-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 17087

Ani w Boga wierzy, ani się diabła boi



Czas warszawski

Стоматолог отомстила экс-бойфренду, вырвав ему все зубы

Пятница, 04 Мая 2012 г. 09:58 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора 1335945143_0392.250x200 (250x200, 12Kb)
В Польше стоматолог отомстила бросившему ее бойфренду, вырвав мужчине все зубы. Теперь 34-летней Анне Мацковяк из Варшавы грозит тюремный срок.
45-летний Марек Ольшевский ушел от своей подруги к другой женщине. Однако всего через несколько дней после разрыва отношений мужчина обратился к А. Мацковяк с жалобами на зубную боль, так как считал ее хорошим врачом.

Во время приема брошенная возлюбленная дала пациенту большую дозу обезболивающих препаратов, а затем вырвала ему все зубы. "Я всегда старалась быть профессионалом и контролировать свои эмоции. Но когда я увидела его лежащим передо мной в кресле, я подумала: "Вот ублюдок!" - рассказывает стоматолог.
Удалив мужчине все зубы, А. Мацковяк перебинтовала экс-бойфренду челюсти и заявила, что теперь ему нужно обращаться к специалисту, так как у него возникли серьезные проблемы.

По словам М. Ольшевского, новая подружка бросила его, так как не пожелала встречаться с мужчиной без зубов. К тому же теперь мужчине придется заплатить большие деньги, чтобы ему вставили зубные протезы.
Против А. Мацковяк возбуждено уголовное дело, стоматолога подозревают в халатности и злоупотреблении доверием пациента. Женщине грозит три года тюремного заключения.

Источник: http://top.rbc.ru/wildworld/02/05/2012/648968.shtml
Рубрики:  Sprawy Spoleczne

Метки:  

Польское сабельное фехтование

Пятница, 04 Мая 2012 г. 09:54 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения valeriy_dunaykin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Польское сабельное фехтование

100 (243x208, 7Kb)
Сабли

Тяга к этому виду оружия связана с тем, что противники Польши часто применяли элементы легкого доспеха, сделанные не из броневых пластин, а из мягких материалов — ткани, войлока и т. д. Такая защита, при ряде очевидных недостатков (прежде всего, меньшие оборонительные качества) имеет и ряд достоинств, среди которых в данном случае принципиально одно: прямой клинок при рубящем ударе в ней «вязнет».

Типы сабель

Венгерско-польская сабля.

Первым типом польской боевой сабли была так называемая венгерско-польская сабля, возникшая под влиянием территории Речи Посполитой со второй половины XVI в. и до первой половины XVII в.

Эта сабля имела открытую рукоять, изредка замкнутую цепочкой, которая соединяла между собой навершие и переднее плечо перекрестия. Само перекрестие было простое, прямое, с длинными «усами» — удлиненными треугольными выступами посередине, которые с обеих сторон охватывали нижнюю часть рукояти и верхнюю часть ножен. Клинки были длинные, 78—88 см, главным образом привозные, генуэзские или штирийские, отличались малой кривизной, большим весом и твердостью. У некоторых экземпляров клинок в нижней части под прямым углом, называвшимся «молотком», переходит в расширенное, заостренное с обеих сторон лезвие — так называемое перо[Соответствует русскому термину «елмань».]. Клинок снабжался одним или двумя продольными желобами, шедшими на всю длину клинка или же только до уровня пера.

Рукоять сабли состояла из прямоугольной железной пластинки, покрытой с обеих сторон деревянными накладками и обтянутой кожей. Под кожей рукоять часто обматывалась шнуром или металлическим жгутом, что придавало ей ребристый вид и удобство при удержании сабли в руке. Характерное роговое или металлическое навершие было укреплено несколько под углом к рукояти, наклонно вперед, иногда оно отгибалось вниз или наискосок вверх. Оно, как правило, прикрывалось металлическим колпачком, так называемым наперстком.

Широкие деревянные ножны обтягивались черной или коричневой кожей и оковывались металлическими обоймицами. Общая масса сабли вместе с ножнами примерно равнялась 1,6 кг, а без ножен — около 0,9 кг.

Это оружие было весьма популярно в среде польской шляхты, о чем свидетельствует старинная польская поговорка: «Конь— турок, холоп — мазурок, шапка — магерка [Магерка — головной убор в виде колпака, венгерского происхождения.], сабля — венгерка».

Карабела.

Во второй половине XVII в., под влиянием восточных образцов, прежде всего турецких, появились сабли, которые приобрели огромную популярность не только среди гусар, но и среди польской шляхты вообще и до сих пор являющиеся наиболее известным типом польской сабли в мире, а именно знаменитые «карабелы». Характерным внешним признаком этой сабли была рукоять с навершием специфической формы, несколько напоминавшее голову орла в короне.

Для боевых карабел использовались прежде всего восточные (главным образом турецкие и персидские) или западные (в основном золингенские), а также иногда польские клинки. Несмотря на их различное происхождение, основные параметры у клинков карабел приблизительно совпадали и были следующими: длина клинка — 770—860 мм, ширина полосы — 27—33 мм, длина пера — 235—265 мм, расстояние от центра удара до центра тяжести — 250—265 мм, кривизна клинка — 70—95 мм. Рукоять состояла из двух деревянных (дубовых или ореховых) или роговых накладок, прикрепленных к хвостовику клинка с помощью штифтов. Нередко такие накладки покрывались выступами в виде «шевронов» для удобства удержания сабли в руке. Эта сабля также вошла в народную поговорку: «Без Бога — ни до порога, без карабели — ни с постели».

Гусарская сабля.

Приблизительно в то же время, что и карабела, появился и специализированный тип боевой [Мы намеренно так часто используем слово «боевой» применительно к сабле, поскольку в Польше было также очень популярно и парадное, богато декорированное оружие, изготовлявшееся по образцам боевого.] польской сабли, на этот раз, в отличие от рассмотренных выше, с замкнутой гардой, — гусарская сабля. Ее называли также «черной саблей» из-за черного цвета рукояти и ножен, а также «гусарским» или «кривым палашом»[Вообще, в старых польских инвентарных описях, особенно относящихся к XVIII в., все клинковое оружие с замкнутой гардой, вне зависимости от конструкции клинка, именовалось палашом.].

Типичная польская гусарская сабля характеризовалась рукоятью, у которой переднее плечо перекрестья было согнуто под тупым углом (от 100 до 105 градусов), переходящее в защитную дужку, доходившую до навершия, не соединяясь, однако, с ним, в то время как тыльное плечо было, как правило, уплощенным в так называемый mlotek, которому придавался вид трилистника, либо он имел полукруглый выступ. Общая длина плеч перекрестия (без защитной дужки) равнялась примерно 12 см, длина усов — около 8 см.

Изнутри к рукояти крепился так называемый палюх — плоское металлическое кольцо, служащее для зашиты большого пальца, для чего оно было нередко расковано в щиток, а также предназначенное для лучшего удержания оружия в руке. Его ширина равнялась 2,5 см.

Собственно, такие защитные кольца появились еще на саблях венгерско-польского типа и первоначально представляли собою согнутый в кольцо верхний ус перекрестия, а впоследствии стали изготовляться особо. Эфес сабли изготовлялся в подавляющем большинстве случаев из стали, в отдельных случаях — из бронзы и украшался таушированными узорами из латунной проволоки. Рукоятка обматывалась металлическим жгутом или тесьмой.

Общие параметры клинков гусарских сабель были следующие: средняя кривизна клинка около 6—7 см, длина — около 82,5—86 см, ширина полосы у рукояти — 2,3—2,8 см, длина пера — 20—25 см (вообще в большинстве случаев оно было слабо выражено), расстояние от центра удара до центра тяжести клинка — 20—25 см. Клинки по всей длине покрывались желобками.

Ножны гусарских сабель изготовлялись из дерева и обтягивались козьей или ослиной кожей.

В руках поляка сабля была грозным оружием. Вениамин Краузе, немецкий офицер, ветеран Тридцатилетней войны, например, так описывал поле боя, которое он увидел после столкновения поляков и запорожцев: «На поле боя остались будто палачом разрубленные тела. Можно было увидеть отрубленные шеи, руки вместе с плечами. В частности, один мертвец имел страшный вид — был разрублен от лица к затылку».

Кончары

Ранние польские кончары, применявшиеся до середины XVI в., имели такую же по конструкции рукоять, что и у меча, с прямым или S-образным перекрестием и грушевидным навершием. Они были довольно тяжелыми, очень узкими и достигали в длину 130 см. Кончары, использовавшиеся до начала XVII в., были более легкими, имели полузамкнутую гарду и шаровидное навер-шие. Их длина доходила до 160 см. Польские кончары XVII в. по конструкции рукояти походили на венгерские сабли.

Большая длина кончара была связана с его довольно специфической функцией: после того как копья ломались, кончары превращались как бы в их заменители, всаднику достаточно было вытянуть руку с кончаром вперед. Они были чисто боевым оружием и в отличие от сабель не имели парадных вариантов. Впрочем, иногда в Польше использовали очень богато украшенные восточные кончары, купленные или взятые в качестве трофея, отличавшиеся короткими рукоятями с шарообразным навершием и овальным щитком вместо перекрестия.

Это оружие применялось только в конном бою, поэтому его никогда не подвешивали к поясу, а прикрепляли к седлу под левым или правым коленом. В своей книге «Путешествие по Украине* знаменитый Боплан писал: «С правой стороны у гусap привешен кончар длиною 5 стоп, широкий у рукояти, сужающийся к острию, четырехгранный. Это удлиненное оружие служит для поражения поваленного на землю неприятеля».

«У луки с левой стороны имеют они пистолет, под левым бедром привешенный к седлу кончар, очень длинный, который применяют после переламывания копий», — писал Себастиан Цефали, Кончар являлся, можно сказать, последним европейским мечом, сохранявшим почти традиционную форму, хотя и предназначался почти исключительно для укола. Существует едва ли не единственное изображение рубки кончаром, оставленное итальянским художником, наблюдавшим боевые действия войск короля Яна Собесского; там кончар имеет двуручную рукоять (что не исключено, но малотипично). И известен единичный же случай применения даже не кончара, а обычного меча (вероятно, из дедовских арсеналов) в 1651 г., в битве под Берестечком.

Чеканы

Боевые гусарские чеканы практически ничем не отличались от аналогичного западноевропейского оружия. Применяли их в качестве предмета вооружения кавалеристов с XVI по XVIII вв. Помимо своего прямого предназначения они также играли роль знаков отличия для поручиков и ротмистров.
Палаши

Палаш был довольно широко распространен в Польше, однако не мог соперничать в популярности с саблей (хотя в XVII в. иногда и употреблялся вместо нее), но зато часто заменял собою кончар. Его так же, как и кончар, подвешивали к седлу под левым коленом. В XVII в. применялся венгерский палаш с рукоятью сабельного типа, общая длина которого достигала 114 см.

Фехтование саблей.

Польская школа сабельного фехтования появилась практически одновременно с повсеместным распространением сабли на территории Речи Посполитой и через некоторое время заслужила репутацию одной из самых сильных в Европе. Дело дошло до того, что в XVIII в. даже турки всерьез утверждали, что исторической родиной сабли является... именно Польша — так велика была слава польских рубак.

В XVII в. появился уже вполне специфический стиль фехтования на саблях, о чем свидетельствует тогдашняя поговорка: «Венгерец бьет наотмашь, московит — сверху вниз, турчин — к себе, а поляк «на крыж» машет своей саблей». В словосочетании «на крыж» как раз и заключалось своеобразие польского способа сабельного боя.

Этот способ боя получил в Польше наименование «sztuka krzyzowa», поскольку во время фехтования клинки сабель, пересекаясь друг с другом во время парирований ударов, как бы образовывали крест, то есть пересекались под прямым углом. Так как рукояти кара-бел или гусарских сабель не обладали развитыми гардами, как, например, шпаги, поляки применяли так называемые dlugi zaslony (длинные защиты) — переворачивали саблю клинком книзу, чтобы вражеское оружие при соскальзывании не попало по незащищенной кисти.

Виды ударов саблей.

В польском фехтовании на саблях различали следующие основные виды ударов: 1) продольный удар сверху вниз, называвшийся «голова»; 2) продольный удар снизу вверх, под подбородок; 3) горизонтальный удар между бедром и лопаткой, называвшийся «ударом отцовским»; 4) вертикальный удар от левого плеча или левого уха наискосок к правому боку через грудь — «референдарский удар»; 5) горизонтальный удар в левую часть головы (щеку); 6) вертикальный удар от левого бока, повернув клинок острием вверх, к правому плечу через грудь наискосок, называвшийся «сенаторским ударом».

Сами сабельные удары по своей эффективности подразделялись на следующие основные типы:

1) удар прямой, толкающий — был не очень сильным, но зато очень быстрым и точным, этот удар можно было использовать в поединках как на малых, так и на относительно больших дистанциях, как в схватке с одиночным пешим противником, так и в конном бою (особенно во время общих столкновений), когда возникала необходимость наносить множество очень быстрых ударов в разных направлениях;

2) удар разрубающий (так называемый тесачный), наносившийся с локтевого или плечевого замаха, дававший в результате очень сильный эффект, такой удар использовался прежде всего в пешем бою на малых дистанциях (даже против неприятеля, который мог быть частично защищен доспехами);

3) удар протягивающий, когда сабельный клинок своим движением как бы протаскивали по телу противника, наносившийся замахом от плеча, дававший большой эффект в ходе схватки и на относительно удаленных дистанциях, такие удары применялись для разрубания тела противника или его вооружения, с их помощью можно было наносить режущие раны концом клинка в конном или пешем поединке.

Надо сказать, что и различные типы польских сабель конструктивно приспосабливались для определенной манеры боя. Так, например, сабли венгерско-польского типа применялись для нанесения так называемых, используя польскую фехтовальную терминологию, дубинных ударов, чаще всего при замахе от плеча, чему немало способствовало хорошо развитое перо на конце клинка. Карабелу же, благодаря конструкции ее рукояти, которая создавала хороший упор для мизинца, применяли для дуговых или протягивающих ударов.

Кроме рубящих ударов, в сабельном бою часто применялись и колющие, но заметно отличавшиеся по характеру от уколов, наносимых, скажем, мечом. Из-за изогнутости клинка саблей очень трудно было нанести прямой укол, зато благодаря ей же она прекрасно подходила для нанесения ударов сбоку, снизу или сверху, что имело немаловажное значение для борьбы с таким противником как, например, вооруженный круглым щитом турок.

Владение сабельным фехтованием

Исходя из польских текстовых источников, датированных XVII в., можно заключить, что: а) большинство схваток на саблях, как на войне, так и в мирное время, производилось пешим порядком и с одиночным противником [Возможно, это связано с тем, что шляхтича даже в ходе военных действий сопровождала свита боевых холопов, которая «оттягивала» на себя аналогичное сопровождение его противников, позволяя именитым воинам вести подобье поединков, не ввязываясь в массовую схватку.]; б) на каждые 19 попаданий 14 приходилось по руке (в частности по большому пальцу) и 5 — в голову: «...после второго или третьего удара отсек ему пальцы», «...пришлось ему рубиться со Снарским, которому он отсек палец»; в) часто использовались защиты оружием и ответные атаки: «...хватил он меня знатно, так что сабля задрожала в кулаке, — выдержал выпад. Схватились мы с ним еще раз десять — ни мне, ни ему»; г) схватка конных противников по своей тактике зачастую походила на пеший бой. Следовательно, уход с линии атаки прыжком или отшагиванием имел подчиненную роль (по сравнению с теми же отбивами) и применялся в той же мере, как маневр всадника, шпорящего и осаживающего лошадь на коротком аллюре.

Владению саблей обучались поначалу индивидуально, примерно так же, как и средневековые рыцари, то есть у своего отца или какого-либо иного родственника либо у человека, который сам хорошо умел фехтовать и участвовал в военных походах. Технику ударов отрабатывали с применением «пальцат» — деревянных палок, на которых устраивались учебные поединки, причем зачастую самостоятельно, как развлечение, что помогало лучше усваивать фехтовальные премудрости:

«Еще одним развлечением во время каникул были палки, называвшиеся пальцатами, которыми, затевая поединок, студенты фехтовали между собой. Это упражнение было весьма необходимо для поддержания в шляхтичах достоинства, как средство для приучения молодежи к будущему овладению саблей».

Другие виды вооружения. Чеканы.

Не менее популярным оружием, чем сабля, были чеканы. Во время боя польские кавалеристы часто использовали их не только как самостоятельное оружие, но и применяли их в паре с саблями — отбивали ими вражеские удары. Чекан считался обязательным предметом вооружения не только для тяжелой, но и для легкой кавалерии. За его многофункциональность, поскольку им можно было наносить удары как острием, так и обухом, плазом или древком, о нем была сложена поговорка: «У чекана обух На разбойника, плаз — на приятеля, топорище — на холопа» [Эта многофункциональность, возможно, была перенесена и на обращение с гуцульским топориком; хотя последний восходит к венгерским формам оружия, но влияние Речи Посполитой, несомненно, проявилось и здесь.].

На саркофаге короля Яна Казимира есть изображение пехотинца с чеканоподобным оружием в левой руке (вместо обуха оно имеет лезвие), отбивающегося от татарина или запорожца.

В мирное время шляхтичи тоже не расставались с этим оружием; выходя из дому, опирались на чекан, как на тросточку, благо длина рукояти это позволяла. В руках сильного человека это было страшным оружием, а наносимые им раны оказывались зачастую смертельными.

Надо сказать, что польские дворяне по своему честолюбию ничуть не уступали своим, скажем, французским коллегам, а поскольку чекан был всегда под рукой, его моментально пускали в дело. В своей книге «Описание обычаев» Ю. Китович писал об этом так:

«Шляхтич, когда выходил из дому, прикреплял к боку саблю, брал в руки обух, который, помимо этого наименования, назывался также наджаком или чеканом. Выглядел он так: толстое древко, высотою от земли по пояс человеку, на конце, рукою удерживаемом, цилиндрический набалдашник — продолговатый серебряный, посеребренный или вообще латунный; на другом конце этого же древка крепко насажен молот железный, латунный, а то и серебряный, с одного конца подобный сапожническому молотку, другой же конец, если был плоско-раскован как топорик, то именовался чеканом, если выглядел как клюв, крупный, несколько загнутый, то назывался наджаком, если же он загибался в кольцо как баранка — звался обухом. Страшное вооружение было в руках поляка, особенно когда вокруг царили настроения, к склокам и дракам склоняемые. Саблей один другому рубил руки, рассекал губы, ранил голову, но пролитая кровь утихомиривала сражающихся. Обухом же наносили раны часто смертельные, не видев крови, а потому — не видя ее — не сразу опоминались, ударяли все сильнее и сильнее и — не раня кожу — ломали ребра и крушили кости. Шляхтичи, ходившие с этими обухами, более всего ими лишали здоровья своих подданных, а иногда и жизни.

Поэтому на больших съездах, сеймах, сеймиках, трибуналах... не позволительно было показываться с наджаком.

Инструмент этот и вправду был страшным, потому что когда один другого человека острым концом наджака ударял, то убивал сразу, вонзая железо в кость навылет».

Добавим, что чекан и психологически было легче пустить в ход, так как он не требовал выхватывания из ножен, а писаные и неписаные законы сурово осуждали того, кто первым обнажил оружие...

Злоупотребления шляхтичей чеканом в мирное время для решения споров на сеймиках или в корчмах стали причиной постановлений коронных сеймов 1578, 1601 и 1620 гг., которые запрещали использование этого оружия в мирное время: «Объясняя давние правила и законы, к безопасности и к миру общества изданные, и опираясь на конституцию anno 1578 et 1601 и других, о запрещении необычного оружия и вооружения постановляющих, видя, что чем далее, тем большее своеволие возрастает в людях... дабы пресечь злые помыслы, постановляем omnium Ordinum unamuni consensu acce-dente, дабы ни один cujuscunque conditionis не отваживался отныне, чтобы носить чеканы публично, под угрозой штрафа в двести гривен... Всякое же на войне против неприятелей королевства употребление чеканов или иного оружия сохраняем».
Рубрики:  Ciekawostki

Метки:  

Польские крылатые гусары

Пятница, 04 Мая 2012 г. 07:41 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения Veralex [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Польские крылатые гусары

Гусары-легковооруженные всадники XV-XX веков. Польские крылатые гусары, несомнено были одними из наиболее эффектных солдат всех времен и народов. Для поляков они - символ военной гордости о навсегда ушедшем времени, когда Польша и Литва образовывали крупнейшее в Европе государство, простиравшееся от Балтийского моря до Черного моря. О них было сложено много легенд. Очевидной чертой гусар были крылья. Касимо Брунетти был иностранным посланником в Польше и он писал:"Не стоит и пытаться описать всё великолепие и красоту польской конницы. Их необычные костюмы, длинные пики с длинными вымпелами,тигровые чепраки и изысканные сёдла, стремена и уздечки, отделанные золотом,вышивкой и драгоценными камнями. Слова только принизят эту роскошь. Польское рыцарство не имеет себе равных. Не увидев это глазами, невозможно представить себе его силу и блеск.

13 (498x700, 132Kb)

Dalej

Рубрики:  Zloty Wiek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Польские антисемитские плакаты

Четверг, 03 Мая 2012 г. 15:36 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора


 

 Из книги британских историков Линна Пикнетта, Клайва Принса и Стивена Прайора Double Standarts. Rudolf Hess Cover Up:

Если после войны слово "нацизм" сделалось эквивалентом антисемитизма, то перед ней своими гонениями на евреев были знамениты именно поляки. Когда Польша оказалась официально признанной по Версальскому договору, британский экономист Дж. М. Кейнс объявил "экономически невозможной страну, едиственной отраслью промышлености которой является ограбление евреев".

После средневековья Польша сделалась средоточием евреев Европы - в XIX веке здесь проживали 80 процентов евреев всего мира. Подобное положение явным образом не удовлетворяло многих поляков, введших в употребление слово "погром", означающее предпочтительный метод ведения дел с евреями. В 1919 году конгресс Ассоциации Поляков Иудейской Веры выразил надежду на исправление ситуации: "Конгресс обращается ко всему польскому обществу... требуя осудить "погромы"... и предотвратить в будущем пятнание флага Польши кровью ее еврейских граждан на глазах всего мира".

Корни польского антисемитизма уходили глубоко. В то время, когда Польша и Литва составляли часть Российской империи, в XIX столетии действовали особые законы, запрещавшие евреям занимать старшие должности на государственной службе и в армии, а также покупать землю. Существовали даже особые города, куда еврей мог попасть только по разрешению. За двадцать лет существования независимой Польши многие из ее граждан еврейской национальности существенно обеднели. Хотя законов, запрещавших евреям заниматься некоторыми профессиями, более не существовало, они теперь не являлись необходимыми, поскольку антисемитизм успел обусловить возникновение неофициального апартеида. "Еврейский вопрос" являлся популярной темой политических дебатов в Польше задолго до того, как успел войни в немецкую повестку дня после прихода нацистов к власти. Вспышки воинствующего антисемитизм, аналогичные Германской Kristallnacht, по какой-то причине настолько потрясшей Рудольфа Гесса, в Польше были обыкновенным явлением. Кроме того, как и в Германии, евреи превратились в козлов отпущения за все экономические сложности в стране.

Польский корреспондент "Таймс", называвший положение польских евреев "кошмарным", сообщал 18 сентября 1937 года, что "внезапная волна враждебности к евреям, возникшая в прошлом году, захватила даже самых культурных и разумных людей". И продолжал:

"Крестьянство, которому было чуждо чувство активной расовой ненависти, недавно заставили поверить в то, что все его экономические трудности могут быть разрешены, если забрать мелкую сельскую розничную торговлю у ее единственного представителя - еврея; отсюда возникают те мелкие погромы в базарные дни, о которых ежедневно сообщают газеты. Верхние классы общества и Римско-католическая церковь занимают в лучшем случае пассивную позицию. Они считают, что хотя жестокие и незаконные методы борьбы с евреями достойны осуждения, тем не менее, всегда за каждой аморальной публикацией стоит еврей, он подстрекает государственных чиновников брать взятки, подрывает все традиционные формы общественной благопристойности и несет ответственность за коммунистические волнения".

Евреев не принимали в проправительственное движение Стан Национального Единств с тем объяснением, что, раз поляков не принимают в сионистские организации, значит, и евреи должны быть исключены из польского национального движения. В номере "Таймс" от 23 апреля 1937 года сообщалось об опасениях польских евреев по поводу того, куда это может завести: "Еврейским сообществом в целом это считается равносильным лишению гражданских прав более 3 000 000 евреев, поскольку ход событий явным образом свидетельствует, что невозможность вступить в Стан Национального Единства рано или поздно приведет к потере всех политических прав".

Другими словами, в 1939 году не существовало особой разницы отношения к евреям в Польше и Германии. Даже во время нацистской оккупации Польши прятавшиеся в лесах отряды партизан обычно вырезали попадавшиеся им группы еврейских беженцев.

Конечно, все это сказано не для того, чтобы определить, какой из мрачных режимов был хуже, однако в данном случае Британия взялась за оружие, чтобы защитить одну антисемитскую диктаруру от другой.

Перевод Ю. Соколова. Цитируется по изданию "Двойные стандарты Третьего Рейха. Неизвестный Рудольф Гесс". ОЛМА-ПРЕСС, 2006, стр. 103-104

А вот миленький польский плакатик о вредительской деятельности евреев: он перемалывают  на фарш   крыс в мясорубке, разводят молоко водой, месят грязными ногами тесто с червями....   

"Мошенник жид - твой единственный враг". Плакат Стана Национального Единства. Credit: Yad Vashem

 

Jest narysowany Żyd co miele mięso i kładzie do maszynki szczura. Drugi wlewa kubłem wodę do mleka. Na trzecim obrazku stoi Żyd co ugniata rozczyn ciasta nogami, a robaki chodzą po nim i rozczynie. Tytuł ogłoszenia jest następujący: Żyd to oszust jedyny Twój wróg. 

A na dole podpis:

Stań, przeczytaj widzu miły,

Jak Cię Żydy osaczyły,

Brudną wodę da do mleka,

Zamiast mięsa szczura sieka,

Rozczyn ciasta z robakami,

Ugniatany jest nogami.

Рубрики:  Tradycje i Etnogeneza

Метки:  

ПЕТР I И ПОЛЬСКАЯ АРХИТЕКТУРА XVIII ВЕКА: Польские корни петербургского архитектурного великолепия

Четверг, 03 Мая 2012 г. 13:26 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора


Историки русской культуры и, в частности, архитектуры давно дали высокую оценку роли Польши как проводника новых общеевропейских тенденций в Россию второй половины XVII века. Известно, сколь важную роль это сыграло в становлении стиля нарышкинского барокко с его ренессансно-маньеристским белокаменным резным декором. Изучалось значение Украины и Белоруссии в качестве культурных связующих звеньев на оси «запад-восток»: чаще всего именно через эти страны польская архитектура оказывала влияние на русскую. Одновременно сама Польша воспринимала новые веяния из Италии — как напрямую, от приезжавших в нее итальянских мастеров, так и через посредство других европейских стран.

В петровскую эпоху влияние Польши на русскую архитектуру стало угасать: ее место заняла Голландия, северная и центральная Германия и, конечно, Франция. Но, тем не менее, архитектурные впечатления, полученные во время пребываний Петра I в Польше, сыграли свою роль при строительстве Санкт-Петербурга и загородных резиденций царя.

Впервые Петр побывал в Польше в 1698 г., возвращаясь в Россию в составе Великого посольства из своего первого большого зарубежного путешествия. Одной из первых на его пути предстала древняя польская столица Краков, однако Петр I отказался от ее посещения, спеша в Россию и не желая привлекать к себе внимания. Рядом с этим городом он получил известие о подавлении стрелецкого бунта, что сняло с него напряжение последних месяцев. Вслед за тем царь осмотрел соляные копи в Величке с их подземными церквами и присутствовал на крестном ходе вокруг костела. Следуя дальше, Петр наряду с небольшими городами видел загородные замки польских магнатов Радзивиллов, Любомирских, Потоцких.


Висничский замок  Любомирских

Dalej
Рубрики:  Zloty Wiek

Метки:  


Процитировано 2 раз
Понравилось: 2 пользователям

О бдительном ястребе. Лянцкороньская легенда

Четверг, 03 Мая 2012 г. 11:52 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора ...Давным-давно, в солнечное утро день князь Крак с горсткой рыцарей отправился на охоту. Оседлали коней и выехали через южные ворота города к Висле. Переправа вброд через реку была недолгой, а дальше они двинулись через поля, реки, рощи, пока, наконец, не добрались до леса. В тени вековых деревьев кони разленились, и только около полудня всадники въехали на огромную, освещенную солнцем поляну. Тут князь дал всем задание. Он разделил соратников на два отряда. Во главе первой стал сам, а вторую возглавил его близкий друг по имени Томко. Томко должен был остаться на поляне и разбить сотоварищи лагерь.

В отряде князя были лучшие ловчие и охотники. Они вскочили на коней и помчались в пущу. На поляне же Томко и его рыцари развернули и установили шатры. Потом собрали дрова для большого кострища, и когда все было готово, умылись у источника. Вернулся и князь с богатой добычей: было то два оленя, серна, пара кабанов и десять зайцев. Солнце клонилось к западу, рыцари разожгли кострище и стали готовить дичь на ужин. Как это было заведено встарь при таких кострах, старшие заводили старые песни, а молодые слушали, а потом молодые пели уже свои песни, неизвестные старшим. Прыгали через огонь, демонстрируя акробатическое искусство. Один из рыцарей показал, как ходить на руках, другой забавлял всех ходулями, сделанными на скорую руку из ветвей. Охота удалась. От запеченной серны остались только кости. Пир под открытым небом продолжался до поздней ночи, пока разыгравшуюся молодежь не сморил сон на свежем лесном воздухе... Легли в шатрах, и настала глубокая тишина.
dolot jastrzębia (700x445, 55Kb)
На рассвете князь проснулся от беспокойных звуков. Он откинул полог своего шатра посмотрел в светлеющее небо. Пронзительный, громкий крик с вершины сосны. Там сидел ястреб, тоже проснувшийся рано. Среди деревьев клубился дым, а языки пламени танцевали на деревьях. Князь схватил рог и затрубил сигнал надвигающейся опасности. Пробужденная дружина выскочила из шатров и, увидев опасность, бросилась тушить пожар. Это длилось долго, потому что потушенный было огонь вспыхивал в новом месте с новой силой.

Когда опасность миновала, князь Крак вызвал Томка. Разговор состоялся тет-а-тет. Несмотря на сердечную дружбу, звучала здесь и горькая критика, потому что это Томко должен был заботиться о лагере. Это он должен был загасить кострище и последним пойти спать.
крак (251x294, 19Kb)
Прошла зима и пришла весна. Князь Крак снова вызвал Томка:
- Ты был небрежен, но узнав об опасности пожара расторопно его гасил. Это научило тебя многому, дало опыт! Я решил передать эту поляну поселенцам. Деревья будут вырублены, либо выжжены под строительство и поля. В благодарность за спасение наших жизней хочу почтить бдительную птицу и назвать поселение Ястшембем. А ты, Томко, будешь руководить вырубкой и выжиганием леса!
© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

О еврейке Эстерке. Свентокшиская легенда

Среда, 02 Мая 2012 г. 21:47 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Король Казимир III Великий был человеком влюбчивым и его жизнь постоянно сопровождали романы и разные любовные приключения. Самый известной из его любовниц была еврейка по имени Эстер, первым о которой написал в своих хрониках Ян Длугош сто лет спустя.
Не известно, жила ли вправду на свете прекрасная Эстерка – мнения историков по этому вопросу разделяются. Ян Длугош пишет, что она родила королю двух здоровых сыновей – Пелку и Немира, и одну дочь. Сыновья, как сообщается, воспитывались отцом в христианской традиции, девочка же осталась с матерью. После описания этих событий Длугошем, легенда начала жить своей собственной жизнью. На протяжении веков существовало несколько версий этой истории, более или менее романтичных, отличающихся друг от друга только различными деталями.
1285671200 (296x342, 14Kb)
Сегодня многие города готовы признать королевскую любовницу. За «свою» Эстерку считают, в частности, Краков, Казимеж Дольны, Опочно, а также другие города, когда-то связанные с Казимиром Великим. Таким городом в средние века был Шидлов, где обок польских мещан, в течение нескольких столетий жили и работали евреи. Может быть, Эстерка жила именно в Шидлове – гласит одна из версий этой истории любви. В любом случае, отношения между королем и Эстеркой закончились трагически, и не столько для них самих, сколько для всего города.
a6911057-7fa8-4f78-bbd2-0a6664012bea.file (500x444, 71Kb)
Согласно этой истории дивной красоты еврейская женщина жила в Шидлове, и по ней так страдало сердце короля, что он, не жалея денег, постановил возвести в центре города великолепную синагогу. Строители быстро справились с этой задачей, однако, когда стали устанавливать крышу, выяснилось, что еврейский молитвенный дом будет выше, чем парафиальный костел, также построенный королем. Назревал религиозный конфликт, и было принято поистине соломоново решение: кровлю синагоги построили… внутрь помещения. Эстерка, оскорбленная королем и средневековыми строителями, в гневе прокляла жестокий город. С тех пор Шидлов стал приходить в упадок, потерял раз и навсегда статус города и никогда уже к нему не вернулся…
© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  


Процитировано 1 раз

«Второе сердце»/ Serce w plecaku, дословно «Сердце в ранце»

Среда, 02 Мая 2012 г. 20:16 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Любимый польский народный гиньоль: упражнения с сердцами. Запасными, вырезанными, вырванными и т.д. и т.п.

Строевая песня польских добровольных формирований в составе наших войск.



 Serce w plecaku

Z młodej piersi się wyrwało

W wielkim bólu i rozterce

I za wojskiem poleciało

Zakochane czyjeś serce.

 

Żołnierz drogą maszerował,

Nad serduszkiem się użalił,

Więc je do plecaka schował

I pomaszerował dalej.

 

Tę piosenkę, tę jedyną

Śpiewam dla ciebie dziewczyno,

Może właśnie jest w rozterce

Zakochane twoje serce?

Może potajemnie kochasz

I po nocach tęsknisz szlochasz?

Tę piosenkę, tę jedyną,

Śpiewam dla ciebie dziewczyno.

 

Nad Żołnierza nie masz pana,

Nad karabin nie ma żony.

0 dziewczyno ukochana,

0czka twoje zasmucone.

 

Tam po łące, po zielonej

Żołnierz młody szedł na boje,

A w plecaku miał czerwone.

Zakochane serce twoje.

 

Tę piosenkę, tę jedyną

Śpiewam dla ciebie dziewczyno,

Może właśnie jest w rozterce

Zakochane twoje serce?

Może potajemnie kochasz

I po nocach tęsknisz szlochasz?

Tę piosenkę, tę jedyną,

Śpiewam dla ciebie dziewczyno.

 

Poszedł żołnierz na wojenkę

Poprzez góry, lasy, pola,

l ze śmiercią szedł pod rękę,

Taka jest żołnierska wola.

 

I choć go trapiły wielce

Kule, gdy szedł do ataku,

Żołnierz śmiał się, bo w plecaku

Miał w zapasie drugie serce.

 

Tę piosenkę, tę jedyną

Śpiewam dla ciebie dziewczyno,

Może właśnie jest w rozterce

Zakochane twoje serce?

Może potajemnie kochasz

I po nocach tęsknisz szlochasz?

Tę piosenkę, tę jedyną,

Śpiewam dla ciebie dziewczyno.

 

«Второе сердце» (польск. Serce w plecaku; дословный перевод «Сердце в ранце») — песня, написанная в 1933 году офицером Войска Польского Михалом Зелиньским. Лирический герой песни — солдат, нашедший вырвавшееся из груди сердце (аллегория грусти, тоски), и положивший его в свой ранец, после чего переставший испытывать страх перед врагами. Когда во время боя в него попадает пуля, солдат лишь смеётся, ведь у него есть «запасное сердце». В припеве объясняется, что песня посвящена девушкам, которые также из-за горечи разлуки с любимыми «потеряли» свои сердца. 

Песня приобрела широкую известность во время Второй мировой войны, а в 1944 году была переведена на русский язык Е. А. Долматовским, музыку к ней написал Н. В. Богословский. Сначала в Советском Союзе она исполнялась под названием «Чьё-то сердце загрустило…», но позже вошла в репертуар Л. О. Утёсова как «Второе сердце». В 2005 году песня была включена в сборник «Священная война. Песни Победы», выпуск которого был приурочен к 60-ти летию окончания Великой Отечественной войны. В Польше песня популярна и по сей день.

 

ЧЬЕ-ТО СЕРДЦЕ ЗАГРУСТИЛО...

 Чье-то сердце загрустило,

Знать, оно любить хотело,

Налилось оно слезою,

Вслед за войском полетело.

Шел солдат своей дорогой,

Сердце девичье приметил,

Положил в походный ранец

И понес сквозь дым и ветер.

 

Для тебя, моя родная,

Эта песенка простая.

Я влюблен, и ты, быть может,

Потеряла сердце тоже.

И теперь от боя к бою

Я ношу его с собою –

Для тебя, моя родная,

Эта песенка простая.

 (Из архива пермского писателя Ивана Лепина В нашу гавань заходили корабли. Пермь, "Книга", 1996)

 Это русский перевод первого куплета и припева польской солдатской песенки "Сердце в ранце", написанной в 1933 году военным музыкантом Михалом Желиньским (Michał Zieliński, "Serce w plecaku", там же см. ноты) и получившей широкую популярность в годы Второй Мировой. Сам Желиньский участвовал в войне начиная с кампании 1939 года, затем сражался в рядах II Армии Войска Польского. После войны преподавал в музыкальной школе. Существует много фольклорных обработок песни, в том числе хулиганских. В польских частях она, разумеется, пелась по-польски. В польских версиях - два-три куплета, в последнем начинается война, пуля пробивает сердце солдата, но он смеется, потому что в ранце есть запасное сердце. В 1944 году русский текст написал Евгений Долматовский, но не стал упоминать, как пуля пробила сердце; у него солдат просто смеется:

 

 

ВТОРОЕ СЕРДЦЕ

(Песня солдат Войска Польского).

 Перевод с польского Е. Долматовского 

 

 Чье-то сердце оборвалось, - 

Так любить оно хотело;

Налилось оно тоскою

И за войском полетело.

Шел солдат войне навстречу,

Сердце бедное заметил,

Взял его в заплечный ранец

И пошел сквозь дождь и ветер.

 

Припев:

 

Для тебя, моя родная,

Эта песенка простая.

Ты, влюбленное, быть может,

Потеряла сердце тоже,

И теперь от боя к бою

Я несу его с собою.

 

Шел солдат своей дорогой

Через лес и через поле.

Часто шел со смертью рядом, -

У солдат такая доля.

Но солдат всегда смеялся,

Смело шел он в пламя боя, -

Ведь в своем походном ранце

Сердце он имел второе.

 

Припев:

 

Для тебя, моя родная,

Эта песенка простая.

Ты, влюбленное, быть может,

Потеряла сердце тоже,

И теперь от боя к бою

Я несу его с собою.

 

1944

 

 

«Второе сердце» в исполнении Л.Утесова


Рубрики:  Polska Muzyczna

Метки:  

Россия готовится ко Дню Победы: польский взгляд

Среда, 02 Мая 2012 г. 18:41 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

'Wirtualna Polska', Польша

Десятки танков на улицах Москвы.

Россия в очередной раз готовится к тому, чтобы в День Победы продемонстрировать миру своё военное могущество. На этот раз репетиция большого военного парада, который 9 мая пройдёт по улицам Москвы, была проведена ночью на Красной площади.

В День Победы, важнейший государственный праздник, вся страна чтит годовщину триумфа над нацистской Германией. Победа во Второй мировой войне — это величайшая национальная святыня сегодняшней России, великий миф, в котором никому не позволено сомневаться.

Хотя в большинстве государств годовщина окончания Второй мировой войны приходится на 8 мая, россияне и часть государств бывшего советского блока отмечают её на день позже. Перемирие с гитлеровской Германией было подписано уже после полуночи по московскому времени (до полуночи по центрально-европейскому времени).

По улицам российской столицы 9 мая пройдут солдаты и новейшие виды вооружения российской армии, а над Москвой появятся боевые самолёты и вертолёты. Репетиции начинаются несколькими неделями раньше, чтобы в день парада всё прошло безупречно.



Каждый год всё новые поколения россиян отдают дань уважения ветеранам Великой Отечественной Войны, как в советской терминологии называется война с III Рейхом. По случаю Парада Победы происходит и демонстрация военной силы Москвы.

Dalej
Рубрики:  Obecna Polityka

Метки:  

Пуловер цвета ежевики

Среда, 02 Мая 2012 г. 17:57 + в цитатник
Lud-Milka66 (Moja_Polska) все записи автора Пуловер цвета ежевики

1 (508x700, 258Kb)

Dalej
Рубрики:  Robotki Reczne

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Пейзажи и ведуты фотоэкспериментатора Марчина Ставяжа

Среда, 02 Мая 2012 г. 16:37 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Марчин Ставяж (Marcin Stawiarz) - фотограф, родился в 1981 году в Ченстохове.

Марчин всегда был очарован пейзажами – местами, которые абсолютно одиноки и где он мог оставаться один на один с природой. Переполнение радостью прямо перед нажатием кнопки фотоаппарата и возможность взаимодействия с миром заполненным вдохновением так же важны для фотографа как и само творческое действие. Это зарождающее волшебство быстро превратилось в страстное увлечение, которое полностью захватило контроль над его жизнью.

С самого начала фотографический приключений, каждый пейзаж был незабываемым опытом, благодаря которому он учился интерпретировать свет – единственный наиболее важный фактор (и единственный  наиболее надежный) фактор, который формировал его фотографии. С другой стороны, свет неотъемлемо связан с другим ключевым элементом фотографии – удачей.

Подходящая погода, облака интересной формы или даже насколько солнечный закатов пробивающихся сквозь облака,…  было множество решающих моментов и неудач, после которых Марчин был готов выхватить именно то мгновение, которое показывало наиболее невероятный облик природы

 

Dalej
Рубрики:  Нalucynacje Сyfrowe

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

O цадике. Легенда Казимежа.

Среда, 02 Мая 2012 г. 15:40 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Вы спросите, легко ли стать цадиком?
Это совсем не легко, потому что цадик (ивр. צדיק‎, то есть праведник) – благочестивый и смиренный человек, образец всем людям. Одна из легенд краковского Казимежа повествует о человеке, который был объявлен цадиком... после смерти.
i_003 (336x272, 32Kb)
…Жил на Казимеже богатый человек. Он был очень набожным, молился, ходил в синагогу, но на просьбы бедных о помощи всегда отказывал. Было ли это справедливо? Нет. Поэтому, когда он умер, богач был погребен в конце кладбища, где хоронили простых людей, а не впереди, где хоронили праведников. В первый шабат после его смерти все бедные жители Казимежа, которым умерший всегда отказывал в помощи, с удивлением узнали, что больше не будут получать пожертвований, которые неизвестный пожертвователь оставлял при входе в синагогу. Оказалось, что именно этот «скряга» и был самым щедрым человеком в Казимеже, однако не хотел, чтобы кто-либо знал об этом, потому что анонимная помощь другим для Бога важнее всего. Когда эта новость распространилась среди евреев, умершего «скрягу» раввин провозгласил цадиком. Его могилу посещали многочисленные паломники, а когда раввин тоже умер, то был похоронен рядом со «скрягой», как и положено, потому что это большая честь – найти вечный покой рядом с праведником.
© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Колодцы королевы Анны. Мазовецкая легенда

Среда, 02 Мая 2012 г. 15:16 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Колодцы королевы Анны
В давние, давние времена, когда король Сигизмунд перенес столицу Польши из Кракова в Варшаву, Висла в крутых берегах была широкой и мелкой: вода подходила почти к стенам Варшавы. Она была полна песка и камней, необходимых для строительства нового замка. Хватало также в ней чистой воды и рыбы, которой питались горожане, королевские строители царь и все жители окрестных деревень.
Маленькая Варшава быстро росла. Благодаря присутствию королевского двора и строительству замка на холме, к городу потянулись толпы людей со всей Мазовии. Бедные крестьяне строили здесь хижины, и вскоре становились ремесленниками. Местные рыбаки строили лавки и магазинчики, в которых продавали разную рыбу, мед и восковые свечи. Каждое утро прибывали в город телеги, полные кур, яиц, зерна и овощей, а городской рынок с самого рана наполнялся голосами вездесущих разносчиков. Все указывало на то, что король удачно выбрал место для нового замка, и что людям здесь будет жить хорошо.
анн7 (547x385, 65Kb)
Так было два года, а на третий пришла великая засуха. Ни одна капля дождя не упала на мазовецкую землю. Не стало зерна. Звери и птицы в поисках пищи и воды ушли из Мазовецкого леса. Висла начала высыхать. Днем по ее дну текла текла тонкой струйкой серая и мутная вода, а в прудах и озерцах очень быстро выловили всю рыбу до одной.
Епископ Варшавский служил всеобщие молебны о дожде. Горожане, купцы и королевские придворные каждое утро начинали с молебна, чтобы успокоить гнев небес. Они просили о дожде как о спасении. Но дождь не приходил.
И пошли тогда горожане к королю Сигизмунду ходатайствовать, чтобы он хоть что-то сделал. Во главе толпы горожан пришел епископ, лично вручил королю петицию, написанную на телячьей коже.
– Молим тебя, о король, о милости для варшавских жителей, чтобы ты приказал подвозить воду и пищу в Варшаву. Иначе станет строительство замка, а строители разбредутся по всему свету, – сказал епископ.

Но царь и не думал о таких вещах.
– У меня сейчас проблемы с с шведами, которые угрожают вторжением в Польшу. Поэтому я занимаюсь армией и защитой границ, – ответил король, и подал петицию своим министрам.
А министры бросили петицию в какой-то ящик, и вскоре о ней забыли.
анн4 (548x350, 52Kb)
Тогда епископ вспомнил, что недалеко в Уяздове, в деревянном охотничьем замке, который помнит еще временя давних князей, живет старая королева Анна Ягеллонка, тетка короля Сигизмунда.
Сел тогда епископ в повозку и велел править прямиком в Уяздов. За ним следовала толпа разгневанных мещан, которые хотели пожаловаться королеве Анне на недостойного племянника.
Едва толпа горожан пришла к Уяздову, как королева Анна вышла на крыльцо. Выслушала жалобы и нарекания, а потом сказала:
– Каждый день я молюсь за дождь на нашей земле. Каждый день забота о вас не дает мне покоя. Но я скажу вам вот что: пока гнев небес пройдет и первые капли дождя ударят о мазовецкую землю, прежде чем первые капли дождя, вы должны начать рыть колодцы. Копать будете там, где упадут жемчужины с моего ожерелья. Каждая жемчужина покажет вам место, где можно найти воду. Идите и ищите жемчуг.
анн6 (549x468, 76Kb)
Сказав это, королева Анна сорвала с шеи жемчужное ожерелье, размахнулась и бросила на дорогу. Белые блестящие шарики покатились в направлении Варшавы, а люди побежали за ними.
Некоторые жемчужины потерялись в пыли королевского тракта, а некоторые остановились и указали местонахождение воды под землей. Один колодец был выкопан на Замковой площади, еще два – на Старом Рынке, еще два – на Рынке Нового Мяста. Одна жемчужина покатилась под гору и остановилась там, где до сих пор стоит колодец, известный в народе как Толстая Каська. Во всех них была чистая вода, которая позволили выжить населению Варшавы в трудные времена.
Сегодня никто не помнит, что красивые резные колодцы Старого Мяста построены благодаря старой королеве Анне, однако они все еще существуют и напоминают о далекой старине.
© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

О проклятой корчме. Лянцкороньская легенда

Среда, 02 Мая 2012 г. 13:17 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это было лет двести назад, может быть и все триста, когда при Королевском тракте, проходящем по западному, голому в те времена склону Лянцкороньской горы, стояла корчма. Сходились в нее жители Лянцкороны и окрестных деревень, чтобы под водку и громкие звуки музыки, гулять до рассвета, даже во время Великого поста. Увещевания ксендза с амвона были безрезультатны, пока в один прекрасный день Страстной недели случилось проходить мимо старику с длинной седой бородой, распятием на груди и посохом в руке. Он крикнул:
– Опомнитесь, Бога вы не боитесь, молиться вам надо, а не пить и кутить!
Гуляки высмеяли странника, а цыганскому оркестру приказали играть еще задорнее.
63024083_Eduard_Kont4 (600x440, 78Kb)
Старец же громким голосом, подняв распятье одной рукой, а посох – другой, воскликнул:
– Во имя Бога, в последний раз прошу вас, встаньте на колени и молитесь! Божия Мать Кальварийская для вас смотрит!

Никто и ухом не повел, только один из гуляк привстал на колено на пороге корчмы.
– Так гуляйте же вечно, – сказал старец и ударил о землю посохом.Земля в том месте разошлась и поглотила и гуляющих, и саму корчму. Остался только порог со стоящим на коленях дрожащим от страха человеком, который послушался слов странника.
13_1 (700x434, 62Kb)
Старика того с тех пор никогда не видел, а богобоязненный гуляка рассказал всем об этом событии. С тех пор жители Лянцкороны были известны во всей Малопольше как очень набожные и строгие нравами люди.

Говорят, что по ночам в месте, где была корчма, можно услышать звуки гульбища и звон стаканов, вперемешку со стонами, поэтому, когда наступает темнота, мало кто отваживается ходить в тех местах…
© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Загадка военно-патриотическая: история с филологией

Среда, 02 Мая 2012 г. 13:13 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Смотрим фрагмент из лучшего, ИМХО, на сегодня фильма про русско-украинское противостояние. Противостояние Города и деревни. Русский полковник Най-Турс против петлюровского полковника  Козыря-Лешко. Цивилизация и благородсто против озверевших украинских бандитских орд . Лучшее изображение скотской сути укронационализма.  Кстати , сейчас Киев целиком в его власти. Но это так,  к слову.



По существу. В начале этого фрагмента отряд юнкеров проходит мимо вот такого интересного заведения, чье название имеет прямое отношение к нашему сообществу:

 

Вывеска на нем гласит: "Краківська  мол...."  Второе слово обрезано.  

Вопрос: что там должно быть?

Подсказка: всомните отношение Булгакова к украинскому языку. 


"Но гораздо чаще мама говорила, что у меня "вывихнутые мозги и все не так, как у людей", и боялась, как бы из меня не вышел неудачник. Отец очень сердился, когда слышал это, и говорил маме: 
  -- Пусть будет неудачником, нищим, бродягой, кем угодно, но только не проклятым киевским обывателем!" . Паустовский "Книга о жизни. Далекие годы"

Рубрики:  Ciekawostki

Метки:  

Sandra 4-2012

Среда, 02 Мая 2012 г. 11:37 + в цитатник
Рубрики:  Robotki Reczne

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Сон ребе Айзека. Легенда Казимежа

Среда, 02 Мая 2012 г. 11:21 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это случилось давно, в Казимеже, который от Кракова отделялся только Вислой. Там жил благочестивый человек по имени Айзек Екелес (Исаак Якубович). Хотя он и был ученым, и называли его ребе, или учитель, жил он в большой бедности. Каждый день он молился Богу, чтобы тот улучшил его жизнь.

Однажды ночью ему приснился странный сон. Снился ему прекрасный город с множеством красивых улиц и площадей, живописно раскинувшихся на берегах широкой реки. Когда он стал в восхищении оглядываться, он услышал голос: прекрасный город, который ты видишь – это Прага в далекой Чехии. Езжай туда, и когда заглянешь под каменный мост, который соединяет берега реки Влтавы, станешь богатым человеком. Утром, ребе Айзек припомнил свой сон, но кто верит в сны? – подумал он и забыл об этом. Через несколько дней сон повторился, а потом еще раз…
pritcha78 (488x700, 289Kb)
– Ах, если бы у меня было хоть немного денег, – вздохнул ученый муж, и уже размечтался, как обрадовались бы его жена и дети. Решиться на далекое путешествие в Чехию было очень трудно. Долгий путь в то время был полон опасностей, кроме того, как оставить семью в нищете?.. И все же он поехал, много дней и ночей провел в дороге, пока, наконец, не добрался до города. Все было действительно прекрасно, как во сне. Увидел он и мост, однако его охраняли солдаты. Он хотел подойти ближе, но боялся. Подходил и снова убегал он так несколько раз.
– Неужели я проделал весь путь напрасно? – подумал он и, собравшись с духом, пошел заглянуть под мост. Ничего под ним не увидев, он только привлек внимание солдат, которые схватили кружившего вокруг моста еврея и привели к своему командиру. Ребе Айзек признался, для чего заглядывал под мост.
– Ты глупец, – сказал командир. – Проделал такой долгий путь из-за сна? Если бы я верил в сны, я бы сейчас уже ехал в Краков, потому что мне каждую ночь снится, что там в доме некоего Айзека спрятаны сокровища под печкой. Но не такой же я дурак, чтобы все бросить и отправиться в Краков, где каждый второй – Айзек?!
kzm21 (525x700, 49Kb)
Ребе Айзек не сказал больше ничего, и, когда солдаты отпустили его, быстро тронулся в обратный путь. Когда он вернулся, под печью в своем маленьком домике он нашел клад. В благодарность он основал в 1644 году синагогу, которая была названа в его честь, и богато ее украсил. О богатстве синагоги услышали воры и решили ограбить ее. Узнавший об этом основатель ее, ребе Айзек, по совету раввина, приказал нескольким молодым евреям переодеться в саваны и устроить засаду на кладбище Ремух, через которое проходил единственный путь к синагоге. Когда воры в ночи проходили через кладбище, «духи» вышли из-за надгробий и так напугали их, что они и думать забыли об ограблении.
© Cayetana_de_Alba
***

У этой истории много версий и еще больше толкований. Одно из них – что сокровище своей сущности человек должен искать не где-то вдалеке, но в себе самом. Еще одно – что для того, чтобы найти это сокровище, нужно «все бросить» и начать сначала. Эта история намекает и на то, что человек не в состоянии самостоятельно познать себя, для этого ему нужен кто-то другой, подчас совершенно далекий и чуждый (например, офицер-католик). «Другой» не может сказать мне, кто я, но может, сам того не зная, подсказать мне, где искать. И вот для того, чтобы найти этого «другого», иногда приходится отправляться в далекие путешествия…
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

В Краков - Аэрофлотом

Среда, 02 Мая 2012 г. 10:17 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Краков стал одним из восьми новых международных пунктов связи на карте Аэрофлота. В четверг (26 апреля) русская авиакомпания начала регулярные рейсы из Кракова в Москву. Рейсы будут осуществляться четыре раза в неделю по вторникам, четвергам, пятницам и воскресеньям современным, удобным самолет Sukhoi Superjet 100.

"Этот рейс является очень важным для нашего города и региона. Краков и Москва являются городами-партнерами, а раньше, чтобы вылететь в Москву, нужно было делать пересадку в Варшаве.Теперь у нас есть прямые рейсы, которые сблизят еще теснее наши города ", - сказал на пресс-конференции президент Кракова Яцек Майхровский.

http://krakow.pl/aktualnosci/11925,26,komunikat,blizej_do_moskwy_z_aeroflotem.html
аэрофлот (700x460, 54Kb)
Рубрики:  Sprawy Spoleczne

Метки:  

Чертов камень. Лянцкороньская легенда

Среда, 02 Мая 2012 г. 01:11 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора На горе Лянцкороньской стоял когда-то замок. Сегодня развалины только пугают легендами и сказками о жителях этих старых стен. Самая необычная легенда повествует о дьяволе, который оборонялся здесь от настырных грабителей. Промышляли они в тех же самых развалинах, что и нечистый. Разница лишь в том, что дьявол подстерегали души, а разбойники – купцов, перевозивших товары через Лянцкороньские леса.
Дьяволу уже надоела эта конкуренция, и в один прекрасный день решил он с ней покончить. Он спрятался за стенами замка и стал поджидать соперников, потирая черные от смолы руки и перебирая от нетерпения копытами. Вдруг он услышал крики и веселый смех грабителей. Они не подозревали ни о чем. Даже не пытались вести себя тихо – по-видимому, выследили купцов и искали место для засады. Через Лянцкорону шел торговый путь, и они были уверены, что сорвут богатый куш. Сверкающими от ненависти глазами дьявол следил за едущими лесной тропинкой разбойниками.

Когда они достигли стен замка, мстительный бес крепко врыл копыта в размоченную дождем землю, положил лохматые, черные руки на огромный замшелый валун и изо всех сил раскачал его. Грабители не слышали треска сломанных веток, посыпавшегося щебня, потому что громко делили промеж себя уже награбленное. Авантюристы, они никогда не думали, что станут жертвами еще большей авантюры. А огромный камень набирал скорость…
41102b79660c6486med (500x375, 93Kb)
Черт подскакивал от радости, видя своих врагов за шаг до смерти. Уже потирал руки, будучи уверенным, что души злых разбойников попадут в его котел.
- Уж как будут вариться, кипеть, булькать!..
Молодые сосны и ели ломались под тяжестью огромного катящегося валуна. Слишком поздно увидели разбойники угрожающую опасность. Закричали страшно... и вдруг наступила тишина. Даже птицы замолчали. Мощный камень остановился, став надгробьем грабителей. Только дьявол причмокнул языком, радостно забил копытами, махнул хвостом и исчез…

***
Кто любит гулять с любимым или любимой аллеями вокруг горы Лянцкороньской – посмотрите вниз, когда будете на Аллее Влюбленных на стоящие руины замка. В ущелье слева увидите гигантский валун. Время покрыло его мхом, вода подмыла… Расскажите тому, кого держите сейчас за руку, сказку о дьяволе и разбойниках.


Legenda usłyszana od Mariana Michalskiego, długoletniego kościelnego w Lanckoronie.

© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Колодец Tрех Братьев. Силезская легенда

Среда, 02 Мая 2012 г. 00:34 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Колодец Tрех Братьев. Силезская легенда
Когда-то давно в Силезии росла темная, непроходимая пуща. В пуще той паслись стада диких животных, среди деревьев скрывались стаи птиц, а под деревьями били ручьи с кристально чистой водой. Приезжали сюда на охоту князья, а случалось, что заезжали сюда и одинокие охотники. Если случалось заблудиться, трубили в свои охотничьи рога, и кто-то отправлялся им на помощь.
Однажды приехали в лес верхом три брата: Лех, Чех и Рус. Решили поохотиться вместе, но когда выехали на солнечную поляну, они увидели сразу трех пасущихся там животных. Были то олень, медведь и кабан. Братья подготовили свои луки и стрелы, а звери, увидев охотников, бросились бежать врассыпную.
кол4 (548x345, 62Kb)
– Я буду охотиться на оленя! – воскликнул Лех и бросился в погоню.
– Мой медведь! – воскликнул Чех и погнался за медведем.
– Мне должен принадлежать кабан! – воскликнул Рус и пришпорил коня.
Преследование продолжалось несколько часов – животные были молоды и сильны и совсем не хотели стать добычей охотников, а потому бежали сквозь чащу и заросли, перекакивали ручьи и взбегали на скалы, скрывались в оврагах и болотах. Но охотники на быстрых конях были опытны. Весь день они гоняли дичь по лесу, а вечером приблизились к тому месту, откуда они могли видеть, где скрылся зверь.
Олень, преследуемый Лехом, побежал на заливной луг. Усталый, он увяз среди мокрой болотной травы и тут же был убит. Лех вытащил оленя из топи, перекинул добычу через коня и начал искать путь назад. Он хотел найти ту самую поляну, где он отделился от своих братьев. Но не знал, куда идти. Он достал охотничий рог, и затрубил громко, но ему ответило лишь эхо.
кол3 (470x489, 68Kb)
Медведь, убегающий от Чеха, залез в запутанные заросли малины и ежевики. Он спрятался в только ему известной чаще, надеясь что всадник с конем не смогут продраться через колючие кусты медвежьих троп. Когда же он оглянулся посмотреть, повернул ли охотник назад, настигла его стрела из лука.Чех долго вытягивал добычу из кустов, но наконец вытащил медведя. Хотел вернуться на знакомую поляну, но совсем не знал, где она. Так же, как Лех, вынул он охотничий рог и затрубил, но никто не ответил ему. Он начал блуждать в пуще, трубя в рог и прислушиваясь к звукам издалека.
кол2 (461x504, 74Kb)
Кабан, за которым помчался Рус, побежал к скалистому обрыву и хотел спрятаться в расщелине скалы. Любой конь испугался бы взбежать на крутую скалу до самого ее пика, но кони трех братьев были храбрыми. Конь Руса смело побежал вверх по горной тропе и тут, под большим валуном, добыл Рус своего кабана. Как и братья, он хотел вернуться на знакомую поляну. Громко затрубил он в рог и прислушался. Но не услышал ответа! И тоже блуждал он средь деревьев, и только много часов спустя он услышал рога других братьев. Очень обрадовался и поскакал со своей добычей туда, откуда доносились звуки.
кол1 (458x495, 58Kb)
И хотя звуки был слышны, братья не сразу нашли друг друга. Всю ночь они ездили по лесу, трубя и прислушиваясь на расстоянии. И только утром они почти одновременно с трех сторон выехали на поляну. Братья приветствовали друг друга горячо, сели у источника и распрягли коней попастись. Они начали рассказывать о своих приключениях, восхищались достижениями друг друга, поправляли оружие. Они были счастливы, что их охота закончилась так удачно.
кол6 (451x492, 69Kb)
– Я очень рад, что так удачно поохотились, – сказал Лех.
– И я очень рад, – сказал Чех.
– Ну, выходит, мы все довольны, – сказал Рус и добавил: – Братья, знаете, что? Давайте заложим у этого источника город. Мы назовем его Цешин, а вокруг источника построим колодец. Всем братьям идея понравилась, и вскоре началось строительство города. Привезли строителей, стали здесь селиться люди.
кол5 (549x327, 52Kb)
Так появился Силезский Цешин. Колодец же называют Колодцем Трех Братьев, и он существует до наших дней. И хотя никто уже не берет из него воду, он напоминает всем о счастливой встрече здесь трех охотников.
© Cayetana_de_Alba
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Поиск сообщений в Moja_Polska
Страницы: 399 ... 78 77 [76] 75 74 ..
.. 1 Календарь