-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Moja_Polska

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Друзья

Друзья онлайн Cayetana_de_Alba

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.10.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 15239

Ani w Boga wierzy, ani się diabła boi



Czas warszawski

Товарищеский поцелуй начальника государства, или Польские истоки Тарковских

Вторник, 09 Августа 2011 г. 17:22 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

То ощущение аристократического внутреннего строя (вещь достаточно субъективная и условная), которое оставляют поэзия Арсения Тарковского и кинематограф его сына Андрея, не есть всего лишь иллюзия или следствие некоторого наработанного в великих индивидуальных усилиях чисто "духовного аристократизма". Нет, здесь редчайший случай, когда аристократизм прошел сквозным ветром сквозь толщу времен, сквозь все рогатки "времени швондеров" в качестве вполне земной и генетической закваски, той "соли земли", что передается с кровью, с родовым бессознательным, с глубинной метапамятью, с родовой пассионарностью, если хотите, с историческими снами.

Но начнем с удивительной истории, действительно похожей на сон, приключившейся с отцом Арсения Александровича- Александром Карловичем в Елизаветграде, в 1920 году.  В этом селе было много ссыльных польских революционеров. Там был в ссылке Михаил Войнич, будущий муж автора «Овода». Были там и братья Пилсудские—Бронислав, по делу Александра Ульянова, и Иосиф. Но вернемся на Украину времен советско-полькой войны. Итак, в 1920 году конники Буденного с боем взяли Елизаветград, а вслед за тем Александра Карловича вызвали в особый отдел Первой конной армии. Дело заключалось в том, что среди писем, которые перлюстрировали особисты на местной почте, обнаружилось послание из Польши, адресованное Тарковскому. Отправителем был не кто иной, как польский лидер Юзеф Пилсудский! Когда-то он отбывал ссылку в одном селении вместе с Александром Карловичем и теперь вспомнил о своем ссыльном товарище. Пилсудский писал примерно следующее: «Дорогой Саша! Я неплохо устроился, я – Первый Маршал Польши. Приезжай, привози семью, коли женат. Целую тебя. Твой Юзеф».

Пикассо.Поцелуй.

В ноябре 1918 года Регентский совет Польши передал Пилсудскому высшую военную и гражданскую власть в стране, а с февраля 1919 года Польша повела военные действия против Советской России. Получение письма от главы враждебного государства могло стоить Александру Карловичу жизни. Его спасло другое письмо – от Ленина. Полученное чуть раньше, оно содержало просьбу написать воспоминания о «Народной воле». Письмо «вождя мировой революции» уберегло Александра Карловича от ареста и дальнейших репрессий.

История порой совершает поразительные кульбиты! Вот вам сюжет для небольшого романа. Жили-были братья Ульяновы – Александр (старший) и Владимир (младший). Жили-были братья Пилсудские – Бронислав (старший) и Юзеф (младший). В 1887 году Александра Ульянова и Бронислава Пилсудского судили за участие в подготовке покушения на императора Александра III и приговорили к смертной казни. Ульянова повесили, а Брониславу смертную казнь заменили 15 годами каторги.

Bronisław Piotr Piłsudski. Бронислав Осипович Пилсудский.

Младшего же брата Бронислава – Юзефа, несмотря на отсутствие доказательств его вины, «на всякий случай» сослали на пять лет в Туруханский край. Там же,в Восточной Сибири, в селе Тунка отбывал ссылку и отец Арсения Александровича, народоволец. В ссылке в Иркутской губернии в одном доме с Александром жили Юзеф Пилсудский и будущий муж автора «Овода» Михаил Войнич. Прошло много лет. Младший брат Александра Ульянова стал лидером России. Младший брат Бронислава Пилсудского стал лидером Польши.

Józef Mehoffer.Portret Marszałka Józefa Piłsudskiego

И вот братья людей, осужденных по одному и тому же делу, повели свои страны войной друг на друга. Письмо одного из них едва не погубило Александра Карловича Тарковского, письмо другого – спасло. А вы говорите, что чудес не бывает!

А теперь о польских корнях рода Тарковских.

Dalej
Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 1 раз

Мазуры. Господарство пани Зеноны

Вторник, 09 Августа 2011 г. 11:01 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Я на Мазурах. В агротуристическом хозяйстве.
Здесь многие крестьянские семьи живут агротуризмом: люди из городов приезжают отдыхать от суеты на озера в крестьянские дома - купаются, едят свойскую еду, дышат воздухом деревни. Отдыхают.
Вот в этом симпатичном домике я живу. Хозяйка - украинка по происхождению, ее зовут Зенона и она так стряпает, что мы вчера с Милкой чуть языки не проглотили от ее драников со сметаной и грибным соусом.
P1030608 (700x524, 412Kb)
Dalej
Рубрики:  Miejsca i Wsi

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Польский Вийон: Станислав Гроховяк

Понедельник, 08 Августа 2011 г. 19:52 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

 

Stanisław Grochowiak (24.01.1934, Лешно, Польша - 02.09.1976, Повонзки, Польша), 42 года

Жил в Лешно, Вроцлаве, в 1955 переехал в Варшаву. Работал в католическом издательстве „PAX“, в редакциях газет и журналов, в том числе был главным редактором ведущей газеты литературной молодежи Современность („Współczesność“). Дебютировал как поэт. Работал также как прозаик и драматург, несколько его пьес были экранизированы. Издал представительную двухтомную антологию польской поэзии (1973). 

Умер после тяжелой болезни, усугубленной застарелым алкоголизмом. Похоронен на воинском кладбище Повонзки. 

Первая публикация стихов в периодике — в 1951, первая книга стихов Рыцарская баллада — в 1956. В следующих сборниках (Менуэт с кочергой, 1958; Раздевание ко сну, 1959) развивал эстетику безобразного, став в польской поэзии основоположником турпизма, как его назвал поэт Юлиан Пшибось (лат. turpis — безобразный, отвратительный; к турпистам Пшибось относил также Ружевича и Бялошевского). Символическими ориентирами и героями стихов Гроховяка выступали Рабле, Брейгель, Вийон, Санчо Панса. Событием в литературе стала публикация его антивоенной поэмы Totentanz in Polen (1969). Впоследствии пришёл к более взвешенной манере, близкой к польскому барокко, но и в нём особенно ценил неправильные стихи ксендза Баки.

 

К ВАМ, ПАНИ

Горький чай люблю я, пани,

Из твоих прохладных кубков,

И твою седую крысу

Видеть возле ног привык,

 

С кочергой веду беседы,

И с карбидной лампой ссорюсь:

Непристойна эта дама,

Ни к селу в твоем дворце.

 

Ах, и все-таки прекрасны

Пыль, созвездья паутины,

Пыточная тьма подвала,

Где грудинка на крюке...

 

Нравится мне дом твой, пани,

Потускневший, феодальный,

Твоего ребра служитель

И вассал твоих волос.

 (Перевод с польского Булата Окуджавы)

 

 

Из дерева выточена грудь королевы

 

Руки королевы намазаны жиром

Уши королевы заткнуты ватой

У нее - вставная челюсть из гипса

Из дерева выточена грудь королевы

 

А у меня язык от вина жаркий

И горячая слюна во рту пенится

Но из дерева выточена грудь королевы

 

В доме королевы вянут желтые свечи

В постели королевы стынет старая грелка

Зеркала королевы затянуты брезентом

И шприц ржавеет в стакане королевы

 

А у меня живот молодой упругий

Зубы настроены как инструменты

Но из дерева выточена грудь королевы

 

Опадают листья волос королевы

Паутина из глаз королевы виснет

С тихим вздохом лопается сердце королевы

И дыхание на стекле оконном желтеет

 

А у меня голубь в этой корзине

И шаров золотых целая связка

Но листья волос королевы опадают

(перевод Булата Окуджавы)

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 1 раз

Сказочно иллюстрированное английское издание польских народных сказок

Понедельник, 08 Августа 2011 г. 19:01 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Очень красивая книга польских народных сказок в английском переводе. Издание 1920-го года. Те же, кто не в ладах с английским, могут просто любоваться замечательными иллюстрациями Сесиль Уолтон(1891 - 1956), великолепного книжного иллюстратора.

Эта книга книга Антония Юзефа Глинского (1817—1866), названная им «Польский сказочник» (1853), выдержавшая много изданий.  Эти сказки, отражающие жизнь народа, включают в себя не только польский, но и белорусский и литовский фольклор, даже сказки русских писателей (вы с удивлением обнаружите "Царевну-лягушку"), обработанные для польских детей.

  

 

Очень нежные и теплые иллюстрации. Как,например, эта:

Читаем и любуемся. Требуется медленное и вдумчивое разглядывание картинок. Ей-богу, не пожалеете!

И благодарим Сесиль Уолтон. Вот она:

Рубрики:  Ksiegarnia

Метки:  


Процитировано 1 раз

90 лет назад-7 августа 1921 года умер Александр Блок

Воскресенье, 07 Августа 2011 г. 17:37 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Отец и сын

Но мы перенесемся в еще более глубокое прошлое - декабрь 1909 года. Чтобы рассказать о самых трагических днях в жизни поэта.  Место действия - Варшава.

 Поэт приехал к больному отцу, Александру Львовичу, служившему профессором права в Императорском Варшавском университете. Как известно, родители поэта разошлись накануне рождения А.А, мать сбежала из-за постоянных побоев и деспотизма мужа в Петербург, а отец остался в Варшаве.  Позже эти события стали канвой поэмы "Возмездие".

«Тема отца» — главная тема «Возмездия». Судьба мятежного Байрона, превратившегося в жалкого Гарпагона, — судьба русского романтика. Она привлекла поэта не только своей психологической глубиной: в отце он с ужасом увидел самого себя; отец ставил перед ним вопрос о собственном существовании. В 1910–1911 году Блок искренне думал, что «над могилой отца заканчивается развитие и жизненный путь сына»; что он — второе звено рода — будет «без следа поглощен мировой средой». Ему казалось, что творчество его иссякло и жизнь кончена. В «теме отца» он угадал свою личную тему: музыка, зазвучавшая в жизни одного, с новой силой прогремела в судьбе другого: романтик-отец своим падением предсказывал гибель романтику-сыну. Тема «Возмездия» есть трагедия романтизма. Блок был последним русским романтиком

Как же поэт провел эти страшные дни в Варшаве? Проследим это и по поэме "Возмездие"

Dalej
Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  


Процитировано 1 раз

Вислава Шимборска Из воспоминаний. Просто так. Триединство

Суббота, 06 Августа 2011 г. 17:28 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Вислава Шимборска

Из воспоминаний

Сидели мы, болтали,
внезапно умолкли.
На веранду вышла девушка,
ну до чего красивая,
слишком красивая
для нашего безмятежного тут житья.

Барбара в панике глянула на мужа.
Кристина положила ладонь
на руку Збышека.
А я подумала: позвоню тебе,
пока – скажу – не приезжай,
на ближайшие дни обещали дождь.

И только Агнешка, вдова,
улыбнулась красивой.



 Gawędzilismy sobie,
zamilkliśmy nagle.
Na taras weszła dziewczyna,
ach , jak piękna,
zanadto piękna
jak na nasz spokojny tutaj pobyt.

Basia zerknęła w popłochu na męża.
Krystyna odruchowo położyła dłoń
na dłoni Zbyszka.
Ja pomyślałam : zadzwonię do ciebie,
jeszcze na razie - powiem - nie przyjeżdżaj,
zapowiadają właśnie kilkudniowe deszcze.

Tylko Agnieszka, wdowa,
powitała piękną uśmiechem.

З УСПАМІНАЎ

Мы сядзелі, размаўлялі –
і раптам замоўклі.
На тэрасу выйшла дзяўчына,
такая прыгожая,
занадта прыгожая
для нашага спакойнага жыцьця тут.

Бася ў паніцы зірнула на мужа.
Крыстына сама не заўважыла,
як паклала далонь на рукі Збышку.
А я падумала: пазваню табе,
скажу, каб не прыяжджаў пару дзён,
бо абяцаюць дажджы.

І толькі Агнешка, удава,
шчыра ўсьміхнулася прыгажуні.

 

 

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  

Янушу Маевскому (Janusz Majewski) - 80!

Пятница, 05 Августа 2011 г. 17:02 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Так вот, режиссеру потрясающего фильма "Эпитафия Барбаре Радзивилл" Янушу Маевскому сегодня 80! Кстати, месяц назад был юбилей и у иполнительницы роли Барбары - божественной Анны Дымны - ей стукнуло 60!  

 

Януш Маевский (Janusz Majewski) - польский кинорежиссер, сценарист, преподаватель.
Родился 5 августа 1931 года во Львове.
В 1955 году окончил факультет архитектуры Политехнического института (Краков), в 1961 - режиссерский факультет Государственной высшей школы кинематографии и театрального искусства (Лодзь).
В период 1983-90 он был президентом Центральной Ассоциации польских кинематографистов, с 2006 года - Почетный Президент Ассоциации.
В 1987-91 был членом Комитета по кинематографии.
В 1970-91 годах преподавал в Государственном Университете (Киношкола) в Лодзи, а также - в Соединенных Штатах.
В 2001 году награжден Орденом Офицерского Креста Польши.

Dalej

Рубрики:  Lekcja Kina Polskiego

Метки:  

Ретро. Советский миньон

Пятница, 05 Августа 2011 г. 07:22 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения lj_estrada_polska [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Советский миньон

via [info]tkonst_fm



Д 00029739-40
*1971*
EP

ПОЛЬСКАЯ ЭСТРАДА
Духовой оркестр (У. Жечковска) - Г. Куницка
Если бы был сам (Х. Скальска) - Р. Писарек
Выхожу замуж (Обраб А. Курылевича - А. Осецка) - В. Вирска
Цыганка (Климчук Б. - А. Биануш; пер. В. Залинского) - Р. Рольска

На пол. (1-3) и рус. (4) яз.

rapidshare.com/files/1083428962/EP_-_Poland_Estrada_1971.rar

http://estrada-polska.livejournal.com/263582.html

Рубрики:  Polska Muzyczna

Метки:  

Кузьмир, Кроке. Щемит сердце: еврейская жизнь в Пойлин

Четверг, 04 Августа 2011 г. 20:52 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора


 

Из фото Романа Вишняка




Улица в Кузьмире (еврейский район Кроке).




Улица Исаака. Кузьмир, Кроке.

Вход в еврейский район, Кроке 1938.

Три подружки , Варшо


 

 
Кузьмир- еврейское название Kazimierz. А Кроке-догадайтесь сами:). Правильно, Краков. Как и то,что Варшо- Варшава

 

Рубрики:  Нalucynacje Сyfrowe

Метки:  


Процитировано 2 раз

Варшавский мистик

Четверг, 04 Августа 2011 г. 19:38 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Нобелевский лауреат по литературе Исаак Башевис Зингер умер в начале девяностых, а его книги стали уже классикой. Открывая "Люблинского штукаря", понимаешь, что имеешь дело с литературой добротной, как сукно гоголевской шинели. Эта повесть тянет на небольшой роман - настолько плотно в ней спрессованы взлеты и падения одной человеческой жизни. Человек у Зингера не равен самому себе, он многолик, как Протей, и вместителен, как библейские мехи для вина. В его жизни перемешаны грех и добродетель, божественные знамения и наущения дьявола. Таков Яша Мазур, "известный везде и повсюду как Люблинский Штукарь". Действие происходит в конце XIX века.Герой романа Яша Мазур – штукарь – гениальный фокусник, акробат, чревовещатель, дрессировщик, музыкант. Слава о нем идет по всей Польше. Но не трюками едиными жив артист, не чужды ему и человеческие страсти – от высоких до самых низких... Используя свой дар, он пытается похитить крупную сумму, чтобы разрешить житейские проблемы.Из-за своей страстной любви к католичке Эмилии он едва не становится вором и убийцей, а затем становится виновником самоубийства влюбленной в него девушки. В ужасе Яша отказывается от всех соблазнов мира… и в конце концов находит путь к спасению.Совсем иной.

Яша слывет в местечке человеком ученым. Ему прекрасно известно, что "каждая звезда больше Земли и до нее миллионы миль, а если выкопать яму глубиной в тыщи верст, можно докопаться до Америки". Для окружающих он - человек-загадка. Он открывает любые, самые хитрые замки, ходит по канату, делает сальто на проволоке, занимается карточными фокусами, глотает шпаги, разъезжает в повозке, как цыган, и по всей Польше заводит себе любовниц. А еще - думает "о летательных аппаратах, новых интрижках и похождениях или - ни с того ни с сего - о путешествиях, сокровищах, открытиях, гаремахЙ". Но один по-настоящему неправедный поступок переворачивает всю его жизнь. Яше свойственны те же сомнения, что героям Достоевского, Андреева или Зюскинда. "Облачиться в талес-котн, наворачивать тфилн и молиться трижды в день? Но откуда известно, что истина в "Шулхан Арухе"? Вдруг она у христиан, мусульман или у какой-нибудь еще веры? Там тоже есть древние книги, пророки, легенды о чудесах и знамениях...".

"Люблинский штукарь" чем-то напоминает прозу Достоевского. Однако если персонажи Федора Михайловича спускаются в преисподнюю медленными и тяжелыми шагами, Зингер, напротив, заставляет своего героя скатиться туда кубарем, как с ледяной горы, а затем безнадежными рывками вытаскивать душу обратно, на манер Мюнхгаузена, вызволяющего свое тело из трясины. А в остальном - та же диалектика греха и добродетели, только замешенная не на православии, а на хасидской мистике. Хасидизм - не основное течение в иудаизме, но Зингер лишний раз доказывает, что без него нельзя понять целиком иудейскую традицию, как нельзя без знания апокрифических Евангелий понять смысл фресок Джотто.

Зингер возрождает быт и нравы канувшего в исторические тартарары варшавского "местечка". Его жители готовят лепешки с маслом и творогом, блины с вишней и творогом, морковный и сливовый цимес. Они уверены, что каждый, чья фамилия появляется в варшавских газетах, небожитель, даже если он всего лишь попал под омнибус. Местечковость - понятие, обретающее в эпоху культурной глобализации особый смысл. Всякая культура - местечковая, другой она не может и не должна быть. Раввины и хасиды, евреи и поляки, Польша и Европа, Европа и Америка - эта бесконечная лестница шаг за шагом вырастает до размеров мироздания. Но пройти по ней обратный путь никому не дано.

Виктор Канавин

 

Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

О Барбаре Радзивилл. Краковская легенда

Четверг, 04 Августа 2011 г. 16:08 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

(Окончание предыдущего поста)

Несколько дней после коронации Барбара чувствовала себя вполне здоровой, а потом снова случился непонятный приступ. Дурнота, рвота, головокружение. Барбара пыталась отогнать от себя мрачные мысли, приписывая своё болезненное состояние настойкам из трав, которые она, по совету врачей, пила от бесплодия, но уже через два месяца после коронации она «схуднела так, что одни кости остались» (Радзивилл Черный - Радзивиллу Рыжему). Но сильная женщина старалась держаться. Современник писал: "Нет никого, кто верил бы, что она может жить, однако до сего времени она не перестает красить лицо, чтобы обманывать нас до своего последнего вздоха".
Но уже в конце февраля 1551 года королева окончательно слегла - чтобы уже больше не подняться...

Dalej
Рубрики:  Bajkowy Zakatek

Метки:  


Процитировано 2 раз

Прекрасная Джульетта польского Средневековья

Среда, 03 Августа 2011 г. 20:08 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

Пролог.

К БЕЛАРУСИ - С ЛЮБОВЬЮ...


...Бабушка обмакивала гусиное перо в сахарный сироп, взбитый с яйцом, и обмазывала, перед тем, как поставить в духовку, очередную партию сдобных булочек, или, по-бабушкину, финтиклюшек. Предыдущая партия этих самых булочек, ставших в духовке золотисто-рыжими, уже упоительно пахла на всю квартиру, а еще более предыдущую вовсю уплетала я. Обе мои бабушки - немецкая и белорусская - были просто волшебницами по части выпечки, внося каждая в свои произведения собственный национальный колорит, и я сказала об этом возящейся у плиты белорусской бабушке. Та вздохнула и покачала головой: "Да разве ж это так надо печь! И продукты не те, и газ - это не то, что печка, - аромат не тот. А вот мама моя, твоя прабабушка - вот это была пЕкарка! Сам князь, бывало, из дворца за ней экипаж присылал, если она вдруг заболеет..."
Это уже было интересно. Слова "князь" и "дворец" у меня, весьма начитанной девятилетней девицы, вызвали очень странные ассоциации - бородатый князь в боярской шубе и высокой шапке сидит в золотом дворце и ест бабушкины финтиклюшки. "Во дворце? - недоверчиво спросила я. - А ты его видела? Красивый дворец?" - "Видела, большой дом такой в Несвяже. Пана и пани не видела никогда, а мама знала всех, они уважительно относились. Пани красивая была, но не из Польши". "Бабушка, - строго сказала я. - Ты хочешь сказать, не из Белоруссии?" "Тогда Несвяж к Польше относился. Да и мама моя сама полячкой была, из богатой семьи". И бабушка замолчала. Потом я, став взрослее, поняла, почему бабушка не любила рассказывать про свою семью, детство и молодость. Но на тот момент меня интересовало не это. В каждой маленькой девочке живет некая принцесса, и слова бабушки о дворце, князе и красивой пани меня затронули гораздо больше, чем непонятки с белорусско-польско-русским национальным и территориальным вопросом. "Расскажи про дворец", - затребовала я. - Как у царей, что ли?" - "Он не дворец так-то назывался, а зАмок."



Замок Радзивиллов в Несвиже (Беларусь)



Это было еще интереснее. ЗАмки я представляла такими, как на средневековых картинках - рыцари в доспехах, высокие каменные стены, факелы, огромные дубовые столы и прочий средневековый антураж. Бабушка согласилась, что зАмок выглядел похоже, но они с братом Кастусем и сестрой Стефкой старались туда не ходить и на него не смотреть, как и остальные дети. "Почему?" - удивилась я, но, мне кажется, я уже всеми нервами ощущала продолжение. "А там Дух был". - "Какой дух?" - "Пани многие видели. Всю в черном. Мама моя тоже видела, как она вдалеке прошла. Многие видели. Княгиня какая-то там умерла, ведьма. Вот и ходила, душа не успокоилась".
Княгиня, привидение, да еще и ведьма в старом замке - и рядом с этим всем чудом жила моя бабушка, а прабабушка САМА эту ведьму видела - как она прошла мимо кухни И ЗАГЛЯНУЛА ТУДА!!! ... Это было явно выше моих детских сил - тем более, что я уже прочитала к тому времени все гоголевские страшилки - и я, до конца не веря своим ушам, так задергала бабушку вопросами, что та рассердилась: "Что помню, то сказала. А звали её, кажется (и бабушка назвала имя, разочаровавшее меня своей простотой и совсем, на мой взгляд, не подходящее ведьме и, тем более, княгине - и тут же напрочь вследствие этого забытое - Матрена, Агафья или как-то так). Она потом в войну и фашистов пугала".
Ну вот, еще и фашисты! Как сказала бы я сейчас, становилось всё чудесатее и чудесатее. Но продолжения не последовало - или бабушка действительно ничего не знала - бурная её биография унесла её от родных мест в 17 лет, а в войну, объявленная "польской шпионкой", она и вообще находилась от Белоруссии на другом конце страны, но это уже сюжет для другого рассказа, - или просто не хотела пугать ребенка страшилками.
Время от времени я вспоминала бабушкин рассказ, потом чисто случайно узнала историю пани-привидения, вспомнила и имя её - Варвара - так называла её бабушка. А недавно моя сестра Лариса занялась генеалогией нашего рода, - о чем тоже мечтала с детства - и, сидя в октябре 2010 года в уютном кафе ульяновской гостиницы "Октябрьская", мы ели вкуснейшие драники с грибами и говорили о бабушке и разных историях, в том числе и об этой. "Очень красивый зАмок", - сказала сестра, недавно вернувшаяся из Беларуси, а перед этим побывавшая в Польше, о чем давно мечтала (она и внешне, особенно по молодости, была похожа на полячку, как мы привыкли себе их представлять - кокетливая, живая, с блестящими глазами под роскошными загнутыми вверх ресницами - просто оживший портрет балерины Матильды Кшесинской): "Я б сама обо всём написала, да только не умею. А вот ты напиши, как время будет - это же живая история. Да и вообще интересно!"
Пишу - о Польше, Литве и Беларуси, о Добре и Зле, о Лютой Ненависти и Святой Любви - о прекрасной Джульетте Польского Средневековья, которую действительно называли Чаровницей, что по-польски "ведьма" - но мы-то в России вкладываем в это слово совсем другой смысл

Dalej
Рубрики:  Zloty Wiek

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Прелесть убожества. О романе Михала Витковского "Б.Р."

Вторник, 02 Августа 2011 г. 20:55 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

На подступах к Барбаре Р.

Роман "Б.Р. (Барбара Радзивилл из Явожно-Щаковой)" — монолог мелкого предпринимателя и мелкого бандита Хуберта из Силезии, рассказывающего о своих мытарствах 1980-90-х, то есть во времена перехода Польши от социализма к капитализму. При социализме Хуберт торговал то сэндвичами, то крадеными цветами, всячески вертелся и химичил — и все время оставался в полуподпольной зоне. С приходом капитализма предпринимательство выходит на свет — появляются законы, суды, налоги и банкротства,— и вот тут Хуберт не выдерживает и разоряется. Хуберт мешает реальные эпизоды с фантазиями (это захлебывающееся смешение с невероятной энергией передано в переводе Юрия Чайникова) — и разобраться, где что, нелегко. Нелегко — и, вообще-то, незачем: предмет книги — не социальная реальность, а именно что сознание героя, со всем его бредом, самообманом и мечтами.
 
У этого романа та же тема, что и у предыдущей книги Витковского "Любиево" (вышедшей по-русски в 2007) — прелесть полулегального убожества и тупая грубость победоносного выхода на свет. Там рассказчиками были трансвеститы, при социализме ютившиеся в темных углах парков и общественных сортирах, бегавшие на свидания в советские казармы и не желавшие вступать в капиталистический мир "латекса", в мир "всех этих западных геев с налитыми кровью свиными глазками". Тупой западной телесности в "Любиеве" Витковский противопоставлял "польскость", то есть умиление некрасивостью, мечтающей о красоте, дешевый макияж на плохой коже.

Точно так же и в "Б.Р." Хуберт воображает себя Барбарой Радзивилл, легендарной героиней польской истории: "Старое надтреснутое зеркало достал и эти старухины жемчуга на голову себе возложил, вроде вуали, откуда потом мое погоняло и пошло, и, даже когда я в тюрьме сидел, никто не называл меня иначе как Барбара Радзивилл". Воображает, что у него роман с его украинским охранником Сашей — а может быть, воображает даже и самого Сашу. Вот эти мечты, эти попытки стать причастным недоступной красоте — единственное, что, по Витковскому, придает жизни смысл и ценность. Но они придают жизни смысл, только пока остаются личными и пока их материал — это самодельная туфта и жалкие гешефты. А капитализм — это когда на месте прицепа с сэндвичами, сделанными из всякой дряни, появляется фирменная закусочная, куда человек входит "на дрожащих ногах, как в костел, в лучших ботинках, в лучших белых носках, весь из себя праздничный, потому что вокруг белые горшочки с ярко-зеленым плющом, сочным таким, красивым, искусственным". Капитализм — это замена убогого искусственным, замена личных мечтаний массовыми.
 
Но в "Б.Р." эти же противопоставления западного и польского, искусственного и убогого почему-то действуют слабее, чем в "Любиеве". Может быть, дело в том, что сила, руководящая трансвеститами, так называемое "желание", сама служит предметом почти всеобщего поклонения и почти всеобщих мечтаний — всем хочется хотеть так же страстно, как будто бы хотят персонажи "Любиева". А гешефты не входят в такой же резонанс с читательскими мечтами, и потому за рассказом Хуберта мы следим намного равнодушнее, чем следили за монологами трансвеститов.
 
М.: Новое литературное обозрение, 2010
 
Михал Витковский (р. 1975) — культовая фигура современной польской литературы, скандальный автор переведенного на многие языки романа «Любиево».  Польский Генри Миллер.
Но все это так, шелуха и мелочи жизни.
У меня же на уме только Барбара, Барбара Р.Скоро, очень скоро вы  разделите мои восторги от нее.

Рубрики:  Ksiegarnia

Метки:  

Пьер Гийота - самый яркий и радикальный писатель Франции польского происхождения

Вторник, 02 Августа 2011 г. 19:43 + в цитатник
Филофоб (Moja_Polska) все записи автора

"Я родился еще до разгрома Франции, до ее капитуляции. Она тогда была великой державой. Моя мать из Польши, из Кракова. Она очень любила русскую литературу и ощущала сильную связь с Россией. Она говорила по-русски, часто перечитывала по вечерам Пушкина. Она знала, конечно, и польскую литературу. У нас была прекрасная библиотека. Когда я был ребенком, моя мать много рассказывала мне о Польше. Я был воспитан в презрении, даже в ненависти к деньгам. Мой отец был врачом. Я получил католическое образование." (из интерью П. Гийота Марусе Климовой)

"Гомосексуалистов в культуре поддерживают гомосексуалисты, диссидентов - политики, женщин - феминистки, инвалидов - общества благотворительности, и т.д., до бесконечности, хуже всего теперь, видимо, обычным гениям мужского пола - им лучше даже не высовываться"
[Маруся Климова, писатель и переводчик]
Ладно, беру в руки новенькую кроваво-красную книжицу с лицом в латексной маске и кровавыми же пятнами по всей площади обложки. Ничего, нас таким не испугаешь, подумаешь, кровь, главное ведь что? Текст, - говорю я и открываю книгу.

«Гийота написал книгу на ошеломляюще новом языке. Я никогда не читал ничего подобного. Никто еще так не говорил, как он говорит в этом романе»
[Мишель Фуко, фр. философ, мыслитель и писатель]

- Так, - говорю я. - Как же здорово - говорю. Ошеломляюще новый язык, просто замечательно. Как я это люблю. Эксперименты с языком, с формой. Как же мне повезло, что я наткнулся на этого Пьера. То бишь Гийоту.
На всякий случай с опаской начинаю читать предисловие. Автор предисловия, Ролан Барт, известный лит. критик и семиотик (как у нас Ю. Лотман, например) пишет:

«Публикация этого текста крайне важна, ибо какие бы критические и теоретические споры он не порождал, сам этот текст никогда не перестанет очаровывать...»


Один из самых ярких и спорных писателей современной Франции рассказывает МАРИИ СМИРНОВОЙ о детстве, своих польских корнях, католицизме, родителях, о племяннице генерала Де Голля и об одиночестве

А вот и образчик творчества Гийота. 

WARNING! AHTUNG!
Насилие и гомосексуализм under the cut!

Dalej
Рубрики:  Kunstkamera

Метки:  

Польская формула любви

Вторник, 02 Августа 2011 г. 17:40 + в цитатник
worldlove.ru/article/602-po...iubvi.html images441 (225x225, 9Kb)
Ученый из Вроцлавского университета в Польше утверждает, что открыл формулу любви. Как передает РБК, ученый Богуслав Половски подсчитал, что для любви и согласия нужно, чтобы мужчина был в 1,09 раз выше женщины. К таким выводам Половски пришел в результате масштабных исследований с участием 600 женщин в возрасте от 19 до 50 лет.

В ходе многочисленных опросов выяснилось, что женщины предпочитают более высоких мужчин, так как для них это означает более высокий социальный и финансовый статус. Ученый провел ряд математических вычислений на основе данных, полученных во время исследования, и нашел «коэффициент любви». По его словам, мужчины и женщины подстраивают свои предпочтения под собственную физиологию, собственное телосложение. Кроме того, Половски считает, что мы автоматически ищем партнера с такими параметрами, чтобы родившиеся в паре с ним дети имели идеальный рост.

И коэффициент 1,09, с которым человек себе подсознательно выбирает пару, оказывается, подходит большинству людей.

Теория конечно вызывает много сомнений, ведь в большинстве случаев мужчина выше женщины, а коэффициент 1,09 видимо просто встречается чаще остальных.
Рубрики:  Sprawy Spoleczne

Метки:  


Процитировано 1 раз

Афоризмы Янины Ипохорской

Вторник, 02 Августа 2011 г. 17:31 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения luba1957 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Ипохорска Янина, 1914 - 1981, польская художница и писательница - юморист; вела рубрику афоризмов в журнале "ПШЕКРУЙ"
1239879112 (150x225, 23Kb)

***
Элегантная женщина, собираясь в гости, оставляет огорчения дома.
*
Мы красим волосы каждый раз в разный цвет, чтобы не повторять дважды одну и ту же ошибку.
*
Новое платье действует на женщину, как четыре стопки водки на мужчину.
*
Это глупости, будто женщине столько лет, на сколько она выглядит. Женщине столько лет, сколько она говорит.
*
Если женщина признается тебе в своем возрасте, значит, она уже из него вышла.
*
Мужчины даже не подозревают, скольким они обязаны воображению женщин.
*
Если бы юноши знали о девушках то, что знают их матери, мир был бы полон холостяков.
*
Либо — либо! Девушка не может быть одновременно и муравьем, и стрекозкой!
*
Не то тревожит мать, что знают молодые девушки, а то, откуда они это узнали.
*
Если у девушки все остальное в порядке, она тоже может быть умной.
*
Девушка должна знать все. Но уже ничего сверх этого.
*
Когда ты наконец весишь ровно столько, сколько тебе хотелось бы весить, — хочется разместить этот вес по-другому.
*
Взгляд одной женщины на другую напоминает контроль багажа на таможне.
*
Жены, которые содержат дом в образцовом порядке, — это жены, которые больше любят дом, чем мужа.
*
До чего же не похоже на правду то, что женщина видит в зеркале!
*
Зрелость: возраст, когда мы все еще молоды, но с гораздо большим трудом.
*
Женщинам карьера дается труднее, ведь у них нет жены, которая толкала бы их вперед.
*
Самое главное — выглядеть совершенно естественно; но для этого нужно очень много косметики.
*
Маникюр — это реклама, педикюр — приятный сюрприз.
*
Чтобы выглядеть как богиня, нужно 20 минут. Но чтобы выглядеть естественно, нужно 3 часа.
*
Будь красивой и сиди молча. Первое легче.
*
Женщины большие оптимистки, чем мужчины, оттого они и живут дольше.
*
Если беседуют двое мужчин, они говорят о себе. Если беседуют две женщины, они говорят о третьей.
*
Радостей в жизни немного, но все же бывает, что подружке не повезет.
*
Женщины, как дети, любят говорить «нет». Мужчины, как дети, принимают это всерьез.
*
Интеллигентная женщина не повторяет сплетен. Она сочиняет их.
*
Молодую женщину подстерегают тысячи опасностей, но только несколько из них доставляют настоящее удовольствие.
*
Самое трудное для девушки — убедить своего парня, что он без нее жить не может.
*
Три вещи никогда не прощаются женщинам. Но никто не знает какие и почему...
*
Девушки, которые действительно хорошо знают орфографию, не носят слишком коротких юбок. *
*
Молодая красивая женщина - это чудо природы. Немолодая красивая женщина - это чудо искусства.
*
Слишком долго носить одно платье вредно для организма.
*
Все новое поначалу кажется невозможным. А все- таки потом мы это на себя надеваем.
*
Если бы юноши знали о девушках то, что знают их матери, мир был бы полон холостяков.
*
Если мои подружки такого же мнения обо мне, как и я о них, то хорошего же они обо мне мнения! *
Я не боюсь прозрачных платьев. Когда я внутри, они уже не такие прозрачные.
*
А все же приятнее слышать плохое о своих недругах, чем хорошее о своих подругах.
*
Хороший оратор может говорить на самую пустяковую тему: женщине тема вообще не нужна.
*
До чего же не похоже на правду то, что женщина видит в зеркале!
Рубрики:  Mistrzowie Slowa

Метки:  

Калачики с джемом

Вторник, 02 Августа 2011 г. 17:10 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Калачики с джемом

Это миниатюрное польское печенье можно приготовить с любым фруктовым или ягодным джемом...
vus17fln13f9atms (404x404, 69Kb)
Ингредиенты:

размягченное сливочное масло - 100 г
сливочный сыр - 100 г
мука - 11/4 стакана
фруктовый джем - 60 г
сахарная пудра - 1/4 стакана

Приготовление:

В миксере перемешать сливочное масло и сыр до пышной массы. Постепенно всыпать муку, взбивая после каждого добавления.

Полученное тесто раскатать в пласт толщиной около 0,3 см. Круглыми формочками вырезать печенье. В центр каждого положить по 1/4 ч. л. джема. Свернуть печенье с двух сторон к центру, слегка перекрывая края.

Распределить калачики на смазанном маслом противне. Выпекать при температуре 190 градусов в течение 15 минут. Вынуть, остудить и посыпать сахарной пудрой.
Рубрики:  Krolestwo Garow

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

Старинное польское гадание...

Вторник, 02 Августа 2011 г. 17:09 + в цитатник
astromeridian.ru/pautina_int.php на паутине...
40 (700x525, 246Kb)
Рубрики:  Ciekawostki

Метки:  

Венгр, правивший Речью Посполитой

Вторник, 02 Августа 2011 г. 16:58 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения Ретрофан [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]


Stefan_Batory_Портрет работы Марчелло Бачиарелли 11 (272x395, 152Kb)
Стефан Баторий
(1533-1586)

Вообще-то настоящее имя этого выдающегося правителя – Иштван, просто это венгерское имя поляки и литовцы перевели на свой язык, и Иштван стал Стефаном.
Иштван-Стефан родился в Трансильвании, в области, которая столетиями была спорной территорией – на нее претендовали и венгры, и румыны, и турки. Мальчик появился в 1533 г в семье воеводы Трансильвании князя Иштвана IV Батори и Катажины Телегди. В 16 лет Иштван поступил на военную службу к императору Священной Римской империи Фердинанду I. Вскоре вместе с императором Баторий отправился в Италию, где посещал Падуанский университет. Потом Баторий перешел на службу к Иоанну Сигизмунду Запольскому, князю Трансильвании (так по латински официально звучало имя венгра Яноша Жигмонта Запольяи); под его знаменами Иштван сражался против немцев. В одном из сражений попал в плен к противнику, и немцы продержали его взаперти целых три года. Чтобы даром не терять время, будущий Стефан в плену занялся углубленным изучением наук. Он прочитал за время заключения огромное количество книг, особенно Иштван любил читать римских историков.
Dalej
Рубрики:  Zloty Wiek

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Послание Иоанна Павла II людям искусства

Вторник, 02 Августа 2011 г. 16:50 + в цитатник
Cayetana_de_Alba (Moja_Polska) все записи автора Это цитата сообщения Peterjenus [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Послание Иоанна Павла II людям искусства

 

6 (700x529, 113Kb)

Тем, кто страстно и жертвенно ищет новых «епифаний» красоты, с тем чтобы, воплотив их в художественном создании, принести в дар человечеству. «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт 1, 31).

1. Художник, образ Бога Творца*

Никто лучше, чем вы, художники, гениальные создатели красоты, не сможет понять, чем был тот pathos, с каким Бог на заре творения смотрел на дело рук Своих. Отблеск того, что Он тогда испытал, бесконечное множество раз появлялся в ваших глазах, художники всех времен, когда, очарованные и пораженные силой звуков и слов, цветов и форм, вы созерцали плоды своего вдохновения, усматривая в них как бы тень той мистерии сотворения мира, к участию в которой Бог, единственный Творец всего, пожелал привлечь вас. Именно поэтому я счел, что слова из Книги Бытия будут самым подходящим началом моего вам послания. Я чувствую себя связанным с вами опытом, который восходит к очень давним дням и который запечатлел мою жизнь неизгладимым образом. Этим посланием я хочу вступить в русло плодотворного диалога Церкви с людьми искусства, который на протяжении двух тысяч лет никогда не прерывался и перед которым на пороге третьего тысячелетия по-прежнему разворачиваются широкие перспективы. Действительно, речь идет о диалоге, который вызван к жизни не только историческими обстоятельствами или функциональными соображениями: он укоренен в самом существе как религиозного опыта, так и художественного творчества. Первая страница Библии показывает нам Бога как, можно сказать, первообраз каждой личности, создающей то или иное произведение: в человеке-создателе находит отражение Его образ как Творца. Эту связь особенно явно указывает польский язык благодаря родству слов «stwyrca» и «twyrca» [собственно «творец» и «ремесленник» ].

Dalej
Рубрики:  Credo in Deum

Метки:  

Поиск сообщений в Moja_Polska
Страницы: 340 ... 40 39 [38] 37 36 ..
.. 1 Календарь