-ѕодписка по e-mail

 

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в ѕитерска€_лирика

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 27.03.2006
«аписей: 639
 омментариев: 985
Ќаписано: 1152

 омментарии (1)

Ѕлокадные стихи

ƒневник

—уббота, 19 январ€ 2008 г. 13:49 + в цитатник
—аблезубый_грызун (ѕитерска€_лирика) все записи автора ќбстрел

—нар€д упал на берегу Ќевы,
Ўвырнув осколки и волну взрывную
¬ чугунную резьбу,
Ќа мостовую.
— подъезда ошарашенные львы
ѕо улице метнулись врассыпную.

ƒругой снар€д ударил в особн€к -
јтланты грохнулись у тротуара;
Ќад грудой плам€ вздыбилось, как флаг,
“руба печна€ подн€ла кулак,
√роз€ врагам неотвратимой карой.

≈ще один - в сугробы, на бульвар,
» снег, как магний, вспыхнул за оградой.
ќткуда-то свалилс€ самовар.
Ќад темной башней зан€лс€ пожар.
ќп€ть пожар!
» снова вой снар€да.

 уда влетит очередной, крут€сь?..
¬раги из дальнобойных бьют орудий.
—м€тень€ в нашем городе не будет:
Ўарахаютс€ бронзовые люди,
∆ивой проходит, не оборот€сь.

1942

јлександр яшин.
–убрики:  „ужое
Ћенинградский метроном

ћетки:  
 омментарии (0)

Ќовый год в блокадном Ћенинграде

ƒневник

—уббота, 19 январ€ 2008 г. 13:33 + в цитатник
—аблезубый_грызун (ѕитерска€_лирика) все записи автора ¬ыступление ќльги Ѕергольц по Ћенинградскому радио 30 декабр€ 1942 года.

ƒорогие товарищи, послезавтра мы будем встречать Ќовый, 1943 год. ¬торой Ќовый год встречаем мы в блокаде.

¬оспоминание о той, прошлогодней встрече, то есть о ленинградском декабре сорок первого года, это воспоминание еще так жгуче болит, что к нему т€жело и страшно прикасатьс€. Ќе надо же сегодн€ вспоминать сумрачные подробности тех дней. ¬спомним, товарищи, только одну подробность: вспомним, что мы, несмотр€ ни на что, и тот Ќовый год встречали с подн€той головой, не хныча и не но€ и, главное, ни на минуту не тер€€ веру в нашу победу.

» вот прошел год. Ќе просто год времени. ј год ќтечественной войны, год тыс€ча дев€тьсот сорок второй, а дл€ нас еще триста шестьдес€т п€ть дней блокады.

Ќо совсем по-иному встречаем мы этот новый, 1943 год.

Ќаш быт, конечно, очень суров и беден, полон походных лишений и т€гот. Ќо разве можно сравнить его с бытом декабр€ прошлого года? ¬ декабре прошлого года на улицах наших замерло вс€кое движение, исчез в городе свет, исс€кла вода, даЕ много чего исчезло и много чего по€вилось на наших улицахЕ


ј сейчас все-таки ход€т трамваи - целых п€ть маршрутов! —ейчас поет и говорит радио, в два наши театра и кино не пробьешьс€, целых три тыс€чи ленинградских квартир получили свет. » несмотр€ на то, что нашему городу за этот год нанесено много новых ран, весь облик его совсем иной, чем в прошлом году, - несравненно оживленнее, бодрее. Ёто живой, напр€женно труд€щийс€ и даже весел€щийс€ в часы отдыха город, а ведь блокада-то все та же, что и в прошлом году, враг все так же близок, мы по-прежнему в кольце, в окружении.

ƒа, за год изнурительной блокады наш город и все мы вместе с ним не ослабли духом, не изверились, а стали сильнее и уверенней в себе.

— точки зрени€ наших врагов, произошла вещь абсолютно неверо€тна€, невозможна€, и причины этого они пон€ть не в состо€нии.

≈ще 30 €нвар€ 1942 года, то есть почти год назад, выступа€ перед своей шайкой, √итлер за€вил: "Ћенинград мы не штурмуем сейчас сознательно. Ћенинград выжрет самого себ€". ¬ новогоднем своем приказе, к 1 €нвар€ 1942 года, в приказе по войскам, блокирующим Ћенинград, он "благодарил своих солдат за создание невиданной в истории человечества блокады" и нагло за€вл€л, что не позднее, чем через три-четыре недели, "Ћенинград, как спелое €блоко, упадет к нашим ногамЕ"

ѕодверга€ город страшнейшим лишени€м, враг рассчитывал, что пробудит в нас самые низменные, животные инстинкты. ¬раг рассчитывал, что голодающие, мерзнущие, жаждущие люди вцеп€тс€ друг другу в горло из-за куска хлеба, из-за глотка воды, возненавид€т друг друга, начнут роптать. ѕерестанут работать - в конце концов сдадут город, - "Ћенинград выжрет самого себ€". Ќо мы не только выдержали все эти пытки - мы окрепли морально. ќни не понимают, в чем же дело. ќни не понимают, что мы - русские люди, мужавшие при советской власти, уважающие и люб€щие труд.

Ќередко приходитс€ слышать жалобы: "ќх, ну и народ у нас стал - черствый, жадный, злой". Ќеправда. Ёто неправда!  онечно, не все выдержали испытание; конечно, есть люди очерствевшие, впавшие в мелкий, себ€любивый эгоизм, но их ничтожное меньшинство. ≈сли б их было много, мы просто не выдержали бы, расчеты врага оправдались бы.

¬згл€ни в свое сердце, товарищ, посмотри попристальнее на своих друзей и знакомых, и ты увидишь, что и ты, и твои друзь€ за трудный год лишений и блокады стали сердечней, человеколюбивее, проще. ¬спомни хот€ бы то, сколько раз ты сам делилс€ последним куском с другим, и сколько раз делились с тобой, и как воврем€ приходила эта дружеска€ поддержка.

¬от в €нваре этого года одна ленинградка, «инаида ≈пифановна  ар€кина, слегла. —оседка по квартире зашла к ней в комнату, погл€дела на нее и сказала:
Ч ј ведь ты умираешь, «инаида ≈пифановна.
Ч ”мираю, - согласилась  ар€кина. - и знаешь, јннушка, чего мне хочетс€, так хочетс€ - предсмертное желание, наверное, последнее: сахарного песочку мне хочетс€. ƒаже смешно, так ужасно хочетс€.
—оседка посто€ла над «инаидой ≈пифановной, подумала. ¬ышла и вернулась через п€ть минут с маленьким стаканчиком сахарного песку.
Ч Ќа, «инаида ≈пифановна, - сказала она. - –аз твое такое желание перед смертью - нельз€ тебе отказать. Ёто когда нам по шестьсот граммов давали, так € сберегла. Ќа, скушай.
«инаида ≈пифановна только глазами поблагодарила соседку и медленно, с наслаждением стала есть. —ъела, закрыла глаза, сказала: "¬от и полегче на душе", и уснула. ѕроснулась утром иЕ встала.
¬ерно, еле-еле, но ходила.
ј на другой день вечером вдруг раздалс€ в дверь стук.
Ч  то там? - спросила  ар€кина.
Ч —вои, - сказал за дверью чужой голос. - —вои, откройте.
ќна открыла. ѕеред ней сто€л совсем незнакомый летчик с пакетом в руках.
Ч ¬озьмите, - сказал он и сунул пакет ей в руки.- ¬от, возьмите, пожалуйста.
Ч ƒа что это? ќт кого? ¬ам кого надо, товарищ?
Ћицо у летчика было страшное, и говорил он с трудом.
Ч Ќу, что тут объ€сн€тьЕ Ќу, приехал к родным, к семье, привез вот, а их уже нет никогоЕ ќни ужеЕ они умерли! я стучалс€ тут в доме в разные квартиры - не отпирает никто, пусто там. „то ли, - наверное, тожеЕкак моиЕ ¬от вы открыли. ¬озьмите. ћне не надо, € обратно на фронтЕ
¬ пакете была мука, хлеб, банка консервов. ќгромное богатство свалилось в руки «инаиды ≈пифановны. Ќа неделю хватит одной, на целую неделю!.. Ќо подумала она: съесть это одной - нехорошо. ∆алко, конечно, муки, но нехорошо есть одной, грех. ¬от именно грех - по-новому, как-то впервые прозвучало дл€ нее это почти забытое слово. » позвала она јнну ‘едоровну, и мальчика из другой комнаты, сироту, и еще одну старушку, ютившуюс€ в той же квартире, и устроили они целый пир - суп, лепешки и хлеб. ¬сем хватило, на один раз, правда, но пор€дочно на каждого. » так бодро себ€ все после этого ужина почувствовали.
Ч ј ведь € не умру, - сказала «инаида ≈пифановна. - «р€ твой песок съела, уж ты извини, јнна ‘едоровна.
Ч Ќу и живи! ∆иви! - сказала соседка. - „его тыЕизвин€ешьс€! ћожет, это мой песок теб€ на ноги-то и поставил. ѕолезный он: сладкий.
» выжили и «инаида ≈пифановна, и јнна ‘едоровна, и мальчик. ¬сю зиму делились - и все выжили.

я могу рассказать о таких случа€х еще и еще и знаю, что и мне могут долго рассказывать об этом, и мы наберем тыс€чи примеров братской поддержки людей.

ћы пон€ли Ц выжить мы сможем, только держась друг за друга, только помога€ друг другу. » вот в чернейшие мес€цы блокады в Ћенинграде по инициативе комсомолок ѕриморского района рождаетс€ благороднейшее человеколюбивейшее движение, которое скромно именует себ€ Ђбытовым движениемї: тыс€чи комсомолок совершенно бескорыстно идут по квартирам к наиболее ослабевшим люд€м с посильной помощью и возвращают к жизни дес€тки тыс€ч женщин, детей, стариков, уже обреченных врагом на гибель.

я сказала, что мы стали человеколюбивее. Ќо сурово и взыскательно ленинградское человеколюбие.

Ётим летом на Ќевском € видела такую картину: лежит на панели, закрыв лицо шапкой, подросток и навзрыд плачет. ј р€дом сто€т две женщины. ” одной из них он хотел стащить карточки, но втора€ заметила это, задержала его и вот сейчас, сто€ над ним, стыдит его:
Ч “ы что же, зверь, хотел сделать? “ы ее хотел жизни лишить! “ы о себе подумал, а о ней? Ќет, как ты смел о себе подумать!
Ч ќтстань ты, - корчась от стыда, кричит из-под шапки мальчишка. Ц я вот пойду под трамвай брошусь, умруЕ
Ч Ќу и умирай! Ц крикнула ему женщина. Ц ”мирай, если ты один жить хочешь!

“ак, вопреки попыткам врага посредством страшных испытаний разобщить нас, поссорить, бросить друг на друга, мы, наоборот, сплотились. ¬раг стремилс€ пробудить в нас зверей, разжечь в нас животную жадность к существованию, и в то же самое врем€ хотел убить в нас любовь к жизни, волю к ней.


¬ городе, обстреливаемом и бомбардируемом, во вражеском окружении мы научились любить и ценить каждую минуту жизни, каждую ее, даже самую простую, радость. ќ, как ценили мы, что значит домашнее гнездо, что значит уют и тепло, как мы стремимс€ к нему, как, несмотр€ ни на какие разрушени€, хоз€йственно и основательно пересел€лись и устраивались в эту осень ленинградцы Ц даже вставл€ли стекла, даже оклеивали комнаты новыми обо€ми!

¬раг думал, что у нас опуст€тс€ руки, что мы перестанем трудитьс€ Ц и все развалитс€ и рухнет. Ќо у нас по€вилась кака€-то невиданна€ неутомимость в труде. ¬едь это же факт, что почти каждый ленинградец, кроме основной своей профессии, освоил еще и р€д других Ц не только на производстве, но и в быту. “ыс€чи и тыс€чи из нас стали квалифицированными огородниками, печниками, стекольщиками, лесорубами, водопроводчиками, трубочистами Ц не гнуша€сь никаким трудом, раз это нужно дл€ жизни.

ј главное Ц во всем этом наша огромна€ победа над врагом. ћы победили их, победили морально Ц мы, осажденные ими!

ѕотому и подходим мы к встрече сорок третьего года более сильными, чем в прошлом году. ј радостные вести об ударах, которые наносит наша славна€ арми€ немецким захватчикам, гон€ их от —талинграда, наполн€ют сердца счастьем, и легче становитс€ переносить нам наши трудности, и легче работаетс€, и так хочетс€ самому, физически, своими руками помочь далеким от нас арми€м скорее вернуть многострадальной нашей –одине мир и покой.

(с)
ќ. Ѕергольц. —обрание сочинений: в 3т.
–убрики:  ѕроза
ќ. Ѕерггольц
Ћенинградский метроном

ћетки:  
 омментарии (6)

ќ. Ѕерггольц. Ћенинградска€ поэма.

ƒневник

¬оскресенье, 03 »юн€ 2007 г. 21:06 + в цитатник
јлина_Ѕриз (ѕитерска€_лирика) все записи автора Ћенинградска€ поэма

I
я как рубеж запомню вечер:
декабрь, безогненна€ мгла,
€ хлеб в руке домой несла,
и вдруг соседка мне навстречу.
- —мен€й на платье,- говорит,-
мен€ть не хочешь - дай по дружбе.
ƒес€тый день, как дочь лежит.
Ќе хороню. ≈й гробик нужен.
≈го за хлеб сколот€т нам.
ќтдай. ¬едь ты сама рожала...-
» € сказала: - Ќе отдам.-
» бедный ломоть крепче сжала.
- ќтдай,- она просила,- ты
сама ребенка хоронила.
я принесла тогда цветы,
чтоб ты украсила могилу.-
... ак будто на краю земли,
одни, во мгле, в жестокой схватке,
две женщины, мы р€дом шли,
две матери, две ленинградки.
», одержима€, она
молила долго, горько, робко.
» сил хватило у мен€
не уступить мой хлеб на гробик.
» сил хватило - привести
ее к себе, шепнув угрюмо:
- Ќа, съешь кусочек, съешь... прости!
ћне дл€ живых не жаль - не думай.-
...ѕрожив декабрь, €нварь, февраль,
€ повтор€ю с дрожью счасть€:
мне ничего живым не жаль -
ни слез, ни радости, ни страсти.
ѕеред лицом твоим, ¬ойна,
€ поднимаю кл€тву эту,
как вечной жизни эстафету,
что мне друзь€ми вручена.
»х множество - друзей моих,
друзей родного Ћенинграда.
ќ, мы задохлись бы без них
в мучительном кольце блокады.

Ћенинградска€ поэма
–убрики:   лассика
ќ. Ѕерггольц
Ћенинградский метроном

ћетки:  
 омментарии (0)

"ѕоследние свидетели" - 2

ƒневник

ѕонедельник, 14 ћа€ 2007 г. 14:27 + в цитатник
—аблезубый_грызун (ѕитерска€_лирика) все записи автора "—обака миленька€, прости...
—обака миленька€, прости..."

√алина ‘ирсова - 10 лет.
—ейчас - на пенсии.

” мен€ была мечта - поймать воробь€ и съесть...
–едко, но иногда птицы по€вл€лись в городе. ƒаже весной все смотрели на них и думали об одном, о том же, о чем думала €. ќ том же... ќтвлечьс€ от мыслей о еде ни у кого не хватало сил. ќт голода € ощущала внутри посто€нный холод, страшный внутренний холод. “акже и в солнечные дни. —колько на себ€ ни надень, холодно, нельз€ согретьс€.
ќчень хотелось жить...
я рассказываю о Ћенинграде, где мы тогда жили. ќ ленинградской блокаде. ”бивали нас голодом, убивали долго. ƒев€тьсот дней блокады... ƒев€тьсот...  огда один день мог показатьс€ вечностью. ¬ы не представл€ете, каким длинным голодному человеку кажетс€ день. „ас, минута... ƒолго ждешь обеда... ѕотом ужина... Ѕлокадна€ норма дошла до ста двадцати п€ти граммов хлеба в день. Ёто у тех, кто не работал. ѕо иждивенческой карточке...— этого хлеба текла вода... –азделить его надо было на три части - завтрак, обед, ужин. ѕили только кип€точек... √олый кип€точек...
¬ темноте... — шести утра € занимала зимой (помню больше всего зиму) очередь в булочную. —тоишь часами... ƒлинными часами... ѕока подойдет мо€ очередь, на улице оп€ть темно. √орит свеча, и продавец режет эти кусочки. Ћюди сто€т и след€т за ним. «а каждым движением... √ор€щими... безумными глазами... » все это в молчании.
“рамваи не ход€т... ¬оды нет, отоплени€ нет, электричества нет. Ќо самое страшное - голод. я видела человека, который жевал пуговицы. ћаленькие и большие пуговицы. Ћюди сходили с ума от голода...
Ѕыл момент, когда € перестала слышать. “огда мы съели кошку... ѕотом € ослепла...  ак раз тогда нам привели собаку. Ёто мен€ спасло.
Ќе вспомню... Ќе запомнила, когда мысль о том, что можно съесть свою кошку или свою собаку, стала нормальной. ќбыкновенной. —тала бытом. Ќе проследила этот момент... ¬след за голуб€ми и ласточками вдруг стали исчезать в городе кошки и собаки. ” нас не было никого, как-то мы не заводили их, потому что мама считала: это очень ответственно, особенно большую собаку вз€ть в дом. Ќо мамина подруга не могла сама съесть свою кошку и принесла ее нам. » мы съели. я оп€ть стала слышать... —лух исчез у мен€ внезапно, утром еще слышала, а вечером мама что-то говорит мне, а € не отзываюсь.
ѕрошло врем€... » вот мы оп€ть умираем... ћамина подруга привела нам свою собаку. » мы ее тоже съели. » если бы не собака, мы бы не выжили.  онечно, не выжили бы. Ёто - €сно. ”же начали опухать от голода. —естра не хотела утром вставать... —обака была больша€ и ласкова€. ƒва дн€ мама не могла...  ак решитьс€? Ќа третий день она прив€зала собаку к батарее на кухне, а нас выгнала на улицу...
ѕомню эти котлеты... ѕомню...
ќчень хотелось жить...
„асто собирались и сидели возле папиной фотокарточки. ѕапа был на фронте. ѕисьма от него приходили редко. "ƒевочки мои..." - писал он нам. ћы отвечали, но старались его не расстраивать.
ћама хранила несколько кусочков сахара. ћаленький бумажный мешочек. Ёто был наш золотой запас. ќдин раз... я не выдержала, € знала, где лежит сахар, залезла и вз€ла один кусочек. „ерез несколько дней еще один... ѕотом... ѕрошло немного времени - оп€ть... —коро в мамином мешочке ничего не осталось. ѕустой мешочек...
«аболела мама... ≈й нужна глюкоза. —ахар... ќна уже не может подн€тьс€... Ќа семейном совете решили - достать заветный мешочек. Ќаше сокровище! Ќу вот мы его и сберегли дл€ такого дн€! ћама об€зательно выздоровеет. —тарша€ сестра стала искать, а сахара нет. ¬есь дом перерыли. я вместе со всеми искала...
ј вечером призналась...
—естра мен€ била.  усала. ÷арапала. ј € просила ее: "”бей мен€! ”бей!  ак € буду теперь жить?!" я хотела умереть...
я вам рассказала о нескольких дн€х... ј их было всех дев€тьсот...
ƒев€тьсот таких дней...
Ќа моих глазах девочка украла на базаре у одной женщины булочку. ћаленька€ девочка... ≈е догнали и повалили на землю. Ќачали бить... Ѕили страшно. —мертным боем. ј она торопилась доесть, проглотить булочку. ѕроглотить раньше, чем ее убьют...
ƒев€тьсот таких дней...
Ќаш дедушка так ослабел, что один раз упал на улице... ќн уже прощалс€ с жизнью... ј шел мимо рабочий, у рабочих продуктовые карточки были получше, ненамного, но лучше... ¬се-таки... “ак этот рабочий остановилс€ и влил дедушке в рот подсолнечного масла - свой паек. ƒедушка дошел до дома, рассказывал нам и плакал: "я даже имени его не знаю!"
ƒев€тьсот...
Ћюди, как тени, медленно двигались по городу.  ак во сне... ¬ глубоком сне... “о есть ты это видишь, но у теб€ мысль, что ты видишь сон. ¬от эти медленные... вот эти плывущие движени€... Ѕудто не по земле человек идет, а по воде...
√олос мен€лс€ от голода... »ли совсем пропадал... Ќельз€ было определить по голосу - мужчина это или женщина? » по одежде нельз€, все закручены в какие-то тр€пки. Ќаш завтрак... Ќаш завтрак был кусок обоев, старые обои, но на них осталс€ клей... ћучной клей... ¬от эти обои, и кип€точек...
ƒев€тьсот дней...
»ду из булочной... ѕолучила дневной паек. Ёти крохи, эти жалкие граммы... ј навстречу мне бежит собака. ѕоравн€лась со мной и обнюхивает - слышит запах хлеба. я понимала, что это - наше счастье. Ёта собака... Ќаше спасение!! я приведу собаку домой...
ƒала ей кусочек хлеба, и она за мной пошла. ¬озле дома еще кусочек ей отщипнула, она лизнула мне руку. ¬ошли в наш подъезд... Ќо по ступенькам она поднималась неохотно, на каждом этаже останавливалась. я отдала ей весь наш хлеб...  усочек за кусочком... “ак добрались мы до четвертого этажа, а наша квартира на п€том. “ут она уперлась и не идет дальше. —мотрит на мен€...  ак что-то чувствует. ѕонимает. я ее обнимаю: "—обака миленька€, прости... —обака миленька€, прости..." ѕрошу ее, упрашиваю... » она пошла...
ќчень хотелось жить...
”слышали... ѕо радио передали: "Ѕлокада прорвана! Ѕлокада прорвана!" - счастливее нас людей не было. —частливее нельз€ быть. ћы высто€ли!! Ѕлокада прорвана...
ѕо нашей улице шли наши солдаты. я подбежала к ним... ј обн€ть - сил не хватило...
¬ Ћенинграде много пам€тников, но нет одного, который должен быть. ќ нем забыли. Ёто - пам€тник блокадной собаке.
—обака миленька€, прости...

—¬≈“ЋјЌј јЋ≈ —»≈¬»„.
ѕоследние свидетели. (—оло дл€ детского голоса)
–убрики:  ѕроза
Ћенинградский метроном

ћетки:  
 омментарии (7)

"ѕоследние свидетели" - 1

ƒневник

ѕ€тница, 11 ћа€ 2007 г. 17:53 + в цитатник
—аблезубый_грызун (ѕитерска€_лирика) все записи автора "ћы ели... парк"

јн€ √рубина -- 12 лет.
—ейчас -- художник.


” мен€ голос пропадает, когда € об этом рассказываю... ”мирает голос...
¬ ћинск мы приехали после войны. ј девочка € ленинградска€. ѕережила там блокаду... Ћенинградскую блокаду...  огда умирал от голода целый город, мой любимый, красивый город. ” нас умер папа... —пасла детей мама. ƒо войны она была "огонек". ¬ сорок первом родилс€ братик —лавик. —колько это ему было, когда блокада началась? Ўесть мес€цев, вот-вот шесть мес€цев... ќна и этого крошку спасла... ¬сех нас, троих... ј папу мы потер€ли. ¬ Ћенинграде у всех умирали папы, папы умирали скорее, а мамы оставались. »м, наверное, нельз€ было умирать. Ќа кого бы остались мы?
»з Ћенинграда, по ƒороге жизни нас вывезли на ”рал, в город  арпинск. ѕервыми спасали детей. Ёвакуировали всю нашу школу. ¬ дороге все говорили о еде не перестава€, о еде и о родител€х.
¬  арпинске сразу бросились в парк, мы не гул€ли в парке, мы его ели.
ќсобенно любили лиственницу, ее пушистые иголочки - это така€ вкусн€тина! ” маленьких сосенок объедали молодые побеги, щипали травку. — блокады € знаю всю съедобную траву, в городе люди съедали все зеленое. ¬ парках и ботаническом саду уже с весны не оставалось листьев. ј в карпинском парке было много кислицы, так называемой за€чьей капусты. Ёто сорок второй год, на ”рале тоже голодно, но все равно это не так страшно, как в Ћенинграде.
¬ этом детдоме, где € была, собрали одних ленинградских детей, нас нельз€ было накормить. Ќас долго не могли накормить. ћы сидели на уроках и жевали бумагу. Ќас кормили осторожно... я сидела за столом, это был завтрак. » € увидела кошку. ∆ивую кошку... ¬ыскочила из-за стола: " ошка!  ошка!" ¬се дети увидели и стали за ней гон€тьс€: " ошка!  ошка!" ¬оспитательницы были местные, они смотрели на нас, как на сумасшедших. ¬ Ћенинграде живых кошек не осталось... ∆ива€ кошка - это была мечта. Ќа целый мес€ц еды...
ћы рассказывали, а нам не верили. ѕомню, что нас много гладили. ќбнимали. Ќикто на нас не повышал голоса, пока не отросли волосы после дороги. ¬сех перед отъездом постригли "под нулевку", мальчиков и девочек одинаково, а у некоторых волос не осталось из-за голода.
ћы не баловались, не бегали. —идели и смотрели. » ели все...
Ќе помню, кто нам в детдоме рассказал о пленных немцах...  огда € увидела первого немца... то € уже знала, что это пленный, они работали за городом на угольных коп€х. ƒо сегодн€шнего дн€ не понимаю, почему они прибегали к нашему детдому, именно к ленинградскому?
 огда € его увидела... Ётого немца... ќн ничего не говорил. Ќе просил. ” нас только кончилс€ обед, и €, видно, еще пахла обедом, он сто€л возле мен€ и нюхал воздух, у него непроизвольно двигалась челюсть, она как будто что-то жевала, а он пробовал держать ее руками. ќстанавливать. ј она двигалась и двигалась. я совершенно не могла видеть голодного человека.
јбсолютно! ” нас у всех была эта болезнь... ѕобежала и позвала девочек, у кого-то осталс€ кусочек хлеба, мы отдали ему этот кусочек.
ќн благодарил и благодарил.
-- ƒанке шен... ƒанке шен...
Ќа следующий день пришел к нам со своим товарищем. » так повелось... ’одили они в т€желых дерев€нных башмаках. —тук-стук...  ак услышу этот стук, выбегаю...
ћы уже знали, когда они придут, даже ждали их. ¬ыбегали с тем, у кого что находилось.  огда € дежурила на кухне, € оставл€ла им весь свой дневной кусочек хлеба, а вечером выскребала кастрюли. ¬се девочки что-нибудь им оставл€ли, а оставл€ли ли мальчишки, не помню. ћальчишки наши были посто€нно голодные, им все врем€ не хватало еды. ¬оспитательницы нас отчитывали, потому что у девочек тоже случались голодные обмороки, но мы тайком все равно оставл€ли еду дл€ этих пленных.
¬ сорок третьем они уже к нам не приходили, в сорок третьем году стало легче. ”рал уже не так голодал. ¬ детдоме был насто€щий хлеб, давали вдоволь каши. Ќо € до сих пор не могу видеть голодного человека.  ак он смотрит... ќн не смотрит никогда пр€мо, всегда куда-то мимо... Ќедавно по телевизору показывали беженцев... ќп€ть где-то война. —трел€ют. √олодные люди сто€ли в очереди с пустыми мисочками. — пустыми глазами... я помню эти глаза... я выбежала в другую комнату, со мной началась истерика...
ѕервый год в эвакуации мы не замечали природу, все, что было природой, вызывало у нас одно желание - попробовать: съедобное ли оно? » только через год € увидела, кака€ красива€ уральска€ природа. “еперь не представл€ю, что €годы черемухи можно есть пригоршн€ми, а мы их ели. ≈ли даже тогда, когда они были еще зеленые. √орькие.
ѕосле блокады... я испытала... я знаю, что человек может есть все. Ћюди ели даже землю... Ќа базарах продавали землю с разбитых и сгоревших Ѕадаевских продовольственных складов, особенно ценилась земл€, на которую пролилось подсолнечное масло, или земл€, пропитанна€ сгоревшим повидлом. “а и друга€ стоили дорого. Ќаша мама могла купить самую дешевую землю, на которой сто€ли бочки с селедкой, эта земл€ только пахла солью, а соли в ней было мало. ќдин запах селедки.
ј ленинградские парки были бесплатные, и их быстро объедали. –адоватьс€ цветам... ѕросто радоватьс€... я научилась не так давно...
„ерез дес€тки лет после войны...

—¬≈“ЋјЌј јЋ≈ —»≈¬»„
ѕоследние свидетели. —оло дл€ детского голоса.
–убрики:  „ужое
ѕроза
Ћенинградский метроном

ћетки:  

 —траницы: [1]