-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 16304

Ani w Boga wierzy, ani się diabła boi



Czas warszawski

Рекс-санитар

Среда, 30 Ноября 2011 г. 18:27 + в цитатник
Рубрики:  Lekcja Kina Polskiego

Метки:  

Польские имена

Среда, 30 Ноября 2011 г. 18:08 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора



 

Происхождение многих популярных в Польше имен уходит корнями в христианскую традицию. Эти имена входят в перечень имен, которыми пользуются во многих странах Европы и мира. Значительная их часть обрела польское звучание в средние века и более поздний период.

Согласно польской традиции, имя должно указывать на пол ребенка по причинам филологического характера (польский язык требует склонения имени по падежам). Это важно также по практическим соображениям, особенно сегодня, когда в фамилиях женщин исчезают традиционные суффиксы (-ова, -ина, для замужних женщин, -овна, -анка для девушек). Кроме фамилий с окончаниями на -ский, -ская, -цкий, -цкая зачастую только имя говорит о том, какого пола его владелец. Девочкам дают имена, заканчивающиеся на -а, -я (например, Барбара, Эва, Мария), мальчикам - на согласные буквы (например, Анджей, Марцин, Томаш) или на гласные -ы, -и (Антони, Константы, Велеры), намного реже на -о (Мешко) и только в нескольких случаях на -а (Барнаба, Бонавентура).

Поляки, как правило, имеют два имени, причем первое родители выбирают по своему вкусу, а второе дается во время обряда крещения и является именем святого, день которого приходится на крестины, и который будет покровителем данного ребенка, что для католиков имеет большое значение. Чаще всего оба имени фигурируют только в документах, а в обыденной жизни пользуются только первым именем.

На то, какое имя будет носить ребенок, влияет много факторов. Когда-то детей называли в честь правителя страны, национального героя, любимого литературного образа. Немалое значение имел также религиозный фактор, ведь святой, имя которого дается ребенку, становится его защитником на всю жизнь. В последние годы детям всё чаще дают имена героев модных телесериалов (порой звучащих весьма нелепо, особенно в сочетании с простой, незамысловатой фамилией), любимых артистов или спортивных звезд. Многие мальчики, родившиеся за последние два года, получили имя Адам в честь знаменитого польского спортсмена, чемпиона по прыжкам на лыжах с трамплина Адама Малыша.

Многие родители убеждены в том, что их ребенок должен выделяться из общей массы редким, оригинальным или загранично звучащим именем. Трудно сказать, поблагодарят ли их за это маленькие Эмануэль, Виниций, Нарцисс, Рогер, Бетина или Романелла, когда вырастут.


С другой стороны, возвращаются имена, распространенные в далеком прошлом, затем основательно подзабытые, считавшиеся старомодными или слишком обычными. Сегодня всё больше малышей носят имя Стась, Антось, Франек, Ясь, Марыся или Зося.


Зато исчезают имена типично славянского происхождения, такие как Божидар, Доброслав, Ростислав, Славой, Седзимир, Домбрувка, Добрава, Домослава, Доброхна, Добромила. Даже если кто-то дает ребенку такое имя, то это вытекает, скорее, из желания прослыть оригиналом, чем из-за привязанности к традициям. К таким именам, которые еще сохраняются, можно отнести следующие имена: Бронислав, Мирослав, Славомир, Мечислав, Радослав или Ярослав. У старинных польских имен довольно интересная этимология: например, Владислав означает "тот, кто должен повелевать", Богумил - "человек, милый Богу", Богуслав - "тот, кто славит Бога".

Поляки проявляют массу изобретательности, когда речь идет об уменьшительно-ласкательных именах. Каждое имя имеет несколько уменьшительных вариантов. Самое интересное, что уменьшительными именами пользуются не только в отношении детей, но и в отношении взрослых, причем, нередко - людей пожилых и уважаемых. Например, к Зофье можно обращаться: Зося, Зоська, Зосенька, Зохна, Зоха, к Марии - Марыся, Марыська, Марысенька, Марыхна, Маня, Манька, Манюся, Майя, Майка, Маруся, а также сходно звучащими именами, такими как Марыля, Марына (Марина), Марианна, Мариоля. Стоит добавить, что в давней Польше именем Мария не пользовались по причине ореола святости, которым окружена Богородица и особого священного трепета по отношению к носительнице этого Имени. Кстати, по этой же причине, и появилось так много похоже звучащих уменьшительно-ласкательных имен, тем не менее, отличающихся от имени Мария


 The most popular 10 names in 1998 (from the area of the whole Poland) and in 2004 (Warsaw)

  girls - 1998 Poland [1] girls - 2004 Warsaw[2] boys - 1998 Poland boys - 2005 Warsaw
1 Aleksandra Julia Mateusz Jakub
2 Paulina Aleksandra Jan Mateusz
3 Anna Wiktoria Jakub Kacper
4 Karolina Natalia Michać Bartek
5 Klaudia Zuzanna Krzysztof Jan
6 Weronika Oliwia Kamil Michaś
7 Magdalena Maja Szymon Maciej
8 Julia Karolina Pawel Piotr
9 Patrycja Weronika Marcin Szymon
10 Maria Zofia Maciej Filip

Источник: http://culture.polishsite.us/articles/art359fr.htm


Самые популярные в последние годы женские имена: Александра, Наталия, Каролина, Патриция, Кинга, Клаудия, Магдалена, Юлия, Габриэля, Доминика, Юстына, Паулина, Вероника, Ангелика, Сильвия, Анита, Зузанна, Алиция, Камиля, Оливия.

Мужские имена, которыми сегодня наиболее часто называют детей: Камил, Якуб, Патрик, Адриан, Михиал, Давид, Кацпер, Матеуш, Иван, Марцин, Даниэль, Шимон, Бартоломей, Филип, Кристиан, Павел, Адам, Аркадий, Конрад, Лукаш, Дариуш, Доминик, Оскар, Андрей, Дамиан, Пшемыслав, Радослав, Рафал.

В области имен, как и во всех других, царит определенная мода, меняющаяся каждые несколько лет. Тем не менее, существует канон имен, над которыми время оказалось не властно, пользующихся всенародной любовью, невзирая на любые капризы моды. К ним следует отнести имена: Анна, Мария, Иоанна, Екатерина, Ангешка, Магдалена, Маргарита, Варвара, Войцех, Петр, Павел, Иван, Томаш, Марек, Мацей, Кристоф.

 

В шутку:



 

И всерьез:



Рубрики:  Badania Jezykoznawcze

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Константы Ильдефонс Галчиньски. SŁOWA DO PIEŚNI BEZ SŁÓW

Вторник, 29 Ноября 2011 г. 17:01 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

И ночи саксофон прекрасный

звенит, высок и необыден.

И польских дней абсурд ужасный

во тьме не так уж очевиден.

 

«Наденем плетеные шляпы, черные пелерины и синие очки. В таком наряде будем бродить по дворам, петь свои собственные уличные баллады. А в промежутках декламировать разные части «Дон-Кихота». Что за счастье быть свободным уличным артистом!»

"Прости меня, Польша, за то, что жену и ребенка
любил сильней, чем Тебя.
"

Поэт с русской  женой Натальей

....и дочерью Кирой

 

К ПОЛЬСКОЙ РЕЧИ

(Перевод С.Шоргина)

С ударным тем же предпоследним слогом
(за что пеняю предкам нашим),           
и "дж", и "гж" различных много,             
еще и "вшистко" и "пшепрашам",                   

еще и путь, что скрыт туманом,
(где бродит пани вместе с паном -
о, как мне надоело это...);          
о, речь родная, изменись!                
Ты не орган, а фортепьяно,                   
ты каша, а не страсть политического памфлета;      

дурацким этим удареньем
ты с недоделкой вечной схожа;
не делом стала - повтореньем:    
всё - Цицерон, одно и тоже;          

то, как младенец, безутешна,
то, словно скрипка, вдохновенна,
ты все предметы гладишь нежно,      
а их бы надо - об колено!               

Привыкла ты дружить со всеми,
семь раз отмерить - раз за разом;
а нынче - слов коротких время        
и ясных, что звучат приказом.            

Нужны мужские рифмы срочно -
пусть ими Муза укрепится,       
чтоб строки сильно били, точно,     
чтоб слово не было водицей.             

Ты ковыляешь, запинаясь
на каждом том же предпоследнем слоге;
спишь на ходу, не просыпаясь,            
едва передвигаешь ноги.                      

Ты лишь на улице - не в шорах,
и только там - твое спасенье;     
в простых житейских разговорах        
звучат другие ударенья;                   

но остаешься ты старинной,
в канонах - как в одеждах узких;
как утомлен я мешаниной            
славянских слов, манер французских!    

Варшавы кровь бессмертна, знаю,
она в стихах моих алела -          
но речь родную обвиняю:                
ТЫ - ОБЛЕНИЛАСЬ, УСТАРЕЛА.


  

Оригинал

DO MOWY POLSKIEJ

Z akcentem na przedostatniej sylabie,
co mnie zupełnie nie zachwyca -
i znowu "drz" i grz", i "chr"
o znowu "pszczoła" i "pszenica",

o znowu drogi mgłą owiane.
(po ktorych chodzi pani z panem,
pan, prosze pani, wyszedł z betów) -

o, mowo polska, zakret weź
pianinkiem jesteś, nie organem,
klajstrem, a nie pasją politycznego pamfletu
- z tym swym akcentem z brzydkich brzydszym,
jak rzecz wiecznie niedokończona,
ty zamiast działać, ty się mizdrzysz
zatruta składnią Cycerona;

skrzypeczko śliczna, dudko dudków,
dziecinko, się skarząca mamie,
nieutulonych wdowo smutków,
ty muskasz rzeczy, a nie łamiesz;

ty lubisz łasić się, przymilać,
kostium przymierzać osiem razy.
A nam potrzeba monosylab
krótkich i jasnych jak rozkazy.

Nam trzeba wiecej rymów męskich,
którymi będziem ćwiczyc Muzę,
nam trzeba w sedno, a nie w księżyc,
żelazem, a nie ciepłych klusek.

Z akcentem na przedostatniej sylabie,
jak biegacz, co mu pękły ścięgna,
jak naród, co w pół drogi stanie,
taka ty jesteś, mglisto-senna.

Szczęście, że płyniesz ulicami,
nie tylko w książkach, i jak rzeka
szumisz nowymi akcentami,
gdy człowiek mówi do człowieka;

lecz literacka, z tych odpadków
historii, co spadają z wózka,
uff! jak mnie męczysz, Świeta Matko,
niedosłowiańska, półfrancuska.

I choć z czerwieni płonących Warszaw
trwalsza niż Anglia flagę zszywam,
mowo polska, ja cię oskarżam:
STAŁAŚ SIĘ LENIWA, NIEŻYWA.

 



Елена Цыплакова и Александр Соловьев в фильме "Адам женится на Еве" (1980 год). Стихотворение Константы Ильдефонса Галчинского

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  

Болеслав Лесьмян: признание в любви

Вторник, 29 Ноября 2011 г. 16:42 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

За глухой бурьян
Помолись в дуброве,
И за смерть от ран
И за реки крови.

За ярмо судьбы
И мольбу о чаше.
И за все мольбы.
И за слезы наши.


Б. Лесьмян

 

 

Настоящая фамилия – Лесман. Великий, возможно величайший польский поэт, писавший на польском и русском языках. Еврей по национальности, он имел счастье умереть своей смертью в 1937 году и не видел, как угоняли в Маутхаузен его семью.
Лесьмян – поэт того света, пророк потустороннего мира, в который он погрузился еще при жизни.
Я (автор этих строк  Вадим Молодый - Филофоб.)  не раз слышал упреки своих читателей в том, что подбирая стихи для Антологии мировой поэзии, уделяю слишком много внимания конечности земного бытия. Сомневаюсь, что этой теме можно уделить слишком много внимания. Во всяком случае, мне не известен ни один настоящий поэт, который не писал бы о смерти.
Выдающийся переводчик Анатолий Гелескул, один из тех, кто донес Лесьмяна до русскоязычного читателя, заметил однажды: «Считается, что настойчивые мысли о смерти вредны и вообще признак душевного нездоровья. В таком случае человечество, начиная с первобытных мифотворцев, неизлечимо. Смерть – это стержень человеческих раздумий, гордиев узел мыслителей, поэтов и вероучителей, и раздумья о ней – скорей лекарство, чем болезнь».

Так что оставим неунывающий оптимизм заполонившим мир жизнерадостным графоманам и графоманкам, а сами будем помнить о том, что:


Сильна любовь и дружба прежних дней,
И красота сильна. Но смерть сильней.
(Джон Китс)

 



А теперь текст другого душеведа:

Людям, которые знают меня поближе, известно, какой я свирепый критик: похвалу из меня выдавить практически невозможно, а свои реальные мнения я стараюсь большей частью скрывать, потому что за них легко схлопотать по шее. В свое частичное оправдание могу сказать, что к собственному творчеству я отношусь точно так же, и большую часть написанного давно выбросил – если и жалею, то лишь о том, что не выбросил больше. Поэтому, утверждая, что речь идет о великом поэте, вероятно одном из гигантов прошлого столетия, приглашаю ловить меня на слове: я именно это и имею в виду, без малейшей скидки. Ряд, в котором для меня стоит Болеслав Лесьмян, – это Мандельштам, Рильке, Стивенс и Лоуэлл. Хватило пальцев одной руки. Забавляет отсутствие нобелевских лауреатов – не преднамеренно, но факт неукоснительный. Нобелевские стихотворцы (в прозе попадания случались точнее) – это в лучшем случае крепкий второй сорт, вроде Йейтса, Хини или... - нет, не буду, а в худшем – ну, скажем, Шимборска. В юности я, подобно многим гуманитарно любопытным сверстникам, выучил польский язык, чтобы читать доступные на нем переводы игнорируемых в СССР авторов, но очень скоро язык оказался не средством, а целью, и главной находкой стала замечательная польская поэзия. Это была, однако, совсем не та поэзия, которую штамповали для нас штатные переводчики СП. Первым сюрпризом стало открытие Норвида (типично, по цитате в фильме Вайды «Пепел и алмаз»). Затем настал черед плеяды «Молодой Польши». А встреча с Лесьмяном совершенно ошеломила – и это ошеломление сохранилось на всю жизнь. Нет неблагодарнее задачи, чем объяснять, почему любишь поэта, недоступного для аудитории, к которой адресуешься – а Лесьмян недоступен и, видимо, таковым и останется. Он накрепко спаян со своим языком и мертв для экспорта. В русской литературе есть похожие примеры, пусть ничем Лесьмяна и не напоминающие: Андрей Платонов, Заболоцкий и обериуты, да во многом и тот же Гоголь, который за пределами России никогда не встал вровень с Толстым, Достоевским и Чеховым. Даже мировая слава Мандельштама – в какой-то мере курьез, он обязан ею своей дружбой с инспектором манежа русской поэзии ААА, а также мемуарам вдовы, которую тоже вывела на орбиту эта дружба. В пору этого открытия, а мне тогда было лет 20, и состоялось оно в стенах Библиотеки иностранной литературы, я, конечно, еще плохо понимал все эти польские тонкости, и поразил меня в первую очередь не язык, а совершенно ни на что не похожий поэтический мир, который передо мной предстал. Это некие сумерки на границе жизни и смерти, населенные самыми невероятными существами: какими-то полуфольклорными персонажами с фантастическими именами, людьми, многие из которых влюблены друг в друга, но эта любовь почему-то всегда в тупике даже при полной взаимности, покойниками, которые и за гробом продолжают поиски абсолюта, потому что даже смерть не дает никакого ответа, в том числе отрицательного.

 



Впрочем, я ничего толком не перечислил: дело в том, что в стихах Лесьмяна одушевлено абсолютно все, лес, луг, деревья, времена года, отражение девушки в зеркале. Границы между жизнью и смертью, бытием и небытием, здесь просто нет, она стерта и смазана, и все живое и мертвое ведет постоянный диалог о смысле этого полусуществования. Можно пытаться излагать сюжеты, потому что стихотворения нередко вполне сюжетны. В одном из них («Dziewczyna») двенадцать братьев, услышав девичий плач за стеной, берут молоты и начинают крушить стену, чтобы спасти плачущую. Эта непосильная работа их губит, но молоты подхватывают их посмертные тени и продолжают то же самое, но и тени сходят на нет, и тогда молоты завершают спасение сами. Спасать, однако, оказывается некого: когда стена сокрушена, за ней – пустота, плач был бестелесным. В другом («Sen wiejsky») автору постоянно снится сон о девушках, возвращающихся с поля жарким летом, и эти девушки поют – их песня полна сомнения в их собственном существовании, и по мере того как они эту песню допевают, они гаснут одна за другой, как звезды. Такой неуклюжий пересказ, конечно же, не дает никакого понятия о поразительно гипнотической манере письма Лесьмяна. Его стихи всегда выдержаны в строго классической метрике с рифмой, иногда самым традиционным польским тринадцатисложником (классическая польская поэзия силлабична), они изобилуют рефренами, припевами, причитаниями и даже какими-то приплясами, они втягивают в себя, как трясина или зыбучий песок, они психоделичны. Если окинуть поэтический мир Лесьмяна общим взглядом, становится очевидно, что он представляет собой попытку теодицеи, альтернативного богословия, не похожего ни на одно из традиционных. Бог существует, но он – один из персонажей, вровень со всеми, он так же слаб и озадачен как и все прочие, он нередко вступает с ними в разговор и жалуется на свое бессилие, а они, в свою очередь, и рады бы ему помочь, но не могут. Тут, конечно, приходит мысль о том, что подобная поэтическая ересь возможна лишь в стране глубокой веры, какой была до последнего времени Польша, и какой она во многом еще остается. И позиция Лесьмяна в отношении этой веры достаточно внешняя для того, чтобы уступить такому искушению. Его дед был еврей, выписанный в Польшу, кажется (я все пишу по памяти) из Шотландии (настоящая фамилия – Лесман) в качестве специалиста по производству фарфора. Сам он был, если я правильно помню, формально католик, но в Польше того времени (как и в России, как и по сей день) всем было понятно, кто есть кто. Его смерть (1937) стала одновременно кошмаром, эмблемой и курьезом: когда он спросил офицера, ухаживавшего за его дочерью, насколько серьезны его намерения, тот вполне наивно ответил, что, дескать, не думает ли папаша, что польский офицер может жениться на еврейке? На следующий день Лесьмян скончался от инфаркта. Таким странным образом он спасся от неизбежного Освенцима, а вот офицеру, если продолжить гадания, могло повезти меньше – он был кандидатом в Катынь. Цитата Когда я открыл для себя это чудо, а впечатление чуда не изгладилось до сих пор, я еще не был столь смел (или нагл) в своих мнениях, как теперь, но я сразу же решил для себя, что имею дело с гениальным поэтом, и что подобных сюрпризов в жизни может уже не быть. Я оказался прав в обоих пунктах. В те времена Лесьмян был в польской словесности довольно маргинален, хотя составитель большинства сборников Яцек Тшнадел разделял мое мнение. Сегодня оно уже считается общим местом – о том, что Лесьмян, возможно, величайший польский поэт XX века, с тех пор писали многие, в том числе такие авторитеты как Милош или Бараньчак. Но он по-прежнему заперт внутри польского языка, и этот замок никому не взломать. В свое время мне попался сборник его стихов, переведенных на русский язык (в СССР в начале 70-х) некоторыми из обычных подозреваемых – я лишь содрогнулся от омерзения. Я мог бы писать о Лесьмяне очень долго, но в отсутствие реальных стихов это никуда не приведет. По крайней мере, я обозначил позицию и представил одного из самых своих любимых поэтов. Для тех, кто знает польский, но еще по какой-то курьезной причине не знаком с его творчеством, вот сайт, где довольно много его стихов, хотя с выбором я не обязательно согласен. Тем, для кого этот путь закрыт, я могу предложить кое-что другое. В молодости, в начале прошлого века, Лесьмян пробовал себя в русской поэзии (не путать с клоунадой Рильке) и публиковал стихи в «Весах» и в «Золотом руне». Этому эпизоду сейчас никто не уделяет внимания, а между тем, хотя там витает лишь слабая тень польской гениальности, совершенно очевидно, что это был один из самых талантливых русских поэтов того времени. Впрочем, отличиться было не так трудно, поскольку период был довольно стерильным – реальный «серебряный век», на мой взгляд, начался лишь с Анненского. В следующем посте я приведу хотя бы одно из этих русских стихотворений Лесьмяна.

aptsvet, он же Алексей Цветков

Все в сад!

 



Jan Kochanowski nad zwłokami Urszulki - Jan Matejko, 1862 rok

 

Urszula Kochanowska

Gdy po śmierci w niebiosów przybyłam pustkowie,
Bóg długo patrzał na mnie i głaskał po głowie.

"Zbliż się do mnie, Urszulo! Poglądasz, jak żywa...
Zrobię dla cię, co zechcesz, byś była szczęśliwa."

"Zrób tak, Boże - szepnęłam - by w nieb Twoich krasie
Wszystko było tak samo, jak tam - w Czarnolasie!" -

I umilkłam zlękniona i oczy unoszę,
By zbadać, czy się gniewa, że Go o to proszę?

Uśmiechnął się i skinął - i wnet z Bożej łaski
Powstał dom kubek w kubek, jak nasz - Czarnolaski.

I sprzęty i donice rozkwitłego ziela
Tak podobne, aż oczom straszno od wesela!

I rzekł: "Oto są - sprzęty, a oto - donice.
Tylko patrzeć, jak przyjdą stęsknieni rodzice!

I ja, gdy gwiazdy do snu poukładam w niebie,
Nieraz do drzwi zapukam, by odwiedzić ciebie!"

I odszedł, a ja zaraz krzątam się, jak mogę -
Więc nakrywam do stołu, omiatam podłogę -

I w suknię najróżowszą ciało przyoblekam
I sen wieczny odpędzam - i czuwam - i czekam...

Już świt pierwszą roznietą złoci się po ścianie,
Gdy właśnie słychać kroki i do drzwi pukanie...

Więc zrywam się i biegnę! Wiatr po niebie dzwoni!
Serce w piersi zamiera... Nie!... To - Bóg, nie oni!...

Умершая девочка Урсула  попадает на небеса. Бог спрашивает: Что я могу для тебя сделать? „Сделай так, Боже” - отвечает она, - чтобы всё здесь было так как в Чарнолясе(имении родителей)”. Вот так и случилось. Тогда Уршуля начинает убирать комнаты и накрывать на стол. „Того и гляди - говорит - придут родители”. Вдруг слышны чьи-то шаги..

Сердце в груди замирает... Нет, это Бог... не они...

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 2 раз
Понравилось: 1 пользователю

Памяти Анатолия Гелескула. Лучшего переводчика польской поэзии

Вторник, 29 Ноября 2011 г. 15:17 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

 "— Кто сейчас вам ближе из переведенных поэтов? Все равно Лорка?

 — Да. И Болеслав Лесьмян. В последнее время — Галчинский. С ним у меня целая история. Давным-давно мне в руки попала стопка стихов Бродского — разумеется, подпольная, на папиросной бумаге, с ошибками и опечатками. Одни стихи мне очень понравились, другие не очень, а вот стихотворение «Лесничество Пране» просто очаровало. Над заглавием, сбоку, стояло «К. И. Галчинской». Видимо, решил я, посвящение, и мысленно поблагодарил неведомую Галчинскую, подвигшую поэта на такие стихи. Позже знающие люди мне объяснили, что это существо мужского пола, польский поэт Константы Ильдефонс Галчинский, а стихотворение — это перевод. Я и сейчас считаю, что это лучший русский перевод Галчинского. А тогда почувствовал, что должен прочесть этого поэта. С него и началось мое соприкосновение с польской поэзией."

Известнен прежде всего переводами из испанской и латиноамериканской поэзии. Анатолий Гелескул переводил нардоные песни, Хорхе Манрике, Леона Фелипе, Франсиско де Кеведо, Антонио Мачадо, Хуана Рамона Хименеса, Федерико Гарсиа Лорку, Мигеля Эрнандеса, Сесара Вльехо, Октавио Паса, Пабло Неруду.

Стихи Леона Фелипе в переводах Гелескула (1964) высоко оценила Анна Ахматова.

Также Анатолий Гелескул переводил французских (Нерваль, Бодлер, Верлен, Аполлинер), польских (от Мицкевича до Чеслава Милоша и Виславы Шимборской), немецких (Рильке), португальских (Фернандо Пессоа) поэтов, драмы (Лорка) и прозу (Ортега-и-Гассет, Хименес), публиковал статьи о зарубежной словесности и о русской поэзии.

Отец — горный инженер Михаил Никитич Гелескул (1907—1982) — уроженец села Новокашпирского (местное название — Кашпир-Рудник; с 1997 года входит в состав Сызрани) Самарской области, доктор технических наук, профессор Московского горного института, автор нескольких справочников по горной выработке полезных ископаемых. В 1937 году арестован органами НКВД, уголовное дело прекращено за недоказанностью обвинения. Мать — врач-фтизиатр.

Анатолий Михайлович учился в Московском горном институте, был исключен за выпуск студенческого журнала, закончил Московской институт нефтехимической и газовой промышленности, до 1968 работал в геологоразведочных партиях на Кавказе. Печатался с 1957. Был женат на филологе-испанисте Н. Р. Малиновской, дочери маршала Малиновского.

 В конце жизни практически ослеп, но продолжал работать при помощи жены. Скончался 25 ноября 2011 года после долгой и тяжелой болезни.

Вот его переводы.

Dalej
Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Бальтазар Клоссовски: художник, эротоман, отшельник или светский лев?

Понедельник, 28 Ноября 2011 г. 17:26 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Большинство людей, поверхностно знакомых с творчеством Балтюса, считают его картины эротическими. Не знаю, может быть, это и так, но у меня они никаких эротических эмоций не вызывают. Да, конечно, он любил рисовать юных девственниц с задранными юбчонками, а то и вовсе без оных. Но, на мой взгляд, у него это получалось достаточно целомудренно.

Никому ведь в голову не приходит обвинить его в зоофилии, хотя он любил рисовать кошек не меньше чем девчонок, и даже называл себя «кошачьим королем». По-моему он просто был очень жизнерадостным человеком, который любил то, в чем больше жизни.

Бальтюс, он же Бальтазар Клоссовски, родился в Париже 29 февраля 1908 года, в семье польских эмигрантов. Его отец Эрих Клоссовски (1875–1949) происходил из аристократического рода. Он профессионально занимался живописью и рисунком. Мать будущего художника Элизабет Спиро была, скорей всего, еврейского происхождения, хотя некоторые источники говорят о ее русских корнях. Она также занималась живописью, и была известна в богемных кругах под псевдонимом Баладин. Старший брат Бальтазара был довольно известным литератором.





Бальтазар Клоссовски (Бальтюс)  или Балтазар Клоссовски де Рола (1908 - 1995) - замкнутый, эзотеричный живописец парижской школы, тяготевший к сюжетам из обыденной жизни, которые превращаются в странные мизансцены, полные тревоги и фрейдистских иллюзий (я бы сказал - АЛЛЮЗИЙ:)))



Когда будущему художнику исполнилось девять лет, его родители, будучи гражданами Германии, были высланы из Франции, как «враждебные элементы» и, независимо, от их политических симпатий были вынуждены переехать в Берлин. Внезапно обрушившаяся на них бедность привела к разладу в семье. После чего в 1919 году мать Бальтазара сошлась с с немецким поэтом Райнером Марией Рильке и даже иллюстрировала его поэмы.


Мать Бальтюса с Райнером-Марией Рильке

 

Рильке оказал большое влияние на будущего художника. Когда мальчику исполнилось 13 лет, Рильке помог ему издать альбом рисунков, повествующих об истории кота, и сам написал к нему предисловие. Рильке также давал деньги на образование мальчика и посвятил ему поэму «Нарцисс». Именно Рильке называл мальчика Балтюсом, и это детское прозвище стало его творческим псевдонимом. Надо добавить, что другом семейства был Боннар, который также повлиял на формирование Балтюса, как художника. Его детскими работами интересовался также Анри Матисс.

Самая ранняя живописная работа Балтюса, датируются 1922 годом. Это сцена явления ангела рыцарю, выполненная темперой для церкви в Эйнинген, на швейцарском озере Тун.

Вообще, Бальтюс очень любил Швейцарию. Здесь прошло его детство, здесь он жил во время Второй мировой войны (с 1942 до 1946 года). Его первая жена Роза Алиса Антуанетта де Уоттевилль была родом из Берна. Там они и поженились в 1937 году. Многие ранние картины Бальтюса носят следы влияния швейцарского живописца 28 века Йозефа Рейнхардта. В Женеве Бальтюс познакомился с итальянским художником Джакометти, который стал его верным другом. Они могли говорить часами об искусстве и даже не замечали, что происходит вокруг. Как-то они вдвоем пошли навестить приятеля и так увлеклись разговором, что забыли к кому шли.

Впрочем, большинство его друзей жило в Париже. С Пабло Пикассо, Андре Дереном, Хуаном Миро, Альбером Камю его связывали долгие и прочные отношения. А в Риме, где он некоторое время заведовал Виллой Медичи, он подружился с Ренато Гуттузо и Федерико Феллини.

В 1954 году Бальтюс поселился в швейцарском замке Шато де Шасси, а в 1977 году переехал со своей японской женой Сецуко, которая была на 35 лет моложе его, и дочерью Харуми, в собственный замок Россиньер

Творческая манера художника формировалась под влиянием многих мастеров. В его картинах просматриваются черты Мазаччо, Пьеро делла Франчески, Пуссена, Лиотара, Жерико, Гойи, Курбе, Сезанна и многих других мастеров, но при этом он обладал исключительно своеобразным почерком, который нельзя спутать ни с каким другим. Над каждым холстом Балтюс трудился по несколько лет, часто возвращался к уже, казалось бы, готовым работам. Создал он совсем немного полотен, но каждое стало шедевром. Недаром Бальтюс стал первым художником, чьи работы при жизни автора попали в Лувр.

В жизни он всегда предпочитал носить маску загадочности. В 60-е, когда готовилась его ретроспективная выставка, встал вопрос, что написать в биографической справке – мастер ответил: «Напишите так: Бальтюс – художник о котором никто ничего не знает». Несмотря на то, что у него было много друзей, он, по сути, вел жизнь отшельника. И вместе с тем, он любил эпатаж, совершал эксцентрические поступки. Чего стоит одна его женитьбы на молодой японской аристократке, а любовь к замкам, а присвоение самому себе княжеского титула… Де Рола, как в последствии выяснилось, это не родовое имя, а название озера в Швейцарии.

Умер Бальтюс в замке Россиньер 18 февраля 2001 года. Его похороны вылились в настоящую феерию. На церемонии погребения присутствовали более 350 знаменитостей из мира моды и шоу-бизнеса, в том числе музыканты группы “Ю-Ту”, Дэвид Боуи, супермодель Эль Макферсон и принц Ага Хан.

Countess Setsuko Klossowska de Rola, Balthus’s widow, in his old studio at Le Grand Chalet.

 

Хотя среди друзей Бальтюса были такие знаменитости как Рильке, Пикассо, Дали и кинорежиссер Федерико Феллини, мнения о творчестве Балтюса расходятся. Большинство считает его необычной фигурой в мире искусства XX века. Некоторые добавляют, не без причины, что большинство его работ не так высокохудожественны, как автор на это претендует и что многие его работы содержат сильную дозу кича. Является ли Бальтюс выдающимся хранителем традиций или посредственным художником, который замечателен лишь сексуальными отклонениями и снобизмом? Свидетельствуют ли его изображения маленьких девочек в пользу желаний за пределами табу или они являются неприкасаемыми архетипами чистоты?

Вот что говорил Бальтюс. "Многие заявляют, что мои раздетые девочки эротичны. Я никогда не писал их с этой целью, это просто бы сделало их объектами для сплетен. Моя цель была точно противоположна - окружить их ореолом тишины и глубины, как бы создавая ощущение головокружения вокруг них. Вот поэтому я воспринимаю их как ангелов с небес или с другого идеального места, которое внезапно открылось и прошло через время, оставляя след изумления и очарования; или просто как икону."

По материалам англоязычных и польских сайтов.

Balthus with Cybèle in 1994. (наверное, его правнучатая муза) 

Стена его шале в Швейцарии

Смотрим немного Бальтюса, непривычно-малоэротичного: 

Dalej
Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Загадка. Кто этот художник? Синдром Гумберта Гумберта в живописи

Воскресенье, 27 Ноября 2011 г. 18:27 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора


Последний представитель "магического реализма" в живописи и один из величайших художников-реалистов ХХ века (официальное мнение). Гордость и слава Франции.  Сын поляка и русской еврейки :))

Он в молодости:

Его домик:

Он на берегу пруда возле своего домика:

Он с любимцем в 1956 году:

Он с племянницей:

Он в семейном кругу с женой и дочерью:

 

Он с женой: 

Он с дочерью в патио своего домика:

 

Он носил графский титул (правда, в его праве на него многие сомневались).  Его герб:

Он в во время единственного визита на родину родителей, во Вроцлав:

Он называл себя «кошачьим королем», так как любил рисовать кошек не меньше, чем девчонок(!),  а также был единственным современным художником, чьи работы уже при жизни автора на постоянной основе экспонировались в Лувре(!!).

Под катом -самая  скандальная картина этого  польского  француза (для 18+)

Dalej

И немного легкого фривольно-трагического галльского шансона для стимуляции поиска ответа .

Лолитообразного:))



Перевод этой вещи о трудной девочковой и женской доле. Не в живописи, в жизни.

                                       Фото Sally Mann (сходите сюда-не пожалеете!)

 

На моей улице

 В домишке старого Монмартра 
Живем мы с пьяницей-отцом.
Не знаю я, что будет завтра,
Всех кормит мать своим трудом.
А я болею непрестанно
И мир я вижу лишь в окно.
И страшновато мне, и странно
Глядеть на улицу,
когда темно.

За окном без конца
ходят люди,
Слышу я в темноте шепоток.
Лишь усну – резкий крик
вдруг разбудит,
От него по спине холодок.
Свистит свисток,
и топот ног,
людей круженье…
И тишина на бедной
улице моей.
За окном до утра
ходят тени,
И в ночи я дрожу все сильней.

Но мне отец сказал однажды:
«Дочь, ты обуза для семьи.
Работать в жизни должен каждый,
Довольно есть хлеба мои.
Ты недурна; по тротуару
Гуляй, родная, вечерком…
Немало женщин,
даже старых,
Содержат так себя и дом».

За окном слышен стук
каблучками,
Женский смех, разговор,
шепоток…
Но усну – и вдруг визг
со свистками,
И от них по спине холодок.
Опять бегут,
опять кричат…
и стихло вроде…
И тишина
на бедной улице моей.
А потом –
снова женщины ходят,
И в ночи я дрожу все сильней.

И вот неделя
за неделей
Без денег, крова и тепла…
Не знаю я,
как те сумели,
Но я клиентов не нашла.
Мне хоть бы хлеба
люди дали!
Но равнодушный слышу смех…
Когда-то все меня пугали,
Теперь же я пугаю всех…

Тротуар… я бреду,
спотыкаясь,
На ветру, под дождем,
в тишине.
Лишь рыдать над собой
мне осталось.
Я одна, мерзну я,
страшно мне.
Я не могу
так больше жить,
молю я Бога,
Пусть призовет меня к себе
навеки он…
Улиц ад – то моя
в рай дорога…
Ухожу… мой кошмар
завершен…

                                                                                       Фото Sally Mann

Так кто же он, вот этот человек, то ли монстр, то ли просто оригинал-безумец, как его не менее знаменитый брат-философ, знаток садизма?

Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  


Процитировано 1 раз

Живописец par excellence Юстина Копаня. Часть 3-я: Природа, Мир, Тайник Вселенной

Суббота, 26 Ноября 2011 г. 18:14 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

И снова Юстина Копаня. Зайдя в дремучий лес, где птицы - есть,
пойми: природа - мастерская бога,
где бродит мысль, что сил твоих немного,
и больше их не станет - даже здесь.

 


3506e33d9566.jpg 4084a82cff5c.jpg

Dalej
Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  


Процитировано 2 раз

Освобождение Польши (CCCР 1979)

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 21:10 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора Освобождение Польши (CCCР 1979)

Рубрики:  Jako Feniks z Popiolow...

Метки:  

Как польский капитан вызвал чешского генерала на дуэль из-за России. Сибирь, 1920 год

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 20:06 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Письмо поляка к чехам. Поляки были разные.

"- Слушаю, господин полковник, - с неправильными ударениями ответил офицер и козырнул. "Поляк", - подумал Турбин. "

"- Господин полковник... - все ударения у Студзинского от волнения полезли на предпоследний слог, - разрешите доложить. Это невозможно. Единственный способ сохранить сколько-нибудь боеспособным дивизион - это задержать его на ночь здесь. "

Gen. Józef Dowbor-Muśnicki i sztab I Korpusu Polskiego w Rosji 1918

 

5-я польская дивизия хорошо показала себя в армии Колчака и тоже испытала на себе измену чехов, захвативших при отступлении все эшелоны (пользуясь положением охраны Трассиба) и вынудив остальных отступать пешком по морозу и глубоким снегам. По этому поводу капитан Ясинский-Стахурек письменно вызвал на дуэль чешского командующего ген. Сыровы (аналогично, как Каппель), но тот, как известно, не ответил на оба вызова.
А польское правительство Пилсудского - да, занимало исключительно выжидательную позицию и не желало поддерживать Деникина. Но это не предательство, а местный национализм

В ходе Гражданской Войны чехи не оставили после себя добрых воспоминаний ни с красной, ни с белой стороны. Поскольку взаимодействовали они в основном с Белым Движением, о нём и буду говорить. Если коротко - чехи действительно помогли Белому Движению  в мае 1918 года, восстав против большевиков, после ноября 1918 года они смылись с фронта и возвращаться туда категорически отказались, да и в охране Транссиба не выказывали особенного рвения, а в конце 1919 - начале 1920 года откровенно кинули всех прочих участников БЪлаго ДЪла, после чего, договорившись с большевиками, спокойно покинули Сибирь.

В качестве примера отношения к чехам зимой 1919-1920 года я приведу письмо капитана 5-ой польской дивизии Ясинского-Стахурека, приведённое в книге Г.К. Гинса "Сибирь, союзники и Колчак". В разных местах в Интернете оно приводилось частично, я же перепишу его полностью. Оно очень показательно.

"Открытое письмо генералу Сыровому.
Как капитан польских войск, славянофил, давно посвятивший свою жизнь идее единения славян, обращаюсь лично к вам, генерал, с тяжёлым для меня, как славянина, словом обвинения.
Я, официальное лицо, участник переговоров с Вами по прямому проводу со ст. Клюквенной, требую от вас ответа и довожу до сведения Ваших солдат и всего мира о том позорном предательстве, которые несмываемым пятном ляжет на Вашу совесть и на Ваш "новенький" чехословацкий мундир.

Но Вы жестоко ошибаетесь, генерал, если думаете, что Вы, палач славян, собственными руками похоронивший в снегах и тюрьмах Сибири возрождающуюся русско-славянскую армию с многострадальным русским офицерством, пятую польскую дивизию и полк сербов и позорно предавший адмирала Колчака, безнаказанно уйдёте из России. Нет, генерал, армии погибли, но славянские Россия, Польша и Сербия будут вечно жить и проклинать убийцу возрождения славянского дела.
Я приведу только один факт, где Вы были главным участником предательства, и его одного будет достаточно для характеристики Иуды славянства, Вашей характеристики, генерал Сыровой!

9 января сего года от нашего польского командования, с ведома представителей иностранных держав, всецело присоединившихся к нашей телеграмме, было передано следующее: "Пятая польская дивизия, измученная непрерывными боями с красными, дезорганизованная беспримерно трудным передвижением по железной дороге, лишенной воды, угля и дров, находящаяся на краю гибели, во имя гуманности и человечности, просит Вас о пропуске на восток пяти наших эшелонов (из числа 56) с семьями воинов: женщинами, детьми, ранеными, больными, обязуясь предоставить в Ваше распоряжение все остальные паровозы, двигаться дальше боевым порядком в арьергарде, защищая, как и раньше, Ваш тыл. После долгого пятичасового томительного перерыва, мы получили, генерал, Ваш ответ, ответ нашего доблестного брата-славянина: «Удивляюсь тону вашей телеграммы. Согласно последнему приказанию генерала Жанена, вы обязаны идти последними. Ни один польский эшелон не может быть мною пропущен на восток. Только после ухода последнего чешского эшелона со ст. Клюквенная вы можете двинуться вперед. Дальнейшие переговоры по сему вопросу и просьбы считаю законченными; ибо вопрос исчерпан».

Так звучал ответ Ваш, генерал, добивший нашу многострадальную пятую дивизию.

Конечно, я знаю, что Вы можете сказать мне, как и другим, что технически невозможно было выполнить наше предложение, поэтому заранее говорю Вам, генерал, что те объяснения, которые Вы представили и представляете другим, не только не убедительны, но и преступно лживы. Мне, члену комиссии, живому свидетелю всего происходившего, лично исследовавшему состояние ст. Клюквенной, Громодской и Заозёрной, Вы не будете лгать и доказывать то, что Вы доказывали генералу Жанену. Если бы Вы не как бесчестный трус, скрывавшийся в тылу, а как настоящий военачальник были бы среди Ваших войск, то Вы увидели бы, что главный путь был свободен до самого Нижнеудинска. Абсолютно никаких затруднений по пропуску пяти наших эшелонов быть не могло. У меня есть живые свидетели, специалисты железнодорожного дела, не поляки, а иностранцы, бывшие 7, 8 и 9 января на ст. Клюквенной, которые, несомненно, подтвердят мои слова.

Я требую от Вас, генерал, ответа только за наших женщин и детей, преданных вами в публичные дома и общественное пользование «товарищей», оставляя в стороне факты выдачи на ст. Тулуне, Зиме, Половине и Иркутске русских офицеров на моих глазах, дружественно переданных по соглашению с вами, для расстрела, в руки товарищей совдеповско-эсеровской России... Но за всех их, замученных и расстрелянных, несомненно потребуют ответа мои братья-славяне, русские и Великая Славянская Россия. Я же лично, генерал, требую от Вас ответа хотя бы только за нас, поляков. Больше, генерал, я не могу и не желаю говорить с Вами — довольно слов. Не я, а беспристрастная история соберет все факты и заклеймит позорным клеймом, клеймом предателя, Ваши деяния. Я же лично, как поляк, офицер и славянин, обращаюсь к Вам: к барьеру, генерал. Пусть дух славянства решит наш спор, иначе, генерал, я называю Вас трусом и подлецом, достойным быть убитым в спину.
Капитан польских войск в Сибири Ясинский-Стахурек. 5 февраля 1920 года
".

Сыровой на это письмо не ответил ничего. Его и генерал Каппель к барьеру вызывал ранее, но Сыровой и тогда ничего не ответил. А за эвакуацию он получил от Жанена Орден Почётного Легиона.
Я привёл это письмо как пример отношения со стороны даже не русских, а иностранцев - поляков, которым, казалось бы, тоже нечего делать в Сибири и они могли поступить так же, как и чехи - бросить всё и всех и отправиться домой. Но, в отличие от чехов, они так поступать не стали.
Мне обидно за беспристрастную историю, на которую ссылается Ясинский-Стахурек - человек, который хотя и противоположен мне по убеждениям, но всё же достойный уважения, судя по тексту этого письма. Ясинский-Стахурек был воспитан на старинных понятиях о чести, которые чехи решили предать в угоду практичности. В этом смысле, как я уже говорил, чехословацкий корпус - герои нашего времени и установка памятника им выглядит вполне логично. Слабаков кинули без зазрения совести, с сильными договорились.
Как аукнется, так и откликнется. Когда в 1938 году европейские державы раздеребанили Чехословакию на части, Ян Сыровой был её премьер-министром. Хоть он и держал нейтралитет, но в 1945 году всё же получил 20 лет, из которых отсидел 15. Может, не по закону. Но по совести.

f-dragon869

А вот аутентичный скан из 

о вызове  kapitana Jasińskiego-Stachureka

Смотрите внимательно после 6-й минуты:



Весь трагизм ситуации в том, что независимость Польши в ЭТНИЧЕСКИХ границах была признана уже Временным правительством, и даже белые были вынуждены это признать (ЕДИНСТВЕННОЕ исключение, для кого они сделали). Другое дело, что тот же Пилсудский мечтал о возрождении Речи Посполитой "от можа до можа" (да еще и раньше был противником России, воюя на стороне Австро-Венгрии). Этого, конечно, никто из белых допустить не мог.

N.B. Сразу же оговорюсь: я не разделяю оценку авторов этого видео касательно большевиков и Красной Армии. Тогда историческая правда и справедливость  была на их стороне и, живи я в то время, я был бы в рядах красных.  Несмотря на роскошную эстетику Белого Дела.

Рубрики:  Jako Feniks z Popiolow...

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Вадим Шершеневич. Очередной русский поэт польских кровей

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 18:19 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

В продолжение печальной повести о великолепном Шершеневиче.

Грубым дается радость
Нежным дается печаль
Мне ничего не надо
Мне никого не жаль
..

Приятель Шершеневича.

 

 

Фронтовое фото вольноопределяющегося В. Шершеневича,  1915

Так вот, только в проклятой Российской империи, тюрьме народов, было возможным, чтобы выходец из польской дворянской семьи (с Херсонщины) Габриэль Феликсович Шершеневич стал профессором-юристом Казанского (позже Московского) университета, крупным ученым-правоведом, членом кадетской партии и автором(!) ее программы, депутатом I Государственной думы. А его сын Вадим - один из крупнейших новаторов русской поэзии.  Кстати,  мать поэта, Евгения Львовна Львова, была оперной певицей.

Con dolore.

                                                                      Расстрел Солнца. Ворсин Дмитрий.

 

Матери посвящены его самые пронзительные и горькие строки. Мне очень близкие и понятные:

ВЫРАЗИТЕЛЬНАЯ, КАК ОБЕЗЬЯНИЙ ЗАД

Кровью лучшей, горячей самой,
Такой багровой, как не видал никто,
Жизнь, кредитор неумолимый,
Я оплатил сполна твои счета.

Как пленный — прочь перевязь над раной!—
Чтоб кровавым Днепром истечь,
Так с губ рвет влюбленный обет старинный,
Чтоб стихам источиться помочь.
За спиною все больше и гуще кладбище,
Панихидою пахнет мой шаг.
Рыщет дней бурелом и ломает все пуще

Сучья кверху протянутых рук.
Жизнь пудами соль складет на ране,
Кровоподтеков склад во мне.
И, посвящен трагическому фарсу, ныне
Слезами строк молюсь на старину.

Ах, мама, мама! Как ныряет в Волге чайка,
Нырнула в тучи пухлая луна.
В каком теперь небесном переулке
И ты с луной скучаешь в тишине.
Ребенок прячется у матери под юбку,—
Ты бросила меня, и прятаться я стал,
Бесшумно робкий, очень зябкий,
Под небосвод — сереющий подол.

А помню: кудри прыгали ватагою бездельной
С макушки в хоровод, завившись в сноп внизу,
Звенели радостно, как перезвон пасхальный,
Чуть золотом обрезаны глаза.
Как смотрит мальчик, если задымится тело
Раздетой женщины, так я на мир глядел.
Но солнце золотом лучей меня будило,

Я солнце золотом улыбки пробуждал.
Я был пушистый, словно шерсть у кошки,
И с канарейками под ручку часто пел,
А в небе звезды, как свои игрушки,
Я детской кличкою крестил.
Я помню, мама, дачу под Казанкой
,
Боялась, что за солнцем в воду я свалюсь.
И мягкими губами, как у жеребенка,
Я часто тыкался в ресниц твоих овес.
Серьга текла из уш твоих слезою

И Ниагарой кудри по плечам.
Пониже глаз какой-то демон — знаю —
Задел своим синеющим плащом.
Знаю: путь твой мною был труден,
Оттого я и стал такой.

Сколько раз я у смерти был тщетно украден,
Мама, заботой твоей.
В долгих муках тобою рожденный,
К дольшим мукам вперед присужден.

Верно, в мир я явился нежданный,
Как свидетель нежданных годин.

За полет всех моих безобразий,
Как перину взбей, смерть моя, снег!
Под забором, в ночи, на морозе
Мне последний готовь пуховик!
Когда, на смерть взглянув, заикаю
Под забором, возьми и черкни
Ты похабную надпись какую

Моей кровью по заборной стене.
И покойника рожа станет тоже веселая,
Выразительная, как обезьяний зад.

Слышишь, мама, на радость немалую
Был рожден тобой этот урод.
Раньше богу молился я каждую ночку,
Не обсохло молоко детишных молитв.
А теперь бросит бога вверху враскорячку
От моих задушевных клятв.
Мама, мама! Верь в гробе: не в злобе
Ощетинился нынче я бранью сплошной!

Знаю: скучно должно быть на небе,
На земле во сто раз мне горшей.

Я утоплен теперь в половодие мук,
Как об рифме, тоскую об яде
И трогаю часто рукою курок,
Как развратник упругие женские груди.
Проползают года нестерпимо угрюмо...
О, скорей б разразиться последней беде!

Подожди, не скучай, позови меня, мама,
Я очень скоро приду.
1923

В.Г. Шершеневич с женой, Е. Шершеневич (в девичестве Шор)1914 г.

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 1 раз

Великий Магистр Ордена имажинистов

Четверг, 24 Ноября 2011 г. 22:21 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Вадим Габриэлевич Шершеневич

Эпизоды и факты проходят сквозь разум
И, как из машин, выходят стальными полосками;
Все около пахнет жирным наркозом,
А душа закапана воском.

Электрическое сердце мигнуло робко
И перегорело. — Где другое найду?!
Ах, я вверну Вашу улыбку
Под абажур моих дум.

И будут плакать — как весело плакать
В электрическом свете, а не в темноте! —
Натыкаться на жилистый дьявольский коготь
И на готику Ваших локтей.

И будут подмаргивать колени Ваши,
И будет хныкать моя судьба…
Ах, тоска меня треплет, будто афишу,
Расклеив мою душу на днях-столбах.


13 июня 1913

 

Сидят: слева - В. Шершеневич и ...кто? 

"....В 1922 году в личной жизни Шершеневича разразилась катастрофа. «Вадим полюбил артистку необычайной красоты, обаяния, ума - Юлию Дижур, - вспоминал Ройзман. - Она ответила ему взаимностью. Когда он познакомил меня с Дижур, я от души поздравил их, понимая, что они станут мужем и женой. Но вот Дижур повздорила с Вадимом, и он ушел от нее, заявив, что никогда не вернется он хотел проучить ее. Она несколько раз звонила ему по телефону, но он не поддавался ее уговорам, и она выстрелила из револьвера себе в сердце. Почти все стихи, как и последние книги Вадима, посвящены памяти Юлии».

"Вот она, Юлия Дижур, актриса, не успела стать женой поэта-имажиниста Вадима Шершеневича, у них были сложные отношения, шершеневич писал о ней в сборнике "И так итог" а Мариенгоф срисовывал, с Шершеневичем они были соратники по имажинизму и она действительно покончила с собой а Шершеневич после смерти ещё получал от нее письма "письма от Киева до Москвы шли дольше, чем пуля от дула до виска"

Как папиросой горящей,
Подушку лбом прожигая в ночи,
Сквозь зелёное днище похмелья,
Сумасбродно и часто навзрыд лепечу
Неистовое имя Юлии.

 

Продолжение следует.

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 2 раз

Живописец par excellence Юстина Копаня. Часть 2-я: Корабли одиночества в гаванях печали

Четверг, 24 Ноября 2011 г. 19:07 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

"Мои печали - корабли, терпенье - якоря, И ветер бедствий пробежал по белым парусам...."

Еще немного живописи...корабли

Dalej
Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  


Процитировано 1 раз

Beef Stroganoff по-малопольски

Четверг, 24 Ноября 2011 г. 14:46 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора beef-stroganoff (360x240, 15Kb)
Beef Stroganoff по-малопольски
wia retroMania

Состав продуктов:
- 1 кг говядины без кости (впрочем, я пробовала готовить это блюдо из плечевой и бедренной части свинины)
- 2 маленьких красных болгарских перца
- 1/2 кг грибов
- 2 соленых огурца
- 3 луковицы
- томатная пюре (маленькая баночка)
- рубленая зелень петрушки
- жир для жарки
- соль и перец

Приготовление:
Режем мясо пластинами, а затем - полосками (вдоль волокон). Не солим!
Пережариваем на жиру, добавляем тонко нарезанный лук, теперь уже солим, подливаем воды и тушим почти до мягкости. Затем добавляем по порядку: нарезанные тонкими полосками перцы, грибы, огурцы.
Когда все будет мягким, добавляем томатную пасту, загуститель - воду с мукой, и наконецутолщенные воду, смешанную с мукой, и, наконец, горсть мелко нарезанной петрушки.
Рубрики:  Krolestwo Garow

Метки:  

Наша читальня. Старинная виленская легенда на русскую тему

Среда, 23 Ноября 2011 г. 20:37 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Вот чудесная антиалкогольная история  из книги Захорского  "Виленские предания". Pierwsze wydanie ukazało się w 1925 r.

В роте пана Скумина служил некий Бжезицкий из Люблина; был он страшный гуляка – с кем ни сойдется, с тем и водку пьет. Никогда он не бывал трезв, не знал, когда ночь, когда день, даже белья не менял, а по улицам разгуливал едва не в чем мать родила.

Как-то раз явились за Бжезицким черти. Спал он в самой большой комнате, там же ночевали некий Жепницкий, его родственник, и слуга. Последний, молодой парень, спал крепко и не все слышал – только конец, а Жепницкий слушал внимательно и ничего не упустил; потом они вместе с Бжезицким рассказали следующее.

В самую полночь оба слышат – по улице словно бы возок едет, подъехал к дому. В повозку запряжены четыре лошади; вот кто-то соскакивает, поднимается по лестнице прямо в комнату, останавливается возле кровати Бжезицкого и говорит нашему гуляке:

- Меня прислали за тобой, садись.

- Нет, черт, - отвечает ушлый Бжезицкий, не испугавшись, - я четверкой не езжу.

- Ну так вот тебе шестерка коней. Смотри! – и вправду стало в упряжи шесть чудесных коней. Бжезицкий, желая выпутаться из беды, опять говорит:

- Плохой у тебя возок – турецких ковров нет. – Черт махнул платком – явились ковры, отговариваться стало нечем. Черт Бжезицкого нудит идти – а тот не хочет. Тогда черт привязывает к ножке кровати веревку и тянет ее вместе с Бжезицким. Бжезицкий перепугался, кричит во все горло: «Эй, слуга!» А в головах у парня стоит кто-то в белом и не пускает его помочь пану:

- Оставь этого человека, его забирают в пекло.


 

- Какую жизнь ты ведешь? – сказал черт Бжезицкому. – Посмотри – вот все твои грехи с самого рождения; все твои излюбленные забавы. Ты теперь зовешь своего слугу – а вчера не за то ли ты его побил, что он ушел к вечерне?

Припомнив так Бжезицкому все его несправедливости, черт достает из повозки копченого карпа и подает Бжезицкому со словами:

- Ешь со своими полковниками (то есть с Понятовским, Умиховским и Кресой).


 

Их светлости бог знает какой веры держались – у каждого своя была. Тем временем запел петух – и все пропало. Наш удалец ни жив ни мертв дождался дня. Едва рассвело, пошел к бернардинцам и не выходил из монастыря две недели; исповедался, святое причастие принял – да все напрасно. Куда ни пойдет – все перед ним черт в разных образах: то собакой обернется, то кошкой. Нигде Бжезицкому не было покоя. И дьявола из него изгоняли, и водку пить зарекался – ничего не помогало; в полгода еле опамятовался.

(пер. с польск. vattukvinnan)

Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  

Русско-польские монеты

Среда, 23 Ноября 2011 г. 19:38 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения Калий_О_Аш [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Русско - Польские монеты

О моих польских монетах я как-то уже рассказывал:
http://www.liveinternet.ru/users/1045060/post170616027/

А здесь я только расскажу (и покажу) мои монеты королевства (царства) Польского (в составе Российской империи). Их ещё называют двуязычными российско-польскими монетами или монетами региональных выпусков.

Монеты региональных выпусков, выпускались для народов, недавно вошедших в состав Российской империи и ещё не освоивших русский язык и денежную систему.
Это Австрия, Грузия, Молдавия, Польша, Прибалтика, Финляндия, Чехия и платежные жетоны добровольческого корпуса в Париже.
К сожалению из всего этого богатства у меня есть только две монетки.

Русско-польские монеты с двойным номиналом чеканились с 1832 по 1850 годы в царствование Николая I Павловича.
В обращение вводились монеты достоинством 1½ рубля – 10 zlot, ¾ рубля – 5 zlot, 30 копеек – 2 zlot, 25 копеек – 50 grosz, 20 копеек – 40 grosz и 15 копеек – 1 zlot. Монеты номиналом 5 копеек - 10 grosz и 10 копеек - 20 grosz чеканились в 1842 году очень малой партией. На монетах Варшавского монетного двора имеется обозначение монетного двора ("МW") без знака минцмейстера. Монеты с двойным – русским и польским обозначением номинала имели обращение по всей территории Российской империи.

1838. 15 копеек - 1 злотый
M W (Mennica Warszawska - Монетный двор Польши, Варшава)
ЧИСТАГО СЕРЕБРА 60¾ ДОЛИ / 15 / КОПѢЕКЪ / 1 / ZŁOTY / 1838

Моя монета:
1838. 15 копеек 1 ZŁOTY. Совмещ (700x350, 138Kb)
Диаметр – 19,8 мм
Толщина по гурту – 1,02 - 1,05 (ср. 1,03) мм
Гурт - шнур (наклонные засечки)
Цвет – белый
Металл - серебро

О монете в каталоге (очень скудная информация):
Номинал: 15 копеек
Год: 1838
Металл: Серебро
Период выпуска: 1832-1841
Масса: 3,11 г
Проба металла: 868
Рыночная стоимость (VF): 1000 рублей

Dalej
Рубрики:  Ciekawostki

Метки:  

Владислав и Стефан Бакаловичи

Среда, 23 Ноября 2011 г. 19:36 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения Ивелена [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Сын  и  отец  Бакаловичи

КОНКУРЕНТ

Владислав Бакалович

Dalej
Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Мариуш Левандовский (Mariusz Lewandowski)

Среда, 23 Ноября 2011 г. 19:34 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В бога не верю, но картины настолько впечатлили, что в какой-то момент подумалось: "А вдруг..."
Такой своеобразный "божественный сюр". Смотрите.




Dalej
Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Живописец par excellence Юстина Копаня. Часть 1-я: Дождливое настроение

Среда, 23 Ноября 2011 г. 17:51 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Художница Юстина Копаня (Justyna Kopania) говорит, что ее работы это окружающий мир, каким она его видит и ее чувства к нему. Человек ее основное вдохновение, это главная тема работ Юстины. Особенность ее картин в том, что на каждой, помимо человека, вы найдете что или кого? Приятного просмотра :-)

Юстина о себе:

"Искусство это мое убежище, жизнь, поэзия, музыка, вкусные сигары и крепкий чай, это все и везде. Мои работы отражают мир, каким я его вижу,все мои чувства, люди которых я встречаю и люблю, природу, которой я восхищаюсь, и вещи, которые окружают и влияют на меня.
Человек мое основное вдохновение, это главная тема моих работ. Особо мне интересна психология отношений, манеры, движение и внутри человека и окружающего его мира.
Предпочтение отдаю живописи маслом на больших холстах, пишу в своей студии, иногда по несколько часов в день.
Главное это передать атмосферу картины, мои кусочки из воспоминаний так, чтоб зритель тоже смог их прочувствовать и понять.
"


В эту О С Е Н Ь упасть
Беззаветно. Безмерно.

Dalej
Рубрики:  Piekno jako Prawda

Метки:  


Процитировано 2 раз
Понравилось: 2 пользователям

Бебжанский национальный парк

Среда, 23 Ноября 2011 г. 12:48 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения retroMania [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Бебжанский национальный парк (Biebrzański Park Narodowy) расположен в долине реки Бебжа. Парк образован на северо-востоке Польши в 1993 году.
ImagePreview (200x200, 17Kb)
01250x (360x268, 11Kb)
Dalej
Рубрики:  Miejsca i Wsi

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Поиск сообщений в Moja_Polska
Страницы: 373 ... 54 53 [52] 51 50 ..
.. 1 Календарь