-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Золотой_век_Поэзия

 -Интересы

русская и зарубежная поэзия xix века

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 18.11.2007
Записей: 325
Комментариев: 263
Написано: 604

У счастья нет завтрашнего дня...

Дневник

Понедельник, 18 Мая 2009 г. 14:01 + в цитатник
EGF (Золотой_век_Поэзия) все записи автора

"Усталость и рассеянность его исчезли, он встал и решительно заходил по горнице, глядя в пол. Потом остановился и, краснея сквозь седину, стал говорить:

   -- Ничего не знаю о тебе с тех самых пор. Как ты сюда попала? Почему не осталась при господах?
   -- Мне господа вскоре после вас вольную дали.
   -- А где жила потом?
   -- Долго рассказывать, сударь.
   -- Замужем, говоришь, не была?
   -- Нет, не была.
   -- Почему? При такой красоте, которую ты имела?
   -- Не могла я этого сделать.
   -- Отчего не могла? Что ты хочешь сказать?
   -- Что ж тут объяснять. Небось, помните, как я вас любила.
   Он покраснел до слез и, нахмурясь, опять зашагал.
   -- Все проходит, мой друг, -- забормотал он. -- Любовь, молодость -- все, все. История пошлая, обыкновенная. С годами все проходит. Как это сказано в книге Иова? "Как о воде протекшей будешь вспоминать".
   -- Что кому бог дает, Николай Алексеевич. Молодость у всякого проходит, а любовь -- другое дело.
   Он поднял голову и, остановясь, болезненно усмехнулся:
   -- Ведь не могла же ты любить меня весь век!
   -- Значит, могла. Сколько ни проходило времени, все одним жила. Знала, что давно вас нет прежнего, что для вас словно ничего и не было, а вот... Поздно теперь укорять, а ведь правда, очень бессердечно вы меня бросили, -- сколько раз я хотела руки на себя наложить от обиды от одной, уж не говоря обо всем прочем. Ведь было время, Николай Алексеевич, когда я вас Николенькой звала, а вы меня -- помните как? И все стихи мне изволили читать про всякие "темные аллеи", -- прибавила она с недоброй улыбкой.
   -- Ах, как хороша ты была! -- сказал он, качая головой. -- Как горяча, как прекрасна! Какой стан, какие глаза! Помнишь, как на тебя все заглядывались?
   -- Помню, сударь. Были и вы отменно хороши. И ведь это вам отдала я свою красоту, свою горячку. Как же можно такое забыть.
   -- А! Все проходит. Все забывается.
   -- Все проходит, да не все забывается.
   -- Уходи, -- сказал он, отворачиваясь и подходя к окну. -- Уходи, пожалуйста.
   И, вынув платок и прижав его к глазам, скороговоркой прибавил:
   -- Лишь бы бог меня простил. А ты, видно, простила.
   Она подошла к двери и приостановилась:
   -- Нет, Николай Алексеевич, не простила. Раз разговор наш коснулся до наших чувств, скажу прямо: простить я вас никогда не могла. Как не было у меня ничего дороже вас на свете в ту пору, так и потом не было. Оттого-то и простить мне вас нельзя. Ну, да что вспоминать, мертвых с погоста не носят".

Метки:  

 Страницы: [1]