-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ДлЯ_ПисаТелеЙ

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.11.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 709

Сообщество создано для того, чтобы начинающие и не очень писатели ли.ру могли выкладыавать сюда свои произведения. По большей части оно ориентировано на рассказы, но приветствуются и другие проявления творческой мысли, стихи, возможно даже романы.

Модерирую сообщество я, по всем вопросам писать тоже мне в личку.

Огромная просьба длинные произведения убирать под кат. Делается это с помощью оператора [more=Вместо этого пишем ваш текст]

ЧуВаЧоК_2007

 


Измена

Среда, 13 Января 2010 г. 01:06 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Последний миг короткой встречи.
Глаза разъест проклятый дым.
Когда с тобой, то сердцу легче,
Но я одна и ты один.
Пусть дома ждёт тебя жена.
Но что нам стоит позабыть?
Пускай лишь ночь – не навсегда
Я буду счастлива любить.
Мой муж так скуп на ласку, нежность.
А ты к себе расположил.
Я телом сохраняю верность,
В душе измену затаив.
Твой взгляд – прекрасен и приятен.
И каждый я момент ловлю.
Мой тайный страх – моя ошибка.
Тебя, конечно, не люблю.
Но сердце чёрствое кольнуло,
Улыбка снова на лице.
Воскресла нежность и любовь
В душе моей – пустом дворце.
И тёплых рук прикосновенье
И запах нежных белых роз
Я буду помнить очень долго –
Ты счастье в душу мне принёс.
Рубрики:  Стихотворения

Метки:  

Тюрьма

Вторник, 12 Января 2010 г. 21:00 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Здесь так же живут
И порой умирают.
Здесь так же народом
Народ управляет.
Закон приступив,
Тут закон соблюдают.
Здесь так же смеются
И так же рыдают.
Интриги плетут и дерутся за власть,
Здесь можно подняться,
А можно упасть.
Здесь рушатся семьи
И вновь создаются.
За честь и за подлость
Тут насмерть дерутся.
И разум порой побеждает над силой
И умный бывает шнырём и дебилом.
А лидер, порой, стоит неудел...
И в место закона стоит беспридел.
Здесь можно трепаться и можно молчать.
Здесь нужно за слово своё отвечать.
За этим законом здесь строгий надзор.
Подонка и гада здесь ждёт приговор.
Не нужен судья, адвокат, прокурор...
Мерилой закона является ВОР..
И часто в глаза прямо могут соврать.
Здесь нелюди есть
Продавшие МАТЬ.
Здесь нравы и гордость смываются в бане.
Здесь вены от злости над мойкой вскрывают
И счёты с законом и жизнью кончают.
Здесь страсти бушуют
А хлебом сорят.
Здесь судьбы и души как порох горят.
У всех здесь один -
Одинаковый взгляд.
Ругаются матом и пайки крадут
И молятся Богу
И Бога клянут.
Здесь горькие слёзы плавят метал.
Я этой стране свою юность отдал...
И вновь засыпают большие дома
Вокруг той страны, что зовётся ТЮРЬМА
Рубрики:  Стихотворения

Метки:  

Грусть.

Понедельник, 11 Января 2010 г. 16:17 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Грусть. Она преследует нас до тех пор,
пока помним прошлое и считаем, что всё
что произошло, принесло нам грусть…


Стоит ли относить некоторые неприятные события к плохому? Всегда ли то плохое, что происходит с нами можно отнести к плохому? Например, меня бросил парень, которого я любила и которому я доверяла больше чем кому бы то ни было. Я запомнила тот ужасный день, когда узнала, что он мне изменяет и грусть связанная с этим гложет меня уже несколько месяцев. А вдруг, то что я считала плохим днём, на самом деле был для меня хорошим? Может не стоит судить поверхностно? Может быть то, что я считала «плохо» на самом деле «хорошо»?
Всё время, что мы были вместе, я была рада, счастлива. Я не могла представить для себя большей радости, чем быть рядом с этим человеком.
Но вот, происходит то, что переворачивает моё представление не только об этом человеке, но и о наших с ним отношениях. Банально, как в мыльной опере, но факт. Это измена. Не одна случайная, а регулярные и наглые. А я, ослеплённая чувствами, этого не замечала. Думаю, многие меня поймут, и не только девушки. Ведь на месте болвана может оказаться кто угодно.
Я решила порвать эти отношения. Но!!! Вот оно это «но». Воспоминания о прошлом меня держат. Я не могу поверить, что такая идиллия может так закончится. Ведь я видела, что он меня любит. Тут вопрос возник сам по себе: «Видела или хотела видеть?» Может то, что я видела как хорошие отношения, на самом деле есть не что вроде иллюзии – оптического обмана. Нет любви, нет чувств, нет правды. Есть только игра в театре одного актёра. Он играл, а я исполняла роль декорации. То есть все мои прекрасные воспоминания теперь превращаются в воспоминания о том, как я себя унижала перед ним и его друзьями. Нет!!! Это не опечатка именно Я СЕБЯ ведь если бы я была внимательнее, то давно заметила то, что не всё было гладко. Самая элементарная ложь и оправдания, вроде тех, что: «задержался на работе, у друга было день рождения, а тебя он не знает и потому не пригласил…». Да. Это ли не воспоминания об унижении и насмешках. Ведь смеялся не только он, но и тот самый друг и подруга. Обычно, если не знает один, то чаще всего знает другой….
Значит можно поменять знак с плюса на минус. Получается, что всё что было до этого дня было для меня плохо, это унижало меня, иссушало и выматывало. Теперь можно вспомнить тот день, когда обман наконец-то открылся.
Хочется теперь сказать по-другому: «Я прозрела»!!!
Да! Теперь я вижу, что эти отношения ни к чему бы не привели и закончились бы ни на чём. Так лучше рано. Я не могу умножить свою жизнь на два и не могу её прожить снова. Так не стоит тратить своё драгоценное время на то, что бы пытаться вернуть то, что мне не подошло. Надо примерять другой наряд, ведь скоро бал……. День когда я узнала правду стал для меня одним из лучших. Эта мысль помогла мне встать, после падения и продолжить свой путь, даже не прихрамывая и уж тем более не опираясь на клюку.
Грусть перестала меня преследовать и отстала, а я поняла для себя одну теперь уже истину: «Грустить надо, когда теряешь что-то хорошее, а не мечтаешь о плохом»……..
Рубрики:  Рассказы

Себеж

Понедельник, 11 Января 2010 г. 16:13 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Голубые глаза озёр своим блеском меня ослепляют,
Теплый ветер подует с гор – милый город меня так встречает.
Сердце замерло в сладкой истоме,
Осторожно ступаю, не слышно.
Белые ночи меня согревают –
Милый Себеж раскинулся пышно.
Зорь - прибой, закаты, рассветы.
Милый сердцу – родной уголок.
Ах, прекрасное, тихое лето
Пусть хранит в моей памяти Бог.
Рубрики:  Стихотворения

Метки:  

Почему

Понедельник, 11 Января 2010 г. 16:11 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Я смотрю в пустоту
Не понимая куда,
На глазах у меня
Застыла слеза.
Не могу я поверить,
Что его больше нет.
И твержу постоянно
«Это бред, это бред».
Не хочу я поверить,
Что он не придёт.
Что не скажет люблю,
И к себе не прижмёт.
И на сердце тревога,
Не могу я понять.
Что так трудно найти
И легко потерять.
Время быстро пройдёт,
Может быть я пойму,
Есть те вещи которых,
Не вернуть никому.
Бесполезно кричать,
Бесполезно рыдать,
Ни смотря не на что,
Надо жизнь продолжать!!!
Рубрики:  Стихотворения

Метки:  

Где тонко, там и рвётся…

Понедельник, 11 Января 2010 г. 15:53 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Солнце уже село, но воздух был горячим. Вода напоминала парное молоко. Воздух был чистым и свежим. Чувствовался аромат воды. Девушка лет двадцати с длинными, светлыми волосами, провела рукой по поверхности воды и нырнула. Манящая прохлада охватила всё тело.
- Саш, давай вылезай! – Раздался с берега голос другой девушки. На вид ей было, также, лет двадцать. Её каштановые, волнистые волосы скрывали загорелые плечи. Карие глаза осмотрели поверхность воды, где показалась Саша.
- Уже всё! Тань, давай, искупнись! – Проговорила девушка, подплывая к берегу. – Вода супер! – Саша снова нырнула.
- Я уже накупалась. – Таня поднялась и, подойдя к краю берега, подала руку подруге. Девушка вылезла. Они сели на заранее расстеленное полотенце. Рядом стояли две бутылки пива и банка чипсов.
- Зря. Я люблю воду. Она так прекрасно успокаивает. – Девушка сделала глоток. – Только скучно.
- Да. Надо идти куда-нибудь. Может в кафе?
- Денег нет.
- Когда это нас останавливало?
Обе девушки с улыбкой переглянулись. Вдруг к ним подошли трое молодых людей. Один был лет пятидесяти. Седой, небритый и довольно худощавый. Другой был высокий, плотного телосложения, но не спортивного. Третий похож на второго, только ростом чуть ниже. Обоим было лет по тридцать. Они были выпивши.
- Привет, девчонки. – С улыбкой на лице, проговорил мелкий.
- Привет. – Поздоровалась Таня, чуть слышно, но не повернулась. Саша же промолчала.
- Скучаете? – Один из молодых людей присел рядом с Сашей.
- Нет. – Коротко отрезала девушка.
- А мы скучаем. Может, составите нам компанию? Можно в карты сыграть.
- Можно, - проговорила Таня.
- Я в карты не играю. – Саша с упрёком посмотрела на подругу. Таня улыбнулась, но когда она увидела мелкого, который, до этого момента, находился у неё за спиной, осеклась. Мужчина был весь в татуировках, которые обычно делают себе люди сидевшие в местах лишения свободы. Но, отступать было поздно. Молодые люди сели рядом. Саша потрогала нож, который всегда носила с собой в сумке. Карты быстро разложили, и началась первая партия.
- А как вас зовут? – С достаточно дружелюбной улыбкой спросил мелкий. Девушки молчали.
- Да вы его не бойтесь. – Проговорил один из мужчин. – Это он с виду такой страшный. Мы ведь просто пообщаться. Мы вас не тронем.
- Меня Таня.
- Саша. – Кивнула девушка, но руку из сумки не вынимала.
- Меня зовут Миша, - проговорил мелкий.
- Я тоже Саша, - улыбнулся круглолицый мужчина. У него были светлые волосы и серые глаза.
- А я Серёжа. – Мужчина провёл рукой по чёрным волосам и тоже улыбнулся.
Партия продолжалась.
- А вы что тут так поздно гуляете? – Спросил Саша.
- Днём жарко. – Проговорила Саша.
- Да, такое пекло. – Согласился с девушкой Миша, и выбросил карту. – Я думал я сегодня свалюсь. Вышел из дома и пока мотался весь день, так сварился. А теперь решили остыть. Пришли на озеро, выпили с пацанами, потом, вас увидели.
- И решили, что с вами будет веселей пообщаться. – Закончил Саша. – Вы только не подумайте, мы не бандиты и вас не хотим насиловать или ещё что, мы люди мирные. Девушек не трогаем.
- Вообще? – С усмешкой спросила Саша, наблюдая за игрой.
- Нет, не вообще. – Саша тоже усмехнулся. – Только с их согласия. У Сереги вообще дома жена.
- Тань, хорошо играешь. Тебе в картах всегда так везёт. – Миша собрал разбросанные карты и принялся их перемешивать.
- Да. Саша со мной никогда не играет. Всегда проигрывала раньше.
- Три кона подряд. – Заключил Серёга. – С первой раздачи.
- Зато ей в любви повезёт. – Миша раздал снова.
- Угу. – Саша убрала руку из сумки и взяла своё пиво.
Кон закончился, начался ещё один. Общение между новыми знакомыми стало более раскованное и весёлое. Они смеялись, выпивали. Мужчины рассказывали анекдоты, и даже спели несколько песен. Немного рассказали о своих приключениях, девушки ответили тем же. Миша посмотрел на часы, которые были у него на руке.
- Эх, время то. Прикиньте, час ночи. Девчонки, у вас телефон есть? Я сейчас позвоню пацану, он нас домой должен отвезти. Точнее Серёгу домой, а мы дальше гулять.
- Да, есть. – Саша достала из сумки телефон и протянула мужчине. Он, немного подумав, набрал номер. Поднеся трубку к уху, он поднял глаза к небу.
- Звёзды какие яркие… Алло, Лёх, это я. Кто, кто, Слепой. Ну, то-то же. Слушай, мы сейчас на озере, за складами. Приезжай. Да, да. Ну, всё, мы сейчас к дороге выйдем. – Слепой выключил телефон и передал его Саше. – Спасибо.
Саша кивнула и встала. Достав из сумки сарафан, девушка быстро оделась. Светлое платьице было приталено с достаточно глубоким декольте. Таня последовала её примеру, одев, короткие джинсовые шорты, она натянула на себя достаточно открытый топ.
- Ну, спасибо за компанию. – Проговорила Таня. – Вы хорошие ребята, весёлые.
- А вы девчонки классные. – Слепой поднялся. Молодые люди тоже начали одеваться. – Слушайте, а может с нами? Дальше гулять. Мы вас вином угостим, посидим, с другими пацанами познакомитесь, сейчас Лёха приедет.
- Нет, спасибо, мы домой. – Саша улыбнулась.
- Давайте мы вас хотя бы до дома подбросим. – Серёжа надел чёрную рубаху. – Вы где живёте?
- Да нет, мы как-нибудь сами. – Таня подошла к Саше и взяла её за руку.
- Точно. – Поддержала девушка подругу.
- Вам сейчас в какую сторону? – Поинтересовался Саша.
- К дороге. – Таня показала рукой.
- Пойдём вместе, пока по пути. А то здесь разные люди встречаются. – Миша улыбнулся.
- Ага, - подхватил Саша, - и нелюди.
- Ну хорошо. – Саша развела руками. – Раз вы боитесь одни идти, мы вас проводим. А то вдруг кто украдёт.
Молодые люди усмехнулись. Компания, собравшись, отправилась в сторону проезжей части. Подойдя к дороге, они остановились.
- Ну, теперь вы в безопасности. – Таня накинула на плечо вторую лямку рюкзака. - А нас дома мамы ждут.
- Может вас всё-таки отвезти? – Спросил Слепой.
- Нет. – Саша дёрнула подругу за руку.
Тут, компанию осветил яркий свет. Около молодых людей остановился тёмный автомобиль. Фары стали бледнее, но не погасли. Из машины вышел невысокий молодой человек. На вид ему было лет тридцать. Волосы его были покрыты редкой сединой. Худощавый, но плотного телосложения, слегка сутулый. Добрые, и было видно что, уставшие глаза осмотрели присутствующих. Молодой человек поздоровался.
- Лёх, познакомься, - начал Миша, - это Саша.
- Привет, - Саша кивнула.
- А это Таня.
- Привет, - улыбнулась девушка.
- Здрасте, - мужчина осмотрел девушек. – Вы с нами?
- Нет, - с улыбкой ответила Саша, - мы сами. Нам в другую сторону и не далеко.
- Так садитесь, доедем. – Лёха посмотрел на Сашу и махнул рукой, указывая на машину.
- Спасибо, но нет. – Девушки перешли дорогу. Помахав новым знакомым руками, они пошли вдоль проезжей части. Молодые люди сели в машину и она, развернувшись, догнала девушек. Стекло со стороны пассажира опустилось. Лёха выглянул из-за Слепого, который сидел рядом.
- И долго вам так идти? – Поинтересовался молодой человек.
- Нет. – Таня улыбнулась.
- Всё ребята, наш поворот. – Саша указала на поворот, который выводил к новому микрорайону. – Вон там мы живём. Пока. – Девушка помахала рукой.
- Ну, до встречи. – С серьёзным выражением лица проговорил Лёха. Машина прибавила скорость и довольно скоро исчезла из виду.
- Что дальше? Нам ещё до города, как пешком до Китая. – Таня была недовольна, что пришлось упустить такую возможность.
- Ничего, - Саша улыбнулась, - сейчас доедем.
- На чём?
- Поймаем машину. – Как бы между делом проговорила Саша. – Мы же в кафе собирались. Не забыла.
- Поэтому то я и не понимаю, почему мы с ними не поехали. – Таня закурила, и протянула сигареты подруге.
- Мне эти ребята понравились. Неплохие. – Девушка прикурила. – Мне не хотелось в них разочаровываться или, чтобы они разочаровались в нас.

- Смотри, - Слепой ткнул приятеля в бок, и показал на танцплощадку, когда молодые люди зашли в кафе.
Они подошли поближе и встали среди прочих зрителей. Перед ними происходил танец, двух абсолютно пьяных людей. Девушка, в коротком чёрном платьице с белыми длинными волосами и мужчины лет сорока. Отовсюду доносился свист, восторженные крики и хлопанье в ладоши. Лёша и Миша стали наблюдать.
Девушка величественным шагом, но под музыку приблизилась к мужчине. Схватив его за галстук, притянула к себе, прислонив его голову к своей груди. Затем резко присев, стала плавно подниматься, при этом, поглаживая мужчину, тот подыгрывал. Выпрямившись, девушка одной рукой его обняла и зашла за спину. Мужчина поднял обе руки. Девушка сделала вид, что обыскивает его с верху вниз. Когда она оказалась на корточках, мужчина развернулся к ней лицом. Блондинка резко встала и, снова схватив мужчину за галстук, подвела его к столику, за которым сидела ещё одна девушка и трое мужчин. Усевшись на край стола, танцовщица обхватила ногами партнёра и притянула к себе. Он подхватил её за талию и, подняв, отошёл от стола. Музыка закончилась, пара остановилась и замерла. Мужчина держал девушку за тонкую талию, а она откинулась назад, да так, что её белые волосы касались пола. Раздались аплодисменты, свист и крики восторга. Парочка ожила и подошла к столику, где только что сидела блондинка. Девушка, коснувшись пальцем губ мужчины, игриво улыбнулась и, поцеловав его в щёку, наклонилась за сумкой.
- Вот это да! – Восторженно замети Миша. – А где-то я её видел.
Молодые люди сели за свободный столик и продолжали наблюдать за компанией. Блондинка что-то прошептала на ухо своему мужчине и, взяв сумку и поманив подружку, которая развлекалась и обнималась с другим, отошла. Девушка стояла, слегка пошатываясь и, строила глазки мужчинам за столом. Её подруга в таком же коротеньком, но только обтягивающем платье вышла из-за стола, перед этим поцеловав собеседника. Девушки прошли в комнату с надписью туалет.
- Вот мне интересно, как они тут раньше нас оказались? – Провожая взглядом девушек, проговорил Лёха.
- Да уж. А я и не заметил, что это они. Но как эта Сашка двигается. – Миша поцеловал три пальца. – Я бы её ух….
- Утри слюни. – Лёха встал из-за стола и подошёл к выходу. Миша последовал за ним. Когда молодые люди вышли на улицу, их взору предстала следующая картина.
Две девушки, открыв чёрный лексус, сели в машину.
- Вот те на. – Усмехнулся Слепой. – А девчонки-то не промах.
Лёха и Миша сели в тёмный автомобиль и приготовились выехать вслед за лексусом. Черная иномарка спокойно выехала с парковки и, оказавшись на проезжеё части, с визгом умчалась. Тёмная машина последовала за ними.

- Сашка! Сегодня нам подфартило! – Таня посмотрела на подругу, которая облокотилась на окно и смотрела на дорогу. – Только зря ты так напилась.
- Ага! Знаешь, какой этот урод противный? Меня чуть не вырвало на него, когда он меня обнимать и целовать полез. – Девушка сплюнула прямо на пол. – Если бы не бутылка водки залпом, мы бы ещё там были.
- Ты молодец! – Таня закурила и, прибавив скорость, переключила передачу. Заедем на озеро. Тебе освежиться надо.
- Давай. А молодец - ты. Успела у всех лопатники вытащить. Пока они на меня слюни пускали, но следующий твой. – Саша забрала у Тани сигарету и, затянувшись, тяжело выдохнула.
- Как всегда. – Таня усмехнулась.
- Слушай, зай, притормози, меня тошнит.
Машина свернула на обочину и остановилась. Саша вылезла из машины и отошла в сторону.
- Да зря я так набралась. – Крикнула Саша.
- Раньше тебя не тошнило. Может ты там чем-нибудь травонулась?
- А чёрт его знает. – Саша подошла к машине и, прислонившись к задней дверце, села на корточки. Таня вышла из машины и села рядом с подругой.
- Ну-ка, посмотри на меня. – Девушка взяла Сашу за подбородок и подняла её голову. Глаза девушки были безразличные и тело колотило. – Киса моя, да тебя колотит. Наверняка этот урод тебе что-нибудь в вино подсыпал.
Таня подняла подругу и усадила в машину. Захлопнув дверцу, она обежала машину и сев за руль, завела мотор.
- Потерпи, солнце, сейчас приедем на озеро. – Таня постоянно переводила взгляд на подругу, которая сидела с закрытыми глазами.
Вот лексус остановился среди деревьев, почти рядом с водой. Таня открыла дверцу с пассажирской стороны и, вытащив из своего рюкзачка платок, намочила его в воде. Протерев лицо подруги, она начала копаться в её сумке.
- Блин, что же это за дерьмо!? – Выругалась Таня. – Надо тебя в больницу.
- Только не на угнанной машине. – Вдруг раздался за спиной тихий сипловатый голос. Девушка оглянулась. Уже начало светать, и она увидела Мишу и Лёху. Они подошли поближе. Леха посмотрел на Сашу, которая дышала очень тяжело. Взяв девушку за подбородок, он повернул её на себя. Открыл ей глаза и ударил рукой по лицу. Таня бросилась к подруге, но Миша её остановил, схватив за руку.
- Смотри на меня! – Крикнул Лёха. И снова ударил девушку. Саша застонала. – На меня смотри! – Снова крикнул Леха.
- Ты что делаешь!? – Не выдержала Танька, но вырваться так и не смогла.
- Слепой, - обратился Лёха к другу.
- Чё?
- Неси в машине ампулу и шприц из аптечки.
Мужчина потащил Таню с собой. Достав из аптечки что нужно, он отнёс другу. Лёха сломал верхушку ампулы и, набрав шприц, сделал девушке укол в ногу. Затем, положив шприц на приборную панель, вытащил девушку из машины. Уложив её на землю, молодой человек снова ударил её по лицу.
- Давай! На меня смотри! – Крикнул он, снова ударив её по лицу. – Смотри на меня!
Девушка застонала. Он начал хлопать ей по щекам. Саша сморщилась. Таня не отводила взгляда от происходящего.
- Сколько она выпила? – Спросил Лёха, поворачиваясь к Тане.
- Бутылку водки и стакан вина. – Проговорила девушка дрожащим голосом.
- Да-а-а-а-а. – Протянул Миша.
- Если бы не водка, то до хаты дотянула бы, а там они бы порезвились. – Лёха снова посмотрел на девушку, которая начала приоткрывать глаза. Молодой человек продолжил хлопать ей по лицу.
- Слышишь меня!? – Громко спросил он. – Не закрывай глаза, на меня смотри! – Он держал её за подбородок и потряхивал.
- Меня тошнит. – Прошептала Саша. Лёха приподнял её и развернул ей голову на бок, убрав длинные волосы.
- Давай, не держи, пусть организм выплюнет это дерьмо. – Лёха осторожно придерживал девушку. Сашу наконец-то вырвало. Она сплюнула и, набравшись немного сил, попыталась подняться, но тело не слушалось.
- Не дёргайся. – Проговорил молодой человек спокойнее. - Сейчас станет легче.
Действительно, через пару минут сознание девушки стало проясняться. Она откинулась назад.
- Спасибо. – Прохрипела Саша.
- Думать надо, что в рот тащишь. - Отчитал её Лёха.
Танька подбежала к подруге и сев рядом с ней, положила её голову к себе на калении.
- Маленькая моя, как ты себя чувствуешь? – Девушка гладила подругу по голове.
- Уже лучше. – Саша взяла Таню за руку. – Ты плачешь, зайка?
- Нет, уже нет. – Таня вытерла слёзы, которые покатились по щекам.
Лёха поднялся и встал рядом с Мишей.
- Мы же дали друг другу клятву, что больше не будем плакать. – Саша провела ладонью по лицу подруги.
- Я знаю. – Таня улыбнулась. – Я не плачу.
- Вот это отношения. – Прошептал Миша Лёхе. – Они походу лесбиянки.
Таня помогла Саше подняться и усадила её в машину. Подошёл Лёха. Таня отошла. Молодой человек снова взял девушку за подбородок и поднял её лицо. Саша смотрела на него своими голубыми глазами.
- Всё в порядке? – Спросил он, не отпуская руки. Девушка освободилась.
- Да, спасибо.
- И часто вы этим промышляете? – Спросил Миша у девушек. Обе молчали. Но потом Таня осторожно спросила:
- Чем?
- Тачки угоняете? – Продолжил Миша.
- Нет. – Таня снова подошла к подруге. – Первый раз взяли покататься.
- А, обычно, только лопатники воруете? – Усмехнулся мужчина.
- С чего вы взяли? – Таня посмотрела на молодых людей.
- Видели вашу работу в кафе. – Миша улыбнулся. – Лёха вас быстро раскусил. Он мне ещё по дороге сказал, что наверняка вам плохо станет. Хорошо, что только одной. Эти ребята в этом кафе давно таким промышляют. Мы за вами всё время ехали. Теперь-то вас домой отвезти?
- Да нет, мы сами доедем. – Саша достала из сумки сигареты и закурила.
Лёха подошёл и отобрал сигарету. Выбросив её в воду, он осмотрел девушку.
- Вы думаете, что тачки ещё не хватились? – Он похлопал по крыше лексуса.
- Её уже не одна команда ищет. И вас вместе с ней. – Подтвердил слова друга Миша.
- Так что, пошлите, мы вас отвезём домой. – Лёха взял под руку Сашу и вытащил из машины.
- Пусти! – Девушка попыталась освободиться, но не смогла. Сам мужчина хоть и был не большой, но силы в нём было не мало. А в нынешнем состоянии Саши бороться было бессмысленно.
- Говорите, куда вас? – Лёха потащил девушку к машине. Миша тоже проделал с Таней.
- Мы вам сегодня уже показывали. – Саша продолжала брыкаться. – Мы и сами дойдём.
- Нет уж. – Лёха затолкал девушку на заднее сиденье. Таня села рядом. Молодые люди сели впереди. Машина тронулась с места. Саша сидела как раз за водительским сидением. Переглянувшись с Таней она достала из сумки нож и, обхватив кресло руками, приставила острое лезвие к горлу Лёхи. Миша не успел и шевельнуться, как получил удар по голове. Таня тоже приставила нож к горлу мужчины.
- Тормози. – Проговорила Саша. – Или глотку перережу.
Машина свернула на обочину и Таня, выйдя из машины, потребовала, чтобы Слепой вылез из машины. Мужчина повиновался. Он встал возле машины.
- Вы теперь и нашу хотите забрать? – С усмешкой спросил Миша.
- Нет, - ответила Таня. – Но мы не хотим с вами ехать.
Саша в это время сидела в машине с Лёхой.
- Ну и что? – Проговорил он.
- Нужно принимать отказ девушки достойно. – Саша убрала нож и хотела открыть дверцу, но вдруг раздался щелчок. Дверь не поддалась. Тогда девушка снова попыталась захватить Лёху, но тот перехватил её руку и с силой сжал запястье. Саша застонала, но нож выпал не сразу.
- Я не принимаю отказов ни от кого. – Проговорил молодой человек и, не выпуская руки, с лёгкостью перебрался на заднее сиденье просторной машины. Саша попыталась ударить его другой рукой, но не смогла, так как Лёха перехватил её. Взяв обе руки девушки в одну руку, он крепко держал их. Девушка даже не могла его ударить ногой, потому что он не давал ей развернуться. Схватив её за горло, молодой человек слегка сжал пальцы. Саша обмякла. Стало тяжело дышать.
В это время на улице Миша пытался договориться по-хорошему с другой захватчицей. В итоге девушка опустила нож.
- Нам просто некуда идти. – Прошептала она. – Мы с Сашкой живём на озере. Пока тепло, а зимой в старом городе, там много бесхозных домов.
- Так бы сразу и сказали, а то сразу за нож хватаетесь. – Миша улыбнулся. – Можете пожить у меня дома. Хата не большая, но одну комнату я вам выделю. Сама знаешь, пальцем вас не трону. Я вор, а не маньяк – насильник.
- Нет. Мы с Сашкой не хотим. – Таня перевела взгляд на машину. – Где она? – Испугано проговорила Таня. И снова взялась за нож.
- Да ты не бойся, Лёха с ней договориться. – Миша улыбнулся. – Может, покурим?
Вдруг из машины послышался сиплый голос девушки:
- Танька! Беги!
Таня, не долго думая, метнулась в сторону. Слепой попытался схватить её, но девушка ловко увернулась и побежала в сторону озера. Через секунду она скрылась в каких-то кустах. Слепой сплюнул.
- Тихо. – Лёха сжал руку сильнее. Сашка захрипела и окончательно перестала сопротивляться. Молодой человек тут же ослабил хватку. Достав из кармана черный брелок, Лёха нажал на белую кнопочку. Раздался щелчок. Дверца со стороны пассажира распахнулась.
- Быстрая. – Проговорил Слепой, заглядывая в машину. Увидев, что друга нет на водительском сиденье, он посмотрел назад. – Ты чё там делаешь? – Мужчина перевёл взгляд на Сашку, которая лежала с закрытыми глазами.
- Сядь за руль. – Скомандовал Лёха.
- Чё случилось? – Слепой посмотрел на друга. – Ты чего с ней сделал?
- Да нечего. – Он отпустил руки девушки. - Где вторая?
- Она убежала. – Слепой захлопну дверцу и, обойдя машину, сел за руль. – У них видимо такая договорённость. Если одна говорит бежать, другая бежит. А эта Таня не такая бойкая, с ней и договориться можно. – Миша завёл мотор.
Лёха отодвинулся и уложил Сашку на сиденье с ногами. Машина плавно тронулась. Лёха осмотрел эту маленькую, но сильную девушку. Тут Сашка повернулась, волосы оголили верхнюю часть спины. В глаза молодого человека бросились три следа, по всей видимости, оставленные ножом. Он провёл по ним указательным пальцем.
- Ну, куда мы? – Слепой не отводил взгляда от дороги.
- Давай ко мне. – Молодой человек поднял глаза на друга.
- Хорошенькая? – Миша усмехнулся. – А как двигается, помнишь? Кошечка.
- Помню. – Коротко ответил Лёха.
- Где вторую искать будем? – Миша повернул руль, и машина въехала в какие-то дворы.
- Она тебе ничего не сказала? – Лёха смотрел вперёд.
- Точно, завтра постараюсь найти. Попрошу ребят помочь.
Машина остановилась.
- Давай. Если те уроды её вперёд найдут, мы её живой уже не увидим. – Леха вылез из машины и, взяв девушку на руки, зашёл в подъезд.
- Я прямо сейчас ребятам скажу, что бы искать начали. Надеюсь, она спрячется. – Миша закурил. – Не знают девочки, в какое дерьмо вляпались, а помощи не хотят.

Саша открыла глаза и увидела перед собой Лёху. Мужчина сидел на полу и смотрел на девушку. Сашка резко встала. Молодой человек даже не пошевелился. На девушке была одета мужская рубаха. Сашка принялась осматриваться. Комната была не большая, но чистая и светлая.
- Ты у меня дома. – Спокойно проговорил Лёха.
- Где Танька?! – Прокричала Сашка. – Что вы с ней сделали!?
- Ищем мы твою подругу. Я бы на твоём месте Бога моли, что бы мы её раньше нашли.
- Отдай мои вещи!? Я пойду! – Сашка показала на рубаху.
- Отсюда ты никуда не выйдешь. Целее будешь. – Лёха поднялся и сделал шаг в сторону девушки. Сашка отскочила. – Бойкая. – Проговорил он.
- Если ты до меня дотронешься, я тебя убью. – Выпалила девушка. Лёха сел на диван, не сводя взгляда с девушки. Она отошла в сторону.
- А что у тебя за шрамы на спине?
- Это не твоё дело. Тот кто их оставил уже пожалел об этом.
- Почему ты такая сердитая?
- Мне так больше нравиться. – Огрызнулась Сашка.
- Я там покушать погрел, будешь? – Лёха поднялся. Девушка задумалась.
-Да.
Молодой человек вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Сашка подёргала её, но замок не поддался. Тогда девушка подошла к окну. Этаж оказался вторым, но желание вырваться было сильнее страха. Она осторожно открыла окошко и выглянула на улицу. Вдоль стены, рядом с окном была водосточная труба.
- Попробуем, - прошептала девушка и залезла на подоконник, - как в кино.
Она осторожно взялась рукой за водосточную трубу. Теперь надо резко перепрыгнуть. Времени в обрез, вот одной ногой она встала на крепление. Выдержит. Когда Сашка хотела схватиться второй рукой за трубу, то из комнаты её схватила сильная рука.
- Давай назад или я тебя не отпущу, так и будешь стоять. – Лёха крепко держал её руку.
- Я лучше прыгну. – Девушка отпустила руку, которой держалась за трубу. Но Лёха с лёгкостью втащил её обратно. Сашка сопротивлялась, но он был слишком сильный для неё. Столкнув её на пол, Лёха встал над девушкой.
- Что тебе не имёться? Это для твоей же безопасности. – Он протянул ей руку. Сашка взяла руку и потянула на себя, молодой человек потерял равновесие и упал рядом. Девушка быстро вскочила и побежала к выходу, но дверь никак не открывалась. Тогда девушка прислонилась к стене спиной и сползла на пол. Сашка закрыла лицо руками. Лёха к этому времени уже поднялся и, подойдя к девушке, присел на корточки.
- Ты лучше лежи, отдыхай. Как только найдём Таньку, будете здесь вместе. Иди, ешь. – Лёха поднялся и вышел из комнаты.

Таня сидела возле окна и смотрела в даль. Разваленные дома в старом городе были не частым зрелищем, но тоже встречались. Девушка перевела взгляд на рюкзак. И достала оттуда чёрный парик. Расправив его и слегка причесав, Таня начала укладывать свои волосы. Теперь из под парика, не было видно её настоящих волос. Она посмотрела в зеркало.
- Так сойдёт. Если Слепой не врал нас эти уроды по всему городу ищут. Как только найду Сашку, смотаемся из города. В конце концов, попробуем в другом месте.
Достав из рюкзака джинсы и широкую майку, девушка переоделась. От вчерашней красотки остались только блестящие карие глаза. Положив нож в карман штанов, девушка накинула на плечи рюкзак и направилась к выходу. Перед самым уходом она услышала звуки подъезжающей машины. Танька осторожно посмотрела в окно. Четверо здоровенных мужиков прошли в дом.
- Так, - послышался голос одного, - обыскиваем каждый этаж. Её надо найти.
Таня осторожно, что бы не сделать лишнего шума, спряталась между плитами в стене. Оторванный кусок обоев словно занавеска, прикрыл расщелину. Послышались осторожные шаги. Девушка задержала дыхание. Шаги удалились. Танька осторожно выдохнула.
- Тут её нет! – Раздался голос, где-то вдалеке.
- Тут ещё домов пять. Он сказал, что она скорей всего тут.
- Нам её надо найти обязательно.
Голоса стихли, Танька услышала звук мотора. Постояв ещё немного, девушка вылезла из своего укрытия и подошла к окну. Никого не было видно. Поправив парик, Танька стала спускаться вниз. Осторожно выглянув на улицу и, убедившись, что там никого нет, девушка пошла по дороге.

Сашка сидела возле окна и ела картошку фри. Перед ней лежал ещё чизбургер и стоял молочный коктейль.
- Вот так и погрел. Фастфуд. – Сашка отодвинула бутерброд. – Мы с Танькой в самое голодное время такой дрянью не питались.
Недоеденную картошку, девушка положила рядом с бутербродом в бумажной обёртке. Взяв коктейль, Сашка сделала глоток.
- Фу, ненавижу клубнику. – Она отставила стакан к прочей еде.
Дверь в комнату тихо открылась. Сашка не поворачиваясь проговорила:
- Такой дрянью, я не питалась, даже когда с голода подыхали, а сейчас тем более не стану.
- Извини, завтра я что-нибудь приготовлю. – Лёха сел на диван. – Сегодня замотался. Где твоя подруга, знаешь?
- Нет, - тихо проговорила Сашка. – Надеюсь, последовала уговору и уехала в следующий город.
- Хорошо бы. – Леха подошёл и встал за спиной у Сашки. Девушка напряглась. – Не дай Бог, мы опоздали.
- И что? – С интересом спросила Саша.
- Тогда вы с ней не встретитесь никогда. Те ребята её наверняка убьют.
Сашка подняла голову на молодого человека, который смотрел в окно. Лёха перевёл взгляд на девушку, та сразу отвернулась. Молодой человек отошёл и снова сел на диван. Сашка встала со стула и подошла к нему.
- Дай мне мой телефон. – Проговорила девушка, глядя в глаза Лёхе.
- На, - он протянул ей розовый мобильник.
Сашка осторожно взяла трубку и, набрав номер, поднесла её к уху.
- Заинька, привет. – Сашка улыбнулась. – С тобой всё хорошо? Слава Богу. Милая моя, прошу, уезжай из города. Помнишь, наше место? Когда мы из детдома сбежали. Да. Встретимся там. Только ты меня дождись. Я приеду. Главное, сейчас исчезни. Всё, целую. Я тебя люблю. Пока.
Сашка выключила телефон. Лёха протянул руку, что бы забрать трубку. Сашка со злостью швырнула её на диван.
- Какого хрена, ты меня тут держишь!? – Крикнула девушка. – Мы бы уже давно с Танькой из города слиняли! А из-за вас… - Девушка пнула ногой диван.
- На чём она поедет. – Невозмутимо проговорил Лёха.
- Как всегда, на поезде.
Лёха достал другой телефон и, набрав номер, поднёс его к уху.
- Слепой, привет. Короче всех ребят на оба вокзала.
У Сашки глаза округлились.
- Давай бегом. Люди Жирного там уже второй день пасутся. Девку сразу схватят, как только она туда сунется.
- Ах ты, скотина! – Выкрикнула Сашка. Схватив с подоконника стакан, она швырнула его в Лёху. Молодой человек поднялся с дивана и, отряхивая рубашку и штаны, прошёл к двери.
- Дура. – Проговорил он, открывая двери. Сашка бросилась за ним. Лёха среагировал быстро. Он схватил её за плечи и, приподняв, откинул на диван. Девушка быстро поднялась и повторила попытку. Молодой человек снова схватил её.
- Ещё раз и я не сдержусь. – Спокойно проговорил Лёха. – Успокойся.
- Отпусти! – Сашка попыталась его пнуть, но мужчина увернулся.
- Тебя убьют, как только ты за порог дома выйдешь. Не с теми вы связались, девочки. Они с тобой такое сделают, что даже мне произнести противно.
Сашка перестала сопротивляться.
- Тебе-то что?
- Ничего. Жалко просто. Хорошая, молодая. Вся жизнь впереди. – Лёха ослабил хватку.
- Мы и не в таком дерьме были и выжили! – Сашка оттолкнула его. Повернувшись спиной к молодому человеку, она подняла рубаху. На нижней части спины, почти у бедра у девушки красовался ещё один шрам.
Лёха не сводил взгляд с Сашки.
- Это мне подарила одна мразь, когда мне было двенадцать. У Таньки тоже есть.
Сашка опустила рубаху и, не поворачиваясь, скинула её с плеч. Девушка перекинула длинные волосы вперёд. Леха увидел те же три шрама под лопаткой.
- Эти мне оставил один беспредельщик, при таких же обстоятельствах, как и с этими козлами. Меня тогда Танька спасла. – Сашка снова накинула рубаху. Повернувшись боком к молодому человеку она показала ему бедро, где красовалось маленькое пятно, которое было светлее кожи.
- А это меня мент подстрелил, когда я убегала. Танька тогда болела и я обокрала аптеку.
Лёха помотал головой.
- Ты хочешь, что бы тебя ещё больше изуродовали, или просто убили? Зачем всегда лезть на рожон? – Он вышел и захлопнул дверь. Сашка подошла к двери и пнула по ней ногой.
- Козёл! – Выкрикнула она. – Выпусти меня! – Сашка начала стучать по двери.

- Вот и она. – Проговорил молодой человек, не сводя взгляд с входной двери, в которой появилась темноволосая девушка с рюкзаком на плече.
- Что? Тут её не возьмёшь. – Отозвался второй. - Подождём, пока она выйдет из зала.
Молодая девушка купила билет и села на кресло в зале ожидания. К ней подошли двое молодых людей, один сел рядом. Девушка отшатнулась. Подняв её с места, мужчина под руку вывел её с вокзала.
- Твою мать, - сплюнул молодой человек. – Надо отбивать. А то Барон нас заест. Да и девку жалко.
Оба вышли пробежав по залу вышли на улицу, машина с девушкой тронулась с места. Один из преследователей свистнул и махнул рукой. Перед ними с визгом тормозов остановилась бордовая ауди. Мужчины сели в машину и та, резко тронулась с места.
- Вон они. – Проговорил молодой человек. – Подрезай и перекрывай дорогу.
Он достал автомат и, когда машина остановилась, вышел, прицеливаясь в приближающийся автомобиль. Водитель тоже вышел и машины.
Чёрная машина резко затормозила. Оттуда вышел мужчина лет сорока пяти, достаточно полный.
- Вам чего? – Спросил он, подходя ближе. Водитель тоже приблизился.
- Нам нужна эта девчонка. – Проговорил он.
- Извини, браток, но она нам нужна. Она и её подруга очень сильно обидела хороших людей.
- Может, мы договоримся?
- Нет.
- Ну, тогда извини. – Водитель отошёл и сел в бордовую ауди. Другой мужчина тоже направился к машине. Тут раздались громкие выстрелы. Из чёрного автомобиля вышел ещё один мужчина и открыл встречный огонь из пистолета. Он прятался за дверцей. В это время с заднего сиденья выскочила девушка и побежала в сторону леса. Мужчина с пистолетом метнулся за ней, но автоматная очередь преградила ему путь, он снова скрылся за дверью. В это время водитель бордовой ауди вышел из машины и тоже пробежал в сторону леса.
Девушка мелькнула и пропала. Мужчина не отставал. Пробежав лес, они появились на небольшой поляне.
- Стой! – Крикнул мужчина девушке.
Танька оглянулась, но не остановилась.
- Да стой ты! – Мужчина остановился. Танька продолжала бежать. – Если хочешь подругу живой увидеть, остановись!
Девушка остановилась. Мужчина подошёл к ней. Он был высокий, спортивного телосложения. Его светлые волосы были коротко острижены. А голубые глаза смотрели на девушку.
- Где Сашка? – Спросила Танька, отойдя в сторону.
- Она у Барона. Жирдяй на вас всех своих собак спустил. Если бы мы сейчас не остановили вас. То уже через час с тобой бы такое случилось….
- Не пугай, пуганная. – Сердито проговорила девушка.
- Да ты не ершись. Мы ведь вам помочь хотим. – Молодой человек уже отдышался. – Радоваться должны, что в руки к Барону попали, а то бы, вас ещё вчера вечером на озере пришили.
- А кто этот Барон? – Спросила девушка, садясь на землю. Молодой человек сел рядом. Теперь, их было не видно среди высокой травы.
- Это просто хороший человек. Но вот Жирдяя он не уважает. Вы ему значит, чем-то приглянулись. Обычно он так себя не ведёт.
- Какая честь. – Усмехнулась Танька. – А Сашка где? Её вчера какие-то сволочи увезли.
Молодой человек улыбнулся.
- Всё с ней в порядке. Мы сейчас к ней и поедем. Пошли. – Молодой человек поднялся и протянул руку девушке. Танька встала.
- Тебя звать то как, спаситель?
- Олег. – Проговорил мужчина. – Можно просто Леший.
- А почему Леший? Это же обидно.
- Почему Леший, я тебе в другой раз расскажу. И называют меня так только люди с особым положением в моей жизни.
- А я на каком положенье? – Таня улыбнулась. Молодой человек посмотрел на девушку через плечо, но промолчал. Тут девушка остановилась.
- Блин!
- Что такое?
- Я телефон в машине выронила.
- Ну и что?
- А вдруг Сашка звонить будет.
- Мы сейчас к ней. Не успеет.
- Ну ладно. Теперь нужно новый доставать. – Девушка сняла с себя парик. Каштановые волосы упали на плечи. Олег улыбнулся и они пошли дальше.

- Хочешь увидеть свою подругу живой, приходи сейчас же в старый город. Дом сорок три. Или мы её кусками разбросаем. Будешь собирать. – На другом конце послышались короткие гудки.
Сашка выключила мобильник и, швырнув его о стену начала колотить в дверь.
- Эй ты! Выпусти меня! – Крикнула девушка. Её взгляд упал на сумку. – Моя!
Сашка порылась в сумке и достала оттуда Танины шорты.
- Супер! – Этого хватит. - Только идти в рубашке придётся.
Сашка снова подошла к окну и, открыв его, залезла на подоконник. На трубу она уже перелезла с лёгкостью. Вниз спустилась быстро. Вдруг, к подъезду подъехала бордовая ауди. Сашка быстро спрыгнула в углубление, где была дверь в подвал. Услышав, что из машины кто-то вышел, девушка затаилась. Послышался грохот входной двери. Сашка быстро вылезла из укрытия и, пробегая мимо тёмно-синего Опеля, провезла специально заготовленным камнем, по дверям.

- Проходите. – Лёха открыл дверь и впустил двух молодых людей и девушку.
Танька, увидев молодого человека, попыталась выбежать, но со спины стоял Олег.
- Не боись. – Он улыбнулся. – Подруга твоя тут.
- Где Сашка?! – Зло проговорила девушка.
- Заходите. – Лёха прошёл в большую светлую комнату, мимо закрытой двери. Все проследовали за ним.
- Молодцы, ребята. – Лёха сел в кресло и закурил. – Присаживайся, Танюша, - он указал на кресло напротив. Девушка села.
- Что ты с Сашкой сделал? – Танька злилась.
- Ничего, хотя пороть вас надо. – Лёха затянулся. – Вы, девочки, кинули главаря одной из местных группировок. Там большинство убийцы и беспредельщики. Вас так просто не отпустят.
- Не пугай, ежа голой жопой. – Огрызнулась Таня.
- А Слепой сказал, что с тобой можно договориться.
- Тебе чего надо?
- Мне надо, что бы вы с Сашкой отсиделись здесь, пока Жирдяй не бросит поиски. Меня твоя подруга не слушает. Сейчас, ты пойдёшь к ней и попытаешься её вразумить. Я подожду. Сядьте и подумайте, если вы решите уйти вместе, как всегда, я вам сам дверь открою. Но, как только вы переступите порог этой квартиры. Вы снова сами за себя. Мы в это дело не сунемся. Обёщаю. – Молодой человек потушил сигарету и, встав с кресла, вышел из комнаты. Олег вышел следом. Через секунду послышался стук двери. Кто-то ушёл. В комнате снова появился Лёха. Он держал в руках Сашин мобильник.
- Так, собирай наших. – Скомандовал Лёха.
- Барон, а где хоть искать? – Отозвался мужчина. Танька оглянулась. Неужели это и есть Барон. Он же молодой. А эти парни его уважают.
- Это мы сейчас у Тани спросим. – Он подошёл к девушке. – Где то место?
- Какое? – С недоумением спросила девушка.
- Вы договаривались о встрече. – Произнёс Лёха.
- Тут недалеко, я покажу.
- Стас, поедешь с ней. Возьми Олега. Оружие с собой. – Лёха задумался. – Слепой соберёт пацанов. Быстро туда! – Лёха крикнул. Молодой человек быстро схватил Таньку за руку.
- Отзвонись! – Крикнул вдогонку Лёха.
Молодой человек достал чёрный телефон. Набрав номер, он приставил трубку к уху.
- Слепой, давай ко мне. Всех собирай.
- Что случилось? – Послышалось на другом конце.
- Нужно ехать Жирдяя тряхануть. Чует моё сердце девчонка у него.
- Так пацаны сказали, что отбили её.
- Да не эту. Сашка сбежала.
- Слушай, Барон, мы, конечно, всё сделаем, но эта дура сама виновата. Ей говорили, а она брыкалась. Ты ведь понимаешь, что будет бойня.
- Да понимаю.
- Так из-за одной девки ребят терять?
- Ты прав. – Лёха сел на кресло. – Я один поеду.
- Ну уж нет, брат. Видать тебе эта девочка крепко в сердце запала, раз ты на смерть ради неё пойдёшь.
Лёха молчал.
- Жди, скоро буду. Поедем вместе. Возьмём пару бойцов. По дороге всё обдумаем.
- Ты знаешь что, объясни всё ребятам. Кто захочет пусть едет.
- Лады.
На другом конце послышались короткие гудки.
Лёха вышел на улицу. Он подошёл к своей машине и увидел, что на боку красуется жирная царапина. Молодой человек присел на корточки и провёл по ней пальцами.
- Ну, погоди у меня. – Прошептал он. – Спасу, обязательно. Потом убью сам.

- Где это место? – Олег посмотрел на Таньку. Дёвушка показала на старый сарай деревянный домик, который почти весь сгнил.
- Вот.
Машина остановилась. Танька выбежала из машины. Подойдя к домику, она ногой пнула тяжёлый навесной замок.
- Её тут нет. Может она позже приедет. – Проговорила девушка, сама не веря в те мысли, которые ей в голову полезли.
- Сомневаюсь. – Проговорил Олег. Танька зло посмотрела на молодого человека, но потом, как бы опомнившись.
- Это из-за тебя! Мой мобильник! – Девушка замахнулась на Олега. Он перехватил её руку. Девушка сопротивлялась. Она заплакала. Олег прижал её к себе.
- Успокойся. – Проговорил молодой человек, крепко прижав Таню. – Мы её найдём.
Таня уткнулась в его рубашку и плакала. Олег достал из брюк мобильный телефон и набрал номер.
- Барон, здесь её нет. – Начал молодой человек. – Скорее всего, ей позвонили и вызвали. Посмотри в её телефоне, когда был последний вызов… Ага, мы в это время уже к дому подъезжали. Они, наверное, сказали, что подруга у них. Так что думаю, она спасать побежала… Да… Ладно… Буду… Только Таню спрячем… Оставлю… Закрою.
Девушка подняла глаза на молодого человека.
- Я с вами. – Сказала она, отходя в сторону.
- Нет. Тебя велено спрятать. – Он взял Таню под руку и повёл к машине.
- Нет, я Сашку не брошу! – Девушка сопротивлялась.
- Извини, но я тебя не спрашиваю. – Олег запихнул девушку в машину.
Танька Села в машину. Олег захлопнул дверцу. Пока молодой человек обходил машину, девушка открыла дверцу и выбежала. Олег побежал за ней.
- Да что ж вы обе как спринтеры, - бубнил он, прибавляя шаг. – Всё бегаете и бегаете. Одна добегалась.
Молодой человек бежал всё быстрее, расстояние между ними быстро сокращалось.
- Стой! – Крикнул он ей вдогонку.
Девушка бежала не оглядываясь. Вот расстояние сократилось до вытянутой руки. Олег схватил девушку за рюкзак, но она ловко вывернулась. И даже прибавила скорость потому, что бежать стало удобней. Олег бросил рюкзак на землю и продолжил погоню. Внезапно, перед ними возникла река. Танька притормозила и осмотрелась. С берега до воды было около метра. Сама речка не была широкой, может около десяти метров. Девушка скинула обувь и, недолго думая, прыгнула в воду. К краю берега подбежал Олег.
- Блин. – Простонал он и, сняв ботинки, нырнул следом. – Ну, погоди, догоню, уши надеру, - бубнил молодой человек, загребая воду. Танька плавала не так быстро как бегала. Олег быстро её догнал и схватил. Оба скрылись под водой. Девушка пыталась вырваться, но молодой человек не давал ей шанса. Он потащил её к берегу. Почувствовав под ногами дно, Олег обхватил Таню со спины и крепко зажал.
- Пусти! – Брыкалась девушка.
- Да что вы такие, тупые! – Прокричал Олег. – Если тебе умные люди дают совет, надо слушаться. Ты там всё равно не поможешь. А убить тебя могут.
- Зато мы будем с Сашкой вместе! – Прокричала девушка. – Сёстры до самой смерти! Мы друг другу поклялись, что никогда не бросим подругу. Я не нарушу клятвы!
- Привезём мы тебе Сашку! Живой и невредимой! – Крикнул на неё Олег. Ты подумай, разве бы она хотела, что бы ты умерла?
- Нет, но и я не хочу, чтобы она умерла.
- Ты ей уже помогла. Теперь позволь нам помочь вам. – Олег отпустил девушку, которая перестала сопротивляться.
- А ты, правда, её спасёшь? – Осторожно спросила Таня.
- Конечно. Мы сделаем всё возможное. – Олег посмотрел на девушку, которая плакала. И стучала зубами. Молодая, добрая и в чём-то совсем не глупая, да, она определённо ему нравиться. – Тем более Барон сам к твоей подруге проникся, а это у него впервые. Это первый раз в жизни, я видел на его лице испуг, когда он вошёл в пустую комнату.
- Это правда? – Спросила девушка. – Он действительно первый раз испугался?
- Да, обычно, он достаточно хладнокровен. Мы редко видим, как он улыбается, если только не в кругу очень близких людей. Мы его с пацанами за это, только ему ни-ни, - он приставил палец к губам, - царевной несмеяной прозвали.
Танька усмехнулась. Олег тоже улыбнулся.
- Давай, вылезать. А то простынем оба. – Он схватился за корень, торчавший из берега.
- Ерунда, мы и не так мёрзли. – Танька улыбнулась.
Когда Олег выбрался, он протянул руку Тане.
- Заставлю тебя машину сушить феном. – С усмешкой проговорил он.
- Пуговку пришей на лоб. – Съязвила Танька.
- Зачем? – Усмехнулся молодой человек.
- Что бы губу пристёгивать.
Олег засмеялся.
- Надо запомнить и пацанов подколоть.

Сашка приоткрыла глаза. Всё тело болело. Губы пересохли. Хотелось пить и есть. Правая рука была прикована к трубе радиатора отопления. Девушка лежала на холодном грязном полу. Окно было заколочено. В помещении не было ничего, кроме ободранных стен. Некогда белая рубашка была теперь грязная, рваная, а местами и в крови. Она плохо помнила, что произошло, но когда попыталась восстановить в памяти события, её вырвало. Девушка сплюнула практически одной кровью. Холод сковывал всё тело. Сашка попыталась сесть, но сил не хватило. Тело её не слушалось. Сколько она здесь, девушка могла только догадываться. Кажется это третий день заточения. Три дня они приносили только стопку воды. Что бы она не сдохла. Вот дверь приоткрылась в комнату вошли трое мужчин. Одного девушка узнала. Это его она кинула в кафе, выбив во время танца ключи от машины. Два других шкафоподобных, видимо были охраной. Мужчина подошёл и сев на корточки, взял девушку за подбородок и поднял ей голову.
- Ну, кукла вспомнила, где твоя подруга? – Прорычал он. Девушка с трудом приоткрыла глаза и, не смотря на боль, глубоко вдохнула. Кровавый плевок полетел мужику в лицо. Тот с силой отпихнул её так, что Сашка ударилась головой о батарею.
- Ну, тварь! – Мужик поднялся. – Покажите ей ребята.
Подонок отошёл в сторону. Тогда двое верзил подошли к девушке. Один из них с размаху ударил её по лицу. Другой, пнув ногой, плюнул. Девушка застонала, но не заплакала.
- Ну, вспомнила? – Снова задал вопрос главный. Сашка подняла руку, сжатую в кулаке и выпрямила средний палец. – Ну, тогда сегодня ты за неё тоже начнёшь отрабатывать. Мальчики, она вся ваша. – Проговорил он, выходя из комнаты и закрывая дверь.

Ледяной холод охватил всё тело, и стало сыро. На Сашку вылили ведро воды. Девушка сплюнула. Уже новый день. Значит снова всё с начала. К ней снова подошёл главный.
- Ну, ещё дышишь? Ты не думай мы тебе умереть не дадим, пока. – Подонок засмеялся.
Сашка не смогла пошевелиться. Увидев своих мучителей, девушка потеряла сознание. Но её снова окотили водой, и она очнулась.
- Ладно, сегодня отдыхай. – Сжалился главный. – Завтра за два дня отработаешь. И за подругу.
Голос в голове девушки раздался эхом. Всё снова потемнело. Послышался звук удаляющихся шагов и закрывающейся двери. Сашка поняла, что осталась одна. Девушка с трудом приоткрыла глаза. Её взгляд упал на кусок верёвки, который валялся неподалёку. Им обычно связывали девушку, когда начинали глумиться. Борясь с болью, девушка достала его ногой и придвинула её к себе. Пальцы не слушались. Сашка с трудом привязала один конец к батарее и, обмотав верёвку вокруг шеи, взялась левой рукой за другой конец. Теперь бы только хватило сил. Нет, не смелости, желанья жить не было, хотелось только одного, покончить со всем раз и навсегда. Девушка стала натягивать верёвку. Горло сдавило. Дышать стало ещё труднее. Глаза легко закрылись. Сашка уже начала терять сознание. В ушах раздался звон. Вдруг верёвка оборвалась. Девушка обмякла. Кто-то подхватил её. Но она уже не видела и не слышала ничего. Кто-то освободил её шею. Девушка вздохнула, и боль в рёбрах возобновилась. Глаза открывать не хотелось. Но она сделала над собой усилие. Два амбала лежали на полу рядом с ней, лицом вниз. Над ними стояли люди с автоматами. Жирного мужика прижали лицом к стене. И тоже держали на мушке. Вдруг правая рука тяжело упала. Сашка поняла, что наручники сняли. Девушку повернули на спину. Перед ней, на коленях стоял Лёха. Он что-то крикнул. Но Сашка этого не услышала. В комнату вбежали двое мужчин. Один нёс в руках какую-то тряпку, другой какой-то чемодан. Сашка почувствовала укол в ногу, затем ещё один. Потом ей сдавили руку выше локтя, да так, что её стало покалывать. В руку что-то кольнуло. Тут боль стала потише, но рассудок помутнел. Голова перестала болеть. Теперь Сашка поняла, что теряет сознание. Она схватила чью-то руку и крепко сжала.
Лёха укрыл девушку и взял её на руки.
- Барон, тебе, что эта девка? – Выругался Жирдяй. – Ты в мои дела не лезь. Я этого терпеть не буду.
- Пацаны, объясните ему что, то, что он сделал очень плохо. – Прохрипел молодой человек, вынося Сашку из комнаты. Ребята засмеялись.
- Ну, что, Жирдяй, теперь мы с тобой сделаем то же, что ты с бедной девочкой. – Один из мужчин надел на его руку наручники и потащил к батарее. – Посмотрим, для кого ты теперь авторитетом останешься. Пацаны, камеру приготовили?

Сашка приоткрыла глаза, приглушённый свет не причинял боли. Она осмотрелась. Небольшая комната, возле кровати стоит маленький столик. Девушка заметила, что в углу в кресле спит Лёха. Она хотела его позвать, но не смогла, изо рта у неё торчала какая то трубка. Слышалось пиканье. Сашка приподняла руку и почесала нос.
Лёха открыл глаза. Увидев, что девушка пришла в себя, он встал и вышел из комнаты. Сашка проводила его взглядом. Через минут десять в комнату вошла Таня.
- Киска моя. – Глаза девушки были заплаканы. – Она схватила подругу за руку и слёзы снова потекли по щекам. Сашка подняла руку и провела ладошкой по мокрой щеке подруги.
- Я не плачу. – Танька вытерла слёзы.
Саша показала на трубку во рту.
- Ты хочешь её снять?
Девушка моргнула.
- Я спрошу. – Танька вышла, а через секунду зашла девушка. Она разрезала бинт, которым была привязана трубка, и вытянула её. Сашка захрипела. Сначала стало трудно дышать, но потом отпустило.
- Вам надо спать. – Проговорила девушка. Она набрала что-то в шприц и вколола Сашке в ногу. Когда девушка вышла, Саша поняла, что хочет спать. Она посмотрела на дверь, но там никого не было. Глаза закрылись.

- Тань, а почему вы с Сашкой так близки? – Олег не сводил взгляд с девушки, которая сидела на кушетке. Уже почти неделю Таня не выходила из больницы. Она и спала-то очень мало. Танька подняла уставшие глаза и хлебнула кофе.
- Мы с ней с самого детства вместе. Были в детском доме. Я туда раньше попала. Однажды меня избил учитель, мне тогда было десять лет. Я сидела на кровати и плакала. Ко мне подошла маленькая девочка и спросила, почему я плачу. Я пожаловалась. Сашка, ей ведь тогда было всего семь, взяла меня за руку и повела к тому учителю. Когда она ногой пнула дверь, я даже испугалась. – Танька усмехнулась. – Сашка подошла к учителю и сказала что-то ему на ухо. Глаза учителя округлились, но он ничего не сделал. Мы вышли из кабинета и, Сашка мне сказала, что теперь меня никто не тронет. Когда я спросила, что это было, она только улыбнулась и спросила, не хочу ли я стать её подругой.
Танька поставила недопитый кофе на столик, который стоял в коридоре.
- Так, что же? – Задал вопрос Олег.
- Я до сих пор не знаю. Она мне так и не говорит. Хотя я не раз спрашивала.
- А что было потом?
- Потом мы с ней сблизились и всё и всегда делали вместе. Я была более спокойной, а вот Сашка всегда была сорви голова. Она часто дарила мне дорогие подарки. Иногда я её несколько дней не видела, потом она возвращалась и приносила мне новую одежду и игрушки. Когда мне исполнилось двенадцать лет, она предложила сбежать. Я конечно согласилась. Мы поселились в том самом домике. Мы многое пережили, но меня интересовало, чем же она занимается, когда уходит. Однажды я спросила, а она со мной долго не разговаривала. Я перестала спрашивать. Мне Сашка тогда сказала: «Ты моя сестра, я умру ради тебя. Я клянусь, что если тебе будет нужна помощь, я всегда приду, даже если меня рядом не будет. Что если будет стоять вопрос о твоей или моей жизни я выбираю, безоговорочно, твою». Однажды, когда Сашка ушла в очередной раз, я решила проследить за ней. Когда я увидела, чем она занимается, я испугалась. Она лазила по карманам. Я тогда ещё очень испугалась, что её могут поймать и убить. Вдруг раздался мужской крик, он схватил Сашку за руку, тогда я, не долго думая, подбежала и стала просить отпустить нас. Мужик сдал нас в милицию. Сашка на меня обиделась. Мы оказались в детском приемнике – распределителе. Ко мне пристала какая-то девочка лет шестнадцати. Сашка с ней подралась, а эта тварь ударила её заточкой. Но Сашка не отпустила эту дылду, а продолжала биться с ней. Я хотела помочь, но эта верзила и меня тоже ударила. Я, конечно же, сразу запаниковала и упала. Киса тогда неизвестно откуда взяла силы, и избила эту суку так, что та сознание потеряла. Очнулась я уже в местном лазарете. Сашка была на соседней койке. Она не лежала, а сидела и повторяла, что всё будет хорошо. Тогда у нас появились новые клятвы.
- Да, - протянул Олег, - помотала вас жизнь.
- Это было только началом. Когда Сашке исполнилось пятнадцать она поняла, что есть другие способы вытянуть лопатник у фраера ушастого. – Танька снова усмехнулась. - Мы с ней стали ездить по городам и искать мужиков. Они тащили нас в кафе. Когда одна отвлекала, другая обирала. Как я уже сказала, ей было пятнадцать. У нас получилось что-то вроде нынешней ситуации. Сашка влипла, я, по договору, успела сбежать. Тогда Сашка чуть душу Богу не отдала. Она получила перо под лопатку. Я долго за ней ухаживала. Мы ведь даже к врачу не можем обратиться, у нас ни документов, ничего. Когда я заболела, она лекарства украла. Пришла домой, я увидела, что она бледная и уставшая. Сашка ухаживала за мной. У меня тогда температура две недели была. И лихорадило. Я только потом заметила, что она хромает. Оказалось, что её мент подстрелил. Когда я спала, она сама вытащила пулю и ничего мне не сказала.
- Да девочка не промах. – Олег улыбнулся. – Не удивительно, что вы такие ёжики, а особенно она. Всё-таки Барон разбирается в людях.
- Мы долго идём по жизни вместе и, пока меня это устраивало. – Танька отвернулась.
- Почему пока? – Спросил Олег.
- В этот раз, она чуть не умерла. Я поняла, что не хочу этого. – Танькины глаза заблестели. – Я всегда мечтала встретить хорошего человека, создать семью и родить детей.
- А человека уже встретила? – Осторожно спросил Олег.
- Мне кажется, да. – Прошептала Танька.
- Если не секрет, кто он? – Олег выпрямился.
Танька вздохнула и промолчала.
- А я не подхожу под твой критерий? – Олег сел рядом. – Ты мне с первых минут понравилась.
- Ты мне тоже понравился. – Танька смотрела на Олега. Он обнял её. В коридоре появился Лёха. Молодой человек посмотрел на молодых людей. Он сел напротив. Танька первый раз увидела его улыбку. Его суровое лицо стало добрым и ласковым.
- Молодец, Олежек. – Похвалил он молодого человека. – Как я понял, бегать надоело? – Проговорил он уже серьёзно.
- Да, - прошептала Танька. – Только Сашку жалко. Она теперь одна останется. Но она мне об этом уже давно говорила, сказала:
«Скоро ты уйдёшь, но я тебя не оставлю. Ты всегда можешь на меня рассчитывать. Только ищи хорошего человека».
- Леший, пошли, перетрём кое-что. – Лёха поднялся и пошёл по коридору. Олег пошёл следом.
Девушка проводила их взглядом.

Двое молодых людей вышли из больницы и, подойдя к машине, остановились. Олег обратил внимание на жирную царапину на боку.
- Ни хрена себе! – Олег присел на корточки. – Это ты где так?
- Это Сашка – отомстила. – Лёха закурил. Он даже не посмотрел на царапину. – Я ей устрою. Пусть только оклемается. Садись в машину. – Проговорил молодой человек и сам сел за руль.
- Ну. – Олег устроился на пассажирском сиденье.
- Я смотрю, тебе Таня приглянулась. – Лёха смотрел через стекло.
- Да. – Осторожно проговорил Олег.
- Ты только с ней лишнего там не сболтни. – Молодой человек затянулся, и перевёл взгляд на Олега.
- Ты это о чём?
- Сам знаешь.
- А-а-а-а, - протянул молодой человек и улыбнулся. – Барон, ты же меня знаешь. А что ты так таишься?
- Это моё дело. – Лёха выдохнул струйку белого дыма.
- Просто все ребята уже шепчутся. Ты бы просто так с ней не стал возиться.
Барон молчал.
- Ты что влюбился что ли? – Олег посмотрел на Лёху, который откинулся на спинку сиденья и закрыл лицо руками. – Барон, я тебя уже много лет знаю, но таким первый раз вижу.
- Каким таким? – Лёха посмотрел на друга.
- Встревоженным. – Заключил Олег. – И как давно ты на неё запал?
- Как увидел. – Проговорил молодой человек. – Я, до сих пор себя этим упрекаю, но поделать ничего не могу. Мне нельзя любить. У меня такая жизнь, что если не в тюрьме, то на краю пропасти.
- Да уж. – Олег усмехнулся. – Только вот Сашка эта точно такая. Мне Танька многое рассказала из их жизни. Ты кстати знаешь, что она младше Таньки?
- Нет, а на сколько?
- Как я понял, года на три. – Олег закурил. – Девочка с характером. Она ради подруги такое переживала, что не каждый мужик переживёт.
- То ради подруги.
- Так нужно сделать так, что бы место подруги, точнее друга поменялось. Мне кажется, если вы с ней будите вместе, то она ради тебя что угодно сделает. Я тебе расскажу, ты не поверишь.
- Любопытно. – Лёха выбросил окурок и снова закурил. – Хотя, давай об этом потом. Я тебя не за тем позвал.
- Что-то случилось?
Лёха протянул другу какой-то диск. Молодой человек взял коробочку.
- Что это?
- Только этого никто не должен больше видеть. – Молодой человек отвернулся. – Этот ублюдок – Жирдяй, всё на видео записывал, как они над Сашкой глумились. Это оригинал, его надо уничтожить. Я к этому дерьму даже прикасаться не могу, а вместо этого диска положишь вот этот и отдашь Спецкору. – Лёха протянул блестящий круг Олегу.
- Ладно. Это там где Жирдяй был?
- Точно. Надо этого подонка опустить. Не знает он тюремных нравов, посмотрим, что его дружки после этого делать будут. Ведь петух, он и на воле петух. Раз Жирдяй на зону не ходил, я сделаю так, что зона сама до него дойдёт.
- Да, Барон, страшный ты человек. Хорошо, что я вовремя это понял. – Олег усмехнулся. – Держу пари, что Жирдяй из города свалить не успеет. Выловят его где-нибудь в реке.
- Это меня не волнует. Я всю жизнь живу по понятиям, так и сдохну. А собаке, собачья смерть. – Лёха захлопнул дверцу и завёл мотор. Олег вышел из машины и тоже захлопнул дверцу. Тёмно синий Опель тронулся с места.

- Зайка, как ты себя чувствуешь? – Танька подошла к подруге. Сашка улыбнулась.
- Я готова уйти. Мне здесь за два месяца, до чёрта надоело. – Сашка приподнялась и осторожно села.
- Слушай, я хотела с тобой поговорить. – Таня присела на стул рядом с кроватью подруги.
- Ну. – Сашка улыбнулась.
- Я влюбилась. – Танька не сводила взгляд с подруги.
- Это же хорошо, милая моя! – Воскликнула девушка. – Надеюсь, он хороший человек?
- Очень! – Восхищённо произнесла девушка.
Сашка осторожно встала с кровати и подошла к умывальнику. Включив воду, девушка умыла лицо и посмотрела на подругу через зеркало.
- Ну, теперь… - Сашка подошла к Таньке со спины и обняла её. Потом продолжила шёпотом и на ухо. – Наши пути расходятся. Ты не забывай, что если я тебе когда-нибудь понадоблюсь, я приду.
Сашка отошла от подруги и села на кровать.
- Может и тебе пора остановиться? Найти себе хорошего человека? – Осторожно проговорила девушка.
- Нет, у меня порода гончая. – Сашка усмехнулась. – Да и какой хороший человек будет меня терпеть, сама знаешь я же оторва.
- Нет, ты самая классная. – У Таньки на глазах появились слёзы. – Я знаю, что тебе пришлось пережить тогда, в заточении.
- Ничего там такого не было. Со мной обращались нормально. – Девушка улыбнулась. – Ну, побили разок, так я привыкла.
Сашка провела рукой по щеке подруги, по которой уже бежали слёзы.
- Эй, если я тебя оставляю, это не значит, что можно нарушать данную клятву.
- Извини, ты же знаешь, какая я плакса. – Танька вытерла слёзы.
- Теперь ты можешь плакать только от счастья. – Сашка снова встала с кровати. Девушка обняла подругу. А повод для счастья есть. Твоя мечта сбылась. Лично я счастлива.
- Сашка, а ведь сколько я тебя помню, - Танька подняла вверх глаза. - Ты никогда не плакала. Почему?
- Просто люди боятся тех, кто скрывает свои эмоции и в чём-то уважают.
«А ведь она права», - подумала Танька и, тут же вспомнила Барона.
- Саш, - Танька помялась, - может, ты мне скажешь, что ты тогда преподу сказала?
- Не сегодня, вот придёшь в следующий раз и узнаешь. – Сашка улыбнулась. Она снова села на кровать, потом прилегла. – Ладно, солнышко, сейчас ко мне эта мучительница с иголками придёт, продолжит дальше мне шишки на жопе изобретать. – Девушка потрогала ягодицу.
- Хорошо, отдыхай, мы завтра с Олегом придём, я тебя с ним познакомлю. – Танька встала и, поцеловав подругу в щёку, вышла из палаты.
Сашка проводила подругу взглядом, потом, сев на кровати прижала к груди коленки. Уткнувшись лицом в ноги, девушка сделала глубокий вдох.

- Ты что загрустила? – Олег обнял девушку и поцеловал. Танька сидела на диване и курила.
- Мне почему то стало так тоскливо. Я всю свою жизнь привыкла жить с Сашкой. Теперь, я боюсь остаться одна. – Танька затянулась.
- Ты не одна, я буду с тобой. – Олег снова поцеловал Таню.
- Я не про то. Сегодня, когда мы с ней разговаривали, я чувствовала, что ей тяжело, но она даже виду не показала. А сейчас я вдруг почувствовала себя такой осиротевшей. – У девушки заблестели глаза.
- Но она ведь не мертва. – Проговорил Олег. – Просто у вас слегка разошлись пути, но они ведь не параллельны.
- Да. – Танька изо всех сил пыталась сдержать слёзы. – Я обещала ей, что плакать буду только от счастья. У меня до сих пор перед глазами стоят эти ужасные картины.
- Какие? – Удивлённо спросил Олег.
- Те, что были на диске.
Олег поднялся и отошёл.
- Ты видела? – Он провёл по голове.
- Да, когда ты включил, я не спала. Хоть ты и перематывал этот ужас, но даже это не помогло.
- Ну, я и осёл. – Олег ударил кулаком по стене.
- Ты тут не причём. – Танька подошла к нему и обняла.
- Да нет, причём, если бы я сразу его уничтожил, ты бы никогда не узнала.
- А ты думаешь, по ней не видно, что с ней делали? Я и без этого знала, но, увидев, поняла, как ей было плохо.
- Всё равно. – Олег посмотрел на Таньку. – Ты только Барону не говори.
- Ладно. Я завтра снова к Сашке поеду. Может, выйдем с ней прогуляться. – Танька улыбнулась. - Я обещала, её с тобой познакомить. У тебя на завтра планов нет?
- Ради тебя, - Олег улыбнулся, - я отменю все планы. Хотя девочкам это не понравиться.
- Осторожнее, я ведь и убить могу. – Танька засмеялась.
- Ежик ты, мой. – Олег поцеловал девушку в губы. – Пошли спать.
Молодые люди вышли из комнаты и прошли в спальню.
Танька смотрела на часы. Цифры горели изумрудным цветом. Девушка посмотрела на Олега, который спал. Вот цифры сменились. Шесть ноль, ноль. Сон никак не приходил. Девушка встала с постели и, выйдя из комнаты, прошла на кухню. Выглянув в окно, она увидела, что к дому подъехал тёмный автомобиль, от туда вышел молодой человек в белой рубахе. Он прошёл ближе к дому и пропал из виду. Вдруг раздался звонок. Таня подошла к домофону и взяла трубку.
- Кто? - Прошептала она.
- Танюш, извини. Это Лёха. – Послышалось в трубке.
Девушка нажала на кнопку, послышался писк. Из комнаты вышел Олег.
- Кто там? – Он потёр глаза.
- Лёха. – Танька открыла дверь до звонка. – Значит, вы опять куда-то соберётесь. Пойду, приготовлю вам кофе. – Девушка снова вернулась на кухню. В дверях появился Лёха.
- Привет, Барон, что, что-то случилось? – Олег жестом пригласил его войти. Лёха протянул ему лист бумаги.
- Читай. – Голос Лёхи был взволнованным. Олег включил свет и посмотрел на листок. Там, аккуратным подчерком было написано следующее:
«Привет, моя милая.
Я прошу прощения, за то, что не смогу познакомиться с твоим Олегом. Но раз ты его полюбила, держу пари, что он действительно хороший человек. Ты прекрасно знаешь, что я не люблю долгих прощаний, поэтому я поступлю эгоистично – уйду не прощаясь. Тем более прощаться я не хочу. Мы же по одной земле ходим, и наши дороги ещё пересекутся. Зная тебя, повторюсь – вытри слёзы.  Олегу передай лично от меня, что если он тебя попробует обидеть, я ему своими же зубами горло перегрызу. Только пусть не обижается. Хотя у вас, я точно знаю, всё будет супер. Не забывай, что у тебя есть я и рассчитывай на мою поддержку и помощь.
Хочу сказать тебе спасибо. Ты единственный человек, который видел во мне не преступницу, а меня.
Я обещала ответить на твой вопрос. Сама знаешь, я обещания держу.
Я попала в детский дом, когда мне было семь. Ну, ты в курсе. Меня дома регулярно избивал отчим и его сожительница. Моя мама умерла, после того как они поженились. Однажды, когда эта парочка алкоголиков легла спать, я открыла дома все комфорки газовой плиты и ушла. С утра их нашли мёртвыми в своей квартире. Я же пошла в милицию и призналась, что это моих рук дело. Вызвали брата отчима. Им оказался твой препод. Роковое совпадение. Судить меня нельзя. Оформили в детский дом. Когда ты сидела и плакала, я решила, что, как говориться, от осинки не родятся апельсинки.
И придя к нему в кабинет, я просто сказала ему, что до четырнадцати лет меня привлечь нельзя, а я с большим удовольствием отправлю его к братцу. Конечно, этот урод струсил. Это ещё один плюс в скрытии эмоций. Внушить трусу страх проще всего.
Кстати, передай мои извинения Лёхе, за испорченную машину. Он сам виноват, я его предупреждала. 
А вообще он нормальный. Мы, наверное, с ним чем-то похожи. Я столько раз портила ему жизнь, а он всё равно мне помог. За это, передай ему спасибо и, так и быть чмокни в щёчку. 
Если бы не моя гончая порода, думаю, у нас бы с ним все получилось, но я опасный спутник по жизни.
Ну, вот теперь ты знаешь обо мне всё.
Прости, если я в чём-то была виновата. Но я так живу.

PS. Искать меня не надо, я сама тебя не буду терять из виду. А то у меня вся жизнь, то проблемы, то милиция. Пока, солнышко! Я тебя люблю.

Олег вернул бумажку другу.
- Это точно. Вы с ней очень похожи. – Проговорил он. С кухни вышла Таня.
- Во сколько тебя ждать?
- Тань, Лёха тебе кое-что принёс. – Олег взял письмо и передал его девушке. Танька взяла в руки сложенный лист бумаги и развернула. Когда глаза пробежали несколько строк, девушка заплакала, но потом вдруг быстро стала вытирать слёзы. Не отрываясь от чтения, Танька ушла на кухню.
- Ну, что ты планируешь делать? – Олег смотрел на Лёху, который даже не шевелился.
- Не знаю. Я в этих делах, как заяц в апельсинах. Что в таких случаях люди делают обычно? – Лёха присел на диванчик, который стоял в прихожей.
- Если любят, бегут за ней, а если сомневаются, то думают и потом опаздывают. – Олег усмехнулся. – Удивительные вы люди, вы даже причину назвали одну и туже.
- Но куда ехать? – Он развёл руками. – Ели она не в городе, я её точно не найду.
- А может, найдёшь. Насколько я знаю тебя, ты всегда идёшь по одному пути. Ты человек привычки. Ты создаёшь что-то новое, но при этом не ломаешь старое. Вот, например, когда ты был простым вором, ты научился вскрывать замки, теперь ты авторитет и давно тебе это не надо, но замки по прежнему вскрываешь, как простой вор. Ходишь с ребятами на дело. Хотя при твоём положении уже можно и забыть про это.
- Это тут причём?
- А Сашка как ты. Она потеряла сейчас подругу, но работать она, скорей всего, не остановиться. А как она работает?
- То есть, нужно искать её в кафе?
- Конечно. – Олег сел рядом. - Людей у нас достаточно. По одному человечку, в каждую забегаловку её уровня и мы её быстро найдём, а если нет, прочешем соседние города.
- Ты прав. Только ты, оставайся со своей, она в тебе нуждается больше чем я.
Молодой человек поднялся и, попрощавшись с Олегом, вышел.

Мужчина лет сорока обнял девушку за тонкую талию, и они закружились в танце. Девушка с длинными светлыми волосами двигалась соблазнительно и изящно. Пьяный мужик лапал её и обнимал. Когда танец закончился, они под ручку прошли к столику и присели. За столом сидели ещё двое мужчин. Блондинка поцеловала каждого. Было заметно, что она пьяна. Сообщив что-то молодым людям, девушка стала выходить из-за стола. Она поднялась, но тут же упала в объятия другого. Тот полапав её помог ей подняться. Когда девушка оказалась рядом с другим, то снова упала. На этот раз она рассмеялась и, поцеловав мужчину, поднялась и вместе с сумочкой направилась к двери с надписью «Туалет». Мужчины остались за столом, в ожидании своей подружки.
Сашка вошла в туалет и, вытащив из сумки джинсы и ветровку, быстро начала переодеваться. На улице было уже холодно, ноябрь был снежным, но морозным. Но брать с собой тёплые вещи было нельзя. В её сумку они не поместились бы. Хотя эта сумка была заметно больше предыдущей.
- Блин.
Рубрики:  Рассказы

Где тонко там и рвётся (продолжение)

Понедельник, 11 Января 2010 г. 15:50 + в цитатник
ПКД (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Сашка выругалась, натягивая штаны. – Плохо без помощницы. Танька чище работала.
Забравшись на унитаз, девушка открыла небольшое окошко. Когда она вылезла и осмотрелась, то увидела, что к кафе подъехала какая-то машина. Выйдя на парковку, она нажала на зелёненькую кнопочку на чёрном брелке. Одна из машин заморгала фарами. Теперь это был серебристый хёндай.
- Да, не густо. Ну, ладно отгоню пацанам, пускай, хоть немного денег заплатят.
Девушка села в машину и завела мотор. В салоне было очень холодно, да и машина, казалось, прогревается целую вечность. Вдруг, ей в глаза бросилась недавно подъехавшая машина. Фары небыли выключены. Значит, кто-то там сидит. Наконец-то машина прогрелась. Хёндай тронулся с места и, резко вырулив, с парковки помчался по тёмной автостраде.
- Слава богу. – Проговорила Сашка и посмотрела на себя в зеркало. Уже почти три месяца, как она работает одна. Девушка вытащила сигареты и закурила.
Вскоре хёндай заехал в какие-то гаражи. В свете фар девушка увидела молодого человека. Машина остановилась. Сашка вышла и подошла к парню.
- Привет. – Сухо проговорила она. – Сегодня только такая. – Девушка протянула ключи.
Парень молча пошёл к машине, а Сашка вошла в светлый гараж.
- Привет, куколка! – С улыбкой на лице проговорил молодой человек. На вид ему было лет сорок, плотного телосложения, чёрные волосы были коротко стрижены. – Чем ты меня сегодня порадуешь?
Сашка уселась на старое кресло, которое стояло в углу, и закурила.
- Извини, Стасик, сегодня только на запчасти.
- Тоже хорошо. - Он подошёл к ней и присел на подлокотник. – Сколько?
- Согласно расценкам. – Проговорила девушка, затягиваясь.
- Я могу и от себя добавить. – Мужчина наклонился к её уху. Сашка поднесла к его горлу, неизвестно откуда взявшийся, нож.
- Понял? – Огрызнулась она. – Ты своих кур топчи, а я тебе не по зубам.
- Понял. – Мужчина поднял руки и с противной улыбкой, которая больше напоминала оскал, поднялся. Подойдя к столу, он бросил ей пачку оранжевых бумажек. Поймав деньги, девушка бросила на пол окурок и, встав на него ногой, поднялась.
- До скорого, радость моя. – Ухмыльнулся Стасик. Сашка молча вышла из гаража и, осмотревшись, пошла к дороге. Зубы бешено стучали. Ветровка совсем не спасала от холода. Девушка сунула руки в карманы и пошла вдоль проезжей части. Вскоре на неё попал свет фар. Сашка развернулась и подняла руку. Машина осторожно остановилась. Темное стекло поползло в низ. В салоне было темно, но пахло приятно. Сипловатый голос тихо спросил:
- Тебе куда?
Сашка подошла ближе.
- Тут недалеко, я покажу. Посёлок Дорожный.
- Садись.
Сашка подошла к задней двери и, открыв её, залезла в автомобиль. Внутри было тепло и комфортно. На холоде выпитый алкоголь не давал о себе знать, но как только тело согрелось, Сашка почувствовала, что хмелеет. Она прислонилась головой к стеклу и закрыла глаза.
- Включите хоть музыку, а то я сейчас усну. – Проговорила девушка.
Мужчина включил радио. Когда машина подъехала к повороту в посёлок, она попросила остановиться. Машина припарковалась. Девушка подергала дверь, но та не поддавалась.
- Двери откройте. – Сашка нащупала в кармане нож.
- Нет. – Тихо сказал мужчина. – За тобой должок, а я люблю, когда мне долги отдают.
Сашка достала тысячу и протянула мужчине между окном и креслом.
- Вот. Хватит?
- Нет.
Тогда Сашка снова подёргала дверь.
- Слышь, ты эти шутки брось, я этого не люблю. Говори, чего тебе надо.
- Тебя.
- Ага, сейчас. – Выпалила девушка. Сашка резко поднялась и, обхватив кресло, приставила нож к горлу мужчины. – Двери открой. Я не шучу. Девушка надавила на нож. Мужчина вдруг засмеялся. Сашка сначала растерялась, но потом пришла в себя.
- Чего ты ржешь? – Зло спросила она.
- Да, Леший был прав. – Мужчина резко схватил руку девушки и, отодвинув в сторону, крепко сжал запястье. Сашка не издала ни звука. Нож выпал. – Меня таким трюком не возьмёшь.
Вдруг в машине загорелась лампочка. Сашка даже моргнула. Мужчина отпустил её руку и повернулся назад.
- Вот мы и встретились. – Проговорил молодой человек. – С тобой даже поговорить нормально нельзя.
- Ты!? – У Сашки округлились глаза. – Ты что тут делаешь?
- Да вот мимо проезжал. Смотрю, знакомая фигурка. Давай-ка я тебя прямо до дома отвезу.
- Хрен с тобой. – Сашка откинулась на заднее сиденье и сложила руки на груди.
Лёха завел мотор и машина, тронувшись, повернула на дорогу к посёлку.
- Где твой дом?
- Вот. – Девушка показала на маленький деревянный домик на отшибе, который почти весь развалился. Автомобиль остановился у дома. Раздался глухой щелчок. Сашка резко открыла дверь и вышла. Лёха тоже вышел из машины. Сашка осмотрела его и, проходя мимо, подошла к двери.
- Ладно, пошли, я тебя кофеем угощу. – Проговорила девушка, открывая дверь.
Когда Леха оказался внутри, то удивился. Внутренний вид дома отличался от внешнего. Яркий свет. Чистая комната, правда, единственная. Кровати не было, но был надувной матрас, который был аккуратно застелен пуховым одеялом. Рядом, на полу, стоял музыкальный центр. Комната переходила сразу в кухню. На кухне висели чистые полотенца и даже были занавески. Маленькая газовая плита и болон, находились рядом с умывальником. Водопровода тут не было. Ещё на кухне стоял какой-то старый шкаф и маленький отечественный холодильник. В комнате, почти по всему полу был расстелен толстый палас. Печки не было, но у стены стоял обогреватель. По середине комнаты находился маленький столик из тёмного дерева. Такие столики относились к восточному интерьеру.
Сашка разулась и, пройдя на кухню, включила электрический чайник.
- Только разувайся. – Проговорила девушка, проходя мимо Лёхи. Она подошла к маленькому комоду и, сняв с себя ветровку, бросила её на кровать. Лёха прошёл и присел возле столика. Он не сводил взгляд с девушки. Сашка, не обращая на него никакого внимания, достала из тумбочки вельветовую мужскую рубаху. Сняв с себя топ, девушка одела рубашку. Снова пройдя мимо Лёхи, она принесла с кухни кружку, кофе, пепельницу и бутылку пива. Сашка поставила всё это на стол и опять пошла на кухню. Лёха следил за каждым её движением. Девушка открыла холодильник и достала оттуда торт и копчёную колбасу.
- Это вся твоя еда? – Спросил молодой человек, когда девушка положила всё это на стол.
- А ты что, голодный? – Сашка улыбнулась. – Я могу разогреть, у меня не фастфуд конечно, а всего лишь пюре и жареное мясо. Я завтра в магазин пойду.
- Да нет, я не хочу. Просто ужин у тебя странный, пиво и колбаса.
- И что? - Сашка села за стол. Открыв бутылку пива, она сделала глоток. – Кстати, чайник вскипел, сам нальёшь, а то мне вставать не охота.
Лёха встал и принёс с кухни чайник. Налив себе кофе, молодой человек сделал глоток.
- Ты что пьёшь кофе несладкий?
- Да. – Пожала плечами Сашка. – Торт сладкий.
Девушка снова сделала глоток пива.
- Слушай, а ты Таньку давно видел? – Поинтересовалась Сашка.
- Сегодня утром был у них. – Лёха смотрел на девушку. Сашка почувствовала, что ей становиться не уютно под его взглядом.
- Как у неё дела? Надеюсь, она на меня не злится?
- У неё всё хорошо. Они с Олегом в октябре расписались. Она на свадьбе очень грустила, всё надеялась, что ты придёшь.
Сашка отвернулась и, достав сигареты, закурила.
- Не сыпь мне соль на рану.
- Зачем ты её бросила?
- Я её не бросала! – Выкрикнула Сашка. – Её мечта сбылась!
- Зачем надо было уезжать? Можно было остаться жить в городе. Мы бы тебе квартиру нашли.
- Я в этой жизни хочу всего добиться сама. – Сашка быстро допила бутылку. – Мне подачки не нужны.
- Я с тобой согласен. Но называть это подачкой нельзя.
Сашка встала и прошла к холодильнику. Тепло разбегалось по телу. Она достала ещё одну бутылку пива. Хмель уже сильно ударила в голову. Девушка открыла пиво и сделала глоток.
- А как это можно назвать?
- Ну, скорее поддержка. Потом бы сама купила себе квартиру.
- Нет. Мне и тут хорошо. – Девушка снова села за столик. Теперь она была ближе к Лёхе. От него пахло очень вкусно. Девушка почти залпом принялась пить пиво. Лёха отобрал у неё бутылку.
- Ты и так уже пьяная. Как ты вообще за руль села?
- За какой? - Сашка поднялась. Её уже поматывало. – Погоди, так ты за мной следил. Что, будешь мне морали читать? Так это зря.
Сашка села на кровать.
- С чего ты взяла? – Лёха смотрел на Сашку. Девушка встала и, подойдя к музыкальному центру, включила его ногой. В комнате заиграла какая-то спокойная музыка. Сашка подошла к Лёхе и потянула его за руку.
- Пошли, потанцуем.
Молодой человек поднялся. Сашка обхватила его за плечи, а он её за талию. Внутри у молодого человека всё загорелось. Девушка положила голову ему на плечо. Мурашки пробежали по всему телу. Сашкино сердце бешено колотилось. Девушка поцеловала Лёху в шею. Молодой человек крепче обнял её. Сашка подняла голову и посмотрела в глаза молодого человека. Он же смотрел ей в глаза. Пара остановилась. Девушка, привстав на носочки, поцеловала его в губы. Лёха ответил на поцелуй. Сашка одной рукой гладила его по голове, а другой, по щеке. Лёха поднял её рубаху и его руки коснулись спины девушки. Сашка сняла с молодого человека ветровку, и он остался в белой рубашке. Лёха аккуратно расстегнул девушке рубаху и стащил её с плеч. Всё тело будто охватило огнём. Сашка отошла и, взяв его за руку, подвела к кровати.
Лёха снова посмотрел на Сашку. Её взгляд был затуманен. Молодой человек. Посадил её на кровать и накинул ей на плечи рубашку. Сашка смотрела на него с недоумением.
- Что случилось? – Прошептала девушка, поднявшись. Она снова начала целовать его шею. Лёха закрыл глаза и, глубоко вздохнув, остановил её.
- Извини. Тебе надо проспаться. Ты не понимаешь, что делаешь. – Он отошёл.
- Но ведь ты понимаешь. – Сашка улыбнулась и откинула назад длинные волосы.
- Это не одно и тоже. Я пойду, покурю, а ты давай ложись и спи. – Лёха обулся и вышел за дверь. Сашка смотрела на закрытую дверь с удивлением.

Лёха вышел на улицу в одной рубахе. Он достал сигарету и закурил. Подойдя к машине, он открыл дверцу и сел за руль. Откинувшись на спинку, он сделал глубокий вдох и закрыл лицо руками. Положив руки на руль, молодой человек посмотрел в сторону дома.
- Леший был прав. – Лёха снова затянулся. – Ей это не нужно. Из этого ничего не получится. Мы с ней слишком похожи. Твою мать! – Он стукнул по рулю. – Я веду себя, как мальчишка! Что же происходит? Никогда я с девками так не церемонился!
Лёха захлопнул дверцу и завёл мотор. Но, уезжать он не торопился. Немного посидев, молодой человек вышел из машины и подошёл к дому. Он осторожно открыл дверь и тихо зашёл. Оказавшись в комнате, он посмотрел на Сашку, которая лежала на кровати с закрытыми глазами. Лёха осторожно подошёл и посмотрел на девушку. Похоже, что она спит. Молодой человек присел на корточки.
- Да, - прошептал он. – Ты не готова. Да и я, наверное, тоже. Больше я тебя не потревожу.
Лёха поднялся и вышел из дома. Он подошёл к машине и сел за руль. Послышался звук мотора. Автомобиль тронулся с места и отъехал от дома. Когда машина скрылась из виду, на пороге дома появилась Сашка. Она смотрела в даль, на глазах появились слёзы. Девушка долго пыталась сдержать их, в груди жгло. Сашка сама не заметила, как солёные капли побежали по щекам.

- Здорова, Барон! – Проговорил Слепой, подходя к молодому человеку, который сидел за столиком в кафе и пил сок.
- Привет, - сухо проговорил Барон. Он сделал глоток.
- Хорошо вчера посидели. Девочки супер, особенно эта, блондиночка. Как она к тебе липла. - Слепой расплылся в улыбке.
Барон молчал.
- Зря ты её отшил. – Слепой подозвал официантку. – Слушай. Мы вчера хорошее дело провернули, отметили. На улице почти весна, может, рванём куда-нибудь, отдохнём? Возьмём девочек.
- Да можно. – Барон закурил.
- Тогда давай вечерком поедем за город, к Кулику, как обычно. Он нас давно приглашал. – Слепой сделал заказ. – Девок там найдём или с собой захватим.
- Посмотрим. – Барон поднялся. – Если здесь не найдётся, поищем там.
Молодые люди попрощались, и Барон направился к выходу. Оказавшись на улице, молодой человек достал телефон и, набрав номер, поднёс трубку к уху.
- Леший, здорова.
- Здорова, Барон. – Послышалось на другом конце.
- Как вы там?
- Отлично. Танька сегодня ходила к врачу. – Молодой человек замолчал. – Барон, я отцом стану! – Прокричал в трубку молодой человек.
- Поздравляю. – Барон улыбнулся.
- К ноябрю нас станет трое!
- Мы со Слепым к Кулику собрались вечером. Может вы с нами. У меня ведь завтра День Рождения. Да и ваше событие отметим.
- Я спрошу у Таньки. Если она захочет. Ты же понимаешь, что я без неё не поеду.
- И правильно. А то убежит, не поймаешь.
На другом конце послышался смех.
- Ты спрашивай и перезвонишь.
- Лады.
Барон выключил телефон. Он подошёл к тёмно-синему Опелю и, открыв дверцу, сел на пассажирское сиденье. Молодой человек на несколько секунд закрыл глаза. Вдруг, кто-то коснулся его плеча. Барон посмотрел на молодую девушку, которая стояла перед ним. На вид ей было лет двадцать пять. Светлые волосы упали на плечи. Её голубые глаза были достаточно ярко накрашены. Джинсы обтягивали стройные ноги. Короткая куртка не скрывала даже живота.
- Привет, Лёша. – Девушка улыбнулась. Молодой человек посмотрел на неё с недоумением.
- Ты кто? – Сосредоточено спросил он.
- Я Наташа. Мы вчера гуляли в кафе.
- А, ну да. Прогуливаешься?
- Да. Предки укатили в Германию, а я одна осталась. Прогуливаю лекции в институте.
- Ты в институте учишься?
- Конечно. Без этого нельзя. Высшее образование должно быть обязательно.
- Угу. – Промычал Барон. – Только мне оно не понадобилось.
- А ты что заканчивал?
- Я школу, все восемь классов.
- Да ладно! – Девушка засмеялась. – Как же ты тогда живёшь? Кем работаешь?
- Собак выгуливаю у соседей. – Ответил молодой человек на полном серьёзе. – Значит, ты сегодня свободна?
- Ага.
Молодой человек вышел из машины:
- Тогда садись. В гости поедем. Мы сегодня с друзьями на дачу собрались.
Девушка села в машину и Барон захлопнул дверцу.
- А что за повод? – Спросила Наташа, когда Лёха сел за руль.
- У меня первого марта день рождения. – Он завёл мотор.
- То есть завтра?! Круто! – Девушка расстегнула курточку, под которой был открытый топ. – Какой подарок ты хочешь?
Лёха оценивающе посмотрел на девушку:
- Я тебе вечером скажу.
Машина тронулась с места.

- Олег, долго ещё его ждать? – Танька потянулась. – Уже час тут торчим.
Танька вылезла из машины и подошла к молодому человеку, который о чём-то разговаривал с мужчиной.
- Зай, он сказал, что сейчас будет. – Олег обнял жену.
- Поздравляю, Танюш. – Слепой улыбнулся.
- Спасибо. – Девушка тоже улыбнулась.
- Слушай, а ведь я был первым, кто с вами познакомился. – С гордостью проговорил мужчина.
- Да, Слепой, теперь я тебя до гробовой доски водкой поить буду. – Олег усмехнулся.
- Да и встретились мы тут не далеко. – Девушка вдруг загрустила. – Помнишь, как к вы к нам на озере подкатили?
- Разве такое забудешь. Вы там с Сашкой одни были. – Слепой улыбнулся. – Скучаешь?
- Очень. Если бы я хотя бы знала, где она, что с ней. – Девушка хотела закурить, но Олег не дал. – Когда Олег сказал, что вы её нашли, я надеялась, что Барон её вернёт.
Слепой усмехнулся.
- Знаешь, Танюш. Борон, конечно вор авторитетный, но в этих делах полный профан. Он никогда ни кого не любил. Уж поверь мне. Хотя кукол у него было тьма.
- А мать? - Поинтересовалась Танька. – У него же была мать?
- Может и была? – Слепой пожал плечами. – Ты ведь не знаешь. Я забрал к себе, тогда ещё просто мальчика Алёшу Баринова, когда ему было три года. Мне было уже двадцать лет. Я его увидел в детском доме. У меня за спиной уже было две судимости. Перспективы семьи не было. Я стал ему и мамой и отцом.
У Таньки округлились глаза.
- Да. Я учил его воровать и выживать. И как всегда получается, ученик превзошёл своего учителя.
Танька посмотрела на Олега. Молодой человек, как бы поняв её вопрос, положительно кивнул.
- Теперь я остался Мишкой Бариновым, а он для большинства людей стал Алексеем Михайловичем или просто Бароном. У него за плечами тоже не одна ходка. И стреляли в него и резали больше чем меня. Он окружал себя только лучшими людьми. Один раз только попался гнилой человек. Барон получил из-за него нож под ребро, но гада положил. Тогда ему было только двадцать лет. Уже тогда он был не маленькой фигурой в определённых кругах, а с тех пор прошло уже почти двенадцать лет. Завтра будет двенадцать.
- А я и догадаться бы не смогла. Значит ты для Барона как отец?
- Не как. – Слепой помотал головой. – Я для него отец. А он мой сын и так было, есть и будет. Он рос на моих глазах. Я был с ним всегда, когда был ему нужен. Он меня с детства папой называл.
- А сейчас тоже называет? – Поинтересовалась Танька.
- Конечно, нет. Да и не к чему это. Мало кто знает про это. Только самые близкие ребята. А их можно по пальцам пересчитать.
Тут возле ребят остановился тёмно-синий Опель. Дверца со стороны пассажира открылась от туда вышла девушка. И подошла к компании.
- Привет. – Поздоровалась блондинка.
- Ба!- Проговорил Слепой. – Знакомые лица. Ну, Лёха. – Мужчина усмехнулся.
Танька осмотрела девушку. Из машины вышел Барон. Он подошёл и, пожав пацанам руки, обнял Таньку. Все поздоровались.
- Ребята, это Наташа. – Он приобнял девушку. И посмотрел на Слепого. Тот усмехнулся.
- Я Олег. – Представился молодой человек.
- Таня. – Проговорила девушка, не сводя взгляда с Наташи. Танька обратила внимание на то, что девушка смотрит на Олега. – Я пойду в машину. – Девушка отошла. Олег пошёл за ней. Таня села в машину и закрыла дверцу. Олег сел за руль.
- Ты что? – Спросил молодой человек. – Что случилось?
- Если эта мразь к тебе хотя бы на метр приблизится, ты меня больше не увидишь. – Проговорила Танька.
- Ты что, с ума сошла!? На кой мне эта блондинка крашенная? – Олег посмотрел на жену. – Мне кроме тебя никого не надо. К тому же она с Бароном.
- Эта домашняя собачонка решила поискать себе развлечений. Её привлекла в Бароне таинственность, а в тебе внешность.
Олег засмеялся.
- Да мало ли, что её привлекло! Меня привлекаешь только ты.
- Я тебя предупредила. – Танька посмотрела на мужа.
Задняя дверца раскрылась и в машину сел Слепой.
- Поехали. Кулик уже стол накрыл. Он сказал, что хочет нас девчонкой какой-то познакомить. Красивая говорит. Вчера встретил.

- Милый, что ты так суетишься? – Девушка с длинными светлыми волосами обняла мужчину.
- Сегодня к нам гости приедут. – Мужчина лет пятидесяти встал из-за стола и подошёл к девушке. Та поднялась, и он обнял её за тонкую талию. – Сашенька, это очень хорошие люди. Я тебя с ними познакомлю.
- Ты знаешь. Я лучше домой поеду. Меня мама будет искать. А завтра с утра приеду. – Сашка отошла от мужчины. Но тот её схватил за руку и притянул к себе.
- Ты второй день меня дразнишь, так что сегодня я тебя ни куда не отпущу. – Мужчина начал целовать девушку в шею. Сашка отвернулась и сморщилась. Собрав свою волю в кулак она попыталась улыбнуться.
- Как же я могу устоять, перед таким как ты? – Она освободилась. - Ладно, посмотрим на хороших людей.
Мужчина вышел из столовой, где был накрыт стол. Сашка сплюнула.
- Урод. – Девушка вытерла шею. – Если бы не солидный куш, меня бы тут уже давно не было. И куда только его жена смотрела? Супруга дома с двумя детьми, а он девочек водит. – Бубнила девушка, осматривая окна и стены с потолками. Камер нигде не было, окна не запирались. – Пацанам это понравиться. – Прошептала она. - Нельзя же быть таким тупым. Ещё эти гости. Теперь планы придётся менять. И терпеть этого ублюдка ещё один день.

- Здравствуйте, дорогие мои. – Кулик вышел к компании молодых людей, которые стояли в достаточно просторном холле.
- Ну, здравствуй, Кулик. – Слепой пожал ему руку. - Давно не виделись. Ты пацанов знаешь. А это Танюшка.
Девушка кивнула.
- А это, Наташа.
- Здравствуйте. – Девушка улыбнулась.
- Здорова, крестник, - Кулик обнял Барона.
Танька снова удивилась. Слепой заметил этот взгляд.
- А кто же, как не кореш? – Слепой улыбнулся.
Кулик обратился к девушке.
- Да, я этого мальца, на руках держал. Мы с Мишкой тогда сами пацанами ещё были.
- Кулик, - серьёзно проговорил Барон. – Давай это пропустим.
- Понял. – Кулик улыбнулся.
- А где же твоя девочка? – Слепой усмехнулся. – Как тебя только жена ещё не поймала. Тебе уже пятьдесят, а ты никак не успокоишься.
- Сейчас придёт, она пошла переодеться.
Вся компания направилась в столовую.
- Зай, я пойду, выйду. – Проговорил Олег. – Барон попросил из багажника ящик водки принести.
- Конечно. Заодно из нашей машины принеси мне сумку, я её там оставила.
- А где у вас тут туалет. – Спросила Наташа.
- Выйдешь в зал и там увидишь ванную. – Усмехнулся Кулик.
Девушка вышла из комнаты.
- Слепой! – Позвал мужчину Олег. – Пошли со мной.
Молодые люди скрылись за теми же дверьми.
Оказавшись в холле, Слепой остановился.
- Ты чего? – С удивлением спросил он.
- Мне надо водку принести. А тут эта Наташа пошла в туалет. Если Танька себе что-нибудь надумает, я её потеряю. Лучше перестраховаться.
- А-а-а-а. – Слепой улыбнулся. – Только до машины ты один, а я здесь постою.
- Лады. – Олег вышел из дома.

Сашка подошла к лестнице, ведущей на первый этаж. На последнюю ступеньку присел мужчина. Девушка узнала его.
- Миша. – Прошептала она. Сердце бешено забилось. Сашка спряталась. Тут из ванной вышла какая-то желтоволосая блондинка. Мужчина поднялся и зашёл в освободившуюся комнату. В холл вошёл молодой человек.
- Олег. – Девушка подошла к нему. Олег остановился.
- Ну, Слепой. – Зло проговорил молодой человек.
- А кто эта Таня?
- Это моя любимая жена. И мама будущего ребёнка.
У Сашки закололо в груди.
- Твоя жена скоро станет толстой и сварливой, а я могу быть очень ласковой. – Девица коснулась плеча молодого человека. Он отошёл. Сашка начала злиться. Хотелось этой мымре хребет сломать.
- Мне это не надо. – Олег обошёл девицу и зашёл в дверь, которая вела в столовую.
- Эй. – Позвала девушку Сашка. Блондинка повернулась. Сашка поманила её рукой. Девица поднялась по лестнице.
- Понравился тебе Олежка? – Серьёзно спросила Сашка.
- Да. – Осторожно проговорила девушка. – Я всё равно добьюсь своего.
- Правильно. Всегда надо добиваться того, что хочешь. – Сашка опустила руку в сумку.
- А ты кто?
- Я? Я ангел хранитель. – Сашка отошла и снова поманила девушку. Та снова подошла. Сашка поднесла палец к губам и заглянула девушке за спину. Девица тоже оглянулась. Тогда Сашка схватила её и, закрыв ей рот одной рукой, приставила нож к горлу. Девушка замычала.
- Если пикнешь, я тебе глотку перережу. – Прорычала девушка. - Если ты, шалава такая, хоть на метр приблизишься к мужу моей подруги, я тебя живой в зёмлю закопаю.
Девушка перестала мычать.
- Упаси Бог, если моя подруга будет из-за тебя расстраиваться. Поняла. – Сашка с силой надавила на нож. У девушки проступил кровавый след. Она кивнула. – А теперь брысь отсюда.
Сашка отпихнула её к лестнице. Девица быстро сбежала вниз. И наткнулась на Слепого.
- Миш, меня хотели убить! – Проговорила она.
- Что!? Кто!? – Слепой замотал головой. Он заметил на горле девушки кровь. Взяв её за руку, он провёл её в комнату к остальным.
- Кулик, что за чёрт? – Он показал горло девушки. Все оглянулись.
- Что случилось? – Проговорил Кулик.
- Мне угрожали! – В истерике прокричала девушка.
- Кто!? – Возмутился Кулик.
- Её подруга! – Наташа ткнула пальцем в сторону Тани. Барон встал с места.
- Сашка!? – Выпалила Таня. – Почему!?
- Она сказала, что убьёт меня, если я буду к вам лезть.
Таня со злостью посмотрела на Олега и вышла из комнаты. Молодой человек подошёл к Наташе.
- Не в те ты сани села, дура! – Он выбежал следом.
- Я чего-то не понял. – Кулик сел за стол. Он посмотрел на Наташу. – Это что за Саша? Такая невысокая с длинными белыми волосами?
- Да! – Выкрикнула девушка.
- Так она подруга Олежкиной жены?
Тут Слепой заржал.
- А девчонка то на хаты перешла! Быстро развивается.
- Ты чё ржёшь!? – Крикнул Кулик.
- Кулик, ты завтра мог проснуться с голым задом под весенним солнцем! – Слепой продолжал смеяться.
- То есть, она воровка!? И Олежка на воровке женился? Убью тварь!– Кулик резко поднялся и хотел выйти из-за стола. Барон схватил его за руку.
- Не кипятись. Мы тоже так живём. – Спокойно проговорил он.
Наташка посмотрела на Лёху.
- Так ты ещё и уголовник!?
Слепой снова засмеялся.
- Ну и что, - сказал он, - а ты дешёвка. Поехали, я тебя домой отвезу. – Слепой схватил её за руку и вытащил из комнаты.
- Барон, я что-то не понимаю. – Кулик снова сел.
- Чего? – Спокойно спросил молодой человек.
- Какого хрена тут происходит?! – Крикнул мужчина.
- Это долгая история, но тебе я расскажу. Ты только отцу не говори.
- Обижаешь. – Мужчина налил стопку водки и выпил её залпом.

- Ну! – Стасик подошёл к девушке, которая сидела на диване.
- Забудь, я в этот дом больше не вернусь. – Девушка налила водку в стопку и залпом выпила. Взяв дольку лимона, она съела его с кожурой.
- В чём дело?!
- Там вор живет. – Сашка закурила и откинулась на спинку.
- Да хоть папа римский! – Стасик крикнул. – Эта хата эльдорадо!
- Я сказала, нет! – Сашка поднялась. – Я у вора, тем более у блатного, красть не буду!
- Будешь?! Или вернёшься, или я тебя лично на перо посажу.
- Давай! – Сашка толкнула Стасика так, что он отлетел и упал. Девушка подошла к нему. – Я ни под кем не ходила и под тобой не буду!
Девушка плюнула на пол. И вышла из гаража. Стасик поднялся и, подойдя к дивану, уселся.
- Вот это девица. – Проговорил он, и залпом выпил стопку водки.
Сашка шла по темной дороге. Голова кружилась. После сегодняшней встречи она так хотела напиться, что напилась. Нет, она не переживала за Таньку. Олег действительно оказался хорошим. Но сегодня, она могла встретить его. Этого ей было не нужно. Сашка, конечно, хотела снова остаться с ним наедине, хотя бы для того, что бы сказать ему, что он ошибся, что она готова. Только ей нужна помощь. Некоторые люди завидев свет в своей тёмной жизни, начинают идти к нему не смотря ни на что. Другие, увидев этот свет, бегут от него. Из-за страха разочароваться. Сашка же и не шла и не убегала, она осталась стоять. Именно теперь ей был нужен человек, который протянул бы ей руку и провёл в свет. Сегодня это свет был близок, но не на столько, что бы кто-то оттуда её заметил и подал руку.
Одно Сашка решила, что со Стасиком, пока, работать не надо. До посёлка ещё далеко, а идти она уже устала. Девушка села на обочину. Благо, есть кожаная куртка, не промокнет. Сашка порылась в сумке и, достав сигареты, закурила. Очень хотелось спать. На дороге показался автомобиль. Сашка поднялась и вытянула руку. Автомобиль остановился. Девушка открыла дверцу и увидела за рулём Мишу.
- О-о-о-о! – Протянул мужчина. – Сашка! Садись! Тебе куда!?
Девушка села.
- Привет. – Сухо проговорила она. – Дорожный посёлок знаешь?
- Конечно, нам по пути. Я дальше. К корешу, на дачу. – Миша посмотрел на девушку, которая прислонилась к спинке кресла и, отвернув голову, смотрела в боковое окно.
- А ты что такая грустная?
- Я не грустная. – Прошептала девушка. – Спать хочу. С пацанами отдыхали и выпила лишнего.
- Так спи, как подъедем, я разбужу.
- Спасибо. – Прошептала Сашка. Глаза закрылись. Миша посмотрел на девушку и улыбнулся.
- Да, дурак ты Барон. – Прошептал он сам себе. – Пропадёт девчонка. Если её в узду не взять. Ничего, я приеду и тебе вправлю мозги.

-Вот, теперь ты всё знаешь. – Барон налил ещё водки в обе рюмки. Раздался звон хрусталя.
- Слушай, а с чего ты взял, что она не готова? – Вдруг спросил Кулик.
- Не знаю. – Барон пожал плечами.
- А, по-моему, ты просто струсил. – Кулик выпил водку. – Да-да, именно струсил. Сердечко забилось.
- Не в этом дело. – Начал, было, Барон.
- Нет, именно в этом. Ты всю жизнь жил только по понятиям. Отвечал только по понятиям. Для тебя жизнь была логической и холодной цепочкой. И ты испугался, что цепь стала тоньше. А где тонко, там и рвётся. У тебя никогда не было слабых мест. Ты даже медицину изучил, что бы самого себя лечить. Ты не привык, о ком-нибудь заботится. Ты испугался свой собственной слабости.
- Думаю, ты прав. – Барон смотрел на крёстного.
- Конечно, прав. – Кулик улыбнулся. – Так что если ты уже готов перебороть свой страх, то перебори. Я же вижу, как ты о ней говоришь. Ты ей восхищён и покорён. Эта девчушка тебя с ума свела. Ты можешь убежать от неё, но не от себя. Знаешь, где её искать?
- Думаю да. – Проговорил Барон.
- Тогда завтра езжай к ней.
- Понял. – Барон посмотрел на Кулика умоляющим взглядом. Мужчина улыбнулся.
- Да не было у нас нечего. Хотя думал, что сегодня будет. А, оказывается, единственное, на что мог рассчитывать, это снотворное.
Мужчины поднялись и вышли из комнаты.
- Ладно, иди, проспись. Комната твоя знаешь где.
Мужчина обнял молодого человека. Со второго этажа спустился Слепой.
- Батя! – Протянул Барон. – Я всё понял.
- Надеюсь. Иначе мой подарок на день рождения тебе не понравится. – Слепой обнял Барона. – С Днюхой тебя, Алексей Михайлович.
Лёха, шатаясь, поднялся по лестнице. И вошёл в ближайшую дверь. Мужчины проводили его взглядом.
- Да! – Протянул Слепой. – А думали, что с ним проблем не будет. А про любовь забыли.
- Это не предусмотришь. – Кулик обнял друга за плечи, и они пошли в другую комнату.

Лёха зашёл в комнату и, сняв ботинки, бросил их в какой-то угол. Молодой человек вытащил из брюк рубашку и, расстегнув её, стянул с себя. Он лег на кровать и тут же уснул.

Сашка прижалась к чему-то тёплому. Её кто-то обнял и уткнулся носом в шею. Девушка резко открыла глаза. Она испугано осмотрелась и попыталась осторожно встать. Но осторожно не получилось и тот, с кем она была рядом, тоже проснулся. Оба вскочили с кровати и уставились друг на друга. Сашка не поверила своим глазам. Перед ней стоял Лёха. Лёха зажмурил ещё сонные глаза и снова открыл их.
- Ты чё тут делаешь!? – Спросил Лёха удивлённо. Он задумался.
«Слепой!!!» - Хором крикнули молодые люди.
Лёха смотрел на девушку, которая, сев на корточки, начала смеяться. Лёха тоже засмеялся. Молодой человек сел на кровать. Он так давно не смеялся и не попадал в глупое положенье. С этой девочкой это происходит достаточно часто. Он начал переживать разные эмоции и чувства, а всё благодаря ей.
Сашка поднялась и, заплетя волосы в хвост, подошла к молодому человеку.
- Ладно, мне пора. Сегодня дел много. – Сашка смотрела на Лёху.
- Куда ты теперь? - Спросил чуть слышно молодой человек.
Сашка улыбнулась и, перекинув сумку через плечо села на кровать, рядом с молодым человеком.
- Посмотрю. Дорога одна, куда-нибудь приведёт. Буду искать…
Сашка поднялась и пошла в сторону двери. Леха быстро встал и преградил ей путь.
- А что если мы по одной дороге дальше, вместе пойдём? – Он смотрел девушке в глаза.
- У меня дорога, сам знаешь, то яма, то канава. – Сашка улыбнулась. – Если ноги не жалко, пошли.
Сашка хитро прищурилась.
- А ты уже готов?
- Думаю, да.
Лёха обнял девушку и поцеловал. Сашка положила голову к нему на плечо. Вдруг, дверь открылась. На пороге появился Миша.
- С днём рожденья Алексей Михайлович. – С улыбкой проговорил он.
Барон посмотрел на Мишу, не отпуская Сашку. Молодой человек улыбнулся.
- Спасибо. – Почти без звука проговорил он.
Мужчина кивнул и закрыл дверь. Сашка посмотрела на молодого человека.
- Только, я тебя предупреждаю, - проговорила девушка. - Характер я менять не буду. Так что, будем постоянно драться.
Лёха усмехнулся.
- Если ты захочешь, то будем…
Рубрики:  Рассказы

Максим

Суббота, 09 Января 2010 г. 16:25 + в цитатник
Ксения_Осенняя (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Максим

В тёмном баре на пятачке сцены играет квартет музыкантов азиатов. Пятно света. В нём страдает, извиваясь большеротая, стриженая блонда за тридцать, в чёрном коротком мерцающем платье.
Тела музыкантов растворились во мраке сцены, ослепленной ярким локальным столбом . От них остались самостоятельно живущие части, кивающие в такт музыки головы, мускулистые руки до локтей, высекающие музыку из инструментов, блестящие пряжки на ремнях брюк и пританцовывающие лаковые туфли.
Прямо напротив входа, замысловатое световое панно во всю стену, изображающее огни ночного города. На его фоне тени стриженных и длинноволосых гуманоидов – гостей заведения. Одни пьют, другие курят, кто-то общается, все посматривают на сцену, где распаляется, заводится, куражится расчлененный квартет и экзальтированно импровизирует подвыпившая певица .
Артисты пытаются быть одним целым, ловя на лету музыкальные идеи друг друга. Их азарт передается гостям бара, они перестают общаться и следят за тем, как выкручиваются из авансированных обещаний импровизаторы.
Полночь.
На высоких табуретах и низких креслах, людям хорошо, они дома, в параллельном мире рафинированного европейского бара в Пекине.
Раскосые девушки расставляют горящие, пузатые свечи на стойки и столики вновь прибывшим, и ещё вазочки с жареным арахисом, и блестящие упаковки маринованных каштанов – комплимент от заведения.
Аплодисменты и редкие выкрики ознаменовали окончание композиции.
Нахулиганившие музыканты, отирают бриллиантовый пот и довольно улыбаясь, уходят со сцены, материализуясь на фоне вестибюля гостиницы, в которой находится бар. Певица поднимает руки, изображая полёт, и падает с небольшого возвышения сцены в объятия восторженного рыжего немца. Эти ночи для неё звёздные. Английская девушка со сложной судьбой.
Сверкают бокалы с разными напитками, их поднимают в её честь, приглашают к столику. Она никому не отказывает, театрально обнимается со всеми, смеётся, широко, запрокидывая назад голову и обнажая голосовые связки : « Hi, I’m Nancy! I drink only vodka! ».
И зовут её как лохнесское чудовище и в близи она не красива. Тяжелая челюсть, длинное узкое лицо, коренной зуб, разрушенный кариесом, затмевает белый клык с вмонтированным в него стразом.
Надо бы ей последовать за своими музыкантами – фантомами, дабы не разрушать видение, но это не в её силах. Она хочет чувствовать.
В бар входит высокий мужчина. Его лицо демонстрирует земное притяжение в действии. Отвисли и подбородок, и щеки, а когда-то круглые голубые глаза, теперь постепенно перетекают в слезящиеся мутные овалы. На них, как на контурной карте красные сосуды, такие же узоры на висках и носу. У него выпуклый живот и длинные ноги с большими ступнями. Он шагает, высоко и врось понимая колени, как будто отрывая присоски от блестящей поверхности пола.
Нэнси высвободила юную китаянку из объятий и подняла глаза на усталое лицо вошедшего: «Hi, Max! » Он сконцентрировал овалы на вожделенно извивающейся женщине и криво улыбнулся.
- Возможно, сегодня я не пойти с тобой, - капризно, почти по-русски промурлыкала она и посверлила пальцем пуп Максима. Глазами она показала на рыжего немца, наливающего некой даме шампанское. Она всегда это говорила, но с момента их знакомства верна ему, каждый вечер. Он смотрит на часы, ей остается еще один выход, и взбирается на табурет.
- Виски, - ответил он на вопрос барменши, спасшейся от Нэнси.

Третий выход музыкантов не удается, выдав весь жар, они не могут раздуть пепел. Им скучно, Нэнси выкрикивает слова песен, не чувствуя ни такта ни хотя бы мотива. Она устала, и пьяна и сцена теперь её не украшает, чары развеялись, пикантные движения, теперь вульгарны . Этот последний третий выход, он был лишним.
Гости бара тоже передержаны, многие уходят. Певица каждому машет рукой. Ушел и рыжий немец со своей дамой.
«Only you-u-u !» - выкрикнула Нэнси и указала пальцем на Максима, надирающегося у стойки. Он ухмыльнулся и поднял ладонь ей в ответ.
Впереди у них такси до крохотной квартирки, бесчувственный секс и технический оргазм, после которого два чужих друг другу человека по-прежнему останутся одинокими.
Они проснутся спиной к спине ещё до того, как в пять утра, услышат голос продавца рисовых булочек, проснутся от саднящей, холодной, липкой тоски, которая заползает в душу перед рассветом и душа дрожит. Он сядет на постели и закурит : «Господи, я хочу домой!», прошепчет он ставшую привычной свою утреннюю молитву, в принципе не зная, что под этим подразумевает, потому что дома у него нет.

Я поднялась из уголка бара и вышла на свет, в вестибюль гостиницы.
Каштаны были горькими с отвратительным затхлым запахом местных специй.
Лифты свободны, время позднее.
Слава Богу, завтра лечу в Москву. В зеркальной панели кабины, я увидела своё кислое выражение лица, печальный вкус каштанов не проходил. Не надо было снимать упаковку, привезла бы домой, она была хотя бы красивой.
Рубрики:  Рассказы

Метки:  

Запись в Школу мультимедийной журналистики Gameland

Суббота, 22 Августа 2009 г. 13:03 + в цитатник
Multijur (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Напоминаем, что с 24 по 28 августа включительно пройдёт заключение договоров на учёбу в Школе мультимедийной журналистики Gameland! Подробности - в нашем блоге и на !сайте Школы

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН

Суббота, 18 Июля 2009 г. 11:26 + в цитатник
Ретрофан (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Кровавый рассвет за спиной - на востоке - постепенно бледнел, перерастая в желтый слепящий свет, и этот свет все отчетливее проявлял грубые угловатые формы тяжелого танка, скрытого под шелестящими на свежем утреннем ветерке зелеными листьями срезанных вчера под корень молодых березок.
Наступало утро 19 августа 1941 г. День обещал быть тяжелым: немцы рвутся к Ленинграду; советские войска отчаянно обороняются уже на ближних подступах к городу. Луга и Кингисепп - в руках неприятеля, и теперь он продвигается на Красногвардейск, который раньше назывался Гатчиной. А оттуда до Ленинграда уже рукой подать!
Зиновий Колобанов потер покрасневшие глаза - нервное напряжение было настолько велико, что ночью он так и не смог заснуть - и вновь оглядел в бинокль дорогу, ведущую к совхозу Войсковицы. Пока она пуста. Но слева - на Лужском шоссе - уже часто бухают пушки и захлебываясь, перебивая друг друга, стрекочут пулеметы. Там идет бой. А здесь - никого... И от этой неизвестности еще больше сосет под ложечкой и ноет в душе...
- Товарищ старший лейтенант... Ну пожуйте хоть крылышко!
Это Паша Кисельков - стрелок-радист и главный добытчик экипажа. Вчера вечером, когда встали на эту позицию у Войсковиц, чертыхаясь, вырыли в твердом грунте два капонира - основной и запасной - и замаскировали танк срезанными под корень березками, полностью обессиленный экипаж рухнул как подкошенный на землю, а Паша - неутомимые ноги! - смотался до брошенной птицефермы и приволок оттуда здоровенного гуся. Гусь отчаянно хлопал крыльями и возмущенно гоготал. Эти аппетитные звуки подняли бы и мертвого, не то, что изнывающих от голода солдат. Оба Николая - водитель Никифоров и заряжающий Роденков - тут же засуетились, организовывая костерок, а наводчик Андрюша Усов полез на заваленную березками "кавэшку" за ведром. Тем временем Паша свернул птице голову, и во все стороны полетели перья. Через несколько минут гусь уже варился в танковом ведре, а весь экипаж в полном составе сидел вокруг костерка и вдыхал идущие от ведра божественные ароматы... Об охранении не беспокоились: Колобанов, пользуясь своим старшинством, обязал сержанта, командовавшего поредевшим взводом пехотной поддержки, выставить часовых и взять на себя охрану танка. "Пехтуре" танкисты о птицеферме не рассказывали: если есть голова на плечах - сами найдут, а нет - пусть голодают... У нас меценатов нет. Нищий нищему не подает!..
Гуся съели наполовину: остальное решили оставить на утро. Но к утру нервное напряжение ожидания боя настолько возросло, что танкисты засели за еду без всякого энтузиазма, а их командир и вовсе не прикоснулся к птице. Он вспоминал свой вчерашний разговор с комбатом:
- Колобанов... - хрипел сорвавший в боях голос комбат. - Позицию свою будешь держать насмерть. Сколько бы немцев на тебя не пошло. На подкрепление не надейся: здесь, на Лужском, "фрицы" тоже полезут. Это я тебе гарантирую. А у меня в распоряжении только "бэтэшки"... Они все вместе взятые одного твоего танка не стоят. Так что, придется тебе одному справляться. А иначе на кой ляд тебе "кавэшка" дана?! Завтра умри, но не пропусти гадов к Ленинграду... Если мимо вас проскочит хоть один самый захудалый сапер, я тебя лично - собственной рукой! - расстреляю как труса...
Зиновий знал, что командир не шутит: он помнил, как под Псковом комбат на глазах у всех танкистов "поставил к стенке" двух сержантов, выведших свои израсходовавшие боезапас машины из боя. "Трусы! - орал майор, грохая по приговоренным из "тэтэшки". - Подумаешь, нет снарядов... А гусеницы - разве не оружие?!"
Размышляя о вчерашнем обещании командира, Зиновий все время осматривал занятую им позицию, и его глодала мысль - все ли он правильно рассчитал? Нет, позиция определенно была удачной: дорога на Войсковицы шла через болотистую местность; если немцы, обнаружив танк Колобанова, свернут с нее, то тут же увязнут в сыром грунте. И тогда их пехота попадет под кинжальный огонь двух пулеметов взвода поддержки и лобовой ДТ Паши Киселькова, а бронетехника - под убийственный огонь 76-миллиметровой пушки грузного танка КВ.
Но пока все было спокойно. Противника не видно. Солнце встало уже высоко - приближается полдень. На Лужском по прежнему грохочет, а здесь тихо... Может, вообще не придут?

Продолжение в файле)))

Вложение: 3743033_I_odin_v_pole_voin.doc

Рубрики:  Рассказы

Из серии зарисовок "Дневник Жан-Пьера Жирардена в руках у Иллиады"

Четверг, 18 Июня 2009 г. 23:43 + в цитатник
Fandorina (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора В колонках играет - Арабская ночь

Давече решила посетить Париж. Прекрасный город! Есть там у меня один знакомый господин по имени Жан-Пьер Жирарден. Умен,образован, талантлив и тонко ироничен. К слову сказать, прочитала я его журнал. Занимательнейшие заметки! И вот одна из них:

"...Площадь Вогезов всегда была моим излюбленным местом. Приятно отдыхать в тени деревьев, со всех сторон окруженных историей моей славной страны. Особенно зимой (когда не так много туристов) это место можно сравнить с раем. Элегантная площадь, обрамленная тридцатью шестью одинаковыми зданиями. И кто там только не жил: Виктор Гюго, Ришелье... Всех и не упомнишь. И, кажется, Дюма поселил в один из домов Миледи. Все буквально пропитано романтикой старины. В один из солнечных весенних дней, когда вокруг тараканами снуют тучи туристов с фотоаппаратами (ох, эти японцы самые назойливые!), я сидел на траве в тени тополя, почти возле дорожки. Пес Бельмонд сопел рядом, уткнувшись пушистым задом мне в бок. Эту пасторальную картинку дополнял томик Дюма на коленях и перьевая ручка в зубах. Все же делать заметки на полях, иногда даже рисунки, увлекательнейшее занятие, я вам скажу. Хотя, я опять отвлекся. В этот день было особенно жарко. Но тень меня спасала, и я особенно не волновался по этому поводу. И вот, делая очередную пометку, я почувствовал нервное шевеление Бельмонда рядом. Я неохотно поднял голову. Передо мной стояла какая-то барышня.
-Comme passer vers Notre Dame de Paris?
Я сначала даже не сразу сообразил, что, собственно, от меня требуется. Но понимание быстро пришло. Один из самых популярных вопросов от туристов "Как пройти к Нотр Даму?". Правда, его обгоняет "Как пройти к Эйфелевой башне?".
Манер, изящества и произношения нет и в помине. Мадемуазель совсем не элегантна: какие-то брюки, толстовка, размера на два больше ее самой, длинные русые волосы (мне кажется, дня два нечесаные), шлепки (такие носит моя маман дома, не при гостях, естественно) и n-ое количество этнических браслетов на руке.
Она явно не из местных. Вообще не из Франции. Ее выдал даже не акцент (кажется, азиатский. Или славянский?). Такую запущенность не могла себе позволить ни одна француженка!
Наверно, я задумался, поэтому мадемуазель возмущенно дернула меня за ворот рубашки.
Я кое-как жестами показал ей дорогу.
Смотря ей вслед, мне почему-то подумалось, что ей бы пошли крылья. Не ангельские, и даже не дьявольские. Сгнившие, грязные, со облезлыми перьями и даже кусками плоти. Это не beau, зато было бы весьма и весьма гармонично..."

Рубрики:  Рассказы

Первая глава моего рассказа "Чужое тело".

Четверг, 11 Июня 2009 г. 19:36 + в цитатник
Dr_Ice_starostin (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Глава 1

There where will you, will be my heart.

Через тернии к звёздам. Этот принцип запал в меня крепко. Я давно уже понял, что в этой жизни нет ничего простого и доступного, но неизменно искал это. Бесполезно. Бесплатным только сыр в мышеловке бывает, как известно. Что держало меня в этом городе? Уж не воспоминания о пьяницах, валяющихся на пороге моей квартиры, уж не замёрзшие до смерти старушки, сидящие в тридцатиградусный мороз на скамейке перед домом, потому что зять не пускает домой?
Отнюдь не это. И не затянутое смогом небо по вечерам. И не отравленный воздух. И не смертельные болезни, которые наблюдались у четверти жителей моего города.
Я родился и вырос здесь. Поэтому не хотел уезжать отсюда, здесь были мои родители и мой дом. Что уж кривить душой, я боялся уйти отсюда, опасаясь, что в других местах жизнь ещё хуже, а люди ещё более злы, чем у меня дома. Я был неправ. Скоро я в этом убедился. Но тогда я был молод и холоден, а потому не понимал жизнь. Господи, верни меня обратно.

В среду, 25 марта мне позвонил мой знакомый преподаватель. Я всю жизнь мечтал стать писателем, научиться творить романы и зарабатывать бешеные деньги, как мои кумиры Стивен Кинг и Джоан Ролинг. Через тернии к звёздам, как говорится.
В общем, в сознательном возрасте я стал чётче представлять жизнь и понял, что мне просто так стать писателем мне не удастся. Моею страстью стала журналистика. То же, по-своему, писательский труд, но в несколько иной форме.
В тот день Ирина Олеговна хотела поговорить о моей дипломной работе, которую я защищал при окончании школы. Что-то там её заинтересовало. Звонок поступил не вовремя. Он застал меня в совершенно прозаическом месте – на кухне, держащим в одной руке чайник, а другой старательно пытающимся достать вилку, закрыть шкафчик и вытереть со стола одновременно. Конкретно говоря, я собирался есть. Но звонок заставил отложить трапезу и, заглушая позывы моего голодного желудка, отправиться к старому телефону на прикроватной тумбочке.
-Да, да!
-Дэн, это ты? Здравствуй, это Ирина Олеговна тебя беспокоит.
-А, здравствуйте!
-Как у тебя дела, жив - здоров?
-Да, всё хорошо, спасибо.
-Я тебе вот что звоню. Тут Осип Сидорович тобою интересовался, говорит, пусть этот Денис приедет ко мне в офис, мы с ним поговорим об одном важном деле.
-Осип Сидорович? Ух, ты, это интересно. А когда?
-Прямо сейчас. Времени у него мало, ты же представляешь, что это за работа.
-Уже выхожу.
-Сделай милость, приди вовремя. Возможно это кое-что интересное.
Я собрался, закрыл дверь своей комнатушки в центре города и вышел во двор. Запах грязного снега, булочной за углом и бензина окружил меня и забрался в мои ноздри, пытаясь добраться до лёгких. Что ему, впрочем, удалось. Вокруг гудели машины, дымили выхлопными трубами, снег валил с неба, словно перья из распоротой подушки, прохожие кутались в шарфы и воротники, пытаясь защититься от непогоды.
Офис Осипа Сидоровича Дёмина располагался в одиноко стоящей высотке в центре квартала, чуть севернее моего дома. Вокруг торчали из-под снега запорошенные автомобили, чернели костьми чахлые деревца.
-Как это называть? – послышалось сбоку от меня. Я оглянулся и увидел мужчину, лет тридцати, разговаривавшего по телефону.
-Нет, я, конечно, понимаю, что дела идут не ахти, но это уже не в какие ворота не лезет, Санёк! Что? Сиреневые кто? – голос говорившего чуть не сорвался, - а… - неожиданно спокойно произнёс он. – Санёк, ты пьян? Ну что ты отрицаешь очевидное, я же слышу. Чудится уже, не пойми что!
Я усмехнулся про себя. Бедный парень, наверное, директор какого-нибудь проката DVD дисков в духе: купи один диск, второй тебе в подарок дадут. А продавцам там, после сотого просмотренного в один день фильма (больше там и делать то нечего!) может привидеться и не такое. Сам работал, знаю.
Поднявшись по лестнице на седьмой этаж (я не выношу лифты), я прошёл через коридор к железной, обитой деревом двери и позвонил в звонок.
Послышались шаркающие шаги и за дверью кто-то спросил:
-Кто там?
-Осип Сидорович, это Дэн.
-Сейчас.
Дверь открылась, и моему взору предстал седовласый мужчина огромного роста, под два метра и улыбчивым взглядом карих глаз.
-Заходи, заходи! Жду.
Я прошёл в прихожую, оклеенную белыми обоями, мимо зеркала в мой рост вышиной, из прихожей в комнату, где Осип Сидорович усадил меня на диван, сам сел рядом за письменный стол.
-Ну, как твои дела?
-Да. Не беспокойтесь. Всё хорошо.
-Отлично. Я вот что тебя позвал. Ты же рассказ пишешь?
-Ну… - я смутился, - да.
-М.. и о чём он у тебя?
-Ээ.. ну он в стиле фентези, там главный герой гном, ему помогает эльф один он…
-О всё-всё, ясно!... Хм…как, готовишься к экзаменам?
-Да, конечно. Некоторые не готовятся, пишут шпаргалки, но вы же понимаете, что 95% шпор замечают. И грозит это заводом, причём работать на нём придётся отнюдь не директором.
-Это неважно. Ты слышал когда-нибудь о… переселении душ?
Я поднял брови.
Рубрики:  Рассказы

Метки:  

Мне не быть еще одним гением

Четверг, 26 Марта 2009 г. 20:55 + в цитатник
Little_Ivy (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Я не знаю стихов Есенина.
Не читала рассказов Тургенева.
Мне не быть еще одним гением.
Не нести мне такого бремени.

Не писать мне красивых антонимов
Не использовать умных эпитетов,
Никогда не дойти мне до уровня
Выше сказанных мною блюстителей.

Никогда не станут цитатами
Мои строчки из разных стихов.
И не будет со мной читателей
Проходящих, со мной через бой.

Я не знаю стихов Есенина.
Не читала рассказов Тургенева.
Мне не быть среди этих гениев,
И не стать даже классиком времени.

Безумие

Вторник, 10 Марта 2009 г. 21:44 + в цитатник
RainyWednesday (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Всем привет! Когда-то я публиковала здесь свои рассказы под ником Big Apple Blues. Выкладываю то, что получилось с этих рассказов.

Безумие

В комнате было смутное освещение, а на столе осел такой слой пыли, что на нем можно было б записать номер телефона или отрывки слов из песни, которая доносится из старого радио. Все это создавало ощущение, что на кухне мой друг бывает нечасто, что не совсем являлось правдой, просто он ненавидел убираться. Как-то он рассказывал мне, что, будучи маленьким, долгое время жил со своей старой бабкой. Она была очень уродливая, он описывал ее лицо как сгусток подгорелого теста и, кажется, говорил, что у нее были усы. Так вот, жили они в маленьком, старом и в таком же, как и бабка, уродливом доме, но она каждый день мыла полы, окна, столы, она могла часами сидеть и протирать старую статуэтку балерины, после нескольких месяцев у этой статуэтки смылись глаза… Я думаю, эта его история вполне объясняет его нежелание прибираться. Мой друг мне рассказывал еще много чего, но сейчас я чувствовал себя настолько ужасно, что воспоминания всплывали отрывками и не представляли из себя никакого смысла, почти никакого. Совершено плохо перенося все происходящие, мои руки казались такими длинными, что я поначалу решил, будто на мне безразмерная рубашка: белые длинные рукава свисали с пола и обвивали ноги…если их конечно можно было так назвать. Не думаю, что мне сейчас стоит обращать на это внимание, так как на мгновение мне показалось, что мой друг приобрел вид какого-то жуткого чудовища-динозавра: огромный зеленый хвост, шипы на спине, а голова его… неужели это когда-то было лицом? В это было сложно поверить. Не то, чтобы он выглядел как инопланетянин из дешевого фантастического фильма, знаете их лица часто изображают такими: один глаз свисает до колен, а другой еще кое-как остается на месте… Нет, мой друг выглядел совсем иначе, просто можно было подумать, что внутри головы этого «чудища» творилось что-то настолько ужасное, что ничто на его лице больше не хотело оставаться на месте. «Может, так и выглядела его бабка? Не знаю, но я сейчас не могу размышлять об этом». Он пил молоко, а потом вдруг решил передать его и мне. «Боже, как же он ужасно ходит…сколько раз я видел его в разных формах? Может сто?» Боль в руках прошла, но в остальном, я не чувствовал себя лучше, все также было тяжело думать и соображать. Я положил стакан с молоком на пол и хотел было немного расслабится, но моя голова отделилась от шеи и полетела по комнате. «Лови меня, лови!» - кричала голова, на лице которой была выражена тревога и страх, что я сейчас и испытывал. Какая же паника охватила меня! Сначала я хотел было кинуть в нее чем-нибудь, но все же передумал и начал гоняться за нею, сбивая по пути манговые капусты, которые мирно прорастали с подвала, делая в полу дырки и трещины. Голова полетела на балкон, судя по всему вместе с моими мозгами, так как я прыгнул с балкона в надежде ухватиться за свою же сбежавшую голову и улететь в…страну «неудачников без головы»?? Полет не казался долгим. Скорее мгновенным, как обычный прыжок. К счастью, рукава обвязали перила на балконе, но я с ужасом заметил, что голова уже на месте. «Отлично, замечательно… теперь у полета есть два варианта исхода: либо рубашка кончится и получиться что-то наподобие тарзанки, либо я "утону" в асфальте». Внизу люди не обращали на меня ни малейшего внимания, будто каждый день видели такое, они брали дорогу и тянули на себя, словно переворачивали страницу огромной книги, чтобы зайти в метро.
"Переверните страницу! Переверните страницу!"


Оглушительный удар, в ушах стоял гул, глаза были сильно зажмурены из-за страха, что, открыв их, вода, или того хуже, собственная кровь ударит в них. Но ничего подобного не случилось, я просто все еще летел вниз. Падая по пурпурному туннелю, я наблюдал странные картины, которые вырисовывались перед моими глазами. Железные создания, град из оливок…довольно обычные вещи в ином изображении. Такие вещи часто можно увидеть во сне или сидя в темноте в своей комнате. Даже через столько лет я все еще боялся всматриваться в темноту в помещении, так как с детства помнил, что обычный стул с одеждой мог показаться чудовищем, а тень от статуэтки - призраком. «Интересно, страдает ли мой чокнутый друг этим, он ведь столько лет прожил с чудовищем…со своей бабкой, я рассказывал. Когда приду в себя, нужно будет обязательно спросить его об этом». Когда страшно и ждешь конца, стараешься забить свою голову мыслями, чтобы время пролетело быстрее…Но туннель не кончался, зато становился значительно шире, его стены уже не давили на меня, что очень радовало. Да, я был рад, так как не видел конца этого туннеля. Вместо того, чтобы падать вниз, меня резко подбросило на самый вверх настолько сильно, что я чуть было не перевалился за розовые края, как вода в переполненной ванне. Чтобы этого не случилось, я старался балансировать на самом вверху воронки, хотя и не думаю, что у меня получалось и что я вообще это делал, я ощущал себя каруселью, так как вокруг мелькали красивые лошади из дыма. «Такие изящные, дым, из которого они сделаны, такой тоненький…как его не уносит ветер?» Сначала это казалось прекрасным, пока их бег не стал ускорятся, а дым не начал темнеть. Лошади становились все более правдоподобными, толи они увеличивались в росте, толи они просто ближе придвигались ко мне. Я пытался разглядеть морду приближающейся ко мне дымной лошади, но, заглянув в глаза, я увидел лишь темно-серые разводы, они превратились в ужасных огромных медуз. Мне показалось, что от них пошел разряд. Прогремел гром, разряд от медуз оказался обычной молнией. Дальнейшая картина была слишком предсказуемой, хотя дождь не усиливался со временем, а с первых секунд повалил с небывалой силою. Такой свирепый, что если бы я был в сознании и сидел дома, то уже сходил с ума от постоянных звуков автомобильных сирен, которые заработали от слишком сильных ударов капель. Из-за дождя воронка тот час растворилась, и я увидел свой нежеланный конец туннеля, и, как я и боялся, упал на самое дно. Но боли не было, как будто я упал в обычную неглубокую яму, которая, после моего приземления, резко почему-то тут же углубилась.
Со временем я подымался вверх, но я так и не вылез на землю.
Единственным моим занятием сидя на дне было созерцание неба, будь я на нормальной земле, точно б не занялся этим…не из-за нежелания, а из-за дел, глупых повседневных дел, правда, у меня их не было, но я пытался их создать…Люблю вглядываться в небо, в любое: ночное или дневное, когда оно со множеством звезд или с картинами из облаков. А из ямы небо казалось еще красивее. Отсюда луна выглядела такой маленькой, как будто это не луна, а такой маленький кусочек крема, который так легко слизнуть… Что это рядом? Разлитое молоко? Да, похоже на то. «Когда-нибудь Майкл Джексон пройдется лунной походкой по лунной дорожке. И что будет дальше? Его назовут богом? Кажется, это уже сделано». «Ангелов нет, но они живут в некоторых людях. Наверное, с богами также».
Чем только не забьешь себе голову, чтобы обмануть яму.
«Сейчас я ощущаю себя всего лишь маленький орешком в этом огромном небесном торте. Не люблю орехи, но ведь кто-то же любит».


Крем постепенно таял и превращался в сладкую воду. В сладкую беловато-желтую воду, по которой я плыл в огромной шляпе. Даже не знаю, откуда взялась эта шляпа, может, она была на моей голове в самом начале безумия, а потом размокла от воды и увеличилась, или она валялась в яме. «А вдруг я лежал в могиле, и это шляпа…трагически погибшего журналиста, которого хоронили именно в этот день. Почему я не видел людей? Хах, журналист…народу не могло быть много…и я бы наверняка всех спугнул, когда падал, если бы все было по моей версии…» Наверное, сейчас вся планета Земля сейчас состоит из воды. Вся планета покрыта липким растаявшим кремом, сладкой водой… «Не знаю, может, всё ушло под воду, и осталась одна Венеция? Может быть. Запах сахара наверняка уже вытеснил всю вонь, что там была…если они живы, они могут неплохо подзаработать на случившемся…хотя вряд ли, из-за постоянных движений веслами в некоторых местах крем уже наверняка затвердел…» Почему-то сознание того, что все, кто знали меня, ушли под воду со всем, что приносило мне радость, не доставляло мне беспокойства. Можно подумать, мне этого всегда хотелось, но это не так. Сотни раз сюда попадают звезды, а я останусь, они упадут, погаснут и утонут, а я останусь, я буду здесь, я буду плыть в этой чертовой шляпе, думать своим воспаленным мозгом, верить, в свои невероятные идеи, но главное, жить. Да, пожалуй, мне просто придется еще задержаться здесь. Когда-нибудь вся эта вода, со звездами, веслами и прочим стечет в огромную раковину. А в это время или я уже буду ТАМ, или уплыву вместе со всеми, думаю, второе ровняется смерти. Сейчас я «при смерти», да как и многие, один и тот же черно-белый телевизор. «Неплохо было бы бросить сейчас в воду телевизор…что бы было». Как спокойно, бессмысленно, такие моменты самые страшные, кажется, что все спокойно, но это лишь обман и ты в ужасе ждешь, что же будет дальше. Смотришь вокруг и боишься, что все перед тобой и впрямь стало блеклым, тусклым, в такие минуты я как-то особенно скучаю по пурпурному туннелю. Вспоминаются некоторые моменты, слова других взрослых людей, за которые просто хочется взвыть…и заорать… «Деньги, никому в мире не нужен человек без денег!» Роботы, роботы, роботы…я не должен слушать роботов, да, большинство уже мертвы, я уверен, они не способны выдержать такое. «Хочу есть планеты на завтрак. Пусть вместо Марса в космосе возникнет огромное яблоко, а вместо Сатурна – диско-шар. А я возьму и просто съем это. Заполню себя этим. Только, диско-шар явно не съедобен, но мне все равно». К сожалению, люди опустошили меня. Но они всех опустошают, как будто поедают…изнутри, не в прямом смысле, конечно, поедают...едят мысли, чувства, мечты и идеи. Они заходят в тебя, как в ресторан, и начинают изучать, как меню. Я пока встречал лишь два типа пожирателей. Первый – это те, которые поедают постепенно, такие самые опасные, они никогда не начнут поедать открыто. Они очень осторожны, заходя каждый день, аккуратно выбирают себе давно присмотренный кусок. И потом постепенно, маленькими укусами начинают есть… Второй тип самый болезненный. К нему относятся люди, который практически без приглашения врываются в тебя, и, без разбору, отхватывают кусок побольше. Хорошо, если промахнутся и унесут какую-то ерунду.
Но что можно поделать с этим? Человек ведь никому ничего не должен.
Что будет дальше, когда крем затвердеет и засохнет? У меня наконец-то под ногами будет пол. Хочу увидеть, куда я упаду, когда пол превратиться в разноцветную мозаику и обвалится. Что это будет? Взрыв? Дождь? Благоразумие? Не так уж и плохо, меня устраивает, да, мне нравится. «Вот она - долгожданная «буря»…передо мной водоворот…наконец-то, встреча со страхам не так болезненна, как ожидание столкновения с ним» Голубо-зеленый, слишком выделяется на общем фоне огненного восхода и бледно-желтого «моря» Приближаюсь. В какой же попаду? В голубой? Зеленый?


Зеленая волна накрыла меня и погрузила в темноту. Совсем ничего не было слышно, мир застыл в моем сознании. «Нет, это неправильно. Я попал совсем не туда, куда нужно». Густая вода заполнила меня, попав в уши, нос, она постепенно проникала в легкие. Очень болезненно, должен сказать, сейчас необходимо спрятаться в себя…
«Однажды летом я вышел прогуляться по городу, миллионы людей делают это каждый день, но не я, я - несерьезный человек. Обычно я сижу в своей «пещере», «укрытии», «норе» называйте, как хотите, так вот, обычно я сижу и практически ничего не делаю. И почти ничего не ем, но про это другая история, просто мне никогда не нравился сам процесс поедания пищи. И то, что я решил прогуляться, было для меня слишком необычной идеей. И дело даже не в прогулке, она не была необычной, а необычен был случай с самим желанием прогуляться, сама идея поразила меня. Все же большой город, много людей, людей не картонных и не нарисованных, а самых настоящих людей…с мозгами, а значит с мыслями, с мнениями. И эти мысли и мнения были для меня самым страшным в человеке. Поэтому лет с десяти я перестал с ними контактировать. Последствия были…неудобными, если так можно выразиться. А все неудобство было в том, что я разучился нормально разговаривать, при разговоре у меня заплетался язык и слова представляли собой нечто странное, можно было подумать, что я просто пародировал звучание тромбона. Я не мог ходить в магазины, так как там сотни людей, я пугался и отскакивал от каждого, кто хотел что-то спросить у меня, ну там время, дорогу, но даже умей я нормально говорить, не смог бы им ответить, так как просто сам этого не знал, иногда это было даже довольно забавно. Люди, когда видели мой неподдельный испуг, извинялись, смеялись, а иногда даже говорили «Простите меня, я больше не буду». Можно подумать, что мы еще когда-нибудь встретимся… «Что ж, я хотя бы буду знать, что вы не будете пугать меня при очередной встрече» хотел я было отвечать это им, но получалась…одним словом - каша».
Тело стало тяжелым и начало медленно опускаться вниз. Я был практически без сознания, но все же видел, как менялся цвет моря в зависимости от глубины. Я не сопротивлялся, я просто не мог сопротивляться! Паника и гнев охватили меня, я хотел дергать руками и ногами, но не мог! «Шляпа!? Где моя шляпа?! Боже, ты решил отдать мое тело морю, даже без воды, а мою шляпу уже вернуть нельзя!?» Как только тело коснулось песка, меня засосало. Песок, будто живой, набросился, пытаясь спрятать мое тело под собой. Кажется, я сам весь стал превращаться в песок, он засыпал мне глаза и заполнял изнутри через рот. «Я в аду, сомнений больше нет. Ни огня, ни бесов…зато мучений хоть отбавляй». Тело полностью разложилось на песок.
«А если и не в аду, то скоро буду там».
Вокруг темнота, мягкая темнота, теплая, успокаивающая, только свет падает на шерсть лапок.
«Ты издеваешься надо мной?!»
Теперь я кролик, почти как тот, которого вечно достают из шляпы фокусника. «О нет, только не за уши, эти идиоты ничего не знают о кроликах, нас ни в коем случае нельзя брать за уши!» Я не хотел вреда себе, поэтому, охваченный паникой, просто выпрыгнул. Выпрыгнув, кажется, из шляпы, я метнулся в толпу, но на меня, как обычно, никто не обратил внимания. Ни один человек не посмотрел на меня, не повернул голову, ничего не сказал, даже никто не моргнул. Все люди смотрели лишь вперед, а человек в белых перчатках, стоящий на маленькой убогой сцене, улыбаясь, смотрел сквозь меня на огромную дверь, что должна была, по моим расчетам, привести к выходу. А там-то меня наверняка ждала леденящая душу свобода. Улыбка застыла на лице человека-куклы. Все манекены, сидящие вокруг сцены, рухнули на проход, а мистер «Белые Перчатки» сыграл свой фокус – превратился в платок. Темно-красный. Не знаю, какого цвета моя шерсть, но знаю, что мои глаза переняли цвет платка. Как мотылек на свет, я кинулся к платку, хотя прекрасно видел, как он, превратившись в темно-красную лужу, заполнял комнату. Возможно, это была трусость, но я решил опять прыгнуть в шляпу.
Наверное, это было очень больно, раз я снова превратился в человека.


Голубая яркая вспышка! И опять темнота, только уже совсем другая, хотя и не было видно ничего….ничего, кроме звезд, но не небесных звезд, какие обычно можно увидеть на небе, а звезды Давида, ими было усеяно все небо. «Довольно необычно и странно, но я не имею ничего против». Теперь я опять человек и даже чувствую под ногами землю. Мой мозг немного пришел в себя, и теперь понимал, что сейчас ночь и я нахожусь, по-видимому, в парке. Деревья, скамейки, фонари, на которых медленно стали зажигаться и расти плафоны, когда же наконец зажглись все – звезд не стало видно. «Ну как же, пришел в себя!» Не думал, что такая необъяснимая злость способна взять надо мной верх…хотелось разбить их, хотелось разбить эти чертовы плафоны! Но нет возможности подняться. «Может, попробовать кинуть что-нибудь?» Я оглянулся по сторонам, но вокруг не было ничего мелкого, все совершенно чисто, не было даже ни одной банки из-под пива или еще чего-нибудь, что пьют неудачники, безработные или музыканты…Тоска. На помощь мне раздается вой, какой обычно можно услышать в каньонах, например. Стая койотов побежала по парку. Плафоны к этому времени уже выросли до таких огромных размеров, что столбы просто не выдерживали их, и плафоны падали на асфальт, но не разбивались, как должны были, а совсем немного отпрыгивали, словно резиновые мячи. Койоты кинулись пожирать их. Вместе с небольшим количеством крови из плафона вытекла странная желтоватая жидкость. Кровь, скорее всего, была какого-нибудь животного, ведь койоты не едят людей, хотя в моем состоянии лучше не верить в происходящее. Опять стали видны звезды. Ничто не успокаивает так, как исполнение, хоть самых небольших, желаний. «Надо же, одна звезда Давида падает…и еще одна, похоже, они все как осколки решили свалиться на землю, надо загадать желание. Раньше я часто загадывал желания по таким глупостям, хотя молитвы исполнялись намного чаще». Желанием было оказаться на них, на звездах, что и произошло. Хоть они и упали, но я все равно был наверху. Огромные деревья, ветви которых были похожи на паутины, стали вырастать из жидкости, что вылилась из плафонов, койоты почему-то не стали ее трогать. Как мушки попадают в паутину, так и звезды попадали в эти сети из деревьев, но мне совсем не хотелось побывать в роли мушки. Когда моя звезда приближалась к дереву, я спрыгнул с нее, при этом захватил ее себе, надо сказать, что она очень вовремя уменьшилась. Упав в облако, оно разбилось, и множество зеркальных осколков растворялись в водопаде из молний. Когда падаешь туда, возникает ужасный страх, беспокойство, ты не уверен, что падаешь в воду, и ожидаешь смерти, хотя именно в этом случае остаешься жив.


Удар тока! Огромный заряд, затем яркая вспышка! Что-то с огромной силой отбросило меня. Когда накопилось достаточно сил, чтобы открыть глаза, я попытался собраться с мыслями. «Когда приду в семя, убью своего друга, я правда, не знаю, как его зовут и даже уже не помню, как он выглядит, он ведь столько раз менял свою внешность». Открыв глаза, я увидел, что белые грибы-христиане стояли надо мной и с любопытством разглядывали. Похоже, их внимание привлекла звезда. Неба было таким ясным, ослепительно-белым, что его цвет и цвет клобуков слились в одно целое, и не было больше видно ничего, только сплошной белый фон.
Когда небо потемнело, можно было заметить, как грибы увеличивались в размерах. Они все росли и росли, грибы-христиане все лучше старались присматриваться, но потом у них был такой вид, будто они что-то потеряли. Побродив немного и поискав потерянное, они ушли в глубь чересчур громадного леса. Слишком огромного, наверно, это какой-то особенный лес, трава здесь размером с дом. «Я уменьшился! Вот кого потеряли и пытались найти грибы – меня!». Большими скачками блоха, в теле которой сейчас находилась моя душа и мозги, поспешила удалиться от этого места. Не знаю, парик ли это, но то, что у этой блохи вместо панциря, как у всех жучков, шерсть – это точно. «Я волосатая блоха, что дальше? Я могу пойти работать в шоу-бизнес! У меня будет свое шоу…у меня будет работа! Каждый день на меня будут смотреть сотни глаз, точнее, сотни пар глаз! А то и миллионы, и миллионы мыслей обо мне будут крутиться в мозгах этих людей, что смотрят на меня… Что-то чешется, что это может быть? Еще более мелкие блохи? Какая ирония, блоха страдает от блох…первая тема моего шоу? Как бы это все выглядело?»
«Параминутный бред»
«Громкая эстрадная музыка, преимущественно звучавшая из саксофонов, что-то наподобие туши, но не такой банальной. На сцене вспыхивают множество лампочек, все вокруг в красных и желтых тонах, почти весь Вегас в одной комнате. Все зрители в студии с нетерпением смотрят на сцену, джентльмены держат перед глазами лупы, а дамы наблюдают все происходящее через дорогие раритетные бинокли. На сцену выходит волосатая блоха в смокинге с ослепительной улыбкой на лице. От такого зрелища весь зрительный зал взрывается аплодисментами. К блохе (мне) спускается с потолка огромный микрофон, я открываю рот, чтобы произнести сегодняшнюю тему шоу, но в зале не разобрать мои слова. Один лишь жутко звучащий тромбон. Моя ужасная речь приводит зрителей в недоумение…вот и конец моей карьеры в шоу-бизнесе…»
«Как чешется, срочно нужно в воду. А вы знаете, что происходит с блохами, когда они попадают в воду? Они тонут, но если у этой блохи есть шерсть, то может, вода тоже не страшна». После прыжка в воду, зуд пропал, а на поверхность выплыли крошечные аквалангисты, не обратив внимания на смену обстановки, они поплыли на поиски суши. Хорошо бы и мне этим заняться. К счастью, ко мне приближается черепаха…с зубами. Надеюсь, она улыбается. Улыбающаяся черепаха, нет, мне это не нравится. Пусть остается зубастой черепахой. «Надо пригласить ее в свое будущее шоу, ах да, оно провалилось…»


Черепаха улыбалась во весь рот, хотя я думаю, она просто физически не могла закрыть его…это не похоже на улыбку. «Как-то и у меня была такая гримаса. Лет в четырнадцать я был у зубного, мне должны были поставить скобки, а я не хотел, я хотел себе такие огромные железные пластины…мне казалось это необычным и даже красивым в какой-то степени… А еще я выпил марганцовку, которую мне дал врач, сначала его это рассмешило, но потом я повторил это снова, он рассердился и…Черт! Это же крокодил!» Мои мысли прервал вид крокодила, чья огромная пасть открывалась и обнажала…нет, не зубы, вместо них пасть была полна таблеток снотворного. «Чертова черепаха! Почему ты продолжаешь плыть?» Я пытался прыгать на панцире черепахи, чтобы та сообразила, что делает, но крокодилья пасть уже поглотила меня в сон…
Когда я очнулся, передо мной стоял мой друг, которого я, кажется, обещал уничтожить… «Как он вырядился…по крайней мере он выглядит как человек, причем не просто там какой-то человек, который утром пьет кофе, читает газету и идет на свою скучную работу, а как человек, за которым готов охотиться весь мир… смокинг, трость, цилиндр…с хризантемами?? Боже, я снова схожу с ума!» Я хотел была зашвырнуть в «друга» своей печатной машинкой, но наверно слишком долго пробыл в своем безумном состоянии, за это время очень исхудал и, естественно, ослабел. Я схватил стопку бумаг, где были напечатаны мои воспоминания и рассказы, но они лишь разлетелись по всей комнате, а человек с цветами в цилиндре загадочным образом исчез… «Он, наверное, выпрыгнул в окно! Он ведь тоже сумасшедший…» Я метнулся к окну и, со страхом увидеть толпы людей и машины скорой помощи, посмотрел вниз, но ничего подобного не было… «Все чисто, ни разбившихся друзей, ни метро…странно, я точно помню, здесь было метро. Я падал в него, хотя не думаю, что стоит верить всему, что я видел, или даже вижу». Закрыв окно, я посмотрел на листы бумаги, которые валялись по комнате и были полностью перемешаны, но не припоминаю, чтобы у них была какая-то последовательность. «Одиночество – всего лишь слово, нет, все же одиночество еще и болезнь, а в моем случае возможно и смертельная. Надо бы поискать своего друга. Думаю, он на кухне. Кухня…она мне сейчас тоже не повредит». И действительно, мой друг был на кухне, за то время, что я искал его, он успел переодеться. Он даже не посмотрел на меня, когда я вошел. «Как он, не имея ключей, всегда появляется в моей квартире? А может, у него есть ключи?» Хотя мне нравилось, что он появляется внезапнее, чем ветер, и что я для него, как растение или мебель. Не помню, чтобы мы разговаривали, но иногда я слышу его голос, хотя все-таки думаю, что слышу его мысли. Он сидел почти спиной ко мне, курил и после каждого выпуска дыма почти шептал «Let my people go». Я думаю, он еврей, или просто любит старый спиричуэл. «А может, и то и другое?» Как-то я хотел быть евреем, они хорошие музыканты… К сожалению, мой отец не разделял моей любви ко всем национальностям. Я рад, что идея о том, что своих детей можно научить ненавидеть то же, что и ты, на мне не сработала. Стоило мне сделать что-нибудь по-странному и он называл меня евреем…или турком…я ничуть не обижался.
Кухня казалась настолько знакомой…слишком знакомой, для кухни, которая принадлежит тебе. Наверное, у нас с другом одинаковые квартиры. Те же самые пластмассовые тарелки… старая привычка. В детстве я часто бил тарелки, и «в один прекрасный день» мои родители стали подавать мне еду только в пластмассовых блюдцах… «Надо прекратить вспоминать прошлое». У меня была неплохая семья, я бы даже сказал, что мне повезло, но однажды я понял, что никогда не смогу так жить. Никогда не смогу сам завести семью. Возможно, просто люди все сейчас опошлили, но… нет, я бы все равно не смог. Мой друг что-то прошептал, когда стряхивал пепел с сигареты прямо на покрытый пылью стол, но я ничего не разобрал, поэтому просто улыбнулся ему, но он лишь слегка повернул голову в мою сторону, и, посмотрев как-то сквозь меня, больше не сказал ни слова. «Интересно, какая у него жизнь? Как мы вообще познакомились? Ничего не помню. Он не выглядит счастливым, как и я. Иногда мне кажется, что я смотрю сам на себя». У меня никогда в жизни не было друзей. Я иногда мог выбрать какого-нибудь бездомного, на вид, музыканта и просто наблюдать за ним каждый день, по возможности. Но обычно такие неудачники никогда долго не задерживаются на одном месте. А я даже иногда по ним скучаю, хотя совершенно не запоминал их лиц и мелодий, что они играли… «Может, мой друг музыкант?» Я хотел спросить это, но его уже не было, пепла на столе не было тоже… «Он опять в комнате?» Я был уверен, что это не так и его там действительно не оказалось. Я остановился и старался прислушаться «Услышу его шаги и узнаю, где он?» Но все было тихо. Чтобы плохие мысли не лезли в голову, я сел на пол и взял в руки один листок:

«Гарольд неторопливо разрезал ножницами старые носки. Ему нужно было как можно больше ткани, с разной и необычной расцветкой. Не имея никакого плана и четкого представления о том, что он хотел получить, вырезал кусочки совершенно разных размеров и форм. Ему нужно сделать куклу, что надевают на руку. Нужно было для того, чтобы создать материального друга или врага, а лучше просто собеседника. Тряпичная кукла уже почти была готова. Осталось лишь пришить глаза и как-нибудь выделить рот, чтобы он был довольно заметен. Получалось жутковато.
-Все, Страшилка, теперь у тебя есть все необходимое для существования.
-Гарольд, ты неудачник!
От ужасающего удивления Гарольд метнулся в сторону и попытался стряхнуть куклу с руки, но та намертво сидела на руке, будто срослась.
-Ты неудачник, люди не хотят иметь с тобой дело, и ты даже не удосужился четко продумать меня. Тебе двадцать шесть лет, а у тебя все еще нет работы, ты живешь с родителями, и у тебя никогда не было подружки.
-Зачем ты говоришь мне то, что я и так знаю?
-Вот в том то и дело, что Я ничего про тебя не знаю: я просто вижу твою жизнь, и говорю то, что вижу…»

Текст был написан с огромными пробелами, лист местами был полупустой. «Я сам писал это, хотя и не помню, что там было дальше, здесь где-то должно быть продолжение». Я начал перебирать другие листы в поисках продолжения, но как-то безуспешно. «Этот пустой, на этом беспорядочный набор букв…телефон звонит!» С родителями я не общаюсь, друзей, знакомых нет, кто-то как-то ошибся номером, но это было давно. Иногда я сам звоню и заказываю пиццу, но это, наверное, опять кто-то ошибся номером.
- Здравствуйте, Вы меня не знаете, но…вы не против поговорить?
«Спокойней, это первый настоящий разговор за несколько лет. Соберись с духом и отвечай небольшими понятными словами»
-..Да…
-Вы не хотите узнать больше о Царстве Божьем?
Я согласился, сначала она зачитывала отрывки из библии, потом говорила о том, что Иисус снова будет править на земле, будет судить не по глазам, а по правде, но я не особо ее слушал. Просто согласился поговорить, так как давно не слышал чужой речи.
-Знаете, почему он был лучшим царем?
-…ему мы не были безразличны…я хочу сказать…он не был безразличен…
-Это да, а еще? Он не был смертен.
Она опять зачитывала библию, спросила мое имя, рассказала о будущей жизни, и еще много о чем, но я же сказал, не это мне было интересно.
-Может, у Вас есть какие-нибудь вопросы?
-А…угодны ли Богу…другие религии?
Она довольно долго рассуждала, я ничего не отвечал даже тогда, когда совершенно был не согласен с тем, что она говорила.
-Из этого мы можем понять, что не все подходят. Может, Вы хотите встретиться и поговорить об этом больше? Или Вы можете сказать мне свой адрес, и я пошлю Вам книгу?
-Нет…спасибо, что позвонили…
И все же я сомневаюсь, что буддисты или индуисты не угодны Богу. Я не могу поверить в это. А если человек живет правильной жизнью, но у него другая религия или он вообще атеист, почему ему не попасть в Царство Божье? Почему я это не спросил? Просто я знал, что услышу, а услышать я этого не хотел. Все же останусь при своем мнении.
«Что бы на это сказал мой друг? Думаю, он бы со мной согласился, а может, нет?»


«Нужно вернуться к сортировке рассказов, что это, три двери?» Не помню, сколько я живу здесь, но точно помню, что ни разу ничего здесь не переделывал – тут всегда была одна дверь. Но не они меня сейчас интересуют, хотя и подозрительно. Совсем раздраженный, я открыл дверь по середине и зашел в свою комнату. «”Своя комната” как по-детски звучит. Нужно придумать другое название, а то при выражении “своя комната” сразу себе представляю кровать-машинку и плакаты с Капитаном Америкой, хотя это совсем неплохо». Появление еще двух дверей никак не повлияло на внешний вид “моей комнаты”: бумаги все еще были разбросаны, и только три отобранных мною листка я почему-то придавил своей старой печатной машинкой. «Надо найти продолжение, тут столько листов со всякой ерундой, зачем мне понадобилось печатать просто набор букв? Интересно, куда бы я попал, если бы открыл какую-нибудь другую дверь? Может, за одной я бы увидел космос, а за другой? Что бы я увидел за другой? Думаю, позже стоит посмотреть. Еще один листок, здесь читаемый текст»:

«На мгновение кукла замерла, глаза-бусинки смотрели на Гарольда.
-Знаешь, после этого я больше никогда не буду над тобой смеяться.
-Не надо, лучше продолжай насмехаться. Если ты перестанешь - я почувствую себя калекой, которого всем жалко, а я этого не хочу…
-Калекой? Я впервые почувствовал в себе существование чего-то хорошего, а ты отговариваешь меня от проявления жалости?
-Ну, жалость, ведь, тоже негативное чувство…
-Покончи с собой.
-Что??
-Я сказал: покончи с собой.
-Но я… я не хочу, еще столько всего не сделано…
-И не будет сделано.
-Ну и пусть.
Гарольд разложился на полу и несколько минут смотрел в потолок.
-А я знаю, о чем ты думаешь, - сказала кукла-страшилка, - искромсать меня ножницами не получиться, а чудака с куклой вместо руки…
-На руке.
-Нет, ВМЕСТО руки, так вот, такого на работу не возьмут. Вздумаешь подрабатывать чревовещателем – я такого наговорю, что миллионы людей будут требовать твоего изгнания.
Гарольд ничего не ответил кукле и пошел в уборную набрать себе ванну.
-О небеса, могу представить, какое у тебя убогое тело. Хлипкое, ничтожное и наверняка с торчащими ребрами! Не вздумай использовать меня как мочалку. Почему ты молчишь? Игнорируешь меня, да?
Гарольд резко засунул руку в ванну, она еще не успела набраться даже наполовину, но кукла прекрасно помещалась. Подождав минуту, он вытащил страшную мокрую куклу, которая умирала со смеху.
-Гарольд! Ты меня поражаешь! А я знал, зачем тебе ванна! И я так же знал, что это не способ от меня избавиться!»

«Это не все, это еще не концовка моего рассказа. И это даже не продолжение, которое искал. Не помню, какую судьбу ему придумал. Нет, я не хочу этого знать!» С особой раздражительностью, я распахнул окно и выкинул все бумаги на улицу. «Утром их уберет дворник, я уверен. Что же я хотел сделать? Ах да, двери!» Я вышел из комнаты и приготовился окунуться в следующий поток безумия, но выйдя, все было как прежде. «Отлично, а где еще две двери?» Их не было. Только одна. Я подошел к стене в надежде нащупать ручку или что-нибудь подобное. «Нет, ничего нет. Одна дверь, которая всегда была здесь». От отчаянья, я сел на пол и уставился куда-то в даль. Просто сидел в надежде, что стена расшириться и появиться те самые двери, или хотя бы еще одна. «Почему я не посмотрел раньше, что было за ними?» Что-то подсказывало мне, открой я любую из крайних, все равно бы попал в свою комнату. «Ну пожалуйста, хоть одна…и вот бы из нее вышел мой друг и успокоил меня…» До сих пор боюсь одиночества, особенно ночью. Всегда казалось, что если что-нибудь случиться ночью, то никто не услышит, так как все будут спать. Хотя, мне на помощь и утром бы никто не пришел. Даже уверен, что позвони я в полицию или пожарным, они бы бросили трубку. Страх нагнетал меня все больше, казалось, что стены сейчас задавят меня или я задохнусь, что-то похожее пришлось испытать в пурпурном водовороте. «Нужно зайти в комнату, хотя нет, я могу выброситься в окно из-за любого звука, пойду лучше прогуляюсь». Схватив пальто и поспешно закрыв дверь, я вылетел на улицу так, что можно было подумать, что я пытался кого-то убить или ограбить, двумя словами – совершил преступление.
Ночью все кажется иным, это единственное время суток, когда я рад видеть людей на улице, так мне было спокойней. «К счастью, в этом городе никогда не спят!»
Луна было маленькой, ярко-белой и почти полной. Выбрав скамейку там, где почти не было людей, я стал любоваться окружающим видом. Отдаленный шум машин успокаивал и погружал в сон:
«Уличный кошмар»
«Тропический лес. Солнце почти село, не было слышно ничего, кроме шорохов и шума водопада. Ко мне подходит фламинго и говорит голосом моего странного друга:
-Прекрасное место…?
-То есть, прекрасный мир?
-Нет, именно место, оно тебе нравиться?
-Да, здесь тихо, нет людей.
-Ты неудачник.
-Ты…ты говоришь как кукла из моего рассказа!
-Ты неудачник! Ты выкинул свой рассказ из-за ничего, из-за несуществующей причины!
-Рассказ просто бредовый, ни один нормальный человек не станет его читать!
-А ты писал его для людей? Ненормальные – это значит пол мира! Ты скоро поймешь, насколько ты несчастлив!
-Несчастлив? И все из-за рассказа? Я точно уничтожу тебя!
-Не получиться. А с помощью него ты бы смог хоть немного отвлечься от своего безумия!
Фламинго заглянуло мне в глаза, а потом больно клюнуло в голову».
Я проснулся от удара шишкой по голове. «Здесь много белок, может, завести себе одну?» А шишка упала как раз вовремя: утро уже настало и вид спящего сидя на скамейке человека начал привлекать внимание людей.
«Довольно необычный сон, довольно необычный день, это не должно пропасть просто так! Нужно сделать еще что-нибудь не свойственное обыкновенному дню, например, проверить почту!» Да, это такое же странное решение для меня, как если бы я захотел, подняв трубку, услышать там чей-то голос. «Одно письмо, прекрасное начало». Нет, совсем не прекрасное. Мне отключают электричество и телефон за неуплату. И еще «приглашают» в суд за это. «Электричество? Ничего, я всегда мечтал пользоваться только свечками. Телефон! Боже, только послушай, они отключают мне телефон!» Я зашел в квартиру и, не снимая обуви и отрезав провода, выкинул телефон из окна своей комнаты. А потом посмотрел, не убил ли кого им, а то придется идти в суд и из-за убийства. Нет, все в порядке, хотя несколько людей все же явно обеспокоены летающим телефоном. «Черт, могут и в полицию позвонить, надо бы отключить звонок. Нет, не надо, у меня его никогда не было». Мне понравилось выкидывать вещи из окна, может, выкинуть и печатную машинку? Когда-нибудь я сам выброшусь, наверное. «А еще я могу холодильник выкинуть. Он скоро потечет и станет мне совсем не нужен. Один я его не подниму, надо попросить помочь моего друга. А когда он мне поможет, я выкину в окно и его тоже».


«Я говорил, что общение или контакт с людьми – вещь очень опасная, которая может вскоре разъесть тебя изнутри. Одиночество ни чуть не лучше. С каждым днем будет казаться, что теряешь год. С каждым потерянным годом, ты становишься все меньше и меньше, пока не станешь восьмилетним ребенком, который боится темноты, злых клоунов, монстров под кроватью и брокколи на обед. Полная изоляция скорее не разрушает изнутри, а наступает сверху. Будто Бог накрывает тебя колпаком, из которого нельзя выбраться. Речь портиться, страхи увеличиваются, а мысли с каждым днем все безумней и…наивней. Если кто-то решиться заговорить с тобой, то услышит лишь «детский лепет» и несуразные идеи. Они скажут, что вы упали с луны или вчера родились. В чем-то они будут правы. Из одиночества не выбраться просто так. Оно отлично постарается над тем, что даже если вы и выберетесь наружу к людям, то вам тут же захочется залезть обратно. Реальный мир уже не примет вас, даже если у вас сильная воля и вы сможете сопротивляться себе, то сопротивляться реальности вы уже не сможете. Она заметит, что вы чужой, не гость, не турист, а именно чужой. Реальность сделает все возможное, чтобы загнать вас под колпак обратно. Она будет пугать, угрожать, и, поверьте мне, она своего добьется. Когда поймете, что ваш телефон лежит разбитый под окном, что ваш единственный друг – это ваше воображение, что вы уже не способны приспособиться к реальной жизни, то я должен вынести вам этот страшный диагноз: вы – одинокий человек. От этого нет лекарств, но выздоровевшие есть. Это не смертельная болезнь, но вы сами убьете себя из-за нее».
Холодильник давно потек, но мне уже не было до этого никакого дела. Я сидел и размышлял о своей «болезни». Думал о том, как другим людям удается избежать этого, находить золотую середину или как они умудряются лишь временами заглядывать в это состояние. «Может, такие люди и есть лекарства дня больных одиночеством? Кажется, у моего Германа была та же проблема. Никак не могу вспомнить, какую судьбу я ему выдумал. Может, он повесился, а может, он смог подружиться с куклой, и она отстала от него. Может быть, все может быть, все зависит от моего решения». Сознание стало немного мутнеть, в коленях чувствовалась слабость, уверен, это из-за голода. И опять отрывистые мысли. «Ненавижу адвокатов, военных и политиков, испоганили весь мир. Надо купить свечек и фруктов, стану вегетарианцем. Мясо хранить все равно негде, и я не хочу, чтобы в следующей жизни меня сожрал какой-нибудь урод». Становилось совсем плохо, еще немного и я начну задыхаться. Нужно открыть окно, если я все же не хочу, чтобы это случилось. Но кто-то, пока сидящий в глубине души, этого хотел.
Чтобы открыть дверь на балкон мне понадобилось немного больше усилий, чем раньше. Но легче не стало, хотя разум немного «протрезвел». Я стал смотреть на людей, что мелькали подо мной. Все куда-то спешили, они так быстро передвигались, прямо как мелкие рыбешки в море, как они только не сталкиваются? Это я про рыбешек. Хотя я никогда не видел, чтобы в такой толпе кто-нибудь столкнулся. Это могло б произойти, если б к ним прокрался пьяный…хотя нет, тут это вряд ли возможно. «Окажись я в такой толпе, наверняка бы решил резко остановиться чтобы, ну, допустим, полюбоваться на величие огромных домов, что чуть ли не насквозь пронзают небо, как будто оно только на них и держится. Так вот как это будет, впечатленный видом я останавливаюсь, чтобы налюбоваться, и тут один из толстяков врезается в мою спину, я падаю и задеваю сумку впереди идущей женщины. Все начнут ругаться, кричать…думаю, три месяца не высовывал бы нос на улицу». Никогда не понимал таких людей. Если родиться, выучиться, получить работу, завести семью и есть смысл жизни, то я его не признаю. Да, это довольно простая система, миллиарды людей ее давно приняли и полюбили. Наверняка у каждого проскакивала мысль, что это скучно, старо и неправильно. Но мысль эта проходила так же быстро, как и помыслы о самоубийстве. Каждый об этом думал, или почти каждый… Но лично я думал об этом постоянно. Я совершенно не согласен с такой системой, и я рассматривал смерть как выход из моей «болезни», а значит и из всех проблем в целом. Иногда я соглашаюсь и принимаю мир таким, какой он есть, но все это было ненадолго и все это было довольно давно…теперь ко мне такие мысли не приходят. Другой выход найти очень сложно, а я считаю себя слишком слабым, чтобы совершать эти поиски. «Может, именно из-за того, что я не могу принять для себя такой смысл жизни, я и думаю о смерти? Ведь получается, что я оставлю после себя? И все же, я не считаю себя неправым. Когда после смерти Господь будет отчитывать меня, я соглашусь с ним, но это будет так…не по-настоящему. Даже там я наверняка останусь при своем мнении. Как Он относится к таким людям, как я? Что будет потом? Я не смогу выбрать себе жизнь. Но я бы хотел быть койотом или фламинго. Даже не знаю, хотел бы я снова родиться человеком. Все эти люди – герои, раз смогли не сломаться и найти в себе силы жить дальше. Я к этому еще не готов. Мне дали шанс, но я еще не в силах справиться».


«Как же я пойду в суд? Я от страха даже не смогу открыть дверь». Такое уже как-то было. Я пытался устроиться на работу, так как покинул дом, и нужно было искать место, где можно было б получить средства на существование. Меня пригласили на собеседование, но когда я подошел к двери кабинета, то просто не смог открыть ее. Нет, она не была заперта, я психологически не смог это сделать. Страх перед тем, что будет за дверью, так сковал меня, что даже не поднял руку на ручку. Постояв минуту перед дверью, я развернулся и поехал обратно домой, хотя прекрасно понимал, что ничего смертельного за ней меня не ждало, и я потратил слишком много времени на преодоление пути от дома. Наверное, после этого мне бы следовало пойти к психиатру, но я их ненавижу. Это ведь и так отвратительно, когда кто-то чужой копается в тебе, а тут ты еще и сам помогаешь. «Боже, в суд…председатели суда, чертовы адвокаты, которые, если им заплатить, будут всеми силами защищать даже точно виновного человека, присяжные, выносящие вердикт…могу себе это представить…»
«Иной параминутный бред»
«Я – малюсенький человечек сижу и судорожно тру руки. Передо мной огромная трибуна с судьей. Он стучит своим огромным молотком, стук которого резким эхом раздается по всему судебному залу. Судья что-то говорит, но поначалу слова было трудно разобрать, его рот неестественно широко открывался и кривился при произношении слов. «Вы обвиняетесь в неуплате счетов за электричество и телефон, выбрасывание предметов на улицу, в написании ничтожных рассказов…Почему вы считаете, что можете не платить по счетам и вести себя подобным образом? И…почему вы без адвоката?» Я открываю рот, но не могу нормально произнести «Я не хочу продавать душу дьяволу, прося о помощи человека, который ничему не верит». По всему залу суда разноситься эхо звучания ненастроенного тромбона. Присяжные громко перешептываются и единогласно выносят вердикт – виновен! У меня конфискуют несколько вещей (можно подумать, у меня еще что-то есть) и еще приговаривают к…работе эльфом в деревне Санта Клауса? Не так уж и плохо, думаю, у меня получится…»
«Нет, не пойду в суд, а даже если и приду, то все равно не смогу открыть дверь. Нужно попросить друга, чтобы он силой запихнул меня за нее. А что если сделать его своим адвокатом? Да, он явно явиться в каком-нибудь нелепом виде, который никак не подходит для судебного процесса и уж точно для адвоката. Думаю, ему следует надеть очки, чтобы никто не увидел его суету во взгляде. Речь у него получше, чем у меня, но постоянные передергивания и резкие движения точно всех насторожат. Меня будет ждать еще и обвинение в самом неудачном выборе адвоката. У нас из этого точно сделают новость, и может даже, отдельную страницу в журнале с самыми нелепыми зарисовками меня и моего «адвоката». «Человек-тромбон в суде» - прекрасный заголовок, пожалуй, я сам и напишу об этом, получу неплохие деньги. Здесь все возможно, я опять буду популярен…как в том моем шоу, если бы не я сам, то оно бы не провалилось, люди вечно являются причиной своих проблем».
Прожить еще безработным вполне возможно, но рано или поздно работу все же придется найти, иначе меня может поджидать голодная смерть, не самая худшая, но и не самая приятная.
Я услышал знакомый звук, так выпускает дым от сигарет мой друг, именно он и стоял за мной, как-то по-сумасшедшему улыбаясь. Вид у него опять был новый, но я всегда его узнавал. Он хрипло посмеялся и сказал мне «Кажется, у кого-то меланхолия». Бросив непотушенную сигарету на пол, «друг» развернулся и направился к выходу. Взглянув на провода от телефона, улыбнулся и, кажется, ушел, хотя я бы сказал, что он исчезнул. «Почему бы ему не сбрить эту чертову бороду? Вроде раньше ее не было».


«По-моему, холодает, неужели скоро зима и должен выпасть снег?» Ненавижу зиму, а ведь раньше это была моя любимая пора года. Просто я представлял ее себе как что-то красивое и необычное, когда все, даже деревья, покрыты снегом, но с каждым наступлением зимы я замечаю, что она не так уж и прекрасна. Холод, грязь…на улицу почти не выхожу и поэтому не вижу, как украшен город, но уверен, что здесь это красиво. «Черт, без отопления будет совсем холодно. Какой сегодня месяц? А число? Будь я посмелее, высунулся в окно и спросил бы у людей, но я не могу. Как же много общего у меня и моего «друга», точнее, как же много общего в наших квартирах. Может, это не он является ко мне без спросу, а я проживаю здесь и вышвыриваю его вещи из окна? Нет, то письмо было точно адресовано мне. Черт возьми, такая же пыль на кухонном столе, наверное, у нас были общие бабки. Да, я наверняка дружил с ним с самого детства и часто гостил у него». Я подошел к столу и несколько минут просто созерцал его. «Нет, это невозможно. Я был у себя, когда переживал свое безумие, и стол этот мой. Это точно, теперь-то вижу. Почему тогда подумал, что был у своего друга? Это тоже было частью того моего состояния… Это ты опять?» Мой друг стоял позади меня, как всегда курил и, так же быстро, как и появился, вместе с дымом от сигарет, растворился в воздухе. «Отлично, нет у моего друга никакой квартиры, самого друга тоже нет, это все мое воображение, и все. Так часто бывает со снами, их часто путаешь с реальностью». Довольно тяжело было принять все происходящее, с одной стороны я был рад, что разгадал тайну появления «друга», с другой стороны я вдруг резко почувствовал…холод. Не тот холод, что чувствуют из-за отключенного отопления, хотя и он присутствовал, а тот холод, что появился внутри меня, как я теперь смогу жить, зная, что разговаривать смогу лишь с плодами моего воображения? От напряжения я начал ходить по квартире. Затем пошел в «свою комнату», взял в руки печатную машинку, посмотрел со своего окна вниз, и, убедившись, что не скину ее на голову кому-нибудь, сбросил вниз. «Неплохо, неплохо, похоже, я выкинул все, что можно было. В зале осталось еще несколько давно завядших цветов, но я оставлю их на следующий раз, и потом, они мне слишком нравятся».
Наверное, я просто не понимал, что делал. Это было похоже на какую-то вспышку безумия, на своего рода развлечение, но теперь у меня почти ничего не осталось, кроме воображения. Это конечно хорошо, но не смогу же я жить, питаясь воображаемой едой и обогреваясь воображаемым электричеством. «Кстати, я хотел купить свечек, кажется, у меня еще осталось немного мелочи, а если что, я всегда могу добыть ее из фонтана в парке, пока никто не видит, конечно». Тяжело будет пережить эту ночь, у меня не осталось ничего и даже в пальто здесь довольно холодно. Но делать нечего. Пришлось одетым улечься в углу. «Надо постараться заснуть, утром будет лучше, немного солнечного света – все, что мне сейчас нужно».
«Ряд кошмаров в помещении»
«Ночь. Мой друг играет на гитаре под окном. И хотя было совсем тихо, инструмента не было слышно. «Друг» перестал играть и посмотрел на меня, и, положив гитару на землю, протянул мне руку. Конечно, было слишком высоко, он никак не смог бы дотянуться до моей руки, которую я подал ему в ответ. Но он уже тут, в моей комнате, стоит совсем близко и смотрит прямо в глаза.
-Здесь есть потайные комнаты?
-Нет, насколько я знаю, нет. – Ответил я ему, причем совершенно нормальным голосом.
Он вышел из моей комнаты и вернулся с горшком моих завядших цветов в руках. «Друг» подошел к окну, и я было подумал, что он сейчас выкинет его с окна, но он просто поставил горшок на подоконник и каким-то любовным взглядом уставился на луну.
Я выкинул «друга» из окна».
На этом, к счастью, я резко проснулся. Никакого холодного пота, никакого тяжелого дыхания, просто бешено колотилось сердце… Еще совсем поздно, солнце и не думает всходить. Чтобы отвлечься от дурного сна, я пошел в зал я взял оттуда все что было: один несчастных горшок с увядшими цветами. Даже не помню, какие именно там были цветы. И чтобы избавиться от неприятного осадка, горшок полетел, естественно, в окно. «Завтра я наверняка увижу на своей двери записку со словами «Пожалуйста, не выбрасывайте свой мусор из окно. Оставляйте его за дверью». Надо будет придумать им на это ответ. Где моя печатная машинка? Ах да, там же где и все остальное».
Не очень-то хотелось сейчас заснуть, неприятный осадок от сна еще не покинул меня, но мое сознание не хотело ничего знать.
«Утро. Совсем недавно взошло солнце, большинство людей либо спят, либо уже на работе. Я гуляю по парку и наслаждаюсь безлюдными пейзажами. Ряд деревьев образовал Что-то на подобии арки, я хотел пройтись под такой красотой, но ко мне уже приближался мой выпавший из окна «друг».
-Ты правда думал, что это способ избавиться от меня? – спросил он.
Я хотел пробубнить что-то вроде оправдания, но не мог. Не мог не потому, что не был в состоянии выговорить спонтанно придуманную мною речь, а потому, что ненавидел оправдываться, даже когда я действительно был прав.
-Конечно, это зависит от тебя. Но могу тебя обрадовать или огорчить, после того твоего поступка я теперь – ангел.
-Ангел? Это я ангел! – закричал я в ярости и кинулся на «друга», но тот уже был далеко от меня. Он не убежал, не улетел, он просто исчез. Но я кинулся бежать вперед, в надежде, что он появиться, хоть на секунду. Почти стирая все ноги об землю, я продолжал бежать пока не свалился и не проскулил сквозь слезы «я…это я – ангел».
Безумие! Сердце сходило с ума. «Ну неужели это настоящий кошмар, из-за которого обычно должны происходить такие вещи? Спасть больше нельзя, нельзя, нельзя, слышишь!? Пожалуй, не буду спать пару дней, только сейчас, а то я свихнусь и не доживу до утра, хотя может оно и к лучшему».
«День. За окном море людей, которые бегут кто куда по своим делам. Я иду в ванную комнату, не для того, чтобы умыться или принять душ, нет, это мне сейчас не нужно, мне нужно что-то, любая вещь, которую я в состоянии поднять. Но ничего подобного нет, все, что можно было выбросить, уже выброшено.
Тогда я выпрыгнул сам».
«Нет, пожалуй, я не буду спать еще месяц. А то и два».
Полная желтая луна смотрела на меня с неба. На удивление большая и, я бы сказал, живая. Один единственный луч ее потянулся к моему окну, словно ковер, расстилающийся к моим ногам. Прямо как лунная дорожка, только без воды, что как удивило меня, так и не очень. Подойдя к окну, я забрался на подоконник и закинул голову, чтобы посмотреть на луну, посмотреть не в последний раз, а посмотреть с удивлением и любопытством.
«Что там?»
Медленно, не смотря вниз, я ступил одной ногой на луч, и пошел, прямо к луне. На встречу неизвестному…
Рубрики:  Рассказы
Big_Apple_Blues

На память

Вторник, 10 Февраля 2009 г. 15:36 + в цитатник
Setuer (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора

 Наброски. Наброски. Наброски. Едва видимые линии окружностей, едва слышимые тени и отблески света. Слегка, без нажима.

дальше
Рубрики:  Рассказы

Без заголовка

Суббота, 31 Января 2009 г. 11:37 + в цитатник
Setuer (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора

Она подняла глаза и сразу прищурилась.

еще
Рубрики:  Рассказы
Адалия

Начало новой сказки

Четверг, 29 Января 2009 г. 17:37 + в цитатник
Катя_Матюшкина (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора

111 (498x699, 264Kb)
Хочу поделится началом моей новой сказки. Надеюсь что она понравится:)

Веники еловые,
или
Приключения Вани в лаптях и сарафане

За пнями да за корягами,
За лужами да, за оврагами,
Под сердитой тучей
Вырос лес дремучий.
Я там бывала
И вот что видала…


Вступление
Волшебное варево

На крохотной, освещённой луной, поляне, средь самой чащи волшебного леса стояла, почёсываясь, избушка на курьих ножках. В низеньком окошке мерцали огни, из трубы поднимались клубы дыма, и по всему было видно, что внутри происходит настоящее волшебство.
Это колдовала Баба Яга.
[more=

На печи сидели несколько зрителей и живо наблюдали за происходящим — старый филин Ууух-ты и два чёрных кота — Мурынтий и Орун.
Около двери висела в воздухе волшебная метла и недовольно бурчала, наблюдая, как Яга суетится у огромного котла, подбрасывая, туда какие-то корешки.
Волшебное варево бурлило, пенилось и меняло цвет. Вокруг вился разноцветный пар.
Склонившись над котлом и разглядывая тайные знамения, Баба Яга прошептала:
— Это случится сегодня, ровно в полночь, когда встанут на небе три звезды, три раза прокричит ворон и три ветра встретятся! И тогда произойдёт…
— Что произойдёт? — закружила волшебная метла.
Яга ещё ниже нагнулась над варевом, так что чуть не окунула в него свой длинный нос.
— Ничего не вижу. А-а, вот вроде проступают какие-то неясные очертания! Три шага на север, десять на восток… Самое дорогое сокровище…
Коты переглянулись и навострили уши. Филин наоборот отвернул голову.
Внезапно от пара нос Яги страшно зачесался. Яга попыталась сдержаться, сморщилась, но не выдержала.
— Апчхи! — разнеслось по избе.
Пар закружился и взвился под потолок. Коты и филин тоже принялись отчаянно чихать, а когда успокоились, пар рассеялся.
— Опять ничего не выяснили! — разочарованно протянул Мурынтий.
Но, похоже, кот ошибся.
Яга швырнула поварёшку в котёл, обрызгав стены, и рванула к двери.
— Куда это ты на ночь глядя? — насторожилась метла. — Тьма в лесу! Сто ворон небо заслонили, сто волков из чащи таращатся, сто лисиц в канавах прячутся — в лесу ночью опасно! Подожди до утра!
— Дело у меня есть, — буркнула Яга, завязывая под подбородком косынку на шесть узлов. — Тайное!
Яга щёлкнула пальцами — огонь в печи мигом потух, и выскочила за дверь.
— Стой! Меня с собой возьми — кинулась следом метла. — Я тоже хочу шляться по ночному лесу и боятся каждого скрипа!
Избушка, переминаясь с ноги на ногу, тоже выразила желание бежать следом, но Яга буркнула:
— Оставайся здесь! Это дело опасное! И я должна его сделать сама.
Макушки деревьев серебрились в лунном сиянии, а в самом лесу была такая темень, что если бы даже прямо перед Ягой прополз змей Горыныч, то она приняла бы его за чёрную тучу, заночевавшую в лесу, и прошла бы мимо, не поздоровавшись.
Яга достала из передника деревяшку, бросила её о землю, топнула ногой, и та вдруг вспыхнула, тускло осветив дырявые лапти.
На небе вспыхнули три звезды и встали в ряд, указывая путь. Где-то далеко крикнул три раза ворон.
Подхватив деревяшку, Яга исчезла за черными деревьями.
Но далеко уйти ей не удалось.
Не успела Яга, в канаву провалиться да за пень зацепиться, как рядом возникла взмыленная метла.
— Ну что у тебя за дело такое, что нельзя и меня с собой взять?! Как за грибами, так я корзинки таскаю, а как на колдовство, так одна?!
— Да какая от тебя за польза? — хмыкнула Яга. — Ты темноты боишься и летаешь медленно.
— Это я-то летаю медленно?! Да я летаю быстрее Горыныча! От меня много пользы! — метла так рьяно принялась кружить, что наткнулась на дерево и рухнула в куст.
— Летела бы ты домой! — Яга, скрипя зубами, вытащила метлу и запустив ее в небо быстро пошла дальше.
СО свистом развернувшись метла рванула следом.
— Я с тобой!
Яга шла быстро, сверяя дорогу со звёздами. Метла то и дело врезалась в деревья и, ворча, выныривала из ветвей. В её прутьях застряло столько листвы, что казалось, вокруг Яги кружит банный веник.
Наконец деревья расступились, и метла с облегчением вздохнула, оказавшись на огромном поле.
Оно напоминало гигантское корыто, до краев наполненное капустой.
Яга, погасила гнилушку.
— Вот это да! Капуста! — протянула восхищенно метла. — Вот у тебя, оказывается, что за дело! Сколько добра пропадает! Надо бы всё это к нам в погреб перетащить! Щей наварим!!! Гостей соберем!!!
— Каких ещё щей? — пробормотала Яга, сосредоточенно вглядываясь в небо.
— Обычных щей. Ты что забыла? Щи — это такой суп из капусты, я раньше, когда в деревенском доме жила, много таких супов видала! Берёшь котелок побольше, кидаешь туда крупный кочан капусты, а потом варишь его ровно десять дней — вот тебе и суп.
Яга пробормотала нечто неразборчивое и пошла вдоль капустного поля, считая шаги. Потом снова остановилась и уставилась в небо.
Метла зависла перед Ягой.
— Давай капусту рвать! А помнишь, как ты щами Ивана накормила? Как он потом ругался: «Отравить меня, дескать, вздумала, старая!» Вот уж двести лет прошло, а он так больше и не захаживал. Интересно, где он сейчас бродит? Славный был Иван, только дурак…
— Тихо! — крякнула Яга, присев. — Вот оно! Началось!
Внезапно поднялся ветер. Вдалеке послышался нарастающий свист. По небу, озарив лес голубой вспышкой, пронеслась звезда. Сделав круг, она упала в капусту, и всё вокруг засветилось нереальным голубым светом.
Яга, вытянув вперед руки, с необычной легкостью рванула по полю, перескакивая кочаны.
— Скорей! Пока не погасло! Где звезда упала — там и клад искать нужно!
— Ах, вон оно что! — догадалась метла. — Ой, сгорит сейчас клад! Ишь, как светится! Туши его! Туши!!!
Яга, щурясь от света, добежала до звезды.
— Ничего, алмазы не горят!
С этими словами она схватили метлу и замахнулась, собираясь загасить пламя.
— Не надо! — только и успела крикнуть метла, но тут свечение погасло и на его месте не осталось ничего, если, конечно, не считать капусты.
Стало так тихо, что Яге на мгновение показалось, будто она оглохла.
— Всё пропало! Накаркала! — Яга отбросила метлу, и та, сделав кувырок в воздухе, воткнулась в землю. — Вот не хотела я тебя с собой брать! Как чувствовала, что не будет от тебя пользы! Вред один да и только!
Тут-то и произошло нечто совершенно непонятное.
Один из кочанов закряхтел и ловко отскочил в сторону. На мгновение почудилось, что под капустными листьями мелькнули две маленькие ножки.
— Ой! — завопила баба Яга, подпрыгнув. — Что это? Ты видела? Живой кочан! Ну-ка, лови его!
Тут же из кочана раздался громкий заливистый смешок.
Яга ринулась к кочану.
— Иди-ка сюда, миленький, иди, хороший! Где там у тебя алмазик?!
Вдруг кочан приподнялся на кривые ножки и побежал по полю.
— А-аа!— резво бросилась следом Яга, но, запнувшись, рухнула прямо на беглеца.
Метла восхищённо присвистнула.
— Вот это приёмчек! Где это ты так научилась?
— В лесу поживёшь, и не такому научишься!.. — Яга поднялась на ноги, крепко прижав к себе кочан. — Теперь не убежит!
Метла вертелась рядом, тыча Ягу прутьями:
— Ну что там, что? Потряси его как следует, авось что ни будь и вывалится.
— Ой! — вдруг сказала Яга басом.
У нее в руках находится вовсе не кочан, а настоящий ребёнок! Маленький, грязный и весь в капустных листьях.
— А-аа! — заревел малыш и схватил Ягу за нос.
Метла испуганно взмыла вверх.
— Вот тебе и клад нашли!
Нежно глядя на ребёнка, Яга прогнусавила:
— Такой маленький, такой хорошенький и главное — один в один я! Как же его назвать? А! Вот! Будет Ваней — в честь Ивана!
— Невелика честь! — слабым голосом возразила метла, чувствуя, что добром это не кончится. — Слушай Яга, ты положи-ка лучше его обратно в капусту. — Авось кто-нибудь другой найдёт…
— Вот ещё! — возмутилась старуха, высвободив нос. — Я Ваньку себе возьму. Кто ребёнка нашел, тот ему и мама! Мне давно помощник нужен. Я триста лет этого дня ждала — гадала, высчитывала! Всё! С этой минуты начинаю новую жизнь! Добрую. По всем правилам.
И сунув брыкающегося ребёнка под мышку, двинулась к дому.
— Эй! Погоди! — заверещала Метла. — Мама! Она — мама, а я кто? Папа, что ли?!

Но Яга уже скрылась за деревьями.
Вот так у Бабы Яги ни с того ни с сего появился Ваня. Правда через несколько дней оказалось, что ребёнок — девочка. Но имя менять не стали. Какая разница, как тебя зовут? Главное — что о тебе думают!
С тех пор в сказочном лесу началась новая сказка…


Ещё одно вступление
С той самой ночи прошло целых десять лет. В сказочном лесу всё изменилось: деревья стали чуть толще, озёра — чуть шире, пропасти — чуть глубже, горы —чуть выше, а чудеса — ещё волшебнее.
Баба Яга подобрела, метла помолодела, коты потолстели, но больше всего изменилась дочка бабы Яги — Ваня. Капустные листья она сменила на сарафан с лаптями, ведь ей было уже очень много лет — то ли восемь, то ли двенадцать (точно она не знала, так как в школу не ходила, считать не умела). Бабу Ягу она поначалу пыталась называть мамой, но как-то это странно звучало: Мама-Яга. Поэтому стала называть её так же, как все — бабушкой.
Девочка с легкостью различала лечебные травы и могла сварить ранозаживляющее зелье. Но настоящему колдовству баба Яга её пока не учила, отговариваясь тем, что Ваня молода ещё и сложные заклятья ей не под силу.
И вот однажды…


Без заголовка

Воскресенье, 25 Января 2009 г. 19:26 + в цитатник

Клавиши души (миниатюра)

Среда, 21 Января 2009 г. 18:44 + в цитатник
Little_Ivy (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Играй на клавишах моей души, пока я тебе разрешаю. Пока это возможно. Нажми одну, любую…слышишь? Слышишь? Легкий, не напрягающий звук проходит через твое ухо. Внутрь, а потом вниз и прямо к сердцу. Проделав этот легкий, короткий путь, удивительный звук оседает в твоей душе. Ощущаешь?
Попробуй проиграть какую-нибудь легкую мелодию. Плавно бей по клавишам пальцами и слушай. Качайся в такт, под музыку безумий.
Слейся в одно целое с этими тонкими, леденящими душу звуками. Слушай и ощущай через подушечки пальцев новое, ранее невиданное тебе прикосновения. Новая жизнь.
Рубрики:  Рассказы

И такое бывает :)

Среда, 07 Января 2009 г. 12:00 + в цитатник
Red_Tie (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора В колонках играет - Dunkel Blauer Apfel (Stark Treibe)
Ночью. Луна безнадежно спокойна,
Точечки звёзд - смотри - не смотри:
Будто затем совершаются войны,
Чтоб свет дарили с небес фонари...

Сижу себе в комнате, сон нагоняю
(Бредни бессонные ведь не мой профиль)...
Кажется, будто крадется хромая
Через окно кто-то... А, Мефистофель!

"Ночи вам злой! Я на одно дельце..." -
в издевке ломает руки нечистый.
"Душу? Нашёл тоже чистое сердце!
Не буду кровить бумаги, Мефисто!"

"Ну-ну, подумай! Почём ведь мечты-то?
В наше-то время... Мотали бы нА ус!"

"То время вышло - и мир этим сытый,
Знаем, как умер, один бедный Фауст"

"Ты б его знала! Он был повеса!
Слишком охоч до Троянских Елен!"

"Что-то не хочется верить в том бесам,
Так что не стоит устраивать сцен".

"Напрасно вы, вышла б отличная сделка!
Сам Гёте бы праздновал, чуть не паря..."


...А я вам скажу, этот сон - как-то мелко
Для окончанья первых дней января!

З.Ы. Жду отзывов, если честно. И если понравилось, то ещё приду и требую себе отдельный раздел :)
Рубрики:  Стихотворения

Метки:  

Поиск сообщений в ДлЯ_ПисаТелеЙ
Страницы: 11 10 [9] 8 7 ..
.. 1 Календарь