-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ДлЯ_ПисаТелеЙ

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.11.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 709

Сообщество создано для того, чтобы начинающие и не очень писатели ли.ру могли выкладыавать сюда свои произведения. По большей части оно ориентировано на рассказы, но приветствуются и другие проявления творческой мысли, стихи, возможно даже романы.

Модерирую сообщество я, по всем вопросам писать тоже мне в личку.

Огромная просьба длинные произведения убирать под кат. Делается это с помощью оператора [more=Вместо этого пишем ваш текст]

ЧуВаЧоК_2007

 


февраль..

Вторник, 27 Ноября 2007 г. 02:46 + в цитатник
assol_88 (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Серое небо, серый снег.
Где же весна? Моя весна...
Жалко, сегодня солнца нет,
Только метель. И я одна...

Ветер сдувает маски с лиц,
Вьюга уносит душу вдаль...
Больше у мира нет границ,
Только февраль. Один февраль...

Птицы летят. Летят домой...
Дома мороз и холода...
А мне казалось, что весной
Вновь оживают города,

Вновь оживает вся земля,
Травы, деревья и цветы...
Мне надо всё начинать с нуля,
Чтобы исполнились мечты.
февраль, 2006
Рубрики:  Стихотворения
Assol_88

Тени

Вторник, 27 Ноября 2007 г. 02:36 + в цитатник
assol_88 (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора второй рассказ из цикла "Записки сумасшедшей или хроники разбитых сердец"....

Тени

Я смотрю в окно и вижу тени. Они появились в городе. Их пока мало, но я уже чувствую, как приближаются остальные. Скоро они будут везде. Сначала они бесплотны и видеть их могут лишь немногие. Они отражаются в воде. Они переливаются на солнце. У каждой тени есть свой оттенок. Вот прошмыгнула мимо окна небесно-голубая, а вдоль нашей улицы идёт зеленовато-коричневая. У каждой тени есть свой голос. Он похож на шелест ветра, перелив колокольчиков. Мало кто может их услышать. Но я слышу. Слышу их перешёптывания, их тихие разговоры. Никто не знает, о чём говорят тени. Никто не знает, откуда они приходят. Никто не знает, когда они придут снова. Но они придут. Придут за нами, за нашей плотью. Тени всегда приходят за тем,чтобы забрать наши тела, стать такими же, как мы. Никто не знает, как они это делают. Никто не знает, что будет с человеком, в которого вселится тень. Никто ничего о них не знает. Пока не столкнётся с ними лицом к лицу.

Тени....О чём они думают?? Чем живут?? Каково это - быть бесплотным?? Наверное, неприятно, раз они приходят к нам....

Я пытаюсь описать их, хотя толком ничего о них не знаю. А на улице уже темнеет. Ночь - их любимое время. Ночью им легче забирать наши тела....Зажигаются первые звёзды. А на моей улице почти нет фонарей. Темно. Даже теней уже не видно. Сейчас, наверное, некоторые, те, что посильнее, уже подкрадываются к ничего не подозревающим людям.

Вдруг я слышу за спиной шёпот. Нет, шелест. А в оконном стекле, как в зеркале, отражается расплывчатый золотисто-алый сгусток света. Тень. Она пришла за мной. Я понимаю, что уже ничего не смогу изменить. Жаль. Жаль, что всё так быстро закончилось. Тень приближается. Я чувствую, как она овладевает моим телом. Вот уже не....
Рубрики:  Рассказы
Assol_88

Другая

Понедельник, 26 Ноября 2007 г. 17:41 + в цитатник
Curufinwen (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора В колонках играет - тишина, прерываемая урчанием кошки на компьютере
Настроение сейчас - в тон рассказа

Не первый рассказ в моей коллекции, необычный для меня - я фентази-автор, а тут... немного автобиография. Но я ни о чем не жалею.
Последнее слово означает "прощай/те" на квэнье, языке толкиеновских эльфов

Девушка сидела на берегу реки, в укромном уголке почти в самом центре города. Справа, за кустами, причал, за ее спиной – идут люди, перед нею идут люди, но никто не замечает девушку. В ушах играет «Королевна», на коленях – ноутбук с каким-то текстом, рядом валяется ее любимая сумка – черная шелковая торба, расшитая бисером, как говорит сама девушка «В нее влезет все, но при этом она останется красивой». В голубом небе – солнце, мимо проплывают речные трамвайчики. Обычный день в обычном городе в обычном парке. Или не совсем обычном…. Но здесь она, жительница иной страны, страны своих грез, чувствовала себя по-настоящему счастливой.
Продолжение
Рубрики:  Рассказы
Curufinwen

Разделы

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 23:44 + в цитатник
ЧуВаЧоК_без_срока_давности (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Народ, если у кого уже больше трех творений тут лежит, а раздел вам я не создал, пишите, не стесняйтесь! Прсто сообщество пополняется как-то неожиданно резко и я уже не успеваю следить за всеми.

Солнечные зайчики

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 23:17 + в цитатник
assol_88 (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора первый рассказ из цикла "Записки сумасшедшей или хроники разбитых сердец"....

Солнечные зайчики

Я просыпаюсь от того, что кто-то светит мне прямо в лицо. Это просто солнце отражается в зеркале. Маленькие солнечные зайчики разбегаются по стенам, подмигивают мне, смеются....Но над чем?? Над чем смеются солнечные зайчики?? Над нами, людьми, огромными, неуклюжими существами из плоти и крови. Им легко, они в любой момент могут исчезнуть и появиться уже в совершенно другом месте. Они ни о чём не задумываются, для них нет ничего важного. Они просто радуются солнечному утру, ясной погоде, смешным людям....

Пара зайчиков перебралась со стены на моё одеяло, словно призывая подняться наконец, перестать лежать безвольным трупом. Мне кажется, или я слышу их веселый смех?? Нет, всё-таки кажется....Они бегают по шторам, по полу, по потолку....Для них нет ничего невозможного. И вот, мне уже кажется, что все предметы в моей комнате состоят из солнечного света. Всё словно соткано из бликов. И сам я - огромный солнечный зайчик....Вот я уже на улице, дразню соседскую кошку. Она пытается поймать меня своей лапой, но в последний момент мне удаётся ускользнуть и оказаться на крыше. Я смотрю на людей, которые там медленно ползают по плавящемуся асфальту, и мне смешно. Я начинаю заливаться истерическим хохотом и вдруг срываюсь с карниза. Я падаю и смеюсь. А раскалённый асфальт всё ближе....Ничего, солнечные зайчики не могут разбиться!! Но тут чей-то голос начинает нашёптывать мне: "Ты не солнечный свет, ты человек...." И я верю этому голосу....

А в газетах написали: "Причина смерти не установлена. Уснул и не проснулся".
Рубрики:  Рассказы
Assol_88

Фантазия

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 20:11 + в цитатник
_Ли__ (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора

 
Я сегодня поверю в сказку,
Мне лишь стоит глаза закрыть,
В эти слишком яркие краски,
В сновиденья, где можно плыть.

Открывая новые двери,
На секунду забыть про мир.
Так бывает. И я поверю,
Что в мечте тоже кто-то жил.

Заслоняя мечтой реальность,
Научиться взлетать наверх.
Пусть фантазия - тоже странность,
Но и счастье порою - грех.

Не найдя за порогом ветра,
На страницах ласковых грёз,
Я вернусь за частичкой света
И за каплей горячих слёз.

И опять я попала в клетку,
И меня снова взяли в плен.
Вы стреляете слишком метко
Пистолетом больших проблем.

Ну а вы загляните в душу,
Увлекаемую мечтой.
Я хочу научить вас слушать,
Оставаясь сама собой.

Рубрики:  Стихотворения
Aldgerka

Убийственная любовь

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 20:07 + в цитатник
_Ли__ (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора   Я убита на повал, Мне не надо состраданья.
  И убийца угадал
  Мои тайные желанья.
  В поцелуе умереть
  Под манящими губами.
  Эта ласковая смерть-
  Острый нож в подарок даме.
  Он поймал губами крик
  Умирающей беспечно.
  Эта страсть в последний миг
  Станет памятью навечно.
  Он умеет убивать
  Безболезненно и нежно.
  Окровавлена кровать.
  Я уснула безмятежно.
  Он поднялся, не спеша,
  Опустил мои ресницы.
  Обнажённая душа,
  Полюбившая убийцу.
  Да, я знала - мне не жить,
  Он пришёл не за любовью.
  Я могла его убить,
  Оскверняя совесть кровью.
  Но мне лучше умереть,
  Посмотрев в глаза убийцы.
  Я сама дарила смерть,
  Но и я смогла влюбиться.
  Он посмотрит на кровать
  И послушает молчанье.
  Он умеет убивать
  И влюбляться на прощанье...
Рубрики:  Стихотворения
Aldgerka

Коль мрак смешон. Выпуск 2

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 01:45 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Искавший славу.

Ты славой как плащом укутан,
Побед твоих священен век,
Как бог летишь к своим редутам,
Хоть ты и просто человек.

Ты полководец – лучший в мире,
Европу под себя подмял.
Руины, трупы, горы пыли,
Ты за собою оставлял.

И армий рёв многоязычный
Ты слышишь за своим плечом.
И как бессмертный бог античный
Ты вызываешь словом гром.

К востоку путь лежит кровавый,
И воин каждый – мародер,
Ты шел к сокровищам, за славой,
Не слыша совести укор.

Ты думал: голову срубил
И тело замертво падёт?
Москву ты в ярости спалил,
Приняв гамбит за ложный ход.

Ты на коленях уползал,
Ведя остатки войск,
Где был триумф – теперь пожар,
И сердце тает словно воск.

В лесах засели партизаны,
Но отбиваться нету сил.
Ты вёз добычи караваны,
Но их ты в страхе утопил.

В темнице будешь вспоминать,
Как ты взошёл на чёрный трон.
Не будешь больше клич бросать:
«К вратам пришёл Наполеон!»


Хозяин Битв

Над полем битвы дым витает
И грохот пушек оглушает.
А на холме, что в стороне,
Был полководец на коне.

Глядел угрюмо, но спокойно,
На наступающих врагов.
Пусть дробь в плече – ему не больно,
Лишь шепчут губы гимн богов.

Его войска все в обороне,
И на атаку нету сил,
Здесь верен каждый был короне,
Никто пощады не просил.

Огонь и ветер треплют знамя,
Честь не позволит отступать,
В душе солдат играет пламя,
Врагов готовы убивать!

Вот полководец к войску мчится,
Не бросит он своих людей,
С врагом своим спешит сразиться,
Закончить битву поскорей.

И всадник первым клич бросает,
И в Ад он скачет без молитв.
Без сожаленья погибает,
Герой легенд - Хозяин Битв.



Замок

Стоит тот замок на горе,
Над лесом, над рекой.
Не рад он утренней заре,
И ждёт он лишь покой.

Он помнит солнце старины,
Что било пламенем в доспех,
И как терял кусок стены
Под вражий горький смех.

Но те века прошли давно,
Не слышен боле гордый горн,
И не идут войска врагов,
Штурмуя горный склон.

- Зачем я нужен? – вопрошал
Тот замок у судьбы. –
Теперь моих ворот оскал
Пугает лишь детей ряды.

Разрушен был лихой сосед,
И враг в руинах спит.
А он стоит…. Семь сотен лет
Господ своих корит.

Пусть он утратил грозный вид,
И «Меккой» для туристов стал,
Но дух былых эпох хранит
Тот замок…. Страж безликих скал.


Искания

Что время нам приносит?
Кошмары, ужас, страх?
Достоин ли ты жизни,
На светлых небесах?
Что ищешь ты упорно,
В горах, морях, лесах?
Жизнь тяжелее смерти
На огненных весах.

Весы те нерушимы,
И вечен тяжкий груз.
Ты не найдёшь любимой
Среди летящих муз.
Играешь ты с судьбою,
И тянешь сразу туз.
И сразу ведь не скажешь,
Храбрец ты или трус.

Ты не боишься смерти,
Но устрашился грёз,
Не волк ты, не гиена,
А лишь брехливый пёс.
И героин, не дьявол,
Твой мозг с собой унёс.
Желая видеть солнце,
Ты лезешь на утёс.

Тебе не страшен дьявол,
Ты сам свой господин,
Тебе не нужен ангел,
Ты Богом не храним
Все жизнь искав ответы,
Тоскою ты томим,
Ты всех прогнал с порога,
Желая быть один.

Ты знаешь – нет спасенья,
От самого себя,
К вратам земного рая
Летит твоя мольба.
В конце, найдёшь того ты,
Кто мир хранил всегда,
И на вопрос заветный,
Ответишь сразу: Да!
Рубрики:  Стихотворения
Валян

Страж

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 01:42 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Страж

В тот день я сидел у входа в пещеру и смотрел на солнце. Зрительные рецепторы начало щипать и я зажмурился, прислонившись спиной к холодной скале. Я устало улыбался, слушая пение птиц и лёгкий шелест травы. Воспоминания… Как же хорошо, что у меня идеальная память. И как же плохо, что я не могу ничего забыть. Забвение… Хотел бы я в него окунуться. Пусть навеки! Но не могу… Я же страж.
Она же шла по заросшей тропинки, с лёгкостью поднималась в гору. Я услышал её заранее, но лишь когда она вышла из-за поворота, я соизволил открыть глаза и перевести взгляд на тропу. Красивая молодая девушка, в новой одежде, хотя уже и пыльной. Кто же она?
- Приветствую, Страж! – поклонилась она, не слишком низко, но и не презрительно, как это делают дворяне. И голос хорошо поставлен, значит не крестьянка. И не горожанка, вон как хорошо в гору поднялась, не запыхалась. И не из рода волшебников, те извечно были с вороными прямыми волосами, у неё же рыжеватые кудри, отдающие немного осенней листвой.
- Кто ты? – спросил я. Она тихонько улыбнулась. Хорошая стеснительная улыбка. Я улыбнулся в ответ.
- Я Алиса, дочь местного картографа.
Дочь картографа… Это всё объясняет. Картографы, библиотекари (коих в этом мире не так уж много), архивариусы… Учёные, ищущие знания, не алчущие золота, как алхимики, не жаждущие власти, как маги. Хорошие люди.
Далее
Рубрики:  Рассказы
Валян

КОНКУРС!

Пятница, 23 Ноября 2007 г. 22:41 + в цитатник
ЧуВаЧоК_без_срока_давности (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Итак, завтра начинается прием работ на конкурс "Последний день перед концом света".
Свои творения выкладываем В КОММЕНТАРИИ К ЭТОМУ ПОСТУ! (Рэйдж, извини, я твой рассказ сюда переместил).
Линк на пост сейчас повещу в эпиграф.
А заодно скажите, будет это конкурсная работа, т.е. будем ли мы голосовать за лучший рассказ, или просто оставим как сборник рассказов на тему?
Ну что, будем выбирать лучшую работу?

1. Выбираем или нет?
Рубрики:  Коллективная работа
Валян
ВыпендрежницаЧувырла
Рэйдж

Вальс с тучами =)

Пятница, 23 Ноября 2007 г. 21:10 + в цитатник
Дилия (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора кхех) Построчная рифма немного вульгарна... но на мелодию вальса получилось только так.. =)

Серые тучи кружат над небом,
Кружатся в счастьи, безумном, нелепом,
Счастье безжалостно и безнадежно,
Счастье притворно, счастие ложно
Хочется так же, забыв о грядущем,
В танце кружиться, следуя тучам,
Только на небо путь нам заказан:
В полет не пускает нас собственный разум
Прибиты мы намертво к камням шершавым,
Мыслим, где левое, мыслим, где правое,
Мыслим разумно и безучастно
Лишь счастье безумное нам неподвластно...
Рубрики:  Стихотворения
Дилия

Вот вам еще один...

Пятница, 23 Ноября 2007 г. 20:35 + в цитатник
ЧуВаЧоК_без_срока_давности (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора -Привязанность есть зло. Она делает тебя уязвимым, - говорит отец Максим.
-Чтобы очистить себя и подняться на высший уровень восприятия, необходимо избавиться ото всех привязанностей, - говорит он.
Я все понимаю. Я отлично понимаю все что он говорит и полностью с ним согласен. Но так трудно взять себя в руки и отбросить сомнения, когда перед тобой на столе лежит твоя девушка. Та, кого ты любишь всем сердцем.
-Только отбросив все, что связывает тебя с этим миром ты сможешь войти в Царствие Небесное, - говорит отец Максим и протягивает мне нож.
Он очень большой. И очень острый. Такими ножами мясники в магазинах рубят туши. И мне сейчас тоже предстоит кое-что зарубить.
Читать далее...
Рубрики:  Рассказы

БОГ ГРОМА!

Пятница, 23 Ноября 2007 г. 20:03 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Бог грома


Дневник Джона Уэллса, восемнадцатое октября 1887 года, Новая Зеландия.

Сегодня Джим и Алан ушли вглубь острова вместе с тремя местными. Они должны были вернуться через пять дней.
Я решил остаться в деревеньке туземцев. Впрочем, дикарями их уже назвать сложно. Вождь этой деревни уже неоднократно бывал в порту, несколько лет назад запретил почти все древние ритуалы. Народ слегка волновался, а потом ничего, привык, все - таки цивилизация нашла, чем их купить.
Когда я перевязал рану одного из их воинов, раненного на охоте, чем, по сути, спас ему ногу от ампутации, туземцы стали приходить ко мне практически каждый день с разными травмами и болезнями. А после того, как Джим Смит показал им, как стреляет винтовка, они стали называть нас «харфэ» - богами грома.
Алан Дэйл, преподаватель из Оксфорда, услышал вчера от вождя про древний храм, построенный много веков назад, и, как археолог, он не мог не проверить эти данные. И вот сегодня Дэйл, взяв с собой Смита и проводников, ушел.
Когда солнце приблизилось к зениту, я как раз закончил прочищать ружье. На всякий случай я его зарядил. После этого, решив отдохнуть, закурил трубку. Туземцы смотрели на меня с удивлением, впрочем, к моим «странностям» они уже привыкли. И в это время пришел он.
Выглядел он как европеец, длинные седые волосы, но очень молодое лицо. Несмотря на жару, он был буквально закутан в черный плащ. Его левая рука, в которой он держал какой - то жезл, была полностью покрыта татуировками.
При виде его местный шаман, который, кстати, был практически единственным из местных жителей, кто еще недолюбливал нас, сразу бросился к нему в ноги, встал на колени, бился головой о землю и пытался целовать ступни. Незнакомец брезгливо откинул его ногой. Я поразился силе незнакомца - жрец был человеком грузным, а тот одним толчком откинул беднягу на добрый десяток метров.
Туземцы последовали примеру шамана, разве что старались не подходить близко, и всё время повторяли одно слово - харфэ.
Пришелец сузил глаза, всматриваясь в мое лицо. В сердце сразу повеяло холодом.
- Кто ты? - спросил он на местном наречии.
- Я - Джон Уэллс, человек из Англии, - последовал мой ответ. Гость ухмыльнулся и указал жезлом на шамана, который уже успел оправиться от удара.
- Кто он? - спросил пришелец знахаря. Тот весь сжался, задрожал и срывающимся голосом начал что - то бормотать. Незнакомец, нетерпеливо поморщившись, пару раз махнул жезлом туда - сюда. Мне показалось, что на скипетре промелькнула искра. Шаман быстро сказал одну короткую фразу, а потом, закрыв голову руками, лег на землю лицом вниз. Сказанное я мог бы перевести как: «Он новый Бог Грома». На лице седовласого появился гнев.
- Бог Грома?! - проревел он. Следующие несколько предложений, наверное, были какими - то ругательствами или проклятиями.
Внезапно резко похолодало. Солнце закрыли неизвестно откуда возникшие тучи. Незнакомец, криво усмехнувшись, поднял жезл над головой. Казалось, его фигура на фоне бушевавшей стихии выросла едва ли не в два раза, волосы развевал сильный ветер.
- Как посмел ты назваться моим именем, жалкий глупец?! Теперь ты обречен, тебе не уйти от кары истинного БОГА ГРОМА! - надменно произнес он. И тут до меня дошло, что он говорит на чистом английском. Впрочем, рассуждать над этим необычным явлением у меня не было времени.
Молния, сорвавшаяся с небес, ударила прямо в жезл пришельца, который сработал как громоотвод. Я прикрыл глаза руками от яркой вспышки. Сразу за ней воздух прорезали раскаты грома, ее вечного спутника.
На месте, где стоял незнакомец, я ожидал увидеть обгорелый труп. Но моим ожиданиям не суждено было сбыться. Он стоял, как ни в чем не бывало, и лишь светящийся жезл напоминал о молнии.
- Умри! - закричал харфэ и вскинул скипетр. С его верхушки сорвалась молния и ударила в паре метров от меня. Я был крайне удивлен этим живым генератором электричества, и лишь поэтому не бросился бежать. Вторая молния ударила более точно, пролетев лишь в несколько сантиметрах от меня, она подожгла хижину, на пороге которой я сидел. Тут оцепенение прошло, я вскочил, но третий заряд попал мне в ногу и прожег штанину. Было жутко больно, я вскрикнул и упал.
- Слабак! - расхохотался пришелец и, идя прямо на меня, стал чертить жезлом круг перед собой. К своему ужасу, я заметил, что очередная молния стала накапливаться на конце жезла, и с каждой секундой она становилась всё ярче. Несомненно - если бы она сорвалась, смерть моя была бы неминуема.
Ноги я уже не чувствовал - их парализовало. Я стал отползать назад, полный ужаса и первобытного страха перед неизбежным и непонятным. И тут моя рука натолкнулась на ружье.
- Ну и кто из нас Бог Грома? - насмешливо спросил он, не замечая направленного на него дула. Я выстрелил.
Пуля попала ему в голову, как раз между глаз. Он, не переставая улыбаться, повалился на бок. Жезл мгновенно погас.
- Явно не ты, - сказал я и потерял сознание.

Очнулся я от голоса Смита, который, особо не церемонясь, проорал мое имя в мое же ухо.
- Джон! Ты как?
Я, открыв глаза, попытался приподняться, но сильная боль в левой ноге чуть было не отправила меня снова в забытье.
- Что случилось, Джон? - спросил Алан, обрабатывая мою рану. - Мы нашли тебя на пороге сгоревшей хижины в покинутой деревне. Даже наши верные проводники, увидев, что их соплеменники ушли, были очень сильно удивлены. Впрочем, они незамедлительно последовали за ними куда-то в лес, - усмехнулся он.
Я, морщась от боли, кратко поведал мою историю. Если бы не моя рана и исчезновение туземцев, вряд ли бы Смит и Дэйл мне поверили. Тело харфэ и его волшебный жезл пропали. Через пару дней, когда моя рана более - менее зажила, мы направились к другому поселению.
Еще несколько раз я бывал в этих местах, искал то племя, спрашивал у других про харфэ. В ответ я получил лишь уклончивые рассуждения и пару древних сказок.
Не знаю, кем был тот незнакомец, действительно ли языческим божеством или магом, атлантом или демоном.
Надеюсь лишь, что он был последним харфэ.
Рубрики:  Рассказы
Валян

Никарагуа....

Пятница, 23 Ноября 2007 г. 15:40 + в цитатник
Lazy_Snail (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Решил немного отойти от темы страшных рассказов. А то как-то разбавить же надо) И вот...грустный рассказ, посвящённый Локальным войнам.


Никарагуа.

Перед глазами плывёт небо. Такое ясное, безоблачное…Кажется, такое небо бывает только в Никарагуа. Острая боль пронзала левое лёгкое. Кажется, в него впилась доска. Я попробовал пошевелиться, но тщетно. Уж больно хорошо меня завалило остатками деревянного эшафота. А ещё и горячо вдобавок...Едкий дым заставлял глаза слезиться. Всё вокруг меня горело, слышались крики, стоны, выстрелы и всё это смешалось в жуткую какофонию. Я прикрыл глаза и стал вспоминать…
...Мой отряд застрял в джунглях...мы пробирались, как мыши, очень тихо, ни одна ветка не хрустнула под нашими ногами.....Но всё таки мы попали в окружение. Федералов было около пятидесяти. И ещё куча снайперов на деревьях. Кажется, это были американские наёмники. Всё произошло слишком быстро: Сначала раздались автоматные очереди. Первые ряды моего отряда упали на землю, будто по команде. Тех, кто устоял, снимали снайперы. Потом федералы начали сжимать кольцо, переходя на рукопашный бой. Мои люди падали один за одним…Они кричали, отстреливаясь, но, по сути дела, стреляли в никуда, потому что многих федералов не было видно в кронах деревьев. Меня оглушило гранатой и отбросило в сторону. Это спасло мне жизнь...Мало тогда уцелело. Очень мало.
....Потом я и мой сослуживец, Марио Мендез, оставшись вдвоём из всего повстанческого отряда неделю плутали по джунглям Никарагуа...Болота, ядовитый плющ…всё это было сказкой по сравнению с тем, что приходилось переживать ночью: Холод. Жуткий. Ночи в Никарагуа безумно холодны…Но даже костёр не развести – сезон тропических ливней как раз в самом разгаре. Марио подкосила простуда. Он весь горел. Я трижды тащил его на себе, но он всегда, приходя в сознание у меня на руках, ругался на меня, говорил, что я себя не берегу и пытался идти сам. Он часто бредил. А вскоре и я стал чувствовать себя нездоровым…Меня слегка знобило. Одному Богу известно, сколько бы мы ещё плутали и как бы всё сложилось. Но чёртовы федералы пронюхали о нас…Мы попали в плен....Они отвели нас в оккупированную деревеньку. Половина её была выжжена( дело их рук, конечно) и бросили нас в какой то подвал…Потом…Боже...Первым увели Марио...Я до сих пор помню, как он кричал....Они его пытали…Чёрт их знает, что они от него хотели. Но он был болен! Ему нужен был врач! Ночью они вернули его в подвал. Он был бледен. Почти что мёртв. Но он был в сознании и сказал мне: «Дружище…свобода – то, чего невозможно отнять у нас…». И потерял сознание. На следующее утро снова его увели….Те же крики….Но….Но в этот день всё кончилось хуже….Эти изверги…Мне до сих пор снится во сне, как они пришли ко мне в камеру и бросили к моим ногам его голову...искажённую в гримасе боли…
Потом...потом меня повели...Они били меня прикладом в висок...Жгли мне кожу окурками...отвешивали пощёчины....резали ножом сухожилия...Но я молчал. Родина мне дороже....Они угрожали…..
На третий день, меня, измотанного и полумёртвого, повели на улицу. На площадь. Там, в этой маленькой деревеньке, где обосновались чёртовы федералы, казалось, вымерло всё живое. Эти звери смастерили там эшафот...На площади собрались дети и женщины...Их лица были заплаканы, запуганны...Мужчин не было совсем...Их увели. Принудительно. Воевать за федералов. Либо работать. На их заводах. Меня подняли по ступеням...и.....и....и набросили петлю на шею....Они начали читать приговор…Обвиняя меня в том, что я сделал и чего не делал…Я слышал только детский плач, оханья женщин...и видел перед глазами леса Никарагуа....Такие красивые...Зелёные....Густые…Я понимал, что больше их не увижу…Никогда.
Они закончили читать приговор.....Я их не слушал, конечно. И петля уже затянулась у меня на шее....а эшафот ушёл из-под ног. Последнее, что я помню - это взрыв рядом со мной, весь эшафот повалился на бок....меня придавило досками. Тело пронзила острая боль. Я слышал крики, выстрелы, взрывы. Это повстанцы ворвались в деревню. Но….теперь уже нет смысла…Бедный Марио!
...Бедный Марио...Я сделал усилие над собой и через боль достал из кармана моего жилета грязную, полузакопчёную фотографию. На ней был Марио, его красавица жена Кармэн и маленький сынишка Грацио. Я знал его семью. Кармэн его любила безумно...А Грацио исполнилось недавно четыре года...Этот милый малыш всегда улыбался, когда мы с Марио возвращались домой. привозили ему подарки. И Кармэн упрекала нас, что мы его балуем....А теперь...теперь они одни...Я помню, как они провожали его на войну....Кармэн рыдала, а маленький Грацио, не до конца понимая происходящее, смотрел своими карими глазёнками на Марио и спрашивал..
- Пап...а ты на работу?
- Да, мой малыш...
- А ты скоро придёшь?
- Да. Скоро. Обещаю...
Как им теперь объяснить, что Марио не вернётся? Что его голова осталась лежать в вонючей камере, полной крыс? Как?
Вдруг мои руки затряслись…фото упало на землю, голова стала тяжелее камня. Снова перед глазами поплыли красивые, сочные джунгли Никарагуа…И небо. Ночное небо, которое уходило вдаль мириадами звёзд. Да. Такое небо бывает только в Никарагуа…Учащающийся стук собственного сердца заглушил звук дыхания. А дышать становилось всё тяжелее. И вот…сердце остановилось. Тьма, поглотившая Никарагуа…

Фернандо ДеМартинез. Никарагуа. 1967.
Рубрики:  Рассказы
Lazy_Snail

Смертельный самогон

Пятница, 23 Ноября 2007 г. 01:58 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Мои страшилки еще не приелись? Последнее, на данный момент, написанное в этом жанре.

Смертельный самогон


Утро первого января… Праздник… Впрочем я в этом не уверен.
Десять часов… Утро первого января… Время всеобщего сна…
Что-то немало многоточий я уже поставил. Так вот, в десять утра, первого января, меня разбудил телефонный звонок моего соседа сверху, Семена Петровича Бутылкина. Фамилия говорящая, алкоголик, каких ещё свет не видывал. В принципе, мужик неплохой, но есть у него одна черта, которая раздражает всех, кроме его жены. У него нет похмелья.
И вот, именно мне он позвонил с утра пораньше.
- Алё! – кое-как провякал я. Голова трещит, руки трясутся, мыслей две – убить и опохмелиться, неважно в каком порядке.
- Царевич? Ты? – проорал кто-то. Я поморщился от очередной мозготряски – зачем так громко? Царевич – это я. Просто меня зовут Иваном. И фамилия – Иванов. А вот батюшки моего звали Борисом. Поэтому меня и называют Иваном-Царевичем, говорят, что, типа, до Грозного не дотянул. – Это я, Петрович! Давай ко мне, опохмелишься!
Ну что? Убить я его всегда успею, поэтому, почему бы, не заглянуть к нему? Вот я и начался обираться. Пожалуй, пропущу эти не самые приятные минуты моей жизни.
Итак, вскоре я звонил в дверь Петровича. Сосед долго не отзывался, а потом раздался его зычный голос:
- Царевич, открыто!
Ну, открыто, так открыто. Я не против. Ага, похоже он на кухне. Зайдем.
Скажу честно, я человек не очень верующий, но когда я увидел КТО, а точнее ЧТО сидит на кухне у Бутылкина, я перекрестился и начал читать «Отче наш». А на кухне у Семена сидела Смерть…
Оправившись от первоначального шока, я вышел из столбняка и осел на пол. Хотя нет, на пол я просто рухнул. Впрочем, не сводя глаз с костлявой.
- Царевич, не трусь, все путем! – радостно гаркнул Петрович. Я повернул голову в его сторону. Он сидел напротив своей гостьи, держа в левой руке один очень знаменитый сельскохозяйственный инструмент. Косу, короче.
Тут я, наконец, смог нормально рассмотреть «даму в черном». Ну что сказать, очень реалистичный скелет в черном балахоне. Глазницы слабо горят зеленым пламенем, одна рука спрятана в рукаве, вторая, как бы напоказ, лежит на столе и стучит по нему пальцами. Конечно, не отдельно от тела, впрочем, вид костяной ладони и без этого пугает.
- Отдай косу, - послышался мрачный голос из капюшона.
- Сначала бутыль, - непререкаемым тоном отвечает Бутылкин.
- Косу отдал, изверг, - продолжала гнуть свое костлявая.
- Бутыль оставь и поклянись, что не будешь мстить, - твердо сказал Петрович.
- Ладно, - проворчала смерть и достала откуда-то из складок одеяния бутылку. Обычная такая бутылка, стеклянная, у меня бабка в деревне в таких самогон продавала. – Пей, алкаш поганый. Косу верни.
- Э нет, а клятва? – лукаво сверкая глазами, как кот нализавшийся сметаной, спросил Бутылкин. – Может мы тебе косу, а ты нам «чик», головы, того, «фьють», и нет!
Вот об этом я как-то и не подумал. Ну и подставил ты меня Петрович, ой подставил…
- Ладно… - проворчала Смерть. Неужели повезло? – Клянусь своей косой, что не трону вас раньше намеченного срока! Довольны? – сверкнула она своими глазищами. Или, что там у нее? – Косу верни!
- Держи, - простодушно сказал Семен и протянул ей ее инструмент. Смерть что-то пробурчала, стукнула косой по полу и стала растворяться.
- До встречи! – прокричала она и растворилась в воздухе. Ох, не к добру.
Бутылкин – жутко деятельный мужик. Пока я выходил из состояния отупения, он уже успел достать пару относительно чистых стаканов и откупорить бутылку Смерти.
- Что там? – хрипло и слабо спросил я. Интересно ведь!
Петрович налил мутную жидкость сначала в один стакан, потом в другой, и лишь потом ответил:
- Самогон, - сказал он и, поднеся стакан к лицу, принюхался. – Крепкий…
Я, кое-как придя в себя, присел на табуретку. Взяв второй стакан, я повторил действия Семена. Ах, какой у этого самогона был букет, словами не описать!
- Ну, за жизнь! – протянул Бутылкин и одним залпом выпил стакан. Я был менее «продвинутый» алконавт, управился за три. Ох, и обожгло же мне всю глотку! Ядреное варево! – Между первой и второй, как говорится… - сказал Петрович и потянулся к бутыли…

Следующий пару часов… А может и не пару… Короче некоторое количество времени из моей жизни выпали. Самогон не кончался! Бездонная бутыль! Мы пили, пили, пили.… И допились. Она вернулась.
Смерть снова стояла на той же самой кухне. Глаза злобно горели зеленым светом загробного мира.
- Вот и встретились, - усмехнулась она.
- А ты…Не рано? – заплетающимся языком спросил Семен.
- В самый раз! – проскрипела она и взмахнула косой. Петрович выпучил глаза, захрипел и повалился на пол, как мешок картошки. И хотя на его теле не было и царапины, коса костлявой отливала багровым. Ее хозяйка повернулась ко мне. Я в ужасе упал с табурета и стал отползать назад. Темный силуэт возвышался надо мной. Это был конец.
Но Смерть лишь рассмеялась, забрала бутыль и испарилась. Мне дали второй шанс. Как только я осознал эту мысль, мир погрузился во мрак.

Больница, светлый стерильный коридор, запах лекарств витает вокруг двух фигур. Одна из них, совсем хрупкая, вторая же облачена в белый халат.
- Доктор, что с ним?
- Белая горячка… Что-то про Смерть бормотал. Зря он водку палёную пил. Хотя, ему еще повезло, вон сосед его, Семен Петрович, вообще скончался. Денька через три выпишем. А вы пока вдову Бутылкина успокойте.
- Хорошо доктор, - женщина всхлипнула и ушла. Доктор ещё немного постоял, а затем, засунув руки в карманы, удалился, воскликнув по дороге:
- Вечный самогон! Ну что за глупость.
Дверь мягко затворилась за ним, не нарушив тишины.
Рубрики:  Рассказы
Валян

Коль мрак смешон. Выпуск 1

Четверг, 22 Ноября 2007 г. 20:04 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Без ставок

Узри же корень черных мыслей
И душу жаждущую власть.
Ты ждешь хорошего от жизни,
Но выбираешь только масть.

Здесь ставок нет, и нет ничьих.
Одна игра и кон один.
Ты слышишь смех, ты слышишь крик.
Игрой рождён. Игрой судим.

И зрителей безликих тени
Следят за вечною игрой.
Никто тебя здесь не заменит,
Своих здесь нет. И ты чужой.

Ты проиграл. Твой козырь бит.
Ждет за спиною молча смерть.
Здесь ставок нет. Игрок забыт.
Не смог ты время одолеть.



Среди слепцов

Он не романтик, он палач
Людских пороков и желаний.
Его не ждите, жуткий плач
Идет за ним. И гул страданий
Рождает месть, вранье и ложь.
И за грехи любой в ответе.
Вам не спастись! Идут под нож
Невольники и дети.

Добро посеешь, зло пожнешь!
А он сорняк в саду прогресса.
Ты воин был, купцом умрёшь,
Считая выручку, от стресса.

Весь мир застыл в безликой бездне
Людских пороков и страстей.
В деньгах вся власть, и нет возмездий,
И мир подземный ждет гостей.

Один лишь зрячий средь слепцов
Идёт ветрам лихим навстречу.
Шагает в пропасть он без слов.
Надежды нет… Но время лечит…


Дар последних магов

Узреть всю память от рожденья,
До похорон мечтают все.
Увидеть радости мгновенья,
Стереть заметку о беде.
Но нет желания сильнее,
В той жизни что-то изменить,
Чтоб горе, страх ушли скорее,
Чтоб не пришлось нам слёзы лить.
Любовь найти, не ошибиться,
Друзей надёжных завести,
Учить уроки, не лениться,
Чтоб в дом потом доход нести.
Увы, но это лишь мечтанья,
Надежду можно потерять,
Но исполняются желанья,
Коль очень сильно пожелать.
Забыть, что чудо это сказки,
А маги вымерли давно,
И жизни новой свет и краски,
Хранит лишь только полотно.

И ты увидишь ,что возможно,
Менять себя, менять других,
И лишь понять всем будет сложно,
Кто над тобой командир.
Иль свет, иль мрак, решай скорее!
Ты силу можешь применить!
Чтоб сделать всех людей добрее,
Иль всех во тьме заставить жить.
Решай скорее, человек,
Подходит тот волшебный час,
Когда за миг, на целый век,
Получишь силы ты от нас.

Прошёл обряд… Ты всемогущий!
И словом можешь мир менять!
Не знаем мы, кому ты служишь,
И не хотим мы это знать.
Прощай! Уходим мы отсюда,
Теперь ты правишь на Земле,
Ты воскресишь надежду в чудо,
Ты воскресишь её в себе.

Они ушли. А я остался,
С могучей силою в руках!
И сам собой вопрос задался,
Что ужас мне принёс и страх.
А что я выбрал? Я не знаю!
Иль мрак? Иль свет? Добро иль зло?
И лишь сейчас я понимаю,
Что я не выбрал ничего!
Я на распутье, на границе,
Не знаю я куда смотреть.
Жаль не могу, подобно птице,
Не выбирать, а улететь!
Все рассказал вам! Вы решайте,
Кем быть, кому служить.
Прошу, скорее выбирайте!
Хочу я силу применить!
Чтоб мир менять назло пророкам,
Моря сушить и горы рушить!
А выбор будет вам уроком,
Что сердце надо людям слушать.


***
Что было, то прошло,
Что будет, то безлико.
Живём сейчас, забыв добро,
Под плетью зла и лиха.
Не знаем что творим,
Не видим что творят.
А только смерть с косой узрим,
Ложимся ровно в ряд.
Без чувства, без души,
Любовь мы признаём.
Живя во мраке лжи
В неведенье умрём.
Лежа в могиле тихой,
Забыты мы детьми,
И снова правит лихо
Покорными людьми.




Удел каждого.

Каждый знает что стареет,
По чему душа болеет,
Каждый знает что умрёт,
Лечь в могилу срок придёт.
Приползают все в больницу,
Чтобы долго там лечиться.
Чтобы дольше протянуть
Пьют настойки, спирт и ртуть.
Лечат тело, но не душу,
И бояться: мол умрёт
Их давно больная туша,
Что лекарства только жрёт.
Отключились печень, почки,
И дышать уже трудней.
Доли просят сын и дочки,
И чтоб умер поскорей.
Но живёшь ты и боишься,
И людишек сторонишься,
И ночами ты не спишь –
Жизнь свою ты сторожишь.
И вот ночью, ты на койке,
Вдруг, от старости умрёшь,
И получать все потомки
За лекарства счёт-платёж.
Что добился, продлевая,
Ты агонию свою?
Ничего. И умирая,
Проклял всех в родном краю.
Рубрики:  Стихотворения
Валян

Обратный отсчет

Четверг, 22 Ноября 2007 г. 19:42 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Обратный отсчёт

«Три тысячи девяносто восемь. Три тысячи девяносто семь. Три ты...» - я моргнул и протёр глаз. Да что же такое? Я отвёл взгляд от наручных электронных часов и посмотрел на экран компьютёра. Поверх всех программ висели цифры. «Три тысячи девяносто». Я психанул и выдернул из розетки системный блок. Включил телевизор. И там цифры, прямо поперёк экрана, перекрывая какой-то боевик. «Три тысячи восемьдесят». Другой канал. Реклама. И цифры. Третий. Цифры. «Три тысячи семьдесят пять». Четвёртый. Везде. Я вырубил телевизор. Взгляд снова нашёл наручные часы. «Три тысячи шестьдесят девять». Чёрт, да что это такое? Неужели я схожу с ума? Надо позвонить психотерапевту. Так, как там его телефон? Двести девяноста девять, как там дальше? Ага, вроде восемьдесят семь и тридцать два. Взгляд снова скользнул по часам. «Две тысячи девятьсот девяносто девять». Я успел набрать четыре цифры. «Две тысячи девятьсот девяносто восемь». И тут цифры, даже на телефоне, не мобильном, городском, не старом конечно, без диска, но с экранчиком. И пошли в обратном отсчёте. «Две тысяч девятьсот девяносто семь. Две тысячи девятьсот девяносто шесть». Я повесил трубку. В голове было противно и холодно, в горле пересохло, а ноги, казалось, и вовсе онемели. Я не понимаю...
Я быстро сорвал часы и кинул их куда-то за диван. Я плохо тогда соображал, тело двигалось само по себе, а именно надело куртку, обуло тёплые ботинки и выскочило из квартиры, а затем и из подъезда, в мороз и вьюгу. Хотя нет, вьюги тогда как раз и не было. Зима в этом году выдалась на удивление спокойная. Я шёл, куда глаза глядят, хотя это и не совсем верное выражение, я скорее шёл, куда шли все. Но, скажете вы, все шли в разные стороны, вот и я шёл в разные стороны. Сначала за каким-то пареньком, без шапки, зато с наушниками, потом за девушкой, которая похоже очень спешила, потом за одним бодреньким дедушкой. Я просто шёл. И везде были цифры. Впрочем это и понятно, что можно ожидать от города, где каждый второй или менеджер, или программист, или бухгалтер. На всех электронных часах, на всех экранах, везде были именно эти цифры! «Тысяча шестьсот сорок три». Я схожу с ума! Я в ужасе рванулся сквозь толпу, толкал локтями, расчищал себе дорогу, меня несколько раз обматерили, и вот, знакомый подъезд, второй этаж, дверь закрыта, ключ в кармане. Открываю дверь. Так, что теперь?
Я, недолго думая, рванулся к дивану, слегка отодвинул его от стены и, просунув руку между спинкой дивана и стеной, стал искать часы. Наконец, спустя пару секунд, показавшимися мне невероятно длинными, я нашёл часы. «Пятьсот девяносто четыре. Пятьсот девяносто три».
Дьявол, что же делать? Так, к телефону, быстро! Короткий номер, 01. Спасатели! Гудок. Второй. Наконец щелчок, уведомляющий о снятии трубки. Я не дал оператору даже слова вымолвить, тут же заорал о помощи, назвал адрес и, ничего не объясняя толком, попросил приехать поскорее. Девушка что-то пыталась спросить, говорила что приедут быстро, я же быстро повесил трубку и, обхватив голову, стал ждать. Может они помогут. Или нет. Да что такое? Почему я позвонил? Почему заволновался? Из-за цифр? Но я же не был никогда трусом, не боялся всяких странных вещей, а тут раз, и запаниковал. А цифры-то идут... То есть как идут? Не то, они меняются... Как на таймере бомбы. Может это террористы? Заминировали мои часы? Да нет, нет... Что-то другое... Интересно, а что чувствуют сапёры, когда пытаются остановить взрыв? Они видят, как истекают цифры, как идёт обратный отсчёт их жизни... Их жизни... Моей жизни... Обратный отсчёт моей жизни! Вот в чём дело! Дьявол, как в каком-то американском боевике! Смерть пришла за мной... И это мои последние минуты. Сколько их там осталось?
«Четыреста сорок две» - послушно показали часы. Итак, надо придумать, как обмануть Смерть… Надо, надо... Что делать? Бежать? А если поскользнусь и сломаю шею? Не то... А если спрятаться здесь? А вдруг пожар? Или утечка газа? Плохо-то как всё... Ох, плохо... Дождаться спасателей? А вдруг среди них есть маньяк? Хотя я сам сейчас на маньяка похож.
Я не знаю, откуда ко мне пришла мысль, что единственный способ обмануть Смерть, это умереть раньше. Разум почему-то не отвергнул идею, и тело взяло зарядное устройство для мобильника. Пальцы сами завязали петлю. Странно. Я не помню, чтобы меня обучали этому узлу... Но тем не менее, вот, я стою, с петлёй на шее, на самом краю стола. К люстре крепко привязан другой конец провода. Я не такой уж и тяжёлый, и провод, и люстра должна выдержать, а до пола, если повисну, ноги не достанут.
Я вновь посмотрел на часы. «Сто. Девяносто девять». Я усмехаюсь. Быстро же время летит! Стоп, а почему я вообще совершаю самоубийство? Вон уже, за окном, сирены гудят, спасатели приехали. Чтобы обмануть Смерть? Что за бред? Почему мне пришла такая идея, почему я всё это сделал?
И тут часы выскользнули из моих пальцев, мгновенно вспотевших, и упали на стол. Циферблатом вниз. Сколько же мне осталось? Я пытаюсь им перевернуть, не получается. Чёрт, почему же не снял эти чёртовы зимние ботинки, когда вошёл в квартиру! В итоге нога всё-таки соскакивает со стола, как и часы. Пытаясь балансировать на второй ноге, я невольно раскачал люстру. Она стала раскачиваться, постепенно натягивая мою петлю. Вот уже сложно дышать. Равновесие не сохранить. Я падаю. Резкая боль в горле. Постепенно мой разум затухает. Руки уже не пытаются ослабить петлю. Я умираю.
Их последних сил скашиваю взгляд на часы. «Пятнадцать. Четырнадцать». И тут передо мной появилась она. Смерть. В плаще. С косой. А может и нет, зрение уже плохо меня слушается.
- Хм, точно по расписанию, - шепчет она. А может, и не шепчет, орёт, кричит, смеётся. Мне всё равно. Она (он? оно?) поднимает с пола часы, застёгивает их на моём запястье. И я вижу цифры. «Пять. Четыре. Три». И вновь её голос. – Пора! – И вновь взгляд на циферблат. «Два. Один». Цифру «ноль» я уже не вижу. Я уже ничего не вижу. Кроме Тьмы. Тьмы и Смерти...

Морг. Вечер. Комната, где лежат трупы. И двое. Работник морга, не патологоанатом, пока только студент, усмехаясь сдёргивает часы с запястья покойного. Его друг, также студент медицинского института с неодобрением взглянул на сокурсника.
- Хорошие часы, – бормочет первый.
- Ну ты и мародёр! – вздыхает второй. – Ничего святого.
- Ага! – соглашается первый. – Хм, только странно, что они ходят не вперёд, а назад... Но это ничего, у меня дядя часовщик, авось наладит, - он ещё раз усмехнулся и второй практикант заметил цифры. «Семь тысяч восемьдесят три». Прочем он не обратил на них внимание, мало ли что могло произойти с часами? Он лишь покачал головой и, после того как они убрали труп обратно в его ящик, вышел из морга, пропустив вперёд корыстолюбивого друга и перед этим выключив свет, погрузил всё в темноту…
Рубрики:  Рассказы
Валян

Хобби лесника

Среда, 21 Ноября 2007 г. 22:23 + в цитатник
Валян (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Будь как дома путник,
Я ни в чeм не откажу!
Множество историй,
Коль желаешь расскажу!
Король и шут – «Лесник».



Дэн сидел на поваленном дереве и докуривал сигарету. Невдалеке Лёха и Фома готовили грибной шашлык, как в шутку окрестил это блюдо сам Дэн. Уже прошло два дня, как они бродили по лесу, пытаясь найти лагерь толкиенистов.
- И зачем я пошёл с ними? – бормотал Дэн, делая последнюю затяжку, затем туша окурок о бревно и щелчком пальца откидывая остаток сигареты в кусты. Дэн ещё раз посмотрел на своих друзей, азартно пытавшихся довести белый гриб до той кондиции, когда он ещё не превратился в уголёк, но есть уже можно. Это они настояли, вместо того, чтобы проехать эти двадцать километров на попутке или автобусе, переться через чащу к лагерю этих безумных ролевиков. Как дети малые, думали что двухдневная прогулка по лесам доставит им только удовольствия. Нет, они не заблудились, компас есть, карта тоже, мобильник тоже пока не сдох, да и сеть, тьфу-тьфу, ловит. Но переться в жару, по непроходимой чаще, с ограниченным запасом воды? Тоже мне, дети природы. Всю жизнь в городе пожили, выезжая на природу лишь в детстве, летом, на дачу или в лагерь, а теперь вот возомнили себя бойскаутами, книжек начитались. Дэн хмуро уставился на солнце, которое лениво светило сквозь ветви. Как же ему это осточертело. Он поднялся с потенциальных дровишек и подошёл к друзьям.
- На, попробуй! – радостно сказал Лёха протягивая шампур (который, в тоже самое время, был стрелой эльфа Фомилоида, то есть Фомы), на котором был нанизан… Возможно гриб. Дэн вздохнул, перекрестился и откусил небольшой кусок. Две пары глаз внимательно за ним наблюдали.
- Ну, не так уж плохо, – сказал Дэн, доставая из рюкзака флягу с водой. – Только перца надо чуть поменьше. Остро, – Дэн сделал несколько глотков, пытаясь потушить пожар специй, загоревшийся во рту.
- Перца? Но я не добавлял туда перца, только посолил, – растерянно ответил Фома.
- Я же говорил что мы соль забыли! А ты – хорошая соль, чёрная! – раздражённо проворчал Лёха и отвесил Фоме подзатыльник. Тот достал меч и огрёл им Лёху по башке. Лёха достал свой топор и яростно бросился на «эльфа». Дэн вздохнул, и, присев у костра, стал помешивать золу, краем глаза наблюдая за дерущимися. Опять они за своё, хорошо хоть не в доспехах через лес прут, а то ведь хотели. Вместо полезных вещей вроде компаса, котелка или фонаря на батарейках, эти два придурка взяли лук, стрелы-шампуры, меч и топор, да кольчуги, ну и тащили всё это барахло на себе, поминутно жалуясь и требуя отдыха. И откуда у них потом силы брались на эти поединки? Ведь так каждый вечер и утро, только чуть поцапаются, сразу за эти деревяшки хватаются. Хотя поединок - это ведь и зарядка, и разрядка, но Дэна это всё чертовски раздражало.
- Слышь, Буратины недоделанные, хватит носами махаться! Дальше пошли, до вашего лагеря пилить и пилить, – проворчал он и начал забрасывать костёр землей. Поздно сегодня проснулись, не на рассвете, как этого яростно хотел «эльф», а почти что в полдень.
Дуэлянты (а точнее, просто шуты гороховые) нехотя разошлись.

Дэн, Лёха и Фома с удивлением смотрели на небольшой домик, считай избушку, выросшую перед ними, как только они вышли из леса. Хотя, вышли – это сильно сказано. Изба стояла посреди небольшой поляны, и во все стороны, куда не глянь, вновь стелился лес. Собственно, помимо избы, да небольшого огорода, на полянке ничего и не было. То есть не было видно ни электрических столбов, ни сарайчика с генератором (хотя он может быть на другой стороне поляны, закрытый от нас домом, ненавязчиво подумал Дэн). Лёха радостно пошёл первым, бормоча что-то про дорогу и то, как они найдут лагерь. За ним следом, чуть прихрамывая после неудачной попытки перепрыгнуть овражек, брёл Фома, используя свой меч как костыль. Дэн, мрачный после того, как Фомилоид сбагрил ему едва ли не половину своей поклажи, ссылаясь на боль в ноге, замыкал шествие.
Внезапно громкий железный лязг оборвал тишину леса. «Эльф» с удивлением посмотрел на обломок «меча» у себя в руках. Обгрызенная деревяшка. А вот и капкан, который откусил кусок лезвия.
- Что за чёрт? – заорал Фома и сделал несколько шагов на пару метров сторону.
- Стой! – завопил Лёха. Фомилоид послушно замер с ногой, которая зависла для очередного шага. – Там могут быть ещё капканы. Не двигайся, – после этих слов Фома побледнел и начал сквозь зубы материться. Но, всё-таки, по-эльфийски.
- Откуда здесь капканы? И на кого? - размышлял вслух Дэн, сделав пару шагов в сторону уже сработавшей ловушки. Лёха предостерегающе крикнул, но Дэн лишь отмахнулся. – Так, капкан мощный, с таким на медведя ходить можно.
- Какой придурок будет ставить медвежий капкан посреди леса? – панически сказал Фома. – Нафига?
- Не на фига, а на медведей, – спокойно ответил Дэн. – Как думаешь, где медведи водятся-то?
- В зоопарке, - улыбнулся Лёха. – Ладно, проехали, что делать-то?
- Сапёрами работать, - усмехнулся Дэн. – Фомыч, кинь мне свою деревяшку.
- Ой, кто тут ходит, а? – вдруг раздался старческий голос. Трое друзей удивлённо посмотрели в сторону домика, о котором они и думать забыли. На пороге стоял тощий, как меч Фомилоида, древний старик. – Зачем озорничаете?
- А вы зачем капканы ставите? – грозно сказал Фома, по крайней мере, он думал, что его голос звучал грозно.
- Ну так от зверья лесного, от зайцев например. Ох, и надоели мне они, окаянные, всё норовят в огороде моём покопаться, – пожимая плечами ответил старик.
- На зайцев? – уточнил Лёха.
- Ну, не только на них. Порой и лиса рыжехвостая попадётся, да и волки бродят вокруг, но они-то умные, без причины ко мне не суются. Да и от воров помогает, – тут старичок улыбнулся. Что ж, несколько зубов у него осталось, хотя были видны и прорехи.
- Могли бы хотя бы предупреждающий знак поставить, мол металлолом кусается, – проворчал Фома, но уже успокоившимся голосом.
- А вы сами кем будете? – сощурившись, спросил старик.
- А мы толкиенисты! – простодушно сказал Фома.
- Кто? – удивлённо поднял брови старичок.
- Туристы, – поправил друга Дэн.
- А, скитальцы, – улыбнулся старик, но этот раз не так широко. – Заблудились стало быть?
- Ага, – ответил Лёха. – А вы лесник?
- Да, – как-то неуверенно согласился старик. Впрочем, заметил это, кажется, только Дэн. – Ну ладно, давайте в дом проходите, отдохнёте немного, воды ключевой попьёте, родник здесь рядом, заодно и мне поможете, ведра наполните, а то тяжко мне уже их таскать.
- Конечно, поможем, – как-то уныло сказал Фома. Оно и понятно – как все эльфы (ну и программисты по совместительству) он работать не любил. – А с капканами что делать?
- С капканами? Так они у меня по кругу стоят, идите дальше, к избе, не бойтесь, только в сторону не сворачивайте.
Дэн вздохнул и сделал первый шаг.

Лёха устало присел на порог. Закатные лучи солнца освещали поляну, и казалось, что вот-вот откуда-то выскочит отряд эльфов. В кустах слева послышался шорох. Неужели Перворождённые? Ну да. Один. Фомилоид кряхтя вышел из кустов, таща на себе довольно большое полено. Лёха встал с порога, ещё раз взглянул на засыпающий лес и взялся за топор. Настоящий, плотничий, а не тот муляж, что нужен лишь для «хишек».

Дэн устало присел на табуретку. Убранство дома не было чересчур богатым, но тем не менее наличие стола, скамьи и двух табуреток радовало. И это не считая большой русской печи. На второй табуретке присел лесник, а Лёха и Фома плюхнулись на скамью, едва не проломив её. Старик угрюмо посмотрел на них, но тут же просветлел. Ещё бы ему не радоваться, как-то вяло подумал Дэн, ведь мы ему дровишек заготовили на пару месяцев вперёд, да ещё и воды принесли много.
Хотя он отблагодарил их хорошо: на столе лежало заячье рагу, приготовленное хоть и не французским поваром, но способное пробудить аппетит даже у вегетарианца. Лёха и Фома яростно приступили к еде, попеременно восхищаясь, с набитым ртом, здешними зайцами и лесниками. Дэн также хотел к ним присоединиться, отломал себе кусок мяса и внимательно принюхался. Хм, как же много чеснока сюда наложил этот старик. Дэн чеснок не любил, его за это ещё в школе упырём прозвали, но чеснок в заячьем рагу… Да ещё в таком количестве. Что же это означает?
- Слушайте, старче, а не скучно вам тут жить, вдали от цивилизации? – вдруг спросил Фома.
- Скучно, сынок. Но что поделаешь, зато ближе к природе, а то в городе такие непотребства творятся, всё время кого-то убивают, ещё что-то… А тут тихо, спокойно, – задумчиво сказал лесник, подымаясь с табуретки и разминая дряхлые кости.
- Наверное, у вас хобби есть какое-то, чтобы отвлечься? – спросил Лёха.
- Что-что, есть? – удивлённо переспросил старик.
- Ну, увлечение, занятие помимо работы, - пожал плечами Лёха. – Ну коллекционирование, вырезание по дереву, ну и прочее в этом роде.
- Ну, есть, а как же, – усмехнулся дед и вышел в соседнею комнату. Дэн снова подумал о чесноке. Чеснок… Перебивает запах и вкус... Яды... Яды?
- Что-то мне нехорошо… - пробормотал Фома. Дэн с ужасом посмотрел на друга. Лёха вскочил со скамьи, но тут же упал обратно, держась за сердце. – Ох, как мне нехо… - ослабевшим голосом начал Фомилоид, но не закончил. Он упал на пол, уставившись остекленевшими глазами в потолок. Дэн с ужасом обнаружил ,что до сих пор держит в руках кусок отравленной еды и брезгливо отшвырнул «здоровую и полезную пищу» в угол. Лёха захрипел и, обмякнув, упал лицом на стол. Дэн заорал и вскочил. В этот же момент лесник, с ружьём наперевес, вошёл в комнату. Дэн не слышал выстрела. Лишь острая боль пронзила его плечо. Он снова закричал и выскочил из дома, выбив здоровым плечом дверь.
- Ох ты чёрт, промазал! – проворчал дед, перезаряжая ружьё.
Дэн бежал. Левая рука зажимала правое плечо, кровь текла сквозь пальцы. Какая всё-таки боль! Он ни о чём в этот момент не думал, а надо было. Внезапно ногу пронзила острая боль и он упал. Капкан! Второй капкан впился зубьями ему в бок. Дэн уже не кричал и даже не хрипел. Во рту появился горьковатый привкус. Наверное пробило печень. А мощные всё-таки капканы. Дэн потихоньку умирал, но чувства не спешили отключаться. Он видел как дед осторожно подошёл к нему, осмотрел и ударил прикладом по виску. Зрение, нюх и осязание отключились, боли Дэн больше не чувствовал, но и сознание не потерял. Остался лишь слух. И вкус горькой крови, которая маленьким кривым ручейком стекала по скуле. Дэн слышал, как старик причитал насчёт подпорченной шкурки. Он слышал как он чертыхался таща пленника… Но куда? И тут сознание наконец-то милосердно отключилось.

Дэн очнулся. Хотя нет, он просто открыл глаза и к нему вернулся слух. А может, он и не открывал глаза, возможно, просто вернулось зрение, он не знал. Он лежал в каком-то подвальном помещении, здесь было темно, горела лишь одна свеча, да и та в другом углу комнаты. За столом, спиной к Дэну, сидел старик. Он что-то делал, полностью увлеченный, но что именно, Дэн понять не мог. Через пару минут лесник наконец поднялся и подошёл к пленнику.
- Ага, очнулся значит? Ну-ну, – усмехнулся дед. Дэн же не реагировал. Он в ужасе смотрел за спину лесника, на стол, где лежало тело Фомы. Точнее лишь оболочка, почти что мумия. – Заметил? – спросил старик, проследив взгляд Дэна.
- Что это? Зачем? – хрипло, слабо и беспомощно пробормотал Дэн. Но старик его услышал. И улыбнулся.
- А это моё хобби, мил человек. Я чучельник. – сказал лесник. – Жаль ты испорчен уже, не получится из тебя хорошее чучело. Ну да ладно, недолго тебе осталось, столько крови потерял. А может тебя добить, а? Слышишь меня?
Но Дэн уже не слышал. И не видел. Он умер.
Дед вздохнул, закрыл ему глаза и вернулся к столу. Надо закончить работу, пока материал не испортился.
Рубрики:  Рассказы
Валян

.....

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:59 + в цитатник
Ashes_To_Ashes (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Темные облака закрыли все небо, так, что нельзя было увидеть солнце. Все улицы города Фаллас были в тумане. Здесь давно уже не видели ни солнечного света, ни звезд, ни луны. Тучи, которые были точно одеялом для неба, не расступались уже полгода. Люди потеряли чувство времени, потому что все их будни были серыми и пустыми, как и вся их жизнь. Мрак постепенно становился частью их существования.
Король Фалласа сидел на своем троне. Лицо его было печальным, зеленые глаза – пустыми. Только он знал, почему солнце и луна покинули его, когда – то веселый город.
Арнор – камень, который 20 веков назад маги подарили первому правителю Фалласа, сказав, что пока камень будет в приделах города, беды будут обходить их стороной, был похищен.
Айдан – злобный предатель, обманул короля Таура, втерся к нему в доверие, сказал, что никто не посмеет тронуть Арнор пальцем, предложил королю снять охрану с камня. Таур долго знал Айдана, и послушал его, тем самым, обрекая Фаллас на вечную тьму.
Как только Таур узнал о пропаже Арнора, то сразу понял, кто это сделал, и послал вслед за предателем войско. Но с камнем Айдан стал сильней, и никакая многочисленная армия не могла с ним справится.
И теперь, когда мрак накрыл Фаллас, Таур не знал, что делать. Он жалел свой народ, который сейчас расплачивался за глупость его правителя. Он жалел народ, который давно не видел света.
Королю было известно, где прятался Айдан – в одинокой башне давно разрушенного города Эру. Путь туда бал далекий: на пути лежали реки, леса, озера, снежные горы, смертоносные пустыни и равнины.
Таур был совсем маленький, когда его отец Сирион, разрушил Эру, разозлившись на его правителя Эреда. Сейчас же Тауру было почти восемьдесят лет, и сам отправиться в это путешествие он не мог, он просто сидел у себя во дворце, и ждал своего часа.
Ему нужен был приемник, тот, кто займет место короля после его смерти. Детей у Таура не было, и поэтому, пока он жив, он будет искать воина, который одолеет Айдана, и вернет Арнор.



Марен сидел на берегу реки кидал камни в воду, наблюдая, как по мутной воде расходятся круги. Ему, как и всем в этом городе не хватало солнца, лунного света, ярких звезд и веселья.
Марен был стройный молодой человек 25 лет. Он жил с сестрой Дарин недалеко от этой реки, названной в честь первого правителя Фалласа – кроля Гэльмира.
Родители Марена умерли, когда ему с сестрой было десять лет. Соседи помогали им, как могли, пока Дарин и Марен не выросли.
Марен был самый знаменитый юноша в Фалласе, по простой причине: 3 года назад, охотясь, он видел короля Фалласа в лесу, когда тот совершал прогулку со своими придворными. Тогда Марен поговорил с правителем, и за это все жители считали его героем, потому что все видели Таура лишь с балкона его дворца, и то, это было давно, когда Таур еще мог самостоятельно передвигаться. Тогда Марен жутко испугался, и хотел спрятаться, но не успел.
Сказать по правде эта известность была ему не нужна, Марен Финвэ хотел приключений, об этом он мечтал последние 6 лет, но он не знал куда идти, что делать вдали от дома.
Когда настали Времена Мрака, как здесь называли вечную тьму, Марен понял, что именно сейчас его последний шанс уйти из Фалласа в дали, где он никогда не был, которые не мог себе представить. Марен не понимал, почему он так уверен в этом, но сомнений быть не могло, слишком ярко в голове стоял образ чистых озер, высоких гор и …чистого неба.
Кто- то неслышно подошел к Марену сзади и схватил его за плечи. От неожиданности он вскрикнул и повернулся. Перед ним стоял его давний друг Глен Рагнор. Высокий юноша, он был младше Марена на год. Родители Глена помогали сестре и брату Финвэ после смерти их родителей. Так дружба завязалась между ними.
это начало моего фэнтези...если вам интересно,смотрите продолжение у меня в дневе...
Рубрики:  Рассказы
Рэйдж

Знаешь...

Вторник, 20 Ноября 2007 г. 23:12 + в цитатник
Lazy_Snail (ДлЯ_ПисаТелеЙ) все записи автора Знаешь, иногда мне снится сон
Должен рассказать я непременно.
Там две птицы пели в унисон.
Мы их слушали. Всё было так волшебно...

Я смотрел за блеском твоих глаз
И не мог от них я оторваться...
Спрятать взгляд пытался каждый раз,
Но всё глубже в них я оставался.

А потом коснулся твоих губ
Робко, чуть дыша, пленёный взглядом,
Но глаза мои открылись вдруг...
И тебя со мною нету рядом.

Лишь моя холодная постель,
Тщетно шёпотом в бреду тебя зову я.
И осталася на губах теперь
Лишь горячий вкус от поцелуя...

Знаешь, я хотел тебе сказать...
Можешь посчитать меня безумным...
Но я смею о тебе мечтать,
Говоря с собой стихом бездумным.

Но строка всё скажет за меня.
Как бы это не было безумно,
Я люблю тебя! Тебя. Одну тебя.
Страстно, крепко, нежно, ярко, шумно!

Знаешь, иногда во сне кричу,
От того, что завтра будет то же.
Утро. Только сон. Постель. Молчу.
Не зову в бреду. Я знаю, не поможет...

И смыкая глаз,я, как всегда
Помолюсь о том, чтоб сновиденье
Стало явью. Чтобы никогда
Нас не разлучало проведенье.

Знаешь, иногда мне снится сон.
Должен рассказать я непременно.
Там был поцелуев миллион.
И любовь была..,Всё было так волшебно....
Рубрики:  Стихотворения
Lazy_Snail


Поиск сообщений в ДлЯ_ПисаТелеЙ
Страницы: 11 ..
.. 4 3 [2] 1 Календарь