воссоздание функционализма в его новой, антиисторической «малиновскианской» форме. В иных формулировках функционализм существовал и ранее, например, в виде гегелевской «хитрости разума» или смитовской «невидимой руки». Поначалу Малиновский упоминал о функционализме лишь вскользь и походя. Но теория эта была принята целиком и всерьез, когда свершаемая Малиновским в антропологии революция возымела поразительный успех и получила широкое признание.

 

 

Польша. Бронислав Малиновский. 1884-1942 2 злотых 2002 г.

 

Баллада о Малиновском:



 

По материалам инет-паутины

Рубрики:  Osoby wyjatkowe
Метки:  

Процитировано 4 раз



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку