-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 16293

Ani w Boga wierzy, ani się diabła boi



Czas warszawski

Три светильника. Польская народная сказка

Воскресенье, 13 Мая 2012 г. 00:09 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора slav_41 (346x280, 11Kb)
Пошёл однажды мальчик в лес по грибы. В самую глушь забрался и вдруг услышал: кричит кто-то, плачет, помощи просит. Побежал мальчик в ту сторону, а там болото глубокое, трясина бездонная. Бьётся в трясине старушонка, вот-вот совсем увязнет.
Мальчик быстро хворосту на кочки набросал, палку выломал, подобрался по настилу к старухе поближе и палку ей подаёт. Старуха ухватилась за палку, да так крепко, что чуть мальчика за собой в трясину не утянула. Пареньку в ту пору как раз пятнадцать лет сравнялось, ещё в полную силу не вошёл, но и слабеньким не был. Кое-как удержался и старуху выволок.
Выбрались они на сушу. Тут мальчик разглядел, кого спас, и страшно ему стало. Глаза у старухи глубоко запали, рот ввалился, седые волосы космами висят, а сама худая-прехудая, одни кости да кожа.
— Ну, спасибо тебе, — сказала старуха скрипучим голосом. — Если б не ты, сидеть бы мне в этом болоте тридцать три года, как один денёк.
Удивился мальчик, но промолчал. Старуха дальше говорит:
— А за это время страшное бедствие на земле бы настало. Звали бы меня люди, призывали бы, как великую милость…
— Кто же ты такая? — спросил мальчик.
— Смерть я, — ответила старуха. — И зло я, и благо. Умирают осенью листья, на землю падают, а по весне новые листья и цветы распускаются. Всему живому свой срок приходит, старое молодому место уступает. Таков закон, и никто его изменить не может. А ты не бойся меня. Иди со мной, открою тебе тайны всякой болезни, всякой хвори.
— Не могу, меня мать ждёт, — говорит мальчик.
Усмехнулась Смерть и пошла по дороге. И мальчик за ней пошёл. Сами ноги его несут, против воли переступают.
Привела Смерть мальчика в пещеру, где сама жила. И пробыл он у неё три долгих года.
Многому обучила его Смерть. Узнал он, какие болезни на свете бывают и как их распознавать. Всякие целебные травы ему старуха в лесу и на лугах показала. Узнал он, что калган-корень копают по осени, когда трава пожухнет, или весной, пока почки не проклюнулись. Научился из того корня настой делать, что от живота помогает, мази, чтоб ожоги лечить. Собирал и сушил лиловые соцветия душистого чабреца — эта трава красноту в горле гасит, унимает злой кашель. Белая ветреница — от зубной боли, вероника, что в дубраве синим цветом цветёт, — от лома в костях да от укуса змеи. А в отваре смолевки-хлопушки слабеньких детей купают, и вырастают они сильные и здоровые. Всего и не перечтёшь, что за три года узнал.
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Разберись-ка, что к чему. Польская народная сказка

Воскресенье, 13 Мая 2012 г. 00:05 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Вот послушайте, какая история приключилась. Когда — не знаем, в каких краях — не ведаем, а только так в точности и было, как мы вам расскажем. А вы уж сами прикиньте, что к чему.
Так вот, жил в своём княжестве вельможный князь. Не велико было его княжество, да и сам он росточком не вышел. Зато гордости в нём да спеси на десятерых бы хватило.
И всё он старался перехитрить самого себя и другим пыль в глаза пустить. Туфли носил на высоких золочёных каблуках, чтобы повыше казаться. Чтобы выглядеть поважнее, пышную длинную мантию с плеч не снимал. С княжеской короной расставался, только когда спать уляжется да свечу задует.
Нрава князь был крутого: чуть что не по нём — уже и разгневается. Придворные — те, ясное дело, угождать ему старались, да не всё на свете у него в подчинении находилось. Ну, он и сердился с утра до ночи и с ночи до утра. То солнце слишком ярко светит, то ночь темна — хоть глаз выколи. А уж тут ни мудрецы, ни придворные помочь не могли.
Вот надел он однажды новую мантию и отправился на прогулку в свой дворцовый сад. А княжеская мантия — не простая одежда: вся в складках да сборках, полы по земле волочатся, в ней и сидеть-то неудобно, не то что разгуливать. Зато кто ни взглянет, сразу поймёт: не простолюдин какой-нибудь перед ним — сам князь прохаживаться изволит.
Идёт князь по дорожке, посыпанной песочком, атлас на его мантии так и переливается, самоцветы в короне огнём горят. Доволен князь новым нарядом, а ещё больше — самим собой в новом наряде.
В конце сада стоял старый дуб — могучий ствол впятером не обхватить, подперто дерево толстыми корнями, что глубоко в землю вросли, корявые ветви во все стороны раскинулись.
Князь остановился перед дубом и сказал:король под деревом
— Вот так дерево! Среди всех деревьев князь. Мне под стать.
Тут он разглядел в густой листве дуба золотистые жёлуди.
— Это ещё что такое?! — закричал князь и обернулся к придворным, которые следовали за ним на цыпочках.
Придворные, разумеется, знали, что это такое на дубе растёт, но на всякий случай кликнули старика садовника. Если князь изволит гневаться, пусть гневается на него.
— Чему же на дубе и расти, как не желудям, — сказал садовник, — жёлуди — это жёлуди, твоя ясновельможная светлость.
— Ты меня не учи! — топнул ногой князь. — Сам вижу, что жёлуди. А ты скажи, почему они маленькие? Разве пристало такому огромному дереву рождать такую мелочь? Изменить! Переделать. Пусть будут величиной с тыкву.
— Ничего у нас с тобой, пан князь, не выйдет, — покачал головой старик садовник. — Не в моих силах это сделать. А если бы и удалось такое, сам рассуди, разве удержится тыква на весу на тоненькой ножке? Тыква, ровно поросёнок, любит одним бочком на мягкой земле лежать, другой бочок солнышку подставлять, так что, твоя княжеская светлость, хоть гневайся, хоть не гневайся, а как растёт, так оно всё и будет расти.
— А я приказываю… — начал было князь.
Но тут с ветки дуба заверещала сорока, а с другой ветки ворона каркнула.
Князю показалось, будто они над ним смеются.
— Разогнать сейчас же! — закричал он и, позабыв о своём величии, путаясь в мантии, побежал назад к замку.
И надо же такому случиться, чтоб сверху на тонкой паутинке прямо на щёку князю спустился паучок.
slav_36 (325x280, 28Kb)
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Подарок Старого Штейгера. Польская народная сказка

Суббота, 12 Мая 2012 г. 23:59 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Прозвище — не имя. Имя дают мать с отцом, когда ещё ничего про своего ненаглядного сыночка не знают, что за человек из него вырастет. А уж прозвищем люди награждают, когда видно, кто чего стоит. Как прилипнет меткое словечко, так его и не отдерёшь.
Вот, скажем, Ферду Маслока из Жабкова прозвали Пропадиработкой. И оказалось ему это прозвище впору, словно по мерке сшитое.
Жил Пропадиработка в шахтёрском посёлке и, как все мужчины этого посёлка, что ни день спускался в клети глубоко под землю, где только и свету, что от шахтёрской лампы.
Спускаться-то он спускался. А вот чтобы кайлом долбить, уголёк в забое вырубать — этого он, сказать по правде, не любил. Бывало, у других забойщиков ещё только плечо разойдётся, рука размахнётся, а Пропадиработка уже присел на кучку угля отдохнуть.
— Эй, — окликают его товарищ — ты что дремлешь, работа стоит!
— Пропади работа, — отвечает Пропадиработка. — пропади она вся пропадом, хоть бы её и не бывало!
— Так зачем же ты за кайло держишься? — спрашивают его товарищи.
— Да жена ругается, когда на хлеб не заработаю, — говорит Пропадиработка. — Вот кабы на меня богатство свалилось, я бы, ясное дело, работать не стал. Лежал бы весь день на перине да под периной и жевал рогалики с маслом, закусывал бы окороком, запивал бы сливянкой. Только нет у меня счастья!
Услыхал как-то его слова седоусый Кшиштоф, самый старый шахтёр на шахте, и засмеялся.
— А ведь я тебе, Ферда Маслок, могу посоветовать, как такого счастья добиться.
Пропадиработка не поверил. Кшиштоф дальше говорит:
— Надо тебе с хозяином горы, Старым Штейгером, повидаться.
— Со Старым Штейгером? А если он мне голову оторвёт?
— Ну, будешь без головы жить. Всё равно она тебе, вроде бы, ни к чему. Да шучу я, не оторвёт тебе Старый Штейгер голову.
И седоусый Кшиштоф научил Пропадиработку, куда пойти и что сделать, чтобы со Старым Штейгером повидаться.
Пропадиработка не стал откладывать дело в долгий ящик. Надвинул шахтёрскую шапку поглубже, чтобы породой не зашибло по дороге, и пошёл выработанными штреками, дальними горизонтами искать Старого Штейгера.
Где согнувшись в три погибели, где и вовсе ползком, добрался до завала. Давний завал — тут уж, верно, лет пятьдесят как весь уголь выбрали. Темно кругом. А тихо как! Только и слышно — старая крепь потрескивает. Треснет, и долго потом мелкие камушки осыпаются, тяжело ей, видно, такую толщу земли на себе держать. Страх берёт от этакой тишины, будто один ты на свете. Сгинешь, и не узнает никто.
Однако зачем пришёл, то и делай. Собрался с духом Пропадиработка и свистнул. Прокатился свист, отдался эхом в дальних коридорах.
Тут — вот вы не поверите, а так оно и вправду было — расступилась стена, и вышел навстречу Пропадиработке сам Старый Штейгер. Весь в точности такой, как про него шахтёры рассказывают. Борода длинная, брови кустистые, мундир на нём штейгерский, на голове шахтёрская шапка, как положено. Словом, штейгер как штейгер, только глаза, будто каменный уголь на изломе, блестят да лампа в руке красным огнём горит.
Подогнулись у Пропадиработки от страху ноги, он и сам не заметил, что уже на коленях стоит.
— Па-па-пан Старый Штейгер, — еле выговорил. — Не я это свистел — Кшиштоф. Убежал он. Я, пан Старый Штейгер, побегу его догонять…
— Цыц! — гаркнул Старый Штейгер. — Не ври, а то так кайлом огрею, что ты отсюда, из-под земли, небо увидишь и все звёзды пересчитаешь! Говори, зачем пришёл?
— Ох, ясный пан Старый Штейгер, мне бы деньжат. Самую малость.
— Хе, а для чего?
— Так ведь деньги… Можно не работать…
Усмехнулся Старый Штейгер.
— Хочешь на перине лежать, периной укрываться, рогаликами с маслом лакомиться?
— Так, пан Старый Штейгер. Истинная правда, всё угадали как есть.
— Значит, не хочешь работать?
— Не хочу, пан Штейгер.
— Ну, будь по-твоему! Дам я тебе, чего просишь. Только и ты держи слово. Не работать так не работать! Чтобы не смел и пальцем шевельнуть. Ни почесаться, ни муху прихлопнуть.
— Неужто и в носу поковырять нельзя? — ужаснулся Пропадиработка.
— Ладно уж. В носу ковыряй, — смилостивился Старый Штейгер. — А больше чтоб — ни-ни. Не то всё богатство разом пропадёт. Да, вот что, не найдётся ли у тебя табачку?
Пропадиработка заюлил:
— Как не найтись! Угощайтесь, ясный пан Старый Штейгер. — И вытащил из кармана большой кисет.
Известное дело, в шахте курить нельзя, взрыв может получиться. Так шахтёры жуют табачное зелье.
Старый Штейгер залез всей пятернёй в кисет да такую щепоть захватил — чуть не половину табака. Заложил за щёку и говорит Пропадиработке:
— Теперь убирайся, надоел ты мне.
И исчез, как не бывало.
«А деньги?» — хотел крикнуть Пропадиработка, но не посмел. Да и кому крикнешь? Один он у завала. Побрёл Пропадиработка назад. Бредёт, спотыкается и клянёт на все лады Старого Штейгера, Кшиштофa, а заодно и себя самого.
— Обманщик этот Кшиштоф! И я дурак, что послушался. А Штейгер-то, Штейгер! И не стыдно ему сквозь стены проходить, глазами, словно волку, светить, табак у добрых людей выманивать. Да хорошо бы немножко, а то вон сколько! На десяток бы жвачек хватило!
Пока Пропадиработка сам с собой бранился, донесли его ноги до своего штрека.
Смотрит — там уже смена кончилась. Шахтёры в клеть садятся. Поднялся с ними и Пропадиработка.
Чем ближе к дому, тем больше его досада разбирает. С досады и потянуло его табачку пожевать. Достал кисет, сунул туда руку не глядя и вытащил вместо табака золотой. Пальцам не поверил, глазам не поверил, себе не поверил. Встряхнул кисет — вправду бренчит золотым звоном. Не обманул ясный пан Старый Штейгер!
Бросился Пропадиработка к дому. Ещё с порога закричал:
— Эй, жонка! Стазыйка! Теперь заживём! Смотри-ка: золото!
— О, Езу Христе! — взвизгнула жена. — Сколько ж тут золотых монет?
— А я не считал.
— Так пересчитай скорей.
— Э, нет, деньги считать — это работа. А пан Старый Штейгер говорил…
И Пропадиработка рассказал жене, как всё было.
— Стала жена сама считать деньги. Да только скоро бросила, потому что сколько вынет из кисета, столько в нём и прибавляется.
— Ах ты мой золотой Фердик! — захлопотала Стазыйка. — Уложу я тебя на взбитую перинку, перинкой укрою, а сама побегу в лавку. Что тебе купить, драгоценный ты мой муженёк? Может, хочешь рогаликов с маслом?
— Рогаликов! — закричал Пропадиработка из-под перины. — Да чтоб свеженьких, чтоб корочка хрустела.
Лежит Пропадиработка на перине целый день. Жуёт рогалики с маслом, запивает сливянкой. Жуёт окорок, запивает горелкой. Хорошо! Никогда ему так хорошо не бывало!
slav_33 (360x174, 15Kb)
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Пан Ниточка. Польская народная сказка

Суббота, 12 Мая 2012 г. 23:46 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора В одном маленьком городе жил некий портной, весёлый человек с козлиной бородкой. Звали его Юзеф Ниточка. Он был очень тоненький. Все портные тоненькие. Так уж повелось на свете, что все они похожи на иголку с ниткой, а наш портняжка был тоненький-претоненький. Он был такой тонюсенький, что мог пролезть в ушко иголки, которую держал в руке. Он не ел ничего, кроме макарон, - только макароны пролезали в его узенькое горло. Пан Ниточка был очень добрый и всегда улыбался. Свою бороду из ста тридцати шести волосков он на праздники заплетал в косички, чтобы выглядеть нарядней. Так бы и жил он, не зная забот, если бы не цыганка. Однажды она нечаянно поранила ногу. Рана была очень глубокая, и пан Ниточка взялся её заштопать. Он сделал это так искусно, что ничего не было заметно. Из благодарности цыганка погадала ему по руке, и вот что она сказала:

- Выйди в воскресенье из города, иди всё время на запад, и ты станешь королём.
1 (384x500, 37Kb)
Портной не поверил и от души рассмеялся, а ночью ему приснилось, что он и в самом деле король и от великого безделья стал толстым, как бочка. Проснувшись, портняжка подумал: "А если это правда? А? Что тогда? Ну-ка, пан Ниточка, собирайся в дорогу!"
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Как горняк променял рай на шахту. Польская народная сказка

Суббота, 12 Мая 2012 г. 23:20 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Ровно полвека трудился старый шахтёр в своей шахте. В шахту спускался, когда ещё темно было, из шахты поднимался, когда уже темно становилось. Так день за днём, год за годом… Вот и смерть за ним пришла.
— Идём, — говорит, — пора!
«Хорошо! — думает шахтёр. — Наконец-то отдохну!»
И не стал со смертью спорить. Быстренько собрался, взял свою трубочку, кисет с табаком и пустился в последнюю дальнюю дорогу.
Шагает по Млечному Пути. Кругом звёзды сверкают. Да не только над головой — и с боков, и снизу светят. А Млечный Путь всё в гору и в гору ведёт. Иному, непривычному, может, тяжело бы показалось. Но шахтёру — что? Он каждый день по ходкам с самого дна шахты на-гора выбирался. Если все разы сложить, куда выше неба получится.
Шагал, шагал шахтёр, трубочку на ходу покуривал… Так и добрался до райских ворот.
Ворота в рай крепко заперты. Но наш шахтёр не заробел, постучал в них трубочкой раз, другой. Залязгали ключи, заскрипели засовы, растворились ворота.

Встретил шахтёра седобородый старик — святой Пётр, райский ключник. Шахтёр его сразу признал.
— Пришёл, значит? — спросил Пётр.
— Выходит, пришёл, — отвечает шахтёр. — Пора и мне отоспаться под райскими яблонями. Вот и ксендз на моей панихиде говорил, что за столько лет труда заслужил я вечный покой.
Сказал так, переступил порог и очутился в райских сенях. Хотел было дальше идти, да Пётр ему дорогу заступил.
— Постой, куда лезешь с трубкой? В раю курить нельзя.
— Это что ж такое делается?! — возмутился шахтёр. — В шахте, всякому понятно, курить нельзя — как бы газ не взорвался. А тут с чего запрещают?
— Сам не знаю, — говорит Пётр, — а только не положено.
slav_32 (315x248, 10Kb)
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Деревянная жалоба. Польская народная сказка

Суббота, 12 Мая 2012 г. 23:11 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Жил в предгорьях Карпат бедный крестьянин. Стоял его дом на склоне холма, на краю долины. Да и не дом вовсе, а так — маленькая халупа, тёмная и тесная. Зато у пана помещика, что жил на другом холме, на другом краю долины, дом был на сто комнат, потолки высокие, с лепными узорами.
Поле у крестьянина с лоскутное одеяло, камней больше, чем земли. Зато у пана поля еле за день на коне обскачешь. Правда, крестьянин и не пробовал панские поля мерить. Не его же они, да и коня у него не было. Это пан целый табун держал, а у крестьянина одна коровёнка — и то хорошо.
Паслась однажды коровёнка у его поля на меже, повернула глупую рогатую морду в сторону панских полей, знай себе траву щиплет.
И надо же, как раз в ту пору пан решил на коне объехать свои владения. Увидел коровёнку разгневался. Не побрезговал чистыми панскими руками схватить с земли прутик и перегнать скотинку к своему стаду.
Что делать крестьянину?! Пошёл к помещику свою коровёнку вызволять.
— Так и так, пан помещик, — говорит с поклоном, — корова моя не виновата, и я не виноват. Паслась она на меже, а межа ничья.
— Если межа ничья, значит, наполовину моя, — отвечает пан. — А твоя корова как раз с моей половины траву щипала. Значит, и корова наполовину моя. Да ведь корову пополам не разделишь, — выходит, и вся корова моя!
— Как же это, — попробовал спорить крестьянин, — межа-то ничья…
— Что ты заладил, — рассердился пан, — ничья, ничья…
— Да я хоть десять раз готов повторить то же самое! — заупрямился крестьянин.
— Ну, и я повторю десять раз свой ответ! — закричал пан. Хлопнул в ладони, кликнул слуг и велел дать крестьянину десять ударов палкой.
И вернулся крестьянин домой без коровы, с битой спиной. Жена причитает:
— Ох, горе нам, горе!. Без коровы совсем с голоду пропадём!
— Ничего, жена, не горюй. Я ещё с ним потягаюсь.
— Где беднякам с богатым паном тягаться! — вздыхает жена.
— А я до самого короля дойду. Жалобу ему подам.
— Как ты жалобу напишешь? Ты же грамоте не обучен.
— Вот посмотришь! — сказал крестьянин.
Взял он большую доску, гладко её обстругал и стал острым ножом вырезать свою жалобу.
slav_46 (456x219, 26Kb)
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Дар чёрного лешего. Польская народная сказка

Суббота, 12 Мая 2012 г. 22:46 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Жил-был в одной деревне бедный крестьянин. Как ни бился, ни трудился, не мог он со своей семьей прокормиться. Вот и прозвали его соседи Горемыкой.
Достался ему от отца земли клочок, да какой от него прок? Слева — болото, справа — песок, даже вереск и тот не растет, только посередке узенькая полоска землицы вся в яминах да каменьях. Какой уж тут достаток!
Вот отправился как-то осенью мужик свою полоску под озимые пахать. Конь — кожа да кости, еле тащится, выщербленный лемех по камням скрежещет. У мужика по лбу пот градом катится, словно в знойный июльский полдень. А на дворе мелкий холодный дождик моросит, даль мглой затянуло, как по осени бывает.
Пашет, пашет мужик. Умаялся, живот совсем подвело. Отдохнуть бы да хлебушка пожевать, что за пазухой спрятан. «Нет,— думает,— поработаю до полудня без отдыха».
Работа спорится, когда сила есть. А у бедного мужика сил мало, и голод его донимает. Куст шиповника отдохнуть манит и от дождя укрыться. Приостановился мужик, краюшку из-за пазухи вынул, оглядел, понюхал. «Может, съесть? — думает.— Хлебушек добрый, из чистой ржи, хоть и черствый, а корочка вкусно пахнет... Только солнышко еще низко, до полудня далеко... Съем краюшку сейчас — до вечера не дотяну. Нет, обождать надо. Положу-ка я лучше хлеб на межу под куст: пускай не соблазняет».
Обернул краюшку льняной тряпицей, чтоб сырость осенняя не пропитала, и с тяжелым вздохом положил под куст на межу.
Пашет он и не глядит по сторонам: ни налево, ни направо — ни на песок бесплодный, ни на болото топкое.
А за болотом и вовсе трясина бездонная, и водилось там леших видимо-невидимо.
Зеленый Леший к себе в топь заманивает. Ухватится жабьими лапищами за колеса — они по ступицу в трясине увязнут. Большущей зеленой жабой прыгает перед конскими мордами — кони в сторону шарахаются, упряжь рвется, телега ломается, а измученные, перепуганные люди плутают до рассвета, дорогу ищут.
Жил там и Синий Леший. Этот по протокам, по ручейкам из болота в реки и озера выплывает. А то плотину прокопает, воду спустит, и водяная мельница останавливается.
Рыжий Леший болотную лихорадку на людей напускает.
Но отчаянней всех Черный Леший. Только он отваживается средь бела дня из болота вылезать, по окрестным полям скакать, в хаты заглядывать да высматривать, что бы ему натворить, как навредить людям, горе-беду наслать на них.
Вот вылез Черный Леший из трясины, за кустом шиповника притаился. Луп-луп глазищами, озирается, что бы такое выкинуть, себя, Лешего, потешить.
1296390206_fadas-good-faeries-bad-faeries-23-ab-spunkies-jpg (420x587, 94Kb)
Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Меч короля Зигмунта. Мазовецкая легенда

Суббота, 12 Мая 2012 г. 21:43 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Давным-давно молодой король Владислав IV решил установить в Варшаве памятник своему отцу, королю Зигмунту III Вазе. Он хотел, чтобы скульптура короля стояла на высокой колонне перед главными воротами замка, чтобы все горожане могли ее видеть.

Для этого заказали огромный длинный камень в Свентокшиских каменоломнях, а когда он уже лежал на Замковой площади, король сказал своему секретарю:
– Из этого камня надо вытесать колонну, гладкую, прямую и стройную, на греческий манер. Подскажи-ка мне, пожалуйста, кто лучший в Варшаве мастер-каменотес, который способен такую сделать?
– В Новом месте есть мастерская скульптора, работает там мастер Мартин, по прозванию Золотой, потому как руки у него золотые. Это самая лучшая мастерская. В ней смогут сделать памятник, достойный Замковой площади, – сказал секретарь.
На том и порешили. Мастер Мартин долго рассматривал проект памятника. Король заверил его, что обеспечит мастерскую всеми необходимыми материалами и инструментами, только чтобы скульптура его отца была величавой, а колонна красивой и изящной - и безо всяких излишеств.
саб8 (550x344, 48Kb)
– Хорошо, Ваше величество, я возьмусь за это, – согласился, наконец, мастер.
На следующий день в мастерской скульптора, начали создавать скульптуру короля Зигмунта. Сначала подмастерья слепили макет из глины, затем отлили в натуральную величину статую из гипса и, наконец, под бдительным присмотром мастера, была отлита фигура в бронзе.

За этой колоссальной работой много дней наблюдал сын хозяина, Каспер. Он восхищался работой подмастерьев и каменщиков, и даже пытался помогать лепить макет из глины. Когда памятник был закончен, Каспер обратил внимание, что меч короля Зигмунта… не блестит!
– Почему не блестит королевский меч? – однажды вечером спросил Каспер у отца.
– Не блестит – значит не нужно, чтобы блестел, – ответил отец.
– Но меч короля обязательно должен блестеть! – Касперу очень хотелось убедить отца в своей правоте.
саб7 (547x495, 67Kb)
Мастер Мартин слишком устал, чтобы препираться с сыном. Сразу же после ужина он ушел спать. А Каспер выскользнул из дома через окно и побежал в мастерскую, где готовая скульптура ждала, когда ее установят на прекрасный, высокий постамент.
– Какой ты красивый, король Зигмунт, – восхищался Каспер.
Ему показалось, что рука короля, сжимающая почерневший меч, чуть пошевелилась.
– Меч не блестит? Подожди-ка, король, сейчас мы все поправим, – сказал Каспер.
Он посыпал саблю песком, сверху замотал ее своим жилетом и начал активно полировать металл, да так, что из-под черного слоя патины полился золотой свет…
саб6 (549x301, 48Kb)
Наутро сабля выглядела так, как будто была отлита из золота. Когда мастер Мартин и его подмастерья увидели свои отражения в королевском клинке, одобрительно покачали головами:
– Ну и ну, - сказал мастер Мартин, поглядывая лукаво на сына, – Не иначе как эльфы нам здесь помогли…

Памятник королю Зигмунту был установлен на колонне в центре Замковой площади. В первый же день жители Варшавы его встретили с большой симпатией.
– Он сверху будет наблюдать за городом, – говорили одни.
– Он станет защищать нас от врагов, – говорили другие, и все радовались видом фигуры короля на высокой колонне.
Когда несколько месяцев спустя пришла великая засуха, варшавяне с нетерпением ждали дождя. Бесконечно поднимая головы в небо, они молились, чтобы с проплывающих над Варшавой облаков упала хоть капля. К сожалению, облака плыли и плыли над городом, но ни одно из них не было дождевой тучей… И тут Касперу пришла в голову мысль обратиться за помощью к королю Зигмунту. Он пришел к колонне, поднял голову и воскликнул:
– Король Зигмунт, подними свой блестящий меч! Подними его и сверкающим острием проколи хоть одну тучку!
И тут случилось чудо чудное: королевская рука, сжимающая меч, медленно поднялась и коснулась острием поверхности одной из туч. Тут же загромыхал гром, небо прошили молнии, и на Варшаву обрушился ливень…
Местные жители, радуясь долгожданному живительному дождю, кричали:
– Спасибо тебе, король, отец наш и хранитель!
саб5 (368x501, 34Kb)
С этого дня вооруженная мечом рука короля Зигмунта так и застыла поднятой к небу, распугивая все беды, которые могут угрожать городу.
©Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  


Процитировано 1 раз

Вдогонку Дню Победы: "Czy wojna jest dla dziewczyn"

Суббота, 12 Мая 2012 г. 18:08 + в цитатник
Рубрики:  Ksiegarnia

Метки:  

Маршак на польском

Суббота, 12 Мая 2012 г. 17:55 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Идеальная книга. Идеальные стишки + идеальные иллюстрации. Самуил Маршак + Ольга Семашко.

Ольга Семашко- Olga Siemaszko (1914-2000)

Pierwsza dama polskiej ilustracji, odeszła od nas dziesięć lat temu. Zilustrowała ponad 100 książek, wiele z nich, jak Alicja w krainie czarów czy Kalif bocian już na zawsze będą nam się kojarzyć z jej nazwiskiem.

Оригинал взят у в Самуил Маршак + Ольга Семашко. Веселые чижи. 1954 год

В польском варианте живут не 44 веселых чижа, а только 24. Этот факт облегчил работу иллюстратора. С работой Ольга Семашко справилась блестяще!
 
Помните:
Жили в квартире
Сорок четыре,
Сорок четыре веселых чижа:
Чиж - судомойка,
Чиж - поломойка,
Чиж - огородник,
Чиж - водовоз,
Чиж - за кухарку,
Чиж - на посылках,
Чиж - за хозяйку,
Чиж - трубочист.

Печку топили,
Кашу варили
Сорок четыре веселых чижа:
Чиж - с поварешкой,
Чиж - с кочережкой,
Чиж - с коромыслом,
Чиж - с решетом,
Чиж накрывает,
Чиж созывает,
Чиж разливает,
Чиж раздает.

Кончив работу,
Брались за ноты
Сорок четыре веселых чижа.
Дружно играли:
Чиж - на рояле,
Чиж - на цимбале,
Чиж - на трубе,
Чиж - на тромбоне,
Чиж - на гармони,
Чиж - на гребенке,
Чиж - на губе!

Спать захотели,
Стелют постели
Сорок четыре веселых чижа:
Чиж - на кровати,
Чиж - на диване,
Чиж - на корзине,
Чиж - на скамье,
Чиж - на коробке,
Чиж - на катушке,
Чиж - на бумажке,
Чиж - на полу.

Чиж - трити-тити,
Чиж - тирли-тирли,
Чиж - дили-дили,
Чиж - ти-ти-ти,
Чиж - тики-тики,
Чиж - тики-рики,
Чиж - тюти-люти,
Чиж - тю-тю-тю!
 
И на польском с великолепными иллюстрациями польского мастера
Dalej
Рубрики:  Ksiegarnia

Метки:  


Процитировано 2 раз

Смоленск и польский самолёт

Суббота, 12 Мая 2012 г. 17:38 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Оригинал взят у Перископа в Часть 2. Смоленск и польский самолёт
Продолжаю смоленскую серию, ненадолго прерванную в связи с праздниками.

Если в первой части я показал фрагменты Смоленска авиационного, то в этой - мы проедем немного северо-восточней, за монумент Як-42, что близ цехов авиазавода, и посмотрим очень интересное место, тоже теперь вошедшее в историю. А именно, место авиакатастрофы польского Ту-154, вместе с которым разбилась большая часть тогдашней польской элиты во главе с президентом Третьей Речи Посполитой паном Качиньским, которая направлялась в Катынь. С того времени прошло больше двух лет, и место постепенно "мемориализируется". Теперь у поляков под Смоленском не одно, а уже два мемориальных места. Вот там мы сейчас и походим - а заодно и проследим финальную траекторию падения самолёта.



Смоленск-Северный. Деревянный стол и скамьи на месте катастрофы. К ним прислонены деревянные кресты с именами
Dalej
Рубрики:  Obecna Polityka

Метки:  

Золотая утка. Мазовецкая легенда

Пятница, 11 Мая 2012 г. 22:50 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Давным-давно, в Варшаве, на Беднарской, стояла большая сапожная мастерская, где работал в подмастерьях Янек. Янек был бедным сиротой и жил очень скромно – на те средства, что платил ему мастер. Несмотря на это, он мечтал разбогатеть. Каждый день он изобретал в голове все новые и новые способы, чтобы раздобыть себе большое состояние. Сегодня он мечтал стать беспощадным грабителем, а на завтра уже хотел стать богатым купцом. Но он не знал, что следовало бы делать, чтобы мечты сбылись, и потому по вечерам он сидел в трактире и слушал, что старшие рассказывают о своих приключениях и планах.
ут8 (552x374, 55Kb)
Однажды вечером Янек услышал рассказ каменщика, мастера Лукаша:
– Рассказывают, – говорил Лукаш таинственный голосом, – что в Тамке, в подвале замка Острожских живет Золотая утка. Птица эта необычна, носит золотую корону, но и небезопасна.
– Почему она небезопасна, почему? – спрашивали другие ремесленники, с любопытством прислушиваясь к рассказу.
– А потому, что в поисках утки, можно заблудиться в подвале и остаться там навсегда. Сколько уж людей пыталось, и следа их не нашли потом…
– Мастер Лукаш, а что будет, если кто-то найдет утку? – не унимались ремесленники.
– Ну, если кому повезет, сделает того Золотая утка богачом, – ответил мастер Лукаш, и все присутствующие задумались над этой удивительной историей.

Едва Янек услышал слова мастера, решил немедленно бежать в Тамку и найти в подземельях чудесную Золотую утку. «Уверен, что уж я-то найду», – подумал он и побежал так быстро, что едва переводил дух. Когда подбежал к замку Острожских, без труда нашел вход в подземелье.
ут9 (387x504, 50Kb)
В подвале было темно и сыро, Янек сразу промочил в лужах башмаки и вымазал плесенью куртку. В поисках утки бродил он в коридорах подземелья много часов, пока не ослаб от голода и холода. В конце концов, он хотел уже вернуться, но не знали, в какую сторону идти. Когда он потерял всякую надежду выйти на свет, вдруг очутился в освещенном помещении под узорчатым сводчатым потолком. В комнате было темное, голубоватое озеро, а в нем плавала Золотая утка.
ут10 (550x338, 57Kb)
– Здравствуй, Янек, – сказала утка человеческим голосом. – Я рада, что ты меня нашел. В награду я сделаю тебя богатым. Вот тебе сто дукатов золотом. Купи себе все, что захочешь, но помни, что ты должны тратить все сто дукатов в один день. И ни с кем не делиться! Если не выполнишь этого условия, то будешь вечно нищим.

Янек схватил кошелек и подпрыгнул от радости. Потом он хотел поклониться Золотой утке, но она уже отплыла на середину озера и стала чистить клювом свои золотые перышки. Тогда он пошел обратно. Вскоре он был у входа в подземелье: на этот раз ноги будто бы сами нашли выход… «Наконец-то я богат», – вздохнул с облегчением сапожник.

А в Варшаве занимался новый день, начиналась яркая, шумная жизнь большого города. «Пришло время веселиться и тратить деньги», – подумал Янек. – «С чего бы начать? Ааа, знаю! Пойду-ка я сначала на рынок».

Сапожник начал с торговых рядов, в которых ранее восхищался различными заморскими деликатесами и дорогими вещами и которые всегда были ему не по карману. Купил себе полдюжины сладких булочек с маком, упаковку карамели и бочонок меда. Потом приказал одеть себя в богато украшенный бархатный камзол с кружевами и золотыми застежками. У турецких купцов золоченые сапоги по колено с блестящими шпорами, а затем отправился в самый дорогой трактир, чтобы поесть досыта.
ут11 (387x504, 66Kb)
Люди останавливались, чтобы хоть посмотреть на необычного господина, который сорил деньгами направо и налево как настоящий король. Вскоре возле Янека начали крутиться рыночные пройдохи и подлипалы. Одни пытались угодить ему, надеясь на богатую подачку, другие задавали каверзные вопросы, чтобы узнать секрет его удивительного богатства. Но Янек не давал никому ни гроша и хранил молчание.
После сытного обеда он заказал ювелиру бриллиантовое кольцо и купил коня с золотой сбруей, а кузнецу приказал подковать копыта коня серебряными подковами. Наконец, вечером он пошел в театр, выкупил княжескую ложу и отлично позабавился.
ут12 (326x504, 48Kb)
Тем не менее, после того, как представление закончилось, а лавки и таверны закрылись, кошелек Янека был еще наполовину полон.
«Чего бы еще купить», – подумал Янек. «Есть не хочу, больше одежды мне не нужно, театр закрыт... Как можно истратить столько денег в один день?..»

И только он подумал об этом, как вдруг рядом с собой услышал усталый голос:
– Помоги старому нищему...
Янек огляделся вокруг и увидел сгорбленную фигуру старика у ворот.
– Я не могу тебе дать ничего, – сказал сапожник, – но могу купить что-нибудь. Что у тебя есть на продажу?
– У меня есть мое доброе сердце, – ответил нищий.
– Мне не нужно твое сердце, у меня есть свое! – воскликнул возмущенный Янек, и тогда старик рассмеялся и сказал:
– Да нет, у тебя камень вместо сердца... Янек почувствовал, как в нем растет гнев:
– Где это видано, чтобы нищий говорил такие вещи? Я всегда был добрым, никому ничего не сделал плохого! Узнай же мое сердце, нищий… Вот, пожалуйста!
ут13 (473x497, 71Kb)
И Янек сунул руку в карман, достал горсть дукатов, и бросил нищему. В этот момент зашумел вихрь, закружилась придорожная пыль и дрогнула земля. В воротах рядом с нищим вспыхнуло зарево, и оттуда вышла королевна, которая была заколдована до сих пор в Золотую утку. Янек почувствовал, что с ним происходит что-то странное. Он посмотрел на себя – что это? Снова он бедный сапожник в старой, залатанной и подпаленной куртке.
ут14 (553x312, 52Kb)
– Нарушил! Не исполнил уговор! Теперь всегда будешь только нищим сапожником! – воскликнула с гневом Золотая утка, а затем сразу же исчезла. А Янек вздохнул с облегчением. Никогда не жалел он об утраченных сокровищах.
– Дороже золота для меня людское уважение, – говорил он, привычно ударяя молотом по колодке. – И приятнее мне тот грош, что я заработаю собственным трудом, чем те подземные сокровища.
©Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  


Процитировано 1 раз

В Польше требуют немедленно освободить Тимошенко

Четверг, 10 Мая 2012 г. 21:40 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Основатель и главный редактор польской газеты Gazeta Wyborcza обращается с призывом к руководству Украины немедленно освободить Юлию Тимошенко 

Польский общественный деятель, диссидент, журналист, один из наиболее активных представителей политической оппозиции 1968-1989 годов, главный редактор Gazeta Wyborcza Адам Михник пишет: "Я присоединяю свой голос к международным призывам, чтобы потребовать от Киева освобождения бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, а также других украинских политических заключенных", - сказано в материале Le Monde, который цитирует InoPressa.

"Тюремное заключение и пытки, примененные в отношении Юлии Тимошенко, не могли не вызвать негодования у западных демократий. Политический руководитель, который применяет физические меры воздействия вместо убеждения с целью урегулирования политических разногласий, роет себе могилу. И, что еще хуже, он обесчещивает свой народ", - уверен Михник.

"Мы, поляки, поддерживаем решение президента Германии Иоахима Гаука не подавать руки президенту Януковичу после того, как он передал руководителя оппозиционной партии в руки своих палачей. Польша как никакая другая страна имеет отношение к этому делу. В июне наша страна и Украина примут Чемпионат Европы по футболу. По этой причине мы не можем обратиться с призывом бойкотировать это событие (как это уже сделала Германия)... Украинцы должны знать, что поляки желают, чтобы на Украине возобладала свобода... Мы обращаемся к президенту Януковичу, чтобы просить его освободить Юлию Тимошенко", - пишет Адам Михник.

Мое частное мнение

Сценарий подготовки оранжевого переворота 2004 года - как под копирку... Диагноз "независимых" австрийских докторов "отравленному" лидеру оппозиции, гневные господа из-заграниц, не утруждающие себя доказательствами. Опять добиваются для Украины нового круга разрухи и склок. Почему ж вы Лазаренко в тюрьме держите? - Извиняйтесь и выпускайте тогда для компании с подельницей.

Впрочем, я бы освободил эту гнусную лживую аферистку, но с условием, чтобы Михник забрал ее к себе. Пусть на своей шкуре узнает, что такое свобода для преступников.  

Рубрики:  Obecna Polityka

Метки:  

Поляки, спасшие евреев.

Четверг, 10 Мая 2012 г. 18:14 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Польская монета.    

На аверсе отчеканен государственный герб Польши, вокруг которого полукругом выгравирована надпись – «RZECZPOSPOLITA POLSKA». Под гербом указан год чеканки – «2012», эти цифры разделены на две части. Внизу монеты отчеканен номинал – «2 ZL».



 На реверсе изображена семья: мать, ребенок и пожилой мужчина. По центру выгравирована надпись – «POLACY RATUJĄCY ŻYDÓW», причем последнее слово отчеканено вертикально. В верхней части монеты полукругом расположена надпись – «RODZINY ULMÓW, KOWALSKICH, BARANKÓW».

 Монета посвященна трем семьям: Ульма, Ковальски и Баранек.
24 марта 1944 года немецкий патруль прибыл по доносу в дом фермера-католика Юзефа Ульмы и обнаружил восемь укрывавшихся там евреев — пятерых членов семьи Холь из Ланцута и сестёр Гольдман с ребёнком. Евреи были немедленно расстреляны, после чего фашисты расправились с семьёй Ульма. Сначала на глазах родителей были убиты все шестеро их детей (в возрасте от одного года до восьми лет): Антон, Барбара, Франсишек, Марыся, Станислав и Владислав, после чего каратели застрели Юзефа Ульму и его жену Веронику, находившуюся на последнем месяце беременности. Немцам семью Ульма выдали жители деревни, обратившие внимание на то, что Вероника покупала очень много продуктов на рынке.
В 1995 году семье Ульма было присвоено звание «Праведников мира». К 60-й годовщине трагедии в деревне Маркова был воздвигнут мемориал, а католическая община Польши инициировала процесс по канонизации членов семьи Ульма.

И еще пара монет на  эту же тему:

 

 

 

Рубрики:  Ciekawostki

Метки:  


Процитировано 1 раз

Четыре стихии и две главные пружины общества в Польше

Четверг, 10 Мая 2012 г. 15:22 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора


 

"В хаосе, называемом древним польским правлением, господствовали четыре стихии или силы, подчиняя себе ход общественных дел. Эти четыре силы принадлежали богатым панам, католическому духовенству, женщинам и евреям, имевшим в руках своих все торговые обороты и все произведения земли, единственное богатство тогдашней Польши. - Влияние панов и духовенства чрезвычайно уменьшилось после падения Польши: но сила жидов и женщин, сила невидимая, сила неосязаемая, действующая скрытно, была еще весьма велика в ту эпоху, о которой я говорю. Евреи действовали умом, хитростью и деньгами; женщины подчиняли все своему влиянию, умом, любезностью и красотою. - Женщина с малолетства дрессировали к интригам (по-польски na forsy), как дрессируют канареек делать разные штуки. - На дворянские выборы (seymiki), во время суждения тяжб, искатели приезжали в город с женами, дочерьми, кузинами и их приятельницами, которые везли с собой полный арсенал нежных взглядов, сладких речей и всевозможных искушений. Поляки с материнским молоком всасывали в душу рыцарское уважение, повиновение и преданность к женскому полу. - Отказать в просьбе даме - почиталось или совершенной дикостью или непреклонностью Катона, а как Катоны везде и всегда весьма редки, то поляки владычествовали самовластно в своем отечестве. 

Евреи составляли особое государство в государстве (Status in Statu). Общественные еврейские дела управлялись общинными правлениями или кагалами, которые имели между собой беспрерывные сообщения, и в общем деле действовали всегда общими силами. - Если надобны были деньги для общего дела, кагалы налагали подать на общины, по-стольку, то с души, и в самое короткое время собирался миллион рублей, или сколько было нужно. Эта денежная сила невидимо держала все в своей зависимости. Сверх того, евреи, посредством сношений между кагалами, знали все, что им нужно было знать, потому что богатые евреи, по торговым сношениям с панами, а избранные хитрецы факторством выведывали все тайны, между тем, как шинкари держали в рабстве слуг*.

______________________

* Поляки верили, что без жидов невозможно обойтись в жизни. Существует старинная пословица: "Kiedy trwoga, w tedy do Boga, a kiedy bieda w tedy do Zyda", т.е. В тревогу, прибегают к Богу, а в беду - к жиду. - Здесь должно заметить, что trwoga, тревога, означает несчастье, a bieda, т.е. беда - нужду. - Жид всегда поможет человеку в нужде, если надеется, что получит хотя отдаленную выгоду.

______________________

Жиды никогда не переписывались через почту, в важных делах, но всегда через нарочных посланцев. Газет почти не читали в Польше, не доверяя печатным новостям, и евреи заменяли газеты. - Во время войны или политических переломов и борений, евреи держали всегда ту сторону, от которой надеялись получить для себя более пользы. - В это время Литва и все возвращенные к России от Польши провинции были для евреев гораздо прибыльнее Обетованной Земли, в которой, по закону Моисееву, надлежало добывать насущный хлеб в поте чела, и потому в войне России с Наполеоном евреи держали русскую сторону. "

Ф.В. Булгарин Воспоминания Часть III.  Впервые опубликовано отдельным изданием в шести томах, изд. М.Д.Ольхина, СПб., 1846-1849.  

В 1812 г. Ф. Булгарин в составе Армии Герцогства Варшавского участвовал в походе французской армии в Россию. Легион в то время входил в корпусе маршала Удино, действовавшего в Литве и Белоруссии против графа Витгенштейна.
В ходе российской кампании Ф. Булгарин за боевые заслуги был награждён высшей наградой Франции орденом Почётного легиона, получил чин капитана.
В 1814 г. во Франции был взят в плен и отправлен в Пруссию, откуда, после размена пленных, вернулся в Варшаву. 

Итак, на сегодня одна из четырех стихий и одна из двух пружин (первая пружина -женщины) в Польше не существует.  Но жизнь продолжатся. Возврат к прошлому невозможен. Хотя некоторые поляки нервничают, и размещают с перепугу вот такое:    

Обложка польского еженедельника Angora

Рубрики:  Jako Feniks z Popiolow...

Метки:  

Парохет прекрасной Эстер. Пулавская легенда

Среда, 09 Мая 2012 г. 21:23 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Замечательная история любви короля Казимира к прекрасной еврейке Эстер породила множество легенд, бытующих в разных городах Польши, в том числе в Казимеже Дольном, что на Висле.

Этот необычный старинный город, полный живописных деревянных лачуг, над которыми высятся в небо дома вокруг Рыночной площади, еще до недавних пор был плотно населен еврейскими общинами. А у подножия высокой горы Трех Крестов, в начале ул. Любельской стояла приземистая, покрытая гонтом кирпичная синагога, в которой уже сотни лет висела красивая, расшитая золотом завеса, называемая парохетом. Как говорят, покров этот прекрасная Эстер вышивала собственноручно.
049 (320x449, 103Kb)
Была ли Эстер родом из Казимежа Дольного? До сих пор неведомо. Некоторые говорят, что на самом деле происходила она из Oпoчна неподалеку от Кельце. Однако евреи Казимежа всегда очень сердятся, когда кто-то упоминает Опочно. Для них нет никаких сомнений, что Эстерка была местной, дочерью бедного и многодетного портного Рафаэля, семья которого жила в большой нужде. Но все в его жизни изменилось, когда на его старшую красавицу-дочку однажды бросил ласковый взгляд сам король...

И такой великой любовью воспылал к черноволосой и черноглазой Эстер король Казимир, что взял ее да и увез в свой замок на холме. А со временем построил ей отдельный замок недалеко – в Бохотнице. А потом в благодарность за то, что родила ему двух сыновей Немира и Пелка, приказал своим архитекторам возвести богатую синагогу в городе, чтобы Эстер и ее единоверцы имели место, где молиться.
esterka (350x286, 34Kb)
Когда король выезжал из Казимежа в Краков устраивать государственные дела, или когда ездил в военные походы, тосковавшая Эстер коротала время ожидания за рукоделием, вышивая прекрасный парохет – занавес, отделяющий в синагоге алтарь со свитками Торы от общего зала. Вышивала она золотыми нитями, специально заказанными королем у ювелира в Испании по тяжелой шелковой материи образ фантастического змея, некогда соблазнившем в раю Еву. Вокруг змея вился прекрасный орнамент, а наверху размещалась королевская корона.
…Местные евреи называют Эстер еврейской королевой – królowej żydоwskiej. Они гордятся тем положением, которое она занимала при дворе знаменитого правителя. Правителя, который взошел на трон в деревянной Польше, а покинул его уже в кирпичной…
©Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Песня о пехоте

Среда, 09 Мая 2012 г. 19:18 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Булат Окуджава по-польски




Piosenka o piechocie

Wybaczcie piechocie
Że tak nierozumna czasami bez tchu
My zawsze w pochodzie
Gdy wiosna nad ziemią szaleje od bzu
Jak długo tak można?
Bezdroża, mokradła i błoto i piach
I wierzba przydrożna
Jak siostra pobladła zostaje we łzach
Nie wierzcie pogodzie,
gdy deszcze trzydniowe zaciągnie wśród drzew,
Nie wierzcie piechocie,
gdy w pieśni bojowej odwaga i gniew.
Nie wierzcie, nie wierzcie,
gdy w sadach słowiki zakrzyczą co sił -
wy jeszcze nie wiecie,
co komu pisane i kto będzie żył.
Uczyłaś ojczyzno,
że żyć trzeba umieć słyszeć twój głos...
Kolego mężczyzno,
a jednak niezgorszy przypada ci los.
My zawsze w pochodzie
i tylko to jedno nie zrywa ze snu;
dlaczego w pochodzie,
gdy wiosna nad ziemią szaleje od bzu?
Dlaczego w odwrocie,
gdy wiosna nad ziemią szaleje od bzu?...
Рубрики:  Polska Muzyczna

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

Медовые пряники. Торуньская легенда

Среда, 09 Мая 2012 г. 13:57 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Давным-давно, в прекрасном старом Торуне, жило множество пекарей. Никто в целом свете не мог так выбирать вкусовые и ароматические приправы к выпечке, как торуньские мастера. Каждый пекарь выпекал свои пряники по собственному рецепту, который знал только он один, держал в секрете и берег как зеницу ока. Именно поэтому достаточно было только откусить кусочек – и сразу становилось ясно, из какой пекарни происходит пряник.
В кондитерской мастера Бартоломея работал молодой пекарь Богумил. Богумил был веселым и трудолюбивым – часто напевал что-то про себя, когда месил тесто или просеивал муку. Все любили Богумила, улыбались ему и каждое утро желали ему удачного дня. А больше всех оказывала ему внимание Ружа, симпатичная дочка хозяина, мастера Бартоломея, которую полюбил Богумил всей душой и для которой по ночам выпекал прянички в форме сердечек… Иногда он приносил ей с лугов букетики незабудок, и когда дарил их, девушка говорила:
– Спасибо тебе, Богумил, никто не дарил мне таких красивыхцветов.
За Ружей также ухаживал старый и богатый вдовец, который никогда не дарил ей цветов, зато постоянно приносил нитки жемчуга и кораллов. Мастер Бартоломей хотел отдать Ружу замуж за богатого вдовца, но она предпочитала веселого и молодого Богумила, которому каждый раз лучезарно улыбалась, как только отец или мать отвернутся.
пря7 (550x403, 51Kb)
Однажды в кондитерской мастера Бартоломея было меньше работы, чем обычно. И Богумил пошел прогуляться за город над речкой. Он хотел порадоваться солнцу, послушать пение птиц и нарвать незабудок для своей Ружи. Шел он, шел берегом реки, и вдруг увидел в водном потоке пчелу. Она была мокрая, слабая и едва шевелила в воде ножками. Богумил наклонился к ней и подал ей лист, а затем поместил ее на цветущий клевер, обсохнуть на солнце и отдохнуть.
пря8 (551x291, 38Kb)
Пчела стала вытирать мокрыми лапками крылышки, а Богумил помахал ей дружески и уже собрался уходить, как вдруг услышал тоненький голосок:
– Спасибо тебе, Богумил. Ты спас мою подданную.

Богумил осмотрелся вокруг и увидел в траве крошечную королеву в золотой короне, в окружении крошечных рыцарей. Богумил встал на колени перед королевой и поклонился ей низко, потому что, хотя была она всего лишь владычицей эльфов, однако ей также подобало почтение как к королевской особе.
– Я сделал только то, что подсказало мне сердце, – ответил Богумил.
– Ты хороший человек, пекарь. Знаешь, ведь мои подданные питаются только золотистым мёдом, который собирают для нас пчелы. Вот почему мы любим их и заботимся о них. В награду за твое доброе дело, я поделюсь с тобой тайной. Благодаря ей ты прославишься, – сказала королева.
пря9 (418x502, 43Kb)
– Что же это за тайна? – заинтересованный Богумил навострил уши.
– Мёд, Богумил, золотистый мёд. Если ты добавишь его в тесто, твои пряники наберут такой вкус и аромат, которого никто и никогда не чувствовал и не ел, – сказала королева.
Богумил был удивлен: это же так просто! Поблагодарил королеву эльфов и снова поклонился ей. Когда он поднимался с колен, королева и ее свита уже исчезли.
– Это сон, или я действительно узнал секрет? – вопросил Богумил то ли себя самого, то ли поющих над головой птиц. Но ответа он не услышал и решил быстренько вернуться в город и в пекарне мастера Бартоломея выпечь пряники как советовала ему маленькая королева.
Едва прошел Богумил городские ворота, как увидел оживленную толпу горожан на рынке. Все говорили о каком-то необычном событии.
– Король едет... Король будет в Торуне! – кричали горожан.
– Что? Кто? Когда? – Богумил попытался хоть что-то выяснить.
– Завтра! Завтра утром! – сказал кто-то из толпы.
Богумил побежал к пекарне своего хозяина так быстро, как только ноги могли его нести и начал готовить муку, специи и все, что нужно для выпечки пряников на самый изысканный вкус, достойный королей. Не забыл и о золотистом мёде, и втайне от мастера Бартоломея добавил в тесто столько, сколько нашел в кладовой. А потом всю ночь пёк ароматные пряники в различных формах.
пря10 (552x444, 52Kb)
Ах, какая была эта ночь! Всю ночь в Торуне работали все пекарни. Свет горел в окнах и на дворах, и весь город пропах самыми изысканными пряностями и приправами. Никто не спал в ту ночь, потому что каждый пекарь хотел произвести впечатление на короля и получить привилегии поставлять свои пирожные, торты и пряники к королевскому двору в Варшаве и других городах.
На следующий день на рынке были установлены украшенные торговые палатки и прилавки. Горожане, одетые в праздничные одежды, вышли, чтобы приветствовать короля и его придворных. Городские власти повели короля и его свиту от прилавка к прилавку, от палатки к палатке. Король останавливался возле каждого из пекарей и получал от него корзинку с выпечкой. Но дольше всего он стоял у лавки мастера Бартоломея, потому что вкус и запах его пряников был так хорош, как ни у кого другого. Они просто таяли во рту.
пря11 (553x318, 48Kb)
– Кто испек эти замечательные пряники ? – спросил король, а мастер Бартоломей указал на молодого пекаря:
– Это Богумил, ваше величество, мой ученик и помощник.
Богумил поклонился, а король посмотрел на него ласково и сказал:
– Молодец ты, парень. Я хотел бы тебя наградить за твои вкуснейшие пряники. Скажи, чего ты хочешь больше всего?
пря12 (365x499, 40Kb)
– Милостивый государь, – сказал Богумил, – не хочу я ни золота, ни денег, не мечтаю я о богатстве, но всем сердцем желаю взять в жены свою любимую Ружу, дочку моего хозяина Бартоломея. Я люблю ее, как никого в мире.
– Если это твое желание, Богумил, – ответил король, – то женись на своей Руже и будьте счастливы. Кроме того, сообщаю всем, что отныне будешь ты печь пряники для меня, для королевской семьи и целого двора в Варшаве.
Радости и танцам не было конца. Сразу после свадьбы стал Богумил мастером выпечки. Он начал возить свою выпечку в Варшаву и слава о торуньских пряниках быстро разнеслась по всеми свету.
©Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Об отмене крепостного права. Лянцкороньская легенда

Вторник, 08 Мая 2012 г. 23:25 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора ...Лето того памятного года было мокрым. Дождь моросил без перерыва. Частые грозы с градом мучили бедных крестьян, прямо как крепостное право и из-за погоды крестьяне не могли выходить в поле. Осень также приветствовала крестьян дождем. И только после воскресной молитвы за погоду, пения «Преумножения» перед выставленными Святыми Дарами, с понедельника, погода начала улучшаться, да так, что к среде была просто прекрасной. Крестьяне пошли на хозяйские поле, чтобы, выполнив барщину, позднее взяться за свои собственные.

Дорогой от костела в направлении Кракова шел пилигрим. Странный пилигрим. Весь в лохмотьях, на палке у него висел мешок. Но почему-то как-то странно он эту палку держал, не в руке, как старый дед, а иначе – как меч, на боку. На ногах у него были деревянные башмаки, но шагал он в них как-то неуклюже. Лицо у него было гладкое, светлое, не загоревшее от работы на поле во время жатвы. Он ходил, ходил, оглядывался вокруг, но никого ни о чем не спрашивал. Вдруг он остановился перед домом Мига.

Миго был крепостным, но среди всего крестьянства Издебника одним из лучших. Дом его был покрыт свежей соломой, в конюшне был конь, изба чисто выметена, а дети, улыбающиеся и сытые играли у очага, где горел огонь .
Пилигрим, войдя в избу Мига, прославил Бога и очень невнятно говоря, стал просить работу. Мигу не хотелось кормить лишний рот, он со всем справлялся сам, но пилигрим не отставал, заверяя, что не гнушается никакой работой, что хозяин не пожалеет, а за работу ему требуется совсем мало… Сердце Миго смягчилось и он коротко сказал:
– Ну... хорошо, посмотрим. Помни, как только начнет светать утром, начнем возить навоз на панские поля. Ну...
Утром Миго встал, а работник спит. И хотя вчера вечером тот не ел, но все же долго спит. Стал Миго его будить. А работник и не думает собираться на работу. Миго забеспокоился: солнце в небе уже вовсю светит, а они все еще не на хозяйском поле. Он боялся, что за опоздание будет наказан. Так было всегда: за опоздание 25 ударов палкой. И после этого работать, хотя после этого не то что работать, а на ногах стоять невозможно: рубаха от крови прилипает к спине, а в легкие невозможно набрать воздуха от боли. Страх парализовал Миго. Ехал на возу с работником к хозяйскому двору и всю дорогу причитал:
– Да зачем же я послушал тебя и взял, да на кой черт ты мне, наверное, чтобы палкой по спине получать… О Боже, Боже…

Так они доехали до двора. Крестьяне уже грузили навоз на телеги, когда Миго подъехал. Эконом это сразу заметил это и сразу же указал ему на козлы для порки. Миго только воскликнул:
– О Господи Иисусе, – но работник остановил его:
– Нет, хозяин, это была моя вина, я проспал, это мне!
Мигo вздохнул с облегчением а работник улегся на козлы.Эконом же не жалел палки, желая научить молодого работать как следует., что молодой научиться работать в будущем. Отсчитал 25 ударов и сволок работника с козел.
index (260x194, 14Kb)
Неожиданно тот сильным движением сорвал лохмотья на груди. Под убогими тряпками оказался прекрасный мундир, украшенный медалями, значения которых собравшиеся крестьяне не понимали.
– Смотри, деревенщина, кого ты бил, – обратился побитый к эконому. У Миго глаза полезли из орбит. Что-то дальше будет? Эконом побледнел.
– Я сын владельца всего этого, венского эрцгерцога Райнера, а ты, негодяй, думаешь, что имеешь дело со скотом, а не с людьми! Даже скот нельзя бить! Что вы тут делаете с людьми, что они живут хуже, чем скот в хозяйских сараях? Ну-ка веди меня к хозяину! – скомандовал юноша.
Напуганный эконом, вытянувшись в струнку, повел молодого человека к пану. Разговор был коротким:
– С сегодняшнего дня крепостное право в деревне Издебник отменено, прошу объявить всем и каждому, что крестьяне свободны!

Радости не было конца, а Миго был горд тем, что это он стал причиной падения крепостного права в Издебнике.
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Варс и Сава. Мазовецкая легенда

Вторник, 08 Мая 2012 г. 21:33 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора ...Давным-давно, много лет назад, среди непроходимых лесов, в самом сердце реки Вислы жил молодой рыбак по имени Варс. Он был трудолюбивым и веселым, и потому ему благоприятствовала удача. Он сам себе мастерил лодки, часто выплывал на рыбалку и никогда не возвращался с пустыми руками. Особенно любил он рыбачить ночью, когда на реке царствовал покой, а свет луны озарял прибрежные камыши.
вар9 (566x520, 64Kb)
Однажды, когда он, спрятавшись в камышах забросил сети для лова, вдруг увидел красивую длинноволосую девушку, чье тело от пояса было покрыто чешуей и заканчивалось рыбьим хвостом. Русалка, не зная, что за ней подглядывают, запела. При первых звуках ее голоса рыбак влюбился без памяти. С тех пор каждую ночь он хотел ее видеть и прятался в камышах, чтобы насладиться ее красотой и пением. Наконец он решил выйти к ней и признаться ей в любви. Выяснилось, что русалка, которую звали Сава, тоже не была совсем уж равнодушна к рыбаку...
вар8 (344x550, 53Kb)
Варс попросил ее стать его женой, и она согласилась. Согласие русалки выйти замуж за человека сотворило чудо: рыбий хвостик превратился в ноги.
вар7 (461x539, 51Kb)
Вскоре в хижине на берегу реки состоялась свадьба Варса и Савы, и они жили в любви и согласии долго и счастливо, пользуясь уважением людей. Со временем возле их дома выросла большая рыбацкая деревня, которая была названа в их честь Варшавой. Века спустя она стала столицей Польши.
вар6 (486x517, 57Kb)
***
У легенды есть и другая версия, и звучит она так.
Однажды король Казимир Восстановитель (Kazimierz Odnowiciel), направляясь из Кракова в Гнезно, попал в убогую рыбацкую хижину. Голодного короля привел туда дым и запах свежей еды. Во время трапезы, состоявшей из вкусной рыбы ночного улова, рыбак рассказал королю о своей семье, которая недавно увеличилась – у него родились двое чудесных близнецов. Однако беднаярыбаки семья столкнулись с немалыми затруднениями, когда решили окрестить деток, потому что поблизости не было храма. За великолепное угощение король хотел платить хозяевам золотом, но те, согласно старому народному обычаю, оплату за гостеприимство брать не стали.

Тогда король попросил оказать еще одну услугу – честь стать крестным отцом при крещении близнецов, которое он вскоре организует. У подготовленного на холме алтаря священник дал по приказу Казимира мальчику имя Варс, а девочке – Сава. Одновременно король Казимир торжественно провозгласил, что теперь Пётрко Рыбак, отец Варса и Савы, будет зваться Петром Варшем, королевским рыбаком, владельцем простирающейся вокруг пущи. А когда вокруг рыбацкой усадьбы разрастется поселение, он назовет его своим родовым именем, которое сохранится на века.
©Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Поиск сообщений в Moja_Polska
Страницы: 372 ... 80 79 [78] 77 76 ..
.. 1 Календарь